Историко-генетические связи элементов тюремного режима в контексте российской пенитенциарной политики в дореволюционный период

04-03-19 admin 0 comment

Алексеев В.И., Попов В.И.
Электронный ресурс, 2009.


Пенитенциарная политика в ее системном рассмотрении через регулятивные и охранительные функции правового регулирования дает представление о ее системообразующих связях, влиянии на регулируемые отношения. Ее внешним признаком является государственное принуждение, которое характеризуется обязанностью исполнения правовых норм, неразрывно связанных с их функциональными качествами. Главное направление в стратегии пенитенциарной политики состоит в гармоничном сочетании мер наказания с исправительным режимом и совершенствовании этого взаимодействия с иными средствами пенитенциарного воздействия.

В юридической литературе такая связь, при которой наказание находится в соединении с исправительным режимом, получила широкое распространение. Поэтому на правовое положение осужденных не может не влиять само наказание, прежде всего выражающееся в режиме, который включает различные правоограничения для осужденных. По мнению М.П. Мелентьева, «нормы режима, имеющие карательный характер, входят в содержание наказания, а остальные нормы образуют режим как одно из основных средств исправления и перевоспитания осужденных» <1>.

———————————

<1> Мелентьев М.П. Функции советского исправительно-трудового права. Рязань, 1984. С. 38.

Закон, устанавливая вид пенитенциарного учреждения, тем самым определяет в общих чертах объем карательных правоограничений, обязываний и границы применения к осужденным мер и средств пенитенциарного воздействия. Системно-структурный анализ действующего уголовно-пенитенциарного законодательства показывает, что его обновление происходило по мере необходимости отмены устаревших норм. Генетический аспект связи пенитенциарно однородных норм права наиболее ярко вскрывает логику исторического развития института лишения свободы. Элементный состав тюремного режима, в котором изоляция арестанта обеспечивала безопасность общества, охранение господствующих общественных отношений, являлся господствующим в уголовном праве.

Своеобразие уголовно-политического периода пенитенциарной политики состоит не только в обеспечении карательных мер при исполнении наказания. На первый план наряду с карательными мерами выдвигаются и исправительные. Так, например, ст. 5 Закона от 11 декабря 1879 г. устанавливает приговоренных к исправительному дому — содержать в одиночном заключении, полном разобщении ночью и обязательно привлекать к арестантскому труду <2>. Ст. 266 Уст. сод. страж. также назначает осужденному одиночное заключение для лиц тюремного содержания <3>. Общее для всех исправительных учреждений: после тюремного преобразования карательная часть наказания сопровождается одиночным заключением, арестантскими работами. Надзор и охрана арестантов для обеспечения и реализации тюремного режима стали необходимой чертой карательно-воспитательного процесса.

———————————

<2> ПСЗ. II. Т. IV. N 60268.

<3> Свод учреждений и уставов о содержащихся под стражей. СПб., 1890.

Пенитенциарная политика как динамично развивающаяся система, являясь многофункциональной, предусматривает возможность соединения пенитенциарно однородных элементов права в виде мер и средств исправительного воздействия. Реальное осуществление пенитенциарной политики связывается с теоретической моделью уточнения содержания уголовно-пенитенциарного права и реализацией исполнения закона. Практическая оптимизация внешнего воздействия на арестантов влияет на системное качество правопорядка в местах лишения свободы. Кроме того, применение правового воздействия на осужденных, организация их содержания без административного произвола, исправление и перевоспитание — цели тюремной политики государства.

Вместе с тем между карательными элементами периода устрашения и возмездия в пенитенциарной политике и уголовно-политическим знак равенства ставить нельзя. До середины XIX столетия, по мнению Д. Тальберга, тюрьма не всегда была de iure уголовным наказанием, но всегда фактически была одним из значительных звеньев общей цепи жестоких мер, направленных на преступника <4>.

———————————

<4> Тальберг Д. Исторический очерк тюремной реформы и современная система европейских тюрем. Киев, 1875. С. 9.

Реализация элементов тюремного режима (надзор, охрана, взыскания) в исторической ретроспективе была связана с членовредительными наказаниями, телесными истязаниями, которые всегда применялись в совокупности с тюремным заключением. Как карательная мера в пенитенциарной политике в эпоху растущего абсолютизма при Петре I вплоть до тюремных преобразований 1872 г. тюрьма применялась как устрашение для преступников. Главенствующая роль тюремного режима при реализации пенитенциарной политики подчеркивается тем вниманием, которое законодатель в прошлом уделял его правовой регламентации. Особенно уделялось внимание такому элементу тюремного режима, как надзор. При Петре I был особый и обыкновенный караул. Дежурный офицер должен был регулярно осматривать посты, а в камерах и коридорах всю ночь горел свет <5>. Принцип устрашения в течение многих веков признавался неотъемлемой чертой законодательства.

———————————

<5> Анисимов Е.В. Политический сыск и русское общество в XVIII веке. М.: Новое литературное обозрение, 1999. С. 291.

Соотношение элементов тюремного режима как в прошлом, так и по действующему законодательству свидетельствует о некоторых общих историко-генетических связях норм права, сохраняющих главный вектор формирования пенитенциарной политики и ее основных направлений. Генезис тюремного режима характеризует конкретные процессы становления этого правового явления, его изменения и развития. Его качество зависит от составляющих элементов и системообразующих связей. К ним законодательство относит: обеспечение принудительного государственного воздействия, в виде установленного режима содержания осужденных, признание тюремной администрации в качестве единственного субъекта по реализации изоляции арестантов, пресечение нарушения порядка отбывания наказания, дисциплинарную практику.

В связи с изложенным теоретические представления законодателя о тюремном режиме складываются из тесной связи установленного наказания и пенитенциарно однородных элементов, выражающих сущность кары: во-первых, карательный элемент с точки зрения наказания получает свое развитие в изоляции преступника; во-вторых, в правообеспечительной функции исправительных учреждений. Отсюда вытекает вывод, что государственная пенитенциарная политика через институт тюремного режима создает методологические возможности ресоциализации арестантов. Кроме того, связь элементов тюремного режима, обладающих репрессивным действием либо гуманным отношением, прямо или косвенно отражается в сознании осужденного.

Иными словами, связь элементов тюремного режима как средство реализации кары имеет цель «преднамеренного причинения виновному известных страданий и явлений, специально рассчитанного на то, что он будет претерпевать наказание как страдание за причиненное обществу зло» <6>. Закон формирует комплекс правоограничений, применяемых к арестантам, исходя из классификации исправительных наказаний, юридически закрепленных законом. Поэтому формирование элементного состава — это не только юридический, но и социально-психологический процесс.

———————————

<6> Ременсон А.Л. Избранные труды. Томск, 2008. С. 19 — 20.

Вместе с тем, пишет И. Стевенс, «не надо никогда забывать, что, прежде чем выдвинуть на первый план исправительный принцип наказания, следует придать должное значение карательному принципу» <7>. Практика исполнения наказания свидетельствует о тесной взаимосвязи принуждения и воспитания в карательно-воспитательном процессе.

———————————

<7> Стевенс И. Одиночные тюрьмы в Бельгии, их физическая и нравственная гигиена / Пер. с фр. М., 1903. С. 75.

В связи с осуществлением воспитательного воздействия на осужденных необходимо раскрыть ряд правовых и педагогических вопросов, имеющих отношение к эффективности тех или иных средств пенитенциарного воздействия на осужденных. Как нами отмечено, режим исполнения наказания тесно связан с некарательными средствами осуществления пенитенциарной политики. К ним относятся: труд, воспитание, религиозно-нравственное воздействие, обучение в школе, техническое обучение. При этом их взаимодействие создает основу для организации пенитенциарно-педагогической деятельности в местах лишения свободы. Следует отметить, что исправительный принцип содержания наказания, находясь во взаимодействии с другими элементами, обеспечивает тюремной системе динамичное состояние. Так, например, при Петре I, Екатерине II зарождаются отдельные направления в пенитенциарной политике. С изменением социально-экономических условий создаются предпосылки для введения новых норм права в законодательство. Таким условием является применение арестантского труда. Законодатель в дальнейшем не только сохраняет его, но и реализует его возможности.

Несомненно, арестантский труд меняет пенитенциарную политику. Россия в большей степени уходит от возмездия и устрашения в наказании. Поэтому «объяснение единичных и обобщенных фактов» <8>, которые выявлены в процессе эмпирического изучения пенитенциарной практики, безусловно, обогащает пенитенциарную политику государства. Разумеется, в указанный период шел процесс накопления опыта тюремной деятельности. Устанавливается значимость связи арестантского труда и тюремного режима, что в общем и целом отразилось на исторических закономерностях исполнительного заключения, заключавшихся в гуманизации наказания.

———————————

<8> Сырых В.М. Логические основания общей теории права: В 2 т. Т. 1: Элементный состав. М., 2000. С. 428.

Филантропический период в истории пенитенциарной политики подошел к такому рубежу, когда соответствие юридических отношений юридическим нормам с точки зрения закономерной внутриправовой связи стало необходимым. Поэтому тесная связь между элементами тюремного режима стала приобретать закономерный характер. Об этом можно судить по введению Общества попечительного о тюрьмах (1819 г.). Оно обеспечивало выполнение функций, направленных на динамичное развитие тюремной системы, улучшение участи заключенных.

Вводимый элемент — «попечение» об арестантах в систему пенитенциарного воздействия на осужденных — имеет по крайней мере три важные функции: во-первых, в соответствии с Указом о введении Общества попечительного о тюрьмах устанавливаются средства пенитенциарного воздействия на осужденных; во-вторых, Указ индивидуализирует правила изоляции арестантов, охраны, надзора за ними; в-третьих, комплексное применение средств пенитенциарного воздействия на осужденных. Так, в соединении различных элементов воспитательного воздействия на арестантов формируется юридическая конструкция — пенитенциарно-педагогическая деятельность в местах лишения свободы.

На основании изложенного следует подчеркнуть, что в российской пенитенциарной системе помимо карательных элементов тюремного режима возникают и исправительные. При постановке проблемы исследования элементов тюремного режима периода пенитенциарной политики методологическая нагрузка падает на обнаружение противоречий и их разрешение. Они сосредоточены главным образом между целями уголовного наказания преступников и средствами их достижения. Недооценка применения пенитенциарных средств в местах лишения свободы со стороны тюремной администрации привела к возникновению субкультурных отношений, распущенности арестантов. Между тем принудительные меры как карательная часть наказания, признанные правом, должны исполняться всеми и без всякого различия.

Особенность этого периода пенитенциарной политики состоит в том, что он мало проявлял заботы об исправлении арестантов путем привлечения их к труду, применения к ним тюремного режима. Благотворительность без применения принуждения, с одной стороны, и произвол тюремной администрации — с другой, не достигали пенитенциарного результата, не разрешали противоречий в пенитенциарной политике. Так, например, исполнение вступившего в силу судебного приговора о наказании до середины XIX в. означало направление осужденного к лишению свободы в то или иное исправительное учреждение и изоляцию его там от общества в течение установленного судом срока, что осуществлялось в форме возмездия и устрашения. Первичная форма восстановления и защиты права была грубой, жестокой, безжалостной по отношению к осужденному. Для изменения порядка и условий отбывания наказания необходимо позитивное обязывание осужденных. Как известно, период возмездия и устрашения в пенитенциарной политике государства в прошлом в условиях «кулачного права» исключал такую возможность, поскольку преднамеренное и демонстративное причинение кому-либо вреда было целью пенитенциарной политики.

При ретроспективном взгляде на характер правообеспечения исполнение наказания как момент волевого регулирования отражает период правовой возможности восстановления справедливости. Различие в реализации функций состояло в том, что первая карательная мера из них есть практическое осуществление карательной сущности самого наказания. А вторая функция воспитательная в дореформенном уголовном законодательстве лишь декларировалась. Исполнение наказания в прошлом имело форму репрессивности. Осужденные должны почувствовать, испытать на себе определенные страдания, как моральный, так и физический дискомфорт.

Исследование историко-генетических связей элементов тюремного режима позволяет сделать вывод, что применяемые телесные наказания к ссыльным арестантам свидетельствуют о его репрессивном характере. Так, например, осужденного в ссылку лишали всех прав (сословных, семейных и имущественных). Следовательно, в первой половине XIX в. в соотношении уголовных наказаний — «тюрьма» и «ссылка» — законодатель отдавал предпочтение ссылке <9> как приоритетному направлению в пенитенциарной политике.

———————————

<9> См.: Гернет М.Н. История царской тюрьмы. Т. 2. М., 1961. С. 38 — 39.

Анализ прежней тюремной системы привел законодателя к мысли, что новый период в исполнении наказаний может быть исключительно пенитенциарным. Пенитенциарно-педагогический характер исполнения наказания есть важнейшая черта уголовно-политического периода в истории тюремного заключения. Его цель состояла в обеспечении безопасности общества, ресоциализации преступников, подготовке их к жизни в свободном обществе. Правовое регулирование исполнения наказания направлено на юридическое и нравственное исправление преступника, на достижение целей уголовного наказания. Как известно, наказание, прежде всего, носило характер мести — сначала частной, затем публичной, государственной. Сознание, что наказание может быть одно — лишение свободы на более или менее продолжительный срок времени, еще не успело укрепиться в умах людей.

Пенитенциарная политика России середины XIX — начала XX в. характеризуется общей тенденцией к ее организации с постепенным переходом от периодов возмездия и устрашения, филантропического к уголовно-политическому, так как устрашение арестантов принадлежит к наиболее старым принципам карательной деятельности и не соответствует принципам пенитенциарной науки, ресоциализации заключенных. В истории русского уголовного законодательства огромная роль принадлежит Указу от 17 апреля 1863 г. Его значение заключалось в том, что он отменил телесные наказания в принципе. Затем следует отмена наложения клейма, а равно плетей для всего мужского населения империи, кроме ссыльных арестантов.

Анализ соотношения элементов тюремного режима уголовного права в прошлом и уголовно-пенитенциарного права во второй половине XIX столетия показывает, что общим свойством их выражения и закрепления является неукоснительное исполнение закона, непрерывная борьба с беззаконием. Однако качество элементов тюремного режима с середины XIX столетия меняет качество тюремной системы. Организационно-правовая система исполнения наказания обладала формой общего и специального предупреждения преступности. Тюремное заключение было целесообразной мерой для обеспечения безопасности в государстве. Административная юстиция устанавливает стабильность правопорядка, а это достигается динамикой правоприменения и реализацией правовых предписаний.

Особого внимания заслуживает рассмотрение системности пенитенциарной политики, заложенной в Законе от 11 декабря 1879 г. В нем впервые с установлением мер наказания, вида исправительного учреждения назначаются и средства пенитенциарного воздействия. Назначение элементов права и их осуществление непременно связаны с реализацией идеи централизованного управления тюремной системой. Системообразующие связи между пенитенциарно однородными нормами права создают условия для обеспечения регулятивной роли исполнения наказания. Правовые предписания, находясь в тесной связи, в совокупности с разных сторон обеспечивают реализацию пенитенциарных свойств тюремного содержания арестантов, как приоритетное направление в пенитенциарной политике обладают индивидуализацией исполнения наказания, дифференциацией содержания осужденных. Связь исправительного наказания с другими элементами нормы права — одиночного заключения, охраны и надзора, применением труда обеспечивает новое качественное состояние тюремной системы. Законодатель именно это имел в виду, когда к обязательности труда подключил и режим исполнения наказания. Как правильно заметил М. Фуко, «работа не дополнение и не корректива к режиму заключения… Законодатель расценивает работу как крайне необходимое дополнение этого режима» <10>.

———————————

<10> Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. М., 1999. С. 351.

Функция конкретизации уголовно-правовой кары уголовно-пенитенциарного права проявляется в специфической сфере общественных отношений — в сфере исполнения наказания по установлению комплекса правоограничений, определяющих условия отбывания наказания. Первые ассоциации арестантов, которые погружены в свои размышления в местах лишения свободы, состоят в представлении о насильственной мере, о физической силе, а не о правомерности действий. Именно эти и другие подобные моменты специфичны в психологическом плане и поэтому требуют особого внимания.

Главнейшими элементами тюремного заключения являются: 1) предупреждение сношений между арестантами; 2) возможное уменьшение продолжительности наказания; 3) строгость во время исполнения наказания должна восполнять его кратковременность.

Уголовная юстиция, находясь в тесной связи с предложениями по совершенствованию исполнения наказания, создает благоприятные условия функционирования пенитенциарной системы. Одиночное заключение, привлечение к труду, духовное влияние, обладая внутренней взаимосвязью тюремного режима, придают системе новое качественное состояние, которое ведет к цели общественного блага, как в интересах безопасности общества от преступника, так и в целях его исправления и перевоспитания. Чтобы изменить преступника — надо изменить условия заключения арестанта. В новых исторических условиях в документах по преобразованию тюремной системы в пенитенциарной политике четко прослеживается тенденция приоритетного направления наказания в виде тюремного заключения.

Прежний опыт тюремного заключения показал, что необходимо разрешить основное противоречие между наказанием и его исполнением. Тюремное заключение является гибким, заменяемым видом наказаний, применяемым к особенностям каждого деяния по продолжительности, но еще более — по отношению к содержанию. Предполагается, что в одиночном заключении осужденный, находясь в полной изоляции, вновь обретет те нравственные качества, которые он утратил, встав на путь, нарушающий правила, по которым живет общество. Начиная с филантропического периода пенитенциарной политики правительственные комиссии, осуществляя преобразование системы, стремятся применять разнообразные меры и средства воздействия на арестантов. В реформированном виде тюремное заключение представляет собой лишение свободы на время до одного года по системе одиночного заключения с обязательными работами. Новая классификация тюрем указывает на особенности как устройства этих тюрем, так и порядка содержания в них. Заключение в тюрьме как уголовное наказание соединяется с интенсивным применением пенитенциарных средств воздействия с начала поступления в исправительное учреждение и до освобождения из него.

Глубинная суть изменений в стратегии пенитенциарной политики во второй половине XIX в. состоит в том, что статическая модель правового регулирования дополняется динамической. Юридическая конструкция «тюремный режим» в работе рассматривается по двум направлениям. Во-первых, существенной стороной карательно-воспитательного процесса являются субъектные отношения в реализации пенитенциарных возможностей тюремного режима. Из этой позиции следует, что тюремный режим в содержании арестантов — это признание карательно-воспитательного процесса в ходе практической реализации исполнения наказания, в котором тесно взаимодействуют кара и воспитание. Во-вторых, реализация пенитенциарной политики связана с теоретическими представлениями законодателя о реализации юридической ответственности, применяемой к нарушителям. Пенитенциарной политике, таким образом, придается системный характер, а единство составляющих мер и средств пенитенциарного воздействия, которые образуют систему, является основой для достижения целей уголовного наказания.

Таким образом, связь наказания с нормами права пенитенциарного воздействия непосредственно объясняется с логической абстракцией основного понятийного ряда «правопорядок», в котором тюремный режим рассматривается как средство для реализации основных направлений пенитенциарной политики. Связь элементного состава позволяет обнаружить не только их внутренний механизм устройства, но и взаимодействие на различных иерархических уровнях.