Административная ответственность лизинговых компаний и кредитных учреждений

04-03-19 admin 0 comment

Камынин И.
Законность, 2010.


Основания и порядок ответственности за нарушение законодательства о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма регулируются различными отраслями права. Административная ответственность за эти правонарушения предусмотрена ст. 15.27 КоАП РФ (далее — нарушения в области ПОД/ФТ). Действие указанной нормы распространяется на некоторые организации, осуществляющие операции с денежными средствами и иным имуществом, перечень которых дан в ст. 5 ФЗ от 7 августа 2001 г. «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Складывающаяся правоприменительная практика по делам этой категории неоднозначна, а порой и противоречива. Объяснением этому могут служить определенные сложности, вызванные пониманием содержания ст. 15.27 КоАП, которая по существу объединяет в себе несколько самостоятельных составов.

Объективная сторона указанных составов правонарушений и их основные признаки могут быть определены в результате системного толкования законодательства, направленного на противодействие незаконным доходам. Организационно-правовая и иная характеристика субъектов административной ответственности влияет на выявление признаков составов административных правонарушений. Рассмотрим особенности административной ответственности кредитных организаций и лизинговых компаний за невыполнение требований законодательства о противодействии легализации незаконных доходов и финансированию терроризма.

Меры административной ответственности применяются к организациям и их руководителям в случае невыполнения ими требований законодательства по фиксированию, хранению и представлению информации об операциях, подлежащих обязательному контролю, а также в части организации внутреннего контроля. Эти обязанности в общем виде изложены в ФЗ от 7 августа 2001 г. и конкретизированы в некоторых нормативных актах органов финансового контроля и банковского надзора. В частности, Центральный банк РФ 13 июля 2005 г. издал письмо за N 98-Т «О Методических рекомендациях по применению Инструкции Банка России от 31.03.1997 N 59 «О применении к кредитным организациям мер воздействия» при нарушениях кредитными организациями нормативных правовых актов в области противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

В этом письме перечислены виды нарушений со стороны кредитных организаций в области ПОД/ФТ.

Примерный перечень правонарушений подготовлен с учетом специфики деятельности кредитных организаций, которые по существу и являются субъектами ответственности. Помимо этого к кредитным организациям могут применяться санкции и иные меры воздействия на основании и в пределах, установленных ФЗ от 10 июля 2002 г. «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», ФЗ от 2 декабря 1990 г. «О банках и банковской деятельности» и нормативными актами Банка России. Виды административных наказаний, указанных в ст. 15.27 КоАП, отличаются от тех санкций, которые применяются к кредитным организациям, причем в отдельных случаях кредитные организации несут повышенные меры ответственности. К примеру, наряду со штрафными санкциями, которые исчисляются в процентах от оплаченного уставного капитала, на нарушителя может быть возложен запрет на осуществление отдельных банковских операций либо ему может быть заявлено требование о замене руководителей кредитной организации.

Контроль за организацией исполнения законодательства о противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов лизинговыми компаниями осуществляют Федеральная служба по финансовому мониторингу и ее территориальные подразделения. Существование такого контрольного механизма обусловлено отсутствием надзорных органов в сфере деятельности лизинговых компаний.

Во исполнение требований федерального законодательства служба по финансовому мониторингу издала Приказ от 23 мая 2008 г. N 131 «Об утверждении Положения о порядке осуществления Федеральной службой по финансовому мониторингу контроля за исполнением организациями, осуществляющими операции с денежными средствами или иным имуществом, в сфере деятельности которых отсутствуют надзорные органы, Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее — Положение). В Положении конкретизированы вопросы, которые контролирующие органы обязаны рассмотреть в ходе проведения проверок. Если принимать во внимание особенности деятельности лизинговых компаний, то можно с уверенностью констатировать, что отрицательные результаты проведенной проверки практически дают основание для привлечения виновных организаций и должностных лиц к административной ответственности.

Например, отсутствие в лизинговой компании утвержденных и согласованных в установленном порядке правил внутреннего контроля и программ их осуществления (абз. 3 п. 5 Положения) — основание для привлечения лизинговой компании к ответственности по ст. 15.27 КоАП по признаку несоблюдения законодательства об организации внутреннего контроля. Или несоблюдение порядка документального фиксирования и направления в Росфинмониторинг сведений об операциях с денежными средствами или иным имуществом в случаях, установленных федеральным законом (абз. 7 п. 5 Положения), также свидетельствует о наличии в деятельности лизинговой компании нарушений, ответственность за которые наступает по ст. 15.27. На последнем случае следует остановиться более подробно.

В соответствии со ст. 665 ГК по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. В силу ст. 2 ФЗ от 29 октября 1998 г. «О финансовой аренде (лизинге)» лизингом признается вид инвестиционной деятельности по приобретению имущества и передаче его на основании договора лизинга физическим и юридическим лицам за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях, обусловленных договором с правом выкупа имущества лизингополучателем.

Исходя из природы договора лизинга, следует признать, что обязательства по нему могут быть исполнены только после передачи имущества от лизингодателя к лизингополучателю и поступления на счет первого лица лизинговых платежей. Столь непростая форма договора лизинга приводит к формированию неоднозначной судебной практики.

В частности, по делу с участием ООО «Ресотраст» суды рассматривали вопрос о законности привлечения общества к административной ответственности по ст. 15.27 КоАП за непредставление в уполномоченный орган информации о поступивших лизинговых платежах. Согласно одной точке зрения режим обязательного контроля в равной мере распространяется на операции как с денежными средствами, так и с иным имуществом. Поскольку лизинговая компания по общему правилу получает по указанному договору денежные средства, то она обязана сообщать в уполномоченный орган дополнительно о фактах поступления лизинговых платежей.

Окончательная правовая оценка по этому вопросу дана Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ <1>. Суд отметил, что обязанность организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, документально фиксировать и представлять в уполномоченный орган не позднее рабочего дня, следующего за днем совершения операции, сведения по таким операциям, подлежащим обязательному контролю, следует из подп. 4 п. 1 ст. 6 ФЗ от 7 августа 2001 г. К операциям с движимым имуществом, подлежащим обязательному контролю, подп. 4 п. 1 ст. 6 относит получение и предоставление имущества по договору финансовой аренды (лизинга). Таким образом, лизинговая компания не обязана повторно информировать уполномоченный орган о поступлении в ее адрес лизинговых платежей, постановление о привлечении лизинговой компании к административной ответственности за неисполнение этой обязанности не основано на законе.

———————————

<1> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 июня 2007 г. N 13570/06 по заявлению Росфинмониторинга о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда г. Москвы от 02.02.2006, Постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.04.2006 и Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 17.07.2006.

Большое значение в судебной практике придается установлению обстоятельств, с которыми закон связывает возникновение обязанности лизинговых компаний по информированию уполномоченного органа. Примером этому служит арбитражный спор с участием ООО «Промлизинг» <2>. Согласно материалам арбитражного дела общество было привлечено к административной ответственности по ст. 15.27 КоАП за нарушение законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма за несвоевременное представление в уполномоченный орган сведений о шести операциях, подлежащих обязательному контролю. В частности, в уполномоченный орган, по мнению лиц, проводивших проверку, несвоевременно были представлены сведения по следующим операциям: по передаче имущества ООО «Сыкты-кархлеб» (договор от 19 февраля 2004 г., акт приема-передачи имущества от 21 июня 2004 г.), ООО «Альянс-5» (договор от 1 июня 2004 г., акт от 20 июля 2004 г.), ООО «Бетон-Инвест» (договор от 30 июня 2004 г., акт от 30 августа 2004 г.).

———————————

<2> Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10 мая 2006 г. N А29-13670/2005а по жалобе управления Росфинмониторинга по Северо-Западному федеральному округу на решение Арбитражного суда Республики Коми от 22.02.2006.

Суд, рассмотрев кассационную жалобу, пришел к выводу о том, что лизинговые компании не позднее одного рабочего дня обязаны информировать уполномоченный орган о совершенной операции, подлежащей обязательному контролю. Указанный срок исчисляется не с даты заключения договора лизинга, а лишь после подписания акта приема-передачи имущества. Этот вывод корреспондирует с нормами федерального законодательства, определяющими меры контроля за операциями по фактическому получению и предоставлению имущества по договору лизинга. С этого же момента должен исчисляться срок давности привлечения виновных лиц к административной ответственности, который составляет один год.

Суд также правильно отметил, что поскольку обязанность представлять информацию в уполномоченный орган строго регламентирована определенным сроком, то нарушение этой обязанности нельзя относить к категории длящихся правонарушений. И, таким образом, срок давности следует исчислять с момента совершения правонарушения, а не с момента его обнаружения.

Основания для возложения на лизинговые компании обязанности сообщать о совершенных операциях с недвижимым имуществом не связаны законодателем с непосредственным осуществлением такими компаниями только лизинговой деятельности. Такая обязанность следует и из иной хозяйственной деятельности, в ходе которой совершаются сделки с недвижимым имуществом. Примером тому служит постановление арбитражного суда по делу с участием организации «Лизинговая компания «Дельта» <3>.

———————————

<3> Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 5 июня 2008 г. N А33-15601/07-Ф02-2361/08 по жалобе регионального управления Росфинмониторинга по Сибирскому федеральному округу на решение от 6 декабря 2007 г. Арбитражного суда Красноярского края, Постановление от 22 февраля 2008 г. Третьего арбитражного апелляционного суда.

Согласно материалам дела по результатам проведенной проверки 6 ноября 2007 г. лизинговая компания «Дельта» была привлечена к административной ответственности по ст. 15.27 КоАП. Основанием послужило неисполнение обязанности по представлению в уполномоченный орган сведений по операциям с недвижимым имуществом. Не соглашаясь с принятым постановлением, лизинговая компания оспорила его в установленном порядке в арбитражном суде, указав, что возложение обязанности по представлению в уполномоченный орган сведений по операциям с недвижимым имуществом предполагает выполнение лизинговыми компаниями функций лизингодателя. Поскольку же общество в спорных отношениях не являлось таковым, у него не было обязанности по представлению сведений по операциям с имуществом, переданным кредитным организациям по договору залога.

Судебная кассационная инстанция посчитала приведенные доводы лизинговой компании ошибочными, основанными на неправильном толковании законодательства. По мнению суда, устанавливая обязанность контроля в отношении сделок с недвижимым имуществом, законодатель установил стоимостный критерий таких сделок — сумму сделки, равной или превышающей 3 млн. руб., а не их вид. Таким образом, по любой хозяйственной операции, предметом которой выступает недвижимое имущество на сумму 3 млн. руб. и выше, лизинговая компания обязана представлять соответствующую информацию даже в том случае, когда такая операция непосредственно не связана с лизинговой деятельностью.

В целях обеспечения выполнения требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма лизинговым компаниям при организации правил внутреннего контроля надлежит учитывать рекомендации уполномоченных органов. К примеру, Росфинмониторинг 8 мая 2009 г. издал Приказ N 103 «Об утверждении Рекомендаций по разработке критериев выявления и определению признаков необычных сделок» (далее — Рекомендации).

Можно по-разному оценивать правомерность включения в этот Приказ отдельных положений относительно фиксации необычных сделок и операций, но тем не менее все организации (включая лизинговые компании) обязаны руководствоваться ими. В п. 26 Рекомендаций, определяющем основные критерии выявления необычных сделок, говорится о том, что к таковым относятся действия по заключению договора лизинга (сублизинга), когда продавцом предмета лизинга и лизингополучателем выступает одно и то же лицо. Необходимо также иметь в виду, что помимо основных критериев определения признаков необычных сделок лизинговые компании могут устанавливать и дополнительные критерии, которые также подлежат включению в правила внутреннего контроля.

Законодательство о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма не стоит на месте, постоянно совершенствуется. Безусловно, в базовый закон и иные нормативно-правовые акты будут и дальше вноситься дополнения и изменения, необходимость которых обусловливается складывающейся практикой. Свою лепту в указанный процесс, конечно же, должна внести и судебная практика.