Процессуальные гарантии в исполнительном производстве

04-03-19 admin 0 comment

Валеев Д.
Электронный ресурс, 2009.


Процессуальные гарантии прав граждан и организаций в исполнительном производстве рассматриваются в качестве правового механизма, выражающегося в совокупности предусмотренных законом средств (нормативная основа) и определяемых на их основе способов (действий по реализации целей), в единстве обеспечивающих достижение целей и задач исполнительного производства (охрану прав граждан и организаций в исполнительном производстве).

На современном этапе в условиях реформирования правовой системы Российской Федерации одним из актуальных направлений научных исследований выступает проблема процессуальных гарантий прав граждан и организаций.

Особое место в системе исполнительного производства процессуальных гарантий реализации и защиты прав граждан и организаций объясняется специфичностью самого исполнительного производства.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»

1

данный Закон определяет условия и порядок принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц, которым при осуществлении установленных федеральным законом полномочий предоставлено право возлагать на физических лиц, юридических лиц, Российскую Федерацию, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования обязанности по передаче другим гражданам, организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного имущества либо совершению в их пользу определенных действий или воздержанию от совершения определенных действий.

———————————

1

СЗ РФ. 2007. N 41. Ст. 4849.

Это довольно важная проблема в масштабе всего государства, поскольку в исполнительном производстве большое значение имеет оптимизация практической деятельности органов принудительного исполнения и иных участников исполнительного производства. Здесь необходимо найти и сохранить баланс интересов прежде всего взыскателя и должника. Данная задача может быть успешно решена через сбалансированную, устойчивую и универсальную систему процессуальных гарантий, предложенных доктриной и установленных в законодательстве об исполнительном производстве.

Процессуальные гарантии реализации и защиты прав граждан и организаций в исполнительном производстве представляют собой часть более общего понятия юридических (правовых) гарантий. Поэтому при рассмотрении данного вопроса неизбежно обращение к соответствующим выводам и предложениям, сформулированным в общей теории права

2

и отраслевых науках

3

.

———————————

2

См.: Синюкова Т.В. Юридические гарантии реализации прав и обязанностей советских граждан (вопросы теории): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1986; Юридические гарантии конституционных прав и свобод личности в социалистическом обществе / Под ред. Л.Д. Воеводина. М.: Изд-во МГУ, 1987; Боброва Н.А. Гарантии реализации государственно-правовых норм. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1984.

3

См.: Захаров В.И. Гражданские процессуальные гарантии субъективных прав сторон и третьих лиц при рассмотрении и разрешении гражданских дел: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1980; Богомолов А.А. Процессуальные гарантии правильности и своевременности рассмотрения и разрешения гражданских дел: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2004; Еременко О.В. Процессуальные гарантии защиты прав и законных интересов взыскателя, заявителя и других заинтересованных лиц по неисковым производствам: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2006; Соловых С.Ж. Процессуальные гарантии прав сторон третейского разбирательства при разрешении экономических споров: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2005.

В науке гражданского процессуального права ранее исследовались процессуальные гарантии исполнения судебного решения

4

. Однако анализу подвергались вопросы исполнения судебных решений применительно к отдельным стадиям гражданского процесса (возбуждения, подготовки, судебного разбирательства гражданского дела) в соответствии с действовавшим в то время законодательством.

———————————

4

См.: Заворотько П.П. Процессуальные гарантии исполнения судебного решения. М.: Юридическая литература, 1974.

В современный период процессуальные гарантии исполнения судебных актов также рассматривались некоторыми авторами

5

. В отличие от данного исследования вопрос о процессуальных гарантиях сводился лишь к рассмотрению различных видов юридической ответственности и способов защиты прав участников исполнительного производства. Кроме того, процессуальные гарантии исполнения судебных актов рассматривались не как самостоятельный институт, а в контексте общих процессуальных гарантий, регулируемых гражданским процессуальным правом.

———————————

5

См.: Мареев Ю.Л. О процессуальных гарантиях исполнения судебных актов // Проблемы исполнения судебных решений / Отв. ред. С.П. Гришин. Вып. 1. Н. Новгород: Нижегородская правовая академия, 2000. С. 27 — 44.

Современное российское законодательство и сложившаяся теория в области исполнительного производства позволяют исследовать отдельно от гражданского процессуального права процессуальные гарантии прав граждан и организаций именно в исполнительном производстве.

В научной литературе сущность юридических гарантий является дискуссионным вопросом. Высказанные суждения можно свести к трем основным точкам зрения.

Одни авторы рассматривают в качестве юридических гарантий только нормы права

6

. Например, И.С. Самощенко отмечал, что «правовые гарантии законности — это специальные нормативно-правовые средства (нормы права и правовые санкции), гарантирующие неуклонное исполнение требований права всеми участниками общественных отношений (и, в частности, недопущение произвола со стороны органов и должностных лиц государства по отношению к гражданам), обеспечивающие восстановление нарушенных прав и наказание нарушителей законности»

7

.

———————————

6

См.: Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М.: Изд-во МГУ, 1956. С. 132 — 143; Правовые гарантии законности в СССР / Под ред. М.С. Строговича. М., 1962. С. 164 — 169; Юрченко В.Е. Гарантии прав потерпевшего в судебном разбирательстве. Томск, 1977. С. 60 — 61.

7

Самощенко И.С. Охрана режима законности советским государством. М., 1960. С. 64.

Другие авторы занимают позицию, в соответствии с которой нормы права и деятельность на их основе имеют самостоятельное значение юридических гарантий

8

. Так, В.Н. Скобелкин отмечал, что «существует целый ряд юридических гарантий, сущность которых заключается именно в деятельности соответствующих органов»

9

. По мнению И.Я. Дюрягина, «правовые нормы без воплощения в действиях людей не создают какой-либо ценности… гарантирующее действие правовые нормы оказывают в процессе их реализации»

10

.

———————————

8

Скобелкин В.Н. Юридические гарантии трудовых прав рабочих и служащих. М., 1969. С. 43; Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 1. Свердловск, 1972. С. 127 — 129; Мартынчик Е.Г. Гарантии прав обвиняемого в суде первой инстанции. Кишинев, 1975. С. 36.

9

См.: Скобелкин В.Н. Указ. соч. С. 45.

10

Дюрягин И.Я. Применение норм советского права. Теоретические вопросы. Свердловск, 1973. С. 196.

В соответствии с третьей точкой зрения юридические гарантии рассматриваются как единство двух элементов: правовых норм и основанной на них деятельности, — каждый из которых в отрыве от другого теряет значение гарантии

11

. «Без деятельности соответствующих органов и лиц, — отмечает Л.А. Кротова, — нормы права как правовые гарантии обеспечивающего воздействия не оказывают»

12

.

———————————

11

См.: Александров С.А. Правовые гарантии возмещения ущерба в уголовном процессе. Горький, 1976. С. 9; Коротких Н.Н. Процессуальные гарантии неприкосновенности личности подозреваемого и обвиняемого в стадии предварительного расследования. М., 1981. С. 14.

12

Кротова Л.А. Процессуальные гарантии достижения задач уголовного судопроизводства: Дис. … канд. юрид. наук. Казань, 1982. С. 103.

В науке гражданского процессуального права также осуществлялась попытка определения сущности гражданско-процессуальных гарантий исходя из концепции неразрывного единства нормативной основы и деятельности. Так, по мнению В.И. Захарова, под гражданскими процессуальными гарантиями субъективных прав сторон и третьих лиц понимаются закрепленные в нормах гражданского процессуального права средства, призванные обеспечивать на всех стадиях гражданского процесса благоприятные условия для беспрепятственного осуществления названными лицами предоставленных им процессуальных прав

13

. С некоторыми оговорками, изложенными далее, указанное понимание сущности процессуальных гарантий может быть реализовано и в сфере исполнительного производства.

———————————

13

См.: Захаров В.И. Гражданские процессуальные гарантии субъективных прав сторон и третьих лиц при рассмотрении и разрешении гражданских дел: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1980. С. 11.

Относительно наиболее обобщенного понятия юридических гарантий в общей теории права было высказано мнение, что гарантии — это система социально-экономических, политических, нравственных, юридических, организационных средств и способов, создающих равные возможности личности для осуществления своих прав и свобод и интересов

14

.

———————————

14

См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М.: Юристъ, 1999. С. 275.

Из приведенного определения следует, что гарантии — это определенная система средств и способов. Подобное универсальное понятие при определенных условиях применимо и к исполнительному производству.

При этом необходимо учитывать, что средства и способы хоть и достаточно близкие понятия, однако имеют качественно различное содержание.

В русском языке средства определяются как прием и способ действия или как орудие для осуществления какой-либо деятельности, а способы — как действия или система действий, применяемые при исполнении какой-либо работы, при осуществлении чего-нибудь

15

.

———————————

15

См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1978. С. 697, 542.

Однако это только один аспект — семантическое значение слов «средства» и «способы». В общефилософском значении средство служит достижению цели, а таким свойством обладает и сама деятельность человека, поэтому оно выступает как единство вещественных компонентов и видов деятельности, ведущих к достижению цели

16

.

———————————

16

См.: Чунаева А.А. Категория цели в современной науке и ее методологическое значение (цель и деятельность). Л.: Изд-во ЛГУ, 1979. С. 14.

В теории исполнительного процессуального права также можно провести разграничение между понятиями «средство» и «способ» при использовании определения сущности исполнительно-процессуальных гарантий.

Относительно средств можно констатировать отсутствие использования данного понятия в действующем Законе об исполнительном производстве. Однако, учитывая, что ранее средство было определено как единство вещественных компонентов и видов деятельности, ведущих к достижению цели, полагаем возможным отождествлять данное понятие с нормативной основой и нормой права. В этом смысле средства — это основа для решения задач исполнительного производства (ст. 2 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).

Несколько иная ситуация с использованием понятия «способ». Различные рассуждения здесь подкрепляются конкретными нормозакреплениями. Тем более что понятие «способ» используется в самом Федеральном законе «Об исполнительном производстве» применительно к исполнительным документам (ст. 32, п. 5 ч. 7 ст. 36, ст. 37, п. 5 ч. 2 ст. 39 Федерального закона «Об исполнительном производстве»). Так, в случае неясности положений исполнительного документа, способа и порядка его исполнения взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель вправе обратиться в суд, другой орган или к должностному лицу, выдавшим исполнительный документ, с заявлением о разъяснении его положений, способа и порядка его исполнения (ч. 1 ст. 32 Федерального закона «Об исполнительном производстве»). Однако законодательство об исполнительном производстве понятие «способ» использует также и опосредованно, когда речь идет о конкретных исполнительных действиях (ст. 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве»). Например, в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в целях обеспечения исполнения исполнительного документа судебный пристав-исполнитель вправе накладывать арест на имущество, в том числе денежные средства и ценные бумаги, изымать указанное имущество, передавать арестованное и изъятое имущество на хранение.

Сказанное позволяет сделать вывод, что гарантии в исполнительном производстве по своему содержанию и структуре — явление сложное, поскольку их невозможно охарактеризовать лишь каким-либо одним термином. Сущность гарантий должна в полной мере отражать сложность их содержания. Только лишь совокупное использование понятий «средства» и «способ», характеризующих деятельность в исполнительном производстве и соотношение нормативных предписаний законодательства об исполнительном производстве, позволяет верно определить сущность процессуальных гарантий прав граждан и организаций в исполнительном производстве.

Думается, что в таком аспекте процессуальные гарантии прав граждан и организаций в исполнительном производстве могут быть определены как правовой механизм, выражающийся в совокупности предусмотренных законом средств (нормативная основа) и определяемых на их основе способов (действий по реализации целей), в единстве обеспечивающих достижение задач исполнительного производства и охрану прав граждан и организаций в исполнительном производстве.

Сформулированное понятие процессуальных гарантий прав граждан и организаций в исполнительном производстве является достаточно объемным, и ошибочно было бы понимать в качестве такого какое-либо одно или несколько средств и способов. Процессуальные гарантии достигают разрешения задач исполнительного производства (ст. 2 Федерального закона «Об исполнительном производстве») только лишь в рамках единого правового механизма, образующего систему гарантий.

Системное понимание процессуальных гарантий прав граждан и организаций в исполнительном производстве требует обращения к объективной и субъективной стороне данной категории.

Объективная сторона (средства) процессуальных гарантий прав граждан и организаций в исполнительном производстве определяется нормативной основой исполнительного производства, а система норм является основанием возникновения исполнительно-процессуальных отношений.

Субъективная сторона (способы), в свою очередь, характеризуется определенной на основаниях, предусмотренных законом, системой исполнительно-процессуальных действий, совершаемых субъектами исполнительного производства.

В юридической литературе недостаточно разграничиваются такие правовые явления, как «процесс — производство» или «право — производство» и соответственно «исполнительное процессуальное право — исполнительное производство». Полагаем, что исполнительное производство — это структурная часть исполнительного процессуального права во внешнем его выражении. Исполнительное производство представляет собой совокупность процессуальных действий, связанных с правоприменением по делам отдельных категорий.

Специфика исполнительного производства и процессуальных гарантий, по мнению А.В. Чекмаревой, проявляется в том, что «исполнительное производство осуществляется в установленном порядке органами принудительного исполнения в точном соответствии с законодательством под контролем суда; деятельность органов исполнения направлена только на правильное и быстрое исполнение юрисдикционного акта…»

17

.

———————————

17

Чекмарева А.В. Защита прав взыскателя, должника и других лиц, участвующих в исполнительном производстве: Учеб. пособие / Под ред. М.А. Викут. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2006. С. 9, 10.

Добавим только, что именно поэтому от разнообразных целей исполнительного процессуального права необходимо отличать цель исполнительного производства.

Исполнительное процессуальное законодательство напрямую не закрепляет цели исполнительного производства, в отличие от задач. Однако полагаем, что в самом общем виде цель исполнительного производства сформулирована в ч. 1 ст. 1 Федерального закона «Об исполнительном производстве» по названием «Сфера применения законодательства об исполнительном производстве» — Закон об исполнительном производстве определяет условия и порядок принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц, которым при осуществлении установленных федеральным законом полномочий предоставлено право возлагать на физических лиц, юридических лиц, Российскую Федерацию, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования обязанности по передаче другим гражданам, организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного имущества либо по совершению в их пользу определенных действий или воздержанию от совершения определенных действий.

Указанная цель исполнительного производства может быть реализована с помощью системы законодательства и задач исполнительного производства. Так, в соответствии со ст. 2 Федерального закона «Об исполнительном производстве» задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях — исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

В свою очередь, исполнительное производство также неоднородно, и это обстоятельство предопределяется его целями и задачами, рассмотренными выше. Исполнительное производство как совокупность процессуальных норм, регулирующих правоприменение по делам определенных категорий, представляет собой, по верному высказыванию В.В. Яркова, совокупность ряда производств

18

. Именно характер дел и исполнительных документов является критерием группирования исполнительных процессуальных норм по отдельным производствам, так как при этом определяются свойства, общие, типичные для определенной группы дел.

———————————

18

См.: Ярков В.В. Комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве» (постатейный) и к Федеральному закону «О судебных приставах». М.: Юристъ, 1999. С. 12.

Таким образом, цели исполнительного процессуального права в различных его аспектах и цели исполнительного производства различаются. В первом случае по характеру цели представляют собой идеальные категории (урегулирование определенных правоотношений; предоставление знаний; анализ, получение выводов и прогнозов) и поэтому реально в действующем законодательстве не закреплены. Во втором — цели исполнительного производства изначально заложены в правовых нормах и выражаются в установлении оснований, условий и порядка возникновения, изменения и прекращения исполнительных процессуальных отношений.

Возвращаясь к процессуальным гарантиям прав граждан и организаций в исполнительном производстве, можно отметить, что в соответствии с системным пониманием гарантии являются:

1) объектом, так как любой объект относительно своей цели, которую он способен реализовать, выступает как система;

2) функционирующим объектом, т.е. процессуальные гарантии прав граждан и организаций в исполнительном производстве независимо от вкладываемого смысла реализует определенные цели;

3) совокупностью составляющих его элементов, находящихся в целесообразных отношениях друг с другом, поскольку гарантии взаимосвязаны и взаимозависимы.

Ключевыми в данном случае в самом обобщенном виде являются нормативная основа и деятельность.

Вышеотмеченное и предопределяет сложный характер системы процессуальных гарантий прав граждан и организаций в исполнительном производстве, которые в конечном итоге предназначены для правильного и своевременного достижения цели исполнительного производства и его основных задач (ст. 2 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).

Учитывая это, процессуальные гарантии прав граждан и организаций в исполнительном производстве рассматриваются в качестве правового механизма, выражающегося в совокупности предусмотренных законом средств (нормативная основа) и определяемых на их основе способов (действий по реализации целей), в единстве обеспечивающих достижение целей и задач исполнительного производства (охрану прав граждан и организаций в исполнительном производстве).