Становление патентного права в Европейском союзе: предпосылки унификации и гармонизации правовой охраны изобретений, полезных моделей и промышленных образцов в ЕС

04-03-19 admin 0 comment

Абдуллин А.И.
, 2009.


В) Причины гармонизации и унификации права промышленных образцов в ЕС.

Проблемы правовой охраны промышленных образцов в ЕС всегда привлекали, да и привлекают в настоящее время достаточно большое количество исследователей. Следует подчеркнуть, что вопросы унификации и гармонизации правовой охраны промышленных образцов на разных этапах становились предметом ожесточенных дискуссий как на научных форумах, так и среди практиков индустриализации <1>. Тем не менее приходится признать, что вплоть до середины 90-х годов XX в. процессы гармонизации и унификации практически не затрагивали сферу промышленных образцов, оставляя их, выражаясь образным языком, в «хвосте» всего процесса гармонизации и унификации права промышленной собственности. Всегда достаточно сложно было определиться относительно перспективных путей коммунитаризации правовой охраны промышленных образцов, определить четкую парадигму и вектор развития всего этого многосложного процесса.

———————————

<1> Harmonization of Industrial Property and Copyright Law in the European Community: Report of a Symposium held by the Max Planck Institute for Foreign and International Patent, Copyright and Competition Law, at Ringberg Castle near Tegernsee // International Review of Industrial Property and Copyright Law. 1987. N 3. Vol. 18. P. 313 — 334.

Вопросы, связанные с правовой охраной промышленных образцов, были намечены уже в повестке дня ЕЭС начиная с 1959 г., что охватывалось так называемой программой европеизации (коммунитаризации) права промышленной собственности. В этот период была создана специальная рабочая группа по промышленным образцам и полезным моделям (по примеру рабочей группы по патентному праву и праву товарных знаков). Возглавил эту рабочую группу профессор Рошони (Roscioni), бывший в то время президентом Патентного ведомства Италии. В 1962 г. исследователи пришли к выводу: с одной стороны, существует достаточно мало шансов для успешной реализации гармонизационного процесса из-за чрезвычайно сильных различий законодательств государств — членов ЕЭС, с другой — хотя создать унифицированное европейское право промышленных образцов, которое бы дополняло национальное законодательство, сложно, это вполне возможно и необходимо для достижения целей Общего рынка <2>.

———————————

<2> Ibid.

Говоря о правовой ситуации, сложившейся в рамках Общего рынка стран — членов ЕС и в соседних странах к концу 80-х — началу 90-х годов XX в. (к началу процесса гармонизации), то она была такова. Все 12 стран — членов ЕС закрепляли в своем национальном законодательстве нормы о правовой охране промышленных образцов, за исключением Греции, где только существовал проект закона о такой охране. Страны — члены ЕАСТ (Европейской ассоциации свободной торговли) также имели законодательство о правовой охране промышленных образцов, однако все эти законодательные акты были приняты достаточно давно и, естественно, были во многом устаревшими и отличавшимися друг от друга в значительной степени. Наметилось определенное устойчивое намерение на проведение реформ в сфере права промышленных образцов, особенно в таких странах, как ФРГ, Великобритания и Франция. Что касается международного уровня, то здесь следует отметить, что Гаагское соглашение о международном депонировании промышленных образцов было промульгировано, дополнено Дополнительным актом, принятым в Монако, и Женевским протоколом. Не все страны — члены ЕС участвовали в Гаагском соглашении, например, Италия и Великобритания не участвовали в нем, как, впрочем, и все страны — члены ЕАСТ. Гаагское соглашение, чья сфера действия была не ясна в контексте вступления в силу пересмотренного акта 1960 г., не могло послужить эффективным отправным моментом в процессе европейской правовой гармонизации, тем более что оно содержит лишь процедурные нормы и, по сути, малозначительно с точки зрения центрального вопроса о гармонизации материального права в сфере промышленных образцов <3>.

———————————

<3> Ibid. P. 332.

Экономическое значение эффективной правовой охраны промышленных образцов послужило одной из важнейших причин для начала процесса унификации и гармонизации права промышленных образцов в ЕС. Указанная экономическая значимость в принципе была достаточно хорошо осознана в середине 80-х годов XX в. Так, в странах — членах ЕАСТ (Европейская ассоциация свободной торговли) в 1983 г. было зарегистрировано около 10000 промышленных образцов <4>. Главный вопрос заключался в том, каков наиболее приемлемый метод для достижения гармонизации и унификации для права промышленных образцов в целом.

———————————

<4> Ibid.

Согласно мнению профессора К. Хертеля, из-за наличия серьезных различий в национальных законодательствах гармонизация при помощи директив в соответствии со ст. 100 Договора о ЕС (ныне — ст. 94) не представлялась возможной. Это также не могло бы решить проблему территориального действия законодательства о промышленных образцах. В этой связи К. Хертель рассматривал в качестве единственно приемлемой идею создания европейского права промышленных образцов, которое могло бы существовать наряду с национальным законодательством в этой области, следуя примеру европейского патентного права, или же, возможно, создания права промышленных образцов при помощи Регламента Совета (унификация права) согласно ст. 235 Договора о ЕС (ныне — ст. 308), или при помощи заключения Европейской конвенции (или только между странами — членами ЕС, или между странами — членами ЕС и другими европейскими государствами) <5>.

———————————

<5> Ibid. P. 333.

Согласно позиции профессора Г. Кельбеля, следовало обратить внимание на различающиеся условия правовой охраны промышленных образцов в различных странах ЕС и на тенденцию организации правовой охраны промышленных образцов в соответствии с так называемым патентно-правовым подходом. С другой стороны, существует широкая группа производителей обычных товаров (в частности, товары в сфере моды), для которых традиционная авторско-правовая система охраны представляется наиболее приемлемой <6>. Говоря в целом, стоимостные затраты, связанные с депонированием, и вопросы публикации, по образному выражению Ф. Хеннинг-Бодевига и Х.Е. Руйсенаарса, имеют существенное значение для промышленности <7>. Рассматривая этот вопрос с позиции концепта новизны, интересы текстильной индустрии по поддержанию в силе прежних образцов и моделей вновь после некоторого периода также должны быть приняты во внимание <8>.

———————————

<6> См.: Vad Lane-Rowley U. Using Design Protection in the Fashion and Textile Industry. Wiley. 1997.

<7> Henning-Bodewig F., Ruijsenaars H.E. Alternative Protection for Product Designs — A Comparative view of German, Benelux and US Law // International Review of Industrial Property and Copyright Law. 1992. Vol. 23. P. 643 — 669.

<8> Harmonization of Industrial Property and Copyright Law in the European Community. Op. cit. P. 333.

Следует подчеркнуть, что сами по себе патентно-правовой и авторско-правовой подходы к правовой охране промышленных образцов впервые были обозначены в работах видного британского исследователя В. Уэллеса. Так, в частности, под патентно-правовым подходом он понимал такие системы правовой охраны промышленных образцов, которые требуют новизны и предоставляют исключительные имущественные права. Что же касается авторско-правового подхода, то под ним исследователь понимал такие системы правовой охраны промышленных образцов, которые требуют оригинальности и предоставляют лишь охрану против копирования (воспроизводства) <9>.

———————————

<9> Wallace W. Protection for Designs in the United Kingdom // International Review of Industrial Property and Copyright Law. 1974. Vol. 5. P. 421. См. об этом также: Govaere I. The Use and Abuse of Intellectual Property Rights in EC Law. London: SWEET and MAXWELL, 1996. P. 26.

Критерии правовой охраны и сфера охраны промышленных образцов чаще всего в национальных законодательствах моделировались либо на патентно-правовую, либо на авторско-правовую, либо, что также встречалось, на смешанную систему правовой охраны исключительно для промышленных образцов, включающую элементы двух указанных ранее подходов <10>. Тем не менее сама по себе существующая необходимость в специальном правовом режиме для промышленных образцов свидетельствует о том, что право на промышленный образец существенно отличается как от чисто патентно-правового механизма охраны, так и от авторско-правового подхода. Указанная специфичность права на промышленный образец привела к тому, что в литературе (Ф. Готцен, А. Кур и др.) стал обосновываться так называемый специальный подход для промышленных образцов, представленный в работах Мюнхенского института Макса Планка и поддержанный впоследствии Европейской комиссией <11>. Более того, некоторые авторы (А.А. Кведвлиг) прямо указывали в своих работах на то обстоятельство, что «промышленные образцы представляют собой, возможно, наиболее классический пример гибридизации между авторским правом и промышленной собственностью» <12>.

———————————

<10> Cohen Jehoram H. Cumulative Design Protection, a System for the EC? // European Intellectual Property Review. 1989. Vol. 11. N 3. P. 83 — 87.

<11> См.: The Green Paper on the Legal Protection of Industrial Design / Ed. F. Gotzen. Brussels: Story Scientia, 1992. P. 87 — 106; Kur A. The Green Paper’s’ design approach’ — what’s wrong with it? // European Intellectual Property Review. 1993. Vol. 15. P. 376.

<12> Quaedvlieg A.A. Three Times a Hybrid: Typecasting Hybrids Between Copyright and Industrial Property // Intellectual Property and Information Law: Essays in Honour of Herman Cohen Jehoram / Ed. by Jan J.C. Kabel and Gerard J.H.M. Mom.-L; The Hague; Boston: Kluwer Law International, 1998. P. 49.

Кроме того, высказывалась также точка зрения (например, Ф.-К. Байер, У. Вад Лейн-Роули, Ч. Гилен и др.), согласно которой для продукции моды, которая представлена на рынке в течение достаточно короткого периода, совершенно необходимо ввести и дополнительную защиту против недобросовестной конкуренции в связи с использованием вводящих в заблуждение подделок наряду с правовой охраной промышленных образцов <13>. Отсутствие подобного типа правовой охраны, по мнению профессора Ф.-К. Байера, явилось одной из основных причин возникших в Великобритании проблем, где функционально обусловленные формы охранялись в соответствии с нормами авторского права в отношении технических рисунков и чертежей <14>. К этой же точке зрения присоединился и профессор Г. Коэн Йорам, анализируя законодательство о промышленных образцах в странах Бенилюкса. Большой ошибкой, по его мнению, явилось исключение из нового законодательства защиты против недобросовестной конкуренции в связи с вводящими в заблуждение подделками <15>. Согласно же позиции Е. Армитиджа не следует слишком серьезно рассматривать проблемы, возникшие на пути гармонизации права промышленных образцов в ЕС и не преувеличивать их реальной значимости <16>. Что же касается сложного вопроса, относящегося к авторско-правовой охране, то Великобритания не прекратит кумулятивную авторско-правовую охрану для зарегистрированных промышленных образцов, но ограничит ее 25 годами.

———————————

<13> См.: Gielen Ch. Design Protection and Unfair Competition // Intellectual Property and Information Law. Op. cit. P. 261 — 273; Vad Lane-Rowley U. Op. cit.

<14> Harmonization of Industrial Property and Copyright Law in the European Community. Op. cit. P. 333.

<15> Cohen Jehoram H. The EC Green Paper on the Legal Protection of Industrial Design: Halfway down the Right Track // European Intellectual Property Review. 1992. N 2. P. 75 — 77.

<16> Ibid.

В 1991 г. Европейская комиссия подготовила и опубликовала Зеленую книгу о правовой охране промышленных образцов <17>. Она, в свою очередь, создала основу для подготовки предложений для Регламента Совета о промышленном образце Сообщества и для Директивы Совета по сближению национального законодательства о промышленных образцах, которые были опубликованы Комиссией ЕС 3 декабря 1993 г. <18>. Следует подчеркнуть, что предложенный проект Регламента во многом базируется на проекте, подготовленном в авторитетном Институте Макса Планка по зарубежному и международному патентному, авторскому и конкурентному праву (Мюнхен, Германия) <19>.

———————————

<17> Commission’s Green Paper on the Legal Protection of Industrial Design, III/F/5131/91, June, 1991.

<18> Official Journal of the European Communities. 1993. С. 345/14 (proposal directive); Official Journal of the European Communities. 1994. С. 29/20 (proposal regulation).

<19> Proposal of the Max Planck Institute for a European Design Law // International Review of Industrial Property and Copyright Law. 1991. Vol. 22. P. 523 — 525.

Так же как и для товарных знаков, цель для правовой охраны промышленных образцов не столько в том, чтобы сблизить национальные законодательства. Цель скорее в том, чтобы ввести унифицированную (единообразную) коммунитарную систему ЕС правовой охраны промышленных образцов на базе ст. 95 Договора о ЕС, которая бы существовала наряду с национальными системами правовой охраны промышленных образцов, которые бы оставались в силе, но ввиду большой значимости для функционирования Общего рынка их нормы подверглись бы большему сближению. По мнению профессора Г. Коэна Йорама, речь идет о введении промышленного образца Сообщества как суперструктуры над национальными системами правовой охраны промышленных образцов <20>. В этой связи в литературе (И. Говере и др.) высказывались различные позиции, согласно которым, в частности, сомнительно, что реакция Совета ЕС на указанные инициативы будет более позитивной и более быстрой, чем это было в отношении товарных знаков (частично это подтвердилось в отношении запасных частей для автомобилей, что стало политическим вопросом, далеким во многом от вопросов права) <21>.

———————————

<20> Cohen Jehoram H. Harmonising Intellectual Property Law within the European Community // International Review of Industrial Property and Copyright Law. 1992. N 5. Vol. 23. P. 626.

<21> Govaere I. Op. cit. P. 55.

Хотя Европейская комиссия заявила о начале процесса гармонизации права промышленных образцов еще в 1989 г., а в 1991 г. закрепила это намерение в Зеленой книге о правовой охране промышленных образцов, на долгое время предложенные проекты Регламента и Директивы, по образному выражению профессора Т. Винье, «завязли в трясине законодательного процесса ЕС» <22>. Предложенные Комиссией ЕС проекты Директивы и Регламента, опубликованные в конце 1993 г., в течение длительного времени находились на рассмотрении Совета ЕС и Европейского парламента. Европейский парламент провел первые публичные слушания по деликатной проблеме запасных частей для автомобилей 1 февраля 1995 г. В этой связи усилилось и лоббирование со стороны ряда заинтересованных кругов, что позволяло надеяться на то, что к концу 1995 г. Европейский парламент завершит свое первое чтение предложенных проектов, а Совет ЕС придет к общей позиции по этим проектам <23>.

———————————

<22> Vinje T.C. Harmonizing Intellectual Property Laws in the European Union: Past, Present and Future // European Intellectual Property Review. 1995. N 8. P. 368.

<23> Ibid.

Однако приходится констатировать, что предложенные проекты не решили ряд принципиальных моментов, главный из которых — как сблизить слишком различающиеся национальные законодательства стран — членов ЕС, закрепляющие слишком различные подходы к правовой охране промышленных образцов: от авторско-правового подхода до специальной системы правовой охраны промышленных образцов. Более того, сама Зеленая книга 1991 г. прямо высказалась в отношении того, что «до тех пор, пока охрана дизайна под эгидой авторского права не гармонизирована, достичь вполне удовлетворительных условий для функционирования единого рынка очень сложно, даже несмотря на введение промышленного образца Сообщества» <24>. Кроме того, как справедливо отмечает, в частности, Дж. МакКормик, необходимо было также принимать во внимание и положения универсальных международных соглашений, направленных на введение определенных минимальных стандартов правовой охраны интеллектуальной собственности (включая и право промышленных образцов), которым с необходимостью должны были соответствовать положения национальных законодательств государств — членов ЕС. Так, в частности, в судебной практике Великобритании не раз возникали вопросы, связанные с соответствием национального законодательства в сфере правовой охраны промышленных образцов стандартам ТРИПС (например, решение по делу Azrak Ham-way International Inc.) <25>.

———————————

<24> Cohen Jehoram H. The EC Green Paper on the Legal Protection of Industrial Design. Op. cit. P. 75 — 77.

<25> McCormick J. The Effect of TRIPs in the Field of Design Right: Re Azrak Hamway International Inc. // European Intellectual Property Review. 1997. N 4. P. 205 — 207.