О государственном регулировании денежного обращения

04-03-19 admin 0 comment

Касевич Е.В., Станкевич Г.В.
Общество и право, 2010.


Статья посвящена исследованию юридической природы денег в историческом контексте. Исследованы государственные правомочия в сфере денежного обращения от монетной регалии до современного валютного суверенитета государства.

Ключевые слова: денежное обращение, государственное регулирование, монетная регалия, валютный суверенитет, денежная эмиссия.

This article is devoted to historical context of money’s legal nature. State competences in sphere of money circulation from coin regalia till modern monetary sovereignty of state have been researched.

Key words: money circulation, state regulation, coin regalia, monetary sovereignty, money emission.

Признаком любого государства является сформированная финансовая система, включающая бюджетную, налоговую, денежно-кредитную подсистемы. Внутригосударственная финансовая система есть суверенная компетенция государства, поэтому деньги, их обращение внутри государства представляют собой один из важнейших составных элементов государственного суверенитета. Стабильность жизнедеятельности государства во многом зависит от того, насколько эффективно функционирует механизм правового регулирования денежного обращения, так как здесь пересекаются интересы гражданского общества и государства. Денежное пространство многогранно, имеет много уровней и аспектов, связывает физических, юридических лиц и государство, обеспечивает взаимосвязь государств между собой.

На состояние денежного обращения в государстве влияют экономические и политические процессы, в свою очередь, денежное обращение — это барометр экономического и политического положения государства. Главная задача правового регулирования денежного обращения состоит в поддержании правильного соотношения между доходами населения в денежной форме и стоимостью товаров (работ, услуг) на внутреннем рынке. Как указывает Л.И. Красавина, «процесс товарного обращения порождает объективную потребность в деньгах как средстве обращения» [3; С. 148]. Признаком денежного оборота является особый объект — деньги, выступающие в качестве средства платежа.

Необходимость государственного регулирования денежного обращения стала очевидной еще со времен возникновения первых государств Древнего Востока и античного мира, когда правители Вавилона, Индии, греческих полисов проводили денежные реформы, стремясь присвоить государственным деньгам роль законного платежного средства. Уже с этого времени основными формами регулирования денежного обращения стали денежная реформа и деноминация. Аристотель в своем труде «Политика» одним из первых высказал идею о том, что деньги имеют правовую природу и юридические свойства денег не менее важны, чем экономические [1; С. 136 — 137].

Во второй половине XIX в. о юридических свойствах денег писал русский цивилист П.Н. Цитович, а в начале XX в. — немецкий ученый Г.Ф. Кнапп, однако для финансового права долгое время деньги оставались исключительно экономической категорией. Трактовка денег исключительно в экономическом аспекте на сегодняшний день является односторонней, на что и обращают внимание многие авторы [4; С. 11].

Э. Нассе и В. Лесис отмечали, что только закон может и должен присвоить определенному предмету роль всеобщего платежного средства. Это требование оправдывается прежде всего тем обстоятельством, что государству приходится взимать с подданных ряд платежей, и, следовательно, оно должно объявить для этих платежей законное платежное средство. Для частных обязательств, возникающих из договоров и других юридических отношений, необходимо установить определенное принудительное платежное средство. То есть государство должно установить раз и навсегда определенный предмет, который бы обладал свойством погашать любое обязательство, который служил бы общим обязательным эквивалентом для всех возможных ценностей [7; С. 5]. Таким образом, установленные государственной властью деньги в качестве законного платежного средства и общего мерила ценностей составляют государственные деньги страны, или деньги в юридическом смысле. Хотя параллельно могут быть в обращении и другие деньги.

Л.А. Лунц придерживается иной точки зрения. Он отмечает, что невозможно дать единое определение юридическому понятию денег. Экономическое понятие о деньгах является общим основанием для выделения из всей совокупности объектов гражданского оборота таких предметов, которые выполняют функцию всеобщего орудия обмена. Эти предметы и должны быть признаны деньгами в юридическом смысле. Наряду с этим к деньгам должны быть отнесены предметы, наделенные по закону платежной силой [6; С. 8].

Эти два подхода основаны на разных посылках. В первом случае орудием обмена становится законное платежное средство, эмитированное государством, во втором государство придает законную платежную силу тому предмету, который уже служил эквивалентом обмена. В связи с этим различием возникает вопрос: когда деньги приобретают силу законного платежного средства? Для ответа на него необходимо уяснить, в чем состоят юридические признаки денег.

Во-первых, определение наименования и индивидуальных характеристик денежного знака представляет собой одно из проявлений реализации денежного суверенитета. Государство, объявляя характеристики денежных знаков, реализует один из элементов правовой защиты их от подделки.

Во-вторых, специфические характеристики денежных знаков являются необходимым условием закрепления за ними статуса законного платежного средства. Это достигается путем обозначения на каждом денежном знаке числа денежных единиц.

В-третьих, выпуск денежного знака в обращение — данным правом монопольно обладает государство. Представляется, что именно выпуск в обращение денежных знаков, изготовленных в соответствии с установленными характеристиками, является моментом, с которого эти денежные знаки рассматриваются как имеющие силу законного платежного средства [5; С. 4 и сл.].

История развития денежных систем показывает, что противоречия между этими двумя подходами не существует, так как они — этапы генезиса правового регулирования денежного обращения. Все зависело от силы государственной власти, которая сначала объявляла уже используемые предметы законным платежным средством, а на следующем этапе благодаря изобретению чеканки монет самостоятельно устанавливала всеобщий эквивалент обмена.

Монетная система берет начало в Малой Азии, где впервые стали выбивать на монетах герб соответствующей городской общины в качестве штемпеля, гарантировавшего качество монеты. В Средние века возникает монетная регалия — исключительное право на чеканку монет. В раннесредневековом обществе монетную регалию не воспринимали как право государства определять достоинство монеты, то есть ее вес и пробу.

Причина кроется в понятии иммунитета. Крупные землевладельцы, получая иммунитетные права от короля, в пределах иммунитетной территории выполняли функции государя. Король и иммунист рассматривали свои функции с точки зрения тех доходов, которые были связаны с их осуществлением, а сами функции расценивались как частное управление своей собственностью. Отличительной чертой феодального мышления был его частноправовой характер, что приводило к смешению частного и публичного права. Политическая власть в IX — XIII вв. во многих странах Европы была разделена между королем и крупными аристократами, поэтому монетная регалия воспринималась как неотъемлемая составляющая феодального суверенитета. Феодалы, в свою очередь, могли дробить регалию, например, отдавая право чеканки монеты одновременно с дарованием свободы городам. Хартия Сент-Омера 1127 г. (Фландрия) признавала купеческую гильдию города, граф Вильгельм Клито отдавал гильдии монетный двор, приносивший 30 ливров дохода в год. Это означало, что город получал право чеканить монету [2; С. 348].

На Руси собственная монета стала чеканиться в X в. при князе Владимире Святославовиче, но в период феодальной раздробленности чеканка велась во многих княжествах самостоятельно. Тем не менее государство стремилось регулировать и контролировать денежное обращение. Успехи в этом чаще всего были связаны с процессами усиления королевской власти, территориальной и политической централизации государств. В тех странах, где была преодолена раздробленность, монетная регалия обретала свой подлинный смысл как право государства контролировать чеканку монеты, определять ее вес, лигатуру и др.

Во Франции введение единой королевской монеты на всей территории государства произошло в период правления Людовика IX (1226 — 1270 гг.) и было результатом централизации страны. Государство до 1879 г. отдавало чеканку монеты на откуп частным предпринимателям за фиксированную государственную пошлину, оставляя за собой право контроля.

Германия, которая юридически функционировала как «Священная Римская империя германской нации», фактически представляла собой до 70-х гг. XIX в. конгломерат самостоятельных графств, герцогств, курфюршеств, а монетная регалия казалась им как раз важнейшим правом суверенитета. Для Германии было характерно дробление монетной регалии между отдельными государствами вплоть до образования единой империи в XIX в. Данный порядок организации денежного обращения устанавливался Золотой Буллой 1356 г., по которой немецкие князья помимо подтверждения старых привилегий получили новые — право на взимание таможенных пошлин, право горной, монетной регалии.

До денежной реформы XIX в. в Германии существовала множественность денежных систем. Поскольку правовой ресурс у германских императоров был ограниченным, центральная власть не могла существенно повлиять на регулирование денежного обращения, которое было в хаотичном состоянии. Важным шагом на пути стабилизации системы денежного обращения в Германии явилось закрепление в Конституции 1871 г. принципа верховенства имперского законодательства над областным и отнесение монетной политики к предметам ведения имперской власти. По Конституции 1871 г. отдельные германские государства сохранили лишь право чеканки монеты.

На Руси в связи с ее объединением вокруг Москвы в XVI в. прекратилась чеканка монеты отдельными княжествами. В 1535 г. в Москве был построен денежный двор в качестве единого эмиссионного центра, чеканившего монеты. Была проведена унификация денежной системы, и единой денежной единицей Московского государства стал рубль, который был равен 2 полтинам, 4 полуполтинам, 100 копейкам, 200 деньгам, 400 полушкам.

Почему государство стремилось регулировать и контролировать денежное обращение? Во-первых, цель и значение чеканки монеты проявлялись в том, что, придавая монетам известную форму, государство тем самым гарантировало своим подданным определенное содержание чистого металла в монете и избавляло частных лиц от необходимости взвешивания, пробирования денежного материала при каждой торговой сделке. Во-вторых, для предотвращения фальшивомонетничества. В-третьих, в силу особой общественной значимости денег. В-четвертых, в международных расчетах все чаще применялись монеты, отчеканенные официальными властями.

Ряд авторов указывают на то, что монетная регалия имела более скрытую цель — усиление личной власти. Парадокс существования прагматического западного образа хозяйствования заключался в том, что при непримиримой борьбе всех против всех в основе самого главного — денежного обращения — лежит доверие. И кризис доверия является самым опасным кризисом.

Анализ развития правового регулирования денежного обращения в эпоху Средневековья позволяет сделать вывод, что в процессе развития государственности, появления металлических монет возрастала потребность в универсальном инструменте, сократившем бы многообразие платежных средств. Таким инструментом становились деньги, которые эмитировались государством, несмотря на возникавшие кризисы доверия.

На протяжении XIX в. шли мучительные поиски оптимальной системы государственного регулирования денежного обращения. К тому времени королевская власть уже дискредитировала себя, а многократные кризисы с отменой и обменом денег подорвали престиж государства как гаранта стабильности. Новое время было отмечено уходом от локальных цивилизаций, в том числе благодаря созданию мировой валютной системы. Это следующий этап правового регулирования денежного обращения, но уже не просто в пределах отдельно взятого государства, а в мировом масштабе. Как отмечал Ф.К. Савиньи, «с развитием культуры денежный оборот далеко выходит из пределов отдельного государства» [8; С. 280], что порождает так называемые валютные правоотношения. Постепенно в XIX — XX вв. сформировалась трехуровневая система регулирования денежного обращения:

национальная: во всех странах эмиссионным центром страны является Центральный Банк, банкноты и монеты являются его безусловными обязательствами и обеспечиваются его активами. Только в США существует 12 эмиссионных банков, входящих в Федеральную резервную систему;

региональная, примером которой могут служить создание Валютного союза в рамках ЕС и постепенный переход государств ЕС на единую валюту — евро;

международная, основы которой складывались постепенно, и с созданием Международного валютного фонда (МВФ) данная структура оказывает большое влияние на развитие международных финансовых рынков и регулирует международные валютно-кредитные отношения.

Литература

1. Аристотель. Сочинения. М., 1984. Т. 4.

2. Берман Г.Д. Западная традиция права: эпоха формирования. М., 1994.

3. Денежное обращение и кредит капиталистических стран. 2-е изд. / Под ред. Л.И. Красавиной. М., 1983.

4. Запольский С.В. Дискуссионные вопросы теории финансового права. М., 2008.

5. Лисицин А.Ю. Финансово-правовые основы денежно-кредитной и валютной политики Европейского союза: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006.

6. Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства. М., 2002.

7. Нассе Э., Лексис В. Металлические деньги и валюта. М., 1897.

8. Савиньи Ф.К. Обязательственное право. М., 1876.