Правовое положение руководителя экспертного учреждения

04-03-19 admin 0 comment

Муженская Н.Е.
Законность, 2010.


В статье рассматриваются проблемы производства судебной экспертизы и участия в уголовном процессе руководителя экспертного учреждения.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, судебная экспертиза, эксперт, экспертное учреждение, руководитель экспертного учреждения.

The procedural position of a head of an expert institution

N.Ye. Muzhenskaya

The article studies the problems of performance of forensic examination and participation of a head of an expert institution in this process.

Key words: Criminal proceedings, forensic examination, expert, expert institution, head of an expert institution.

В целях реализации назначения уголовного судопроизводства и в соответствии с законом судебная экспертиза может производиться как государственными судебными экспертами, так и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями (ст. 57, ч. 2 ст. 195 УПК).

По сложившейся практике, в большинстве случаев производство судебных экспертиз осуществляется именно в государственных судебно-экспертных учреждениях, созданных и действующих в целях оказания содействия судебно-следственным органам. Их техническая и кадровая оснащенность позволяет наилучшим образом осуществлять производство судебных экспертиз.

Деятельность государственных судебно-экспертных учреждений регламентируется, прежде всего, Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (ФЗ ГСЭД). Этот же Закон содержит исчерпывающий перечень прав и обязанностей руководителя государственного судебно-экспертного учреждения (ст. ст. 14, 15). Значительная их часть имеет обеспечительный, организационный характер и обязывает либо управомочивает руководителя:

— обеспечить контроль за соблюдением сроков производства судебных экспертиз, полнотой и качеством проведенных исследований, не нарушая принцип независимости эксперта;

— обеспечить условия, необходимые для проведения исследований;

— ходатайствовать перед органом или лицом, назначившим судебную экспертизу, о включении в состав комиссии экспертов лиц, не работающих в данном учреждении, если их специальные знания необходимы для дачи заключения;

— организовывать производство судебной экспертизы с участием других учреждений, указанных в постановлении или определении о назначении судебной экспертизы;

— направить заключение эксперта, объекты исследований и материалы дела по окончании исследований в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу, и т.д.

В то же время ряд положений, определяющих права и обязанности руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, связанные с его участием в производстве судебной экспертизы, по своему фактическому содержанию отличаются отчетливо выраженными процессуальными свойствами. Именно поэтому они также нашли закрепление, в частности, и в уголовно-процессуальном законе РФ.

Важно отметить, что нормативно УПК не устанавливает процессуальных различий между государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями, а поэтому определяет для них единый правовой статус (ст. 57).

Точно так же Закон не устанавливает различий между государственным судебно-экспертным учреждением и иным учреждением, которому может быть поручено производство судебной экспертизы в порядке, установленном УПК. Законодатель выразил это, установив для них в Законе единый термин — «экспертное учреждение» (п. 60 ст. 5).

Таким образом, следуя буквальному толкованию данной нормы УПК, очевидно, что Закон допускает в качестве такового и государственное судебно-экспертное учреждение, и любое другое государственное (неэкспертное) учреждение (предприятие, организацию и т.д.), и так называемые негосударственные экспертные учреждения (всякого рода некоммерческие и коммерческие организации, независимые агентства, центры и т.п. объединения, позиционирующие себя как экспертные), и др. С точки зрения Закона, в данном случае не имеют значения ни организационно-правовая форма учреждения, ни наличие (или отсутствие) в его названии или уставных документах указания на осуществление им экспертной деятельности и т.д.

Именно поэтому нельзя согласиться с утверждением некоторых авторов о том, что «поручение и производство судебной экспертизы юридическому лицу, не имеющему статуса экспертного учреждения, законодателем не предусмотрено, а потому недопустимо» <1>.

———————————

<1> См., напр.: Российская Е., Галяшина Е. Негосударственные экспертные учреждения, их правовой статус и организационные формы // Законность. 2009. N 2. С. 28.

Также не соответствующим нормам Закона выглядит высказывание о «незаконности назначения судебных экспертиз в различные организации и учреждения, не являющиеся судебно-экспертными учреждениями» <2>. При этом в их числе автор называет: научно-исследовательские институты различных ведомств, структурные подразделения некоторых государственных учреждений, оценочные или аудиторские фирмы, музеи и т.д. Между тем существующая практика в необходимых случаях назначать производство судебных экспертиз в подобного рода учреждения является обыденной для любого следователя и суда, сложилась она исторически, доказала свою действенность, что и нашло отражение в нормах УПК.

———————————

<2> См.: Хазиев Ш.Н. Судебно-экспертные учреждения Российской Федерации. М., 2009. С. 5.

Очевидно, что критериями, которыми руководствуются следователь или суд для выбора и определения того или иного учреждения (организации и т.д.) в качестве экспертного учреждения и вынесения в его адрес постановления (определения) о назначении судебной экспертизы, являются вид профессиональной деятельности учреждения, а также наличие в числе его сотрудников специалиста (будущего эксперта), обладающего необходимыми специальными знаниями для производства судебной экспертизы.

Исходя из указанных выше соображений и следуя избранной логике, законодатель ввел в нормы Закона и термин «руководитель экспертного учреждения», также подразумевая под ним и руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, и руководителя любого другого учреждения (предприятия, организации), в котором с точки зрения отмеченных выше критериев может быть произведена судебная экспертиза.

Определив таким образом данного участника уголовного процесса, законодатель наделил его рядом прав и обязанностей. Так, в соответствии со ст. 199 УПК руководитель экспертного учреждения:

— получает от следователя постановление о назначении судебной экспертизы и материалы, необходимые для ее производства;

— поручает производство судебной экспертизы конкретному эксперту или нескольким экспертам из числа работников данного учреждения и уведомляет об этом следователя;

— разъясняет эксперту его права и ответственность, предусмотренные ст. 57 УПК (однако это правило не распространяется на руководителя государственного судебно-экспертного учреждения);

— вправе возвратить (с указанием мотивов) без исполнения постановление о назначении судебной экспертизы и материалы, представленные для ее производства, в случаях, если в данном учреждении нет эксперта конкретной специальности либо специальных условий для проведения исследований.

Кроме того, закон предусматривает, что руководитель экспертного учреждения, которому поручено производство судебной экспертизы, наряду со следователем вправе определить необходимость ее проведения (при наличии объективных показателей) не единолично экспертом, а комиссией экспертов (ч. 1 ст. 200 УПК).

Как видно из содержания приведенных положений, правовой статус руководителя экспертного учреждения и в уголовно-процессуальном законе РФ определен в уже сложившихся ранее границах (УПК РСФСР, ФЗ ГСЭД) и содержательно соответствует его фактическому (руководителя экспертного учреждения) предназначению в уголовном процессе — организатора производства судебной экспертизы в экспертном учреждении.

Представляется, что именно такой, как отмечалось выше, обеспечительный характер деятельности руководителя экспертного учреждения позволил законодателю отказаться от необходимости выведения фигуры руководителя экспертного учреждения в качестве самостоятельного участника уголовного процесса с размещением положений, определяющих его права и обязанности, в специальной статье соответствующего раздела УПК.

Практика между тем свидетельствует, что имеют место проблемы, связанные с участием руководителя экспертного учреждения в производстве судебной экспертизы.

Так, не теряет своей остроты вопрос об уголовно-процессуальных отношениях судебного эксперта — сотрудника экспертного учреждения и руководителя экспертного учреждения, возникающих в ходе производства судебной экспертизы, и в частности, о пределах вторжения последнего в процесс проведения экспертного исследования и подготовки заключения эксперта.

Нельзя признать законной практику вмешательства в проводимое экспертом исследование со стороны руководителя экспертного учреждения путем дачи последним указаний разного рода, например о применении той или иной методики исследования, тех или иных методов и т.д.

Отметим, что судебный эксперт, в частности государственный судебный эксперт, — это лицо, которое в соответствии с предъявляемыми к нему при поступлении на должность профессиональными и квалификационными требованиями является специалистом с высшим профессиональным образованием, прошедшим также подготовку по конкретной экспертной специальности, а нередко — с высшим экспертным образованием <3>, к тому же периодически проходящий профессиональную переаттестацию.

———————————

<3> В соответствии со ст. 13 ФЗ ГСЭД должность эксперта в экспертных подразделениях федерального органа исполнительной власти в области внутренних дел может занимать также лицо, имеющее среднее специальное экспертное образование.

Вмешательство руководителя экспертного учреждения в деятельность эксперта в виде дачи «обоснованных и правильных указаний», осуществления «контрольных функций» не только является фактическим выражением недоверия данному специалисту (эксперту), но, по сути, подрывает идею их использования в уголовном процессе. Между тем, как известно, назначение специальных знаний в уголовном процессе состоит в получении от специалиста мнения по интересующему органы расследования и суд вопросу, основанному исключительно на результатах проведенного им исследования и его специальных (профессиональных) знаниях.

Если вновь обратиться к истории, то можно вспомнить, что на определенном этапе развития института судебной экспертизы таких приглашенных в судопроизводство специалистов (экспертов) называли «сторонние люди» — люди со стороны, независимые, незаинтересованные в исходе дела <4>.

———————————

<4> См.: Уложение. Ст. ст. 272, 274 // ПСЗ I. N 1.

Это же имел в виду законодатель, когда разместил нормы, определяющие правовой статус эксперта, в гл. 8 «Иные участники уголовного судопроизводства» УПК, а также провозгласил независимость эксперта при производстве судебной экспертизы (ст. 7 ФЗ ГСЭД).

Не ясны в свете изложенного сомнения авторов, которые задаются вопросом: «Но может ли руководитель осуществлять свои контрольные функции по конкретной экспертизе и при этом не давать эксперту указания, предрешающие, как сказано в ст. 14 ФЗ ГСЭД, содержание выводов?». Авторы приходят к неверному выводу: «Руководитель, давая вполне обоснованные и правильные указания эксперту, может в одних случаях предвидеть, что изменение методики исследования повлияет на вывод, а в других — не знать, каков будет этот вывод» <5>. Как видно, авторы допускают возможность дачи указаний эксперту (пусть даже методического свойства). Однако ведь понятно, что грань между советами руководителя «во благо» и советами, способными оказать влияние на мнение эксперта и предрешить, таким образом, его выводы, очень тонка, а порой и незаметна. Именно поэтому законодатель, наделяя руководителя экспертного учреждения рядом процессуальных обязанностей, не включил в их число обязанности подобного рода (ст. ст. 199, 200 УПК).

———————————

<5> Российская Е.Р., Галяшина Е.И., Зимин А.М. Теория судебной экспертизы: Учебник. М.: Норма, 2009. С. 208.

Представляется, что следует точно истолковывать прописанную в ст. 14 ФЗ ГСЭД обязанность руководителя экспертного учреждения обеспечить контроль за полнотой и качеством проведенных исследований, не нарушая принцип независимости эксперта. В этой норме ясно выражено, что контроль должен осуществляться за полнотой и качеством уже проведенных экспертом исследований. А это значит, что во время производства экспертом судебной экспертизы руководитель экспертного учреждения не должен вторгаться в процесс экспертного исследования. Как, впрочем, и до ее производства. Такого рода действия являются прямым нарушением закона.

Следует отметить, что в государственных судебно-экспертных учреждениях, в частности в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел, ведомственными инструкциями предписываются меры, ограничивающие руководителя экспертного учреждения в осуществлении действий, которые потенциально способны оказать давление на позицию эксперта. Так, п. 16 Инструкции по организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденной Приказом МВД РФ от 29 июня 2005 г. N 511, определено, что прилагаемые к постановлению о назначении экспертизы объекты, принимаемые по общему правилу в упакованном и опечатанном виде, вправе вскрывать только эксперт, которому поручено ее производство.

Процессуальные полномочия руководителя экспертного учреждения на этом начальном этапе производства судебной экспертизы ограничиваются получением постановления о назначении судебной экспертизы и материалов, необходимых для ее производства; поручением ее производства эксперту с уведомлением об этом следователя и разъяснением эксперту его прав и ответственности (ст. 199 УПК).

По нашему мнению, обязанность руководителя экспертного учреждения, состоящая в осуществлении контроля за полнотой и качеством проведенных исследований, должна заключаться прежде всего в проверке того, насколько полно и точно отражены в заключении эксперта все те сведения, которые обозначены в ст. 204 УПК, а также того, насколько соответствует содержание исследования тем выводам, которые даны экспертом по вопросам, поставленным лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами (ч. 1 ст. 80 УПК).

Практика свидетельствует о том, что порой процедура проверки полноты и качества проведенных экспертом исследований оборачивается возникновением противоречий между руководителем экспертного учреждения и судебным экспертом по поводу сделанных последним выводов. Напомним, что, как видно из приведенного выше перечня прав и обязанностей руководителя экспертного учреждения, закон не допускает возможности его вмешательства каким-либо образом в процесс экспертного исследования.

Между тем в литературе бытует мнение, критически оценивающее отсутствие у руководителя экспертного учреждения, в частности, государственного экспертного учреждения права «при его несогласии с выводами эксперта назначить другого эксперта» для проведения экспертизы в отношении исследованных объектов по вопросам, ранее уже разрешенным. По сути, авторы выступают за наделение руководителя правом осуществления процедуры назначения судебной экспертизы. Однако, не заявляя это напрямую, в виде альтернативы они полагают возможным, что «руководитель в качестве сведущего лица может лишь высказать свое мнение по поводу данного заключения в сопроводительном письме к экспертному заключению» <6>.

———————————

<6> Российская Е.Р., Галяшина Е.И., Зимин А.М. Указ. соч.

С этими взглядами авторов, однако, нельзя согласиться. В законе не закреплено ни право руководителя экспертного учреждения официально комментировать заключение эксперта, ни право назначать судебную экспертизу, а поэтому такие его действия нельзя признать правомерными. Представляется, что такое выражение руководителем экспертного учреждения своего мнения по поводу результатов проведенного экспертом исследования фактически может означать осуществление им оценки заключения эксперта, что не входит в полномочия руководителя экспертного учреждения, а относится, в частности, в уголовном процессе к прерогативе субъектов доказывания: следователя, дознавателя, прокурора, судьи (ст. 88 УПК).

Очевидно и то, что ни правовое положение лица, занимающего должность руководителя экспертного учреждения, ни обладание им некоей суммой специальных знаний (по выражению авторов, его качество «сведущего лица») не могут иметь приоритета перед положением судебного эксперта — участника уголовного процесса, назначенного в установленном законом порядке для производства судебной экспертизы (ч. 1 ст. 57 УПК). Именно судебный эксперт, а не руководитель экспертного учреждения призван дать заключение, основываясь на результатах проведенного лично им исследования и в соответствии с имеющимися у него специальными знаниями (ст. 7 ФЗ ГСЭД). И именно судебный эксперт, а не руководитель экспертного учреждения несет личную, а в соответствующих случаях и уголовную ответственность за результаты проведенного им исследования.

Пристатейный библиографический список

1. Российская Е., Галяшина Е. Негосударственные экспертные учреждения, их правовой статус и организационные формы // Законность. 2009. N 2.

2. Российская Е.Р., Галяшина Е.И., Зинин А.М. Теория судебной экспертизы: Учебник. М.: Норма, 2009.

3. Уложение // ПСЗ I. N 1.

4. Хазиев Ш.Н. Судебно-экспертные учреждения Российской Федерации. М., 2009.