Ответственность лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации

04-03-19 admin 0 comment

Гордейчик С.
Российская юстиция, 1998.


С. Гордейчик, прокурор отдела по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов прокуратуры Волгоградской области, кандидат юридических наук.

С принятием УК РФ 1996 года устранен пробел УК РСФСР 1960 года, не позволявший привлекать к уголовной ответственности руководителей хозяйствующих субъектов за злоупотребления полномочиями, поскольку они не являлись должностными лицами. Для борьбы с этими деяниями в уголовный закон введена ст. 201, в которой субъектом преступления признается лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации. Согласно примечанию к статье, под таковым следует понимать лицо, постоянно, временно либо по специальному уполномочию выполняющее организационно — распорядительные или административно — хозяйственные обязанности в коммерческой организации, независимо от формы собственности, а также некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением.

Трактовка организационно — распорядительных и административно — хозяйственных обязанностей приводится в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности или должностном подлоге», в соответствии с которым под организационно — распорядительными обязанностями следует понимать функции по осуществлению руководства трудовым коллективом, участком работы, производственной деятельностью отдельных работников (подбор и расстановку кадров, планирование работы, организацию труда подчиненных, поддержание трудовой дисциплины и т.п.). Такие функции осуществляют, в частности, руководители министерств и ведомств, государственных, кооперативных, общественных предприятий, учреждений, организаций и их заместители, руководители структурных подразделений (начальники цехов, заведующие лабораториями, кафедрами, их заместители и т.п.), руководители участков работ (мастера, прорабы, бригадиры).

Административно — хозяйственные обязанности, по мнению Пленума, следует определять как полномочия по управлению и распоряжению государственным, кооперативным или общественным имуществом, установлению порядка его хранения, переработки, реализации, обеспечению контроля за этими операциями, организации бытового обслуживания населения и т.д. Такими полномочиями обладают начальники планово — хозяйственных, снабженческих, финансовых отделов и служб и их заместители, заведующие складами, магазинами, мастерскими, ателье, ведомственные ревизоры и контролеры.

Полагаю, что приведенная трактовка субъекта преступления, предусмотренного ст. 201 УК РФ, нуждается в уточнении с учетом произошедших изменений в экономике страны. Опасность злоупотреблений полномочиями состоит в причинении вреда гражданам, организациям, обществу, государству. Следовательно, субъектом преступления может быть лицо, уполномоченное организацией на совершение действий, способных причинить указанный ущерб. Материалы проверок, проведенных прокуратурой и контролирующими органами, позволяют выделить наиболее часто встречающиеся виды таких деяний.

Прежде всего, это понуждение к продаже акций. В ходе приватизации некоторая часть акций оказалась у членов трудового коллектива. В настоящее время в акционерных обществах происходит борьба за власть, причем иногда используются незаконные методы. Так, в волгоградском филиале одной из ведущих на отечественном рынке организаций, относимой к естественным монополиям, директор под угрозой увольнения дал указание работникам, имеющим на руках акции, продать их головной организации по цене, установленной последней. Таким образом, были скуплены все акции у работников предприятия.

Не менее опасны случаи распоряжения имуществом организации вопреки ее интересам. При проверке ОАО «Ц.-Б.» (названия изменены) установлено, что генеральным директором было создано ОАО «Ц.-Б.-М.», возглавили которое подставные лица. С этой фирмой заключались договора, по которым передавалось в безвозмездное пользование имущество ОАО «Ц.-Б.», оплачивались проценты за просрочку выполнения обязательств и т.д. В конце концов, практически все имущество перешло в ОАО «Ц.-Б.-М.».

Еще пример. По решению собрания акционеров ОАО «А.К.» полученная прибыль направлялась не на развитие производства или выплату заработной платы работникам, а, как это ни странно, на строительство коттеджа для генерального директора. Подобное решение было принято, поскольку генеральному директору и его окружению принадлежал контрольный пакет акций.

Нередко имеют место факты присвоения исполнительным органом или советом директоров полномочий, составляющих исключительную компетенцию общего собрания акционеров; тем самым нарушается предусмотренное законом право акционера, владельца обыкновенных акций, на участие в управлении делами общества. Особенно эта проблема актуальна в крупных акционерных обществах, имеющих разветвленную структуру и действующих на достаточно больших территориях. В ст. 48 Федерального закона «Об акционерных обществах» приводится перечень вопросов, отнесенных к компетенции общего собрания. Подавляющее большинство из них не могут быть переданы на решение иным органам общества, однако в некоторых случаях все эти вопросы решаются исполнительным органом или советом директоров. Так, вопреки требованиям законодательства, избираются члены ревизионной комиссии, принимаются решения о совершении крупных сделок, превышающих 50% активов общества, и др.

Ряд злоупотреблений связан с изготовлением или подделкой документов. На основании ст. 44 названного Федерального закона само акционерное общество может являться держателем реестра, что дает возможность членам исполнительного органа или совета директоров для манипуляций. В одном из акционерных коммерческих банков, действующих на территории Волгоградской области, по решению собрания акционеров принято решение о выпуске дополнительных акций и размещении их среди акционеров пропорционально имеющихся у них акциям. Однако при распределении их председателем и двумя его заместителями путем внесения изменений в реестр и составления подложного расчета большинство акций было присвоено.

Для придания «легитимности» некоторым решениям совета директоров составляются подложные протоколы собрания акционеров.

Анализ действующего гражданского законодательства позволяет сделать вывод о том, что полномочиями на совершение описанных выше действий обладают участники хозяйственных обществ и товариществ, а также представители их органов. Кроме того, эти полномочия могут быть переданы по договору иным лицам, которых также следует признавать лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации. И тех и других, безусловно, необходимо привлекать к ответственности.

Рассматриваемая нами проблема не ограничивается рамками только ст. ст. 201 и 204 УК РФ. Есть основания полагать, что она одинаково актуальна и при толковании признаков субъекта преступлений гл. 22 УК. В ряде статей названной главы имеется прямое указание на то, что деяние совершается руководителем организации (ст. ст. 177, 193, 195 — 197 УК РФ). В некоторых статьях, хотя и не содержится описания признаков субъекта преступления, таковым может быть признано лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации (ст. ст. 172, 173, 185 УК РФ).

Таким образом, под лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, предлагается понимать участника хозяйственного общества или товарищества, представителя органа юридического лица, а также иного субъекта, осуществляющего полномочия указанных лиц на основании договора.

Представляется, что данное определение, закрепленное в примечании к ст. 201 УК РФ или в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, стало бы более надежным ориентиром для практических работников по применению закона.