ВКК борется за чистоту судейского сообщества

04-03-19 admin 0 comment

Бородин Л.
Бизнес-адвокат, 1998.


Л. Бородин, материалы к печати подготовил.

Состоялись очередные пленарные заседания Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации. Рассмотрев различные текущие вопросы, в том числе представления Председателя Верховного Суда РФ и Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ о возможности присвоения ряду судей почетного звания «Заслуженный юрист Российской Федерации», участники обоих пленарных заседаний сосредоточили внимание на материалах (преимущественно жалобах), связанных с прекращением полномочий судьи по основаниям, предусмотренным подп. 9 п. 1 ст. 14 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», т.е. в связи с совершением поступка, позорящего честь и достоинство судьи или умаляющего авторитет судебной власти.

Несколько эпизодов неблаговидной жизни

Решением квалификационной коллегии судей Красноярского края от 17 апреля 1997 г. прекращены полномочия судьи Сухобузимского райсуда В. Пантюшкина. В жалобе он просит Высшую квалификационную коллегию судей РФ об отмене данного решения. При проверке дела Высшая квалификационная коллегия судей РФ установила следующее.

8 декабря 1996 г. В. Пантюшкин в день выборов в органы местного самоуправления согласно графику должен был дежурить с 8 до 15 часов в здании суда. Однако он с работы ушел в 11 часов, не поставив об этом в известность председателя суда и не имея уважительных причин (якобы по болезни). Состояние его здоровья не подтверждено медицинскими документами и иными доказательствами. 9 декабря 1996 г. В. Пантюшкин не вышел на работу, снова не поставив в известность председателя суда и не согласовав с ним свое отсутствие. Два гражданских дела, назначенные им на 9 декабря, не были рассмотрены. Судья ссылается на то, что у него было несколько отгулов, однако, по утверждению председателя суда, он их давно использовал. 9 декабря 1996 г. В. Пантюшкин появился в здании суда в нетрезвом виде и, как утверждает председатель суда, затем уже из дома позвонил ему по телефону, нецензурно оскорблял и угрожал.

10 декабря В. Пантюшкин вновь не вышел на работу, в результате чего было сорвано рассмотрение уголовного дела. Зная, что судебное заседание по этому делу не проводилось, судья тем не менее подписал фиктивный протокол об отложении дела слушанием. С целью оправдать невыход на работу он позвонил утром того же числа врачу городской больницы и попросил выписать ему больничный лист, что тот и сделал, хотя больного и не осматривал.

При проверке сотрудники больницы подтвердили, что В. Пантюшкин в больницу не приходил и на приеме у врача не был. Больничный лист был аннулирован, врач наказан.

Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации жалобу В. Пантюшкина оставила без удовлетворения.

Хотелось подработать

Н. Кузьмина работала судьей в Раменском районе Московской области. Решением квалификационной коллегии судей Московской области от 30 мая 1997 г. полномочия судьи прекращены.

Не согласившись с данным решением, Н. Кузьмина обратилась с жалобой в Высшую квалификационную коллегию судей РФ, где просила отменить указанное решение.

При проверке установлено следующее.

В марте 1997 г. к председателю Раменского городского суда обратились Б. и Ч. с письменными заявлениями, где утверждали, что при подаче ими исковых заявлений о расторжении брака на приеме у судьи Н. Кузьминой они по ее инициативе передали по 100000 рублей за составление и перепечатку исковых заявлений.

Напомним, что в соответствии с п. 3 ст. 3 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» судья не вправе совмещать работу в должности судьи с другой оплачиваемой работой, кроме научной, преподавательской, литературной и иной творческой деятельности. Однако, как следует из справки по результатам проверки заявлений Б. и Ч., судья Н. Кузьмина нарушила вышеуказанную запрещающую норму закона.

Видимо, она сама хорошо понимала неблаговидность своего поступка — и к Б., и к Ч. несколько раз являлись разные люди с просьбой отозвать ранее поданные заявления или написать новые, но иного содержания Б. и Ч. через этих людей получили назад переданные судье деньги.

При проверке председателем суда дел о расторжении брака, рассмотренных Н. Кузьминой, было обнаружено, что многие заявления о расторжении брака вырваны, даже те, что сохранились, оформлены на компьютере. Это говорило о многом.

Доводы жалобы Кузьминой о том, что Б. и Ч. оговорили ее, тщательно проверялись и быть признаны обоснованными не могут, поскольку у Б. и Ч. не имелось никаких мотивов к этому.

Кроме того, проведенной проверкой установлено, что при отправлении правосудия судья Н. Кузьмина грубо и систематически нарушала процессуальный закон — не соблюдала сроки рассмотрения дел.

Анализируя все материалы дела в их совокупности, Высшая квалификационная коллегия судей РФ согласилась с выводом квалификационной коллегии судей Московской области.

Волокита

Решением квалификационной коллегии судей Новосибирской области от 6 мая 1997 г. полномочия судьи Обского городского суда Н. Бондаренко прекращены.

Не согласившись с данным решением, судья обратилась с жалобой в Высшую квалификационную коллегию судей РФ.

Установлено следующее. Еще в январе 1996 г. Н. Бондаренко была предупреждена Советом судей области за фальсификацию протокола судебного заседания по делу об отмене отсрочки исполнения приговора, но должных выводов для себя не сделала, при рассмотрении гражданских и уголовных дел допускала волокиту и грубые нарушения норм процессуального законодательства.

Так, с 15 сентября 1993 г. в производстве Н. Бондаренко находилось гражданское дело по иску С. о расторжении брака. В деле имеются три определения об отложении рассмотрения дела с целью примирения сторон, однако протоколы судебных заседаний отсутствуют, никаких сведений об извещении сторон, о направлении им копий определений также не имеется.

С декабря 1993 г. в производстве судьи находилось гражданское дело по иску А. к кооперативу «Магистраль» о взыскании денежной суммы. В течение 2 лет 10 месяцев судьей Н. Бондаренко никаких процессуальных действий по делу не проводилось.

Эти дела, в числе других 56 нерассмотренных дел, были переданы председателю суда при уходе судьи в декретный отпуск в ноябре 1996 г. В столе судьи обнаружились и совсем забытые дела. Это три исковых заявления о расторжении брака, два поступили в 1994 году, одно — в 1995. Было там и заявление М. о возмещении ущерба, поступившее 15 декабря 1993 г.

Эти исковые материалы не были переданы в канцелярию для регистрации и не прошли по отчету как рассмотренные дела, однако выписки из решений о расторжении брака высланы сторонам для обращения в органы загса.

Допущены нарушения судьей Н. Бондаренко и при рассмотрении уголовных дел.

В частности, 18 марта 1994 г. ею принято к производству дело Ф. о привлечении ее к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 206 УК РСФСР. Определением от 18 мая 1994 г. дело направлено для производства дознания, однако в канцелярию для исполнения дело не было передано и находилось в кабинете судьи до 6 декабря 1996 г.

В 1994 году под председательством судьи Н. Бондаренко рассмотрены уголовные дела по обвинению Х. по ст. 122 УК РСФСР и по обвинению С. по ч. 1 ст. 206 УК РСФСР. Однако в канцелярию суда дела не сданы, где они находятся, до настоящего времени неизвестно, что делает невозможным исполнение приговоров.

Доводы жалобы Н. Бондаренко о том, что квалификационная коллегия судей грубо нарушила требования трудового законодательства при ее увольнении (судья — мать 3-месячного ребенка), не могут быть признаны состоятельными, ибо назначение на должность судьи и прекращение полномочий судьи происходит в строгом соответствии с Законом РФ «О статусе судей в Российской Федерации» и на судей в этой части трудовое законодательство не распространяется.

Высшая квалификационная коллегия судей РФ оставила без изменения решение областной квалификационной коллегии судей, а жалобу Н. Бондаренко — без удовлетворения.

Приговор — судье

Л. Матвеев ранее работал в должности заместителя председателя Хабаровского краевого суда.

Решением Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации в 1995 году полномочия Матвеева были прекращены по его письменному заявлению об отставке.

Решением от 16 августа 1995 г. Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации дала согласие и.о. Генерального прокурора Российской Федерации В. Узбекову на возбуждение уголовного дела в отношении Матвеева по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 211 УК РСФСР. Она же своим решением от 16 октября 1996 г. дала согласие на привлечение его к уголовной ответственности.

21 марта 1997 г. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации постановила в отношении Л. Матвеева обвинительный приговор по ч. 1 ст. 264 УК РФ, признав его виновным в том, что он в апреле 1995 г., в 23 часа, на принадлежащей ему автомашине, находясь за рулем в состоянии алкогольного опьянения, не справился с управлением, в результате чего выехал на полосу встречного движения и совершил лобовое столкновение с автомашиной «Тойота — Карина», управляемой С. Еремеевым, который при столкновении получил тяжкие телесные повреждения, опасные для жизни. Своими действиями Матвеев нарушил целый ряд пунктов Правил дорожного движения.

Наказание назначено Матвееву в два года лишения свободы условно, с таким же испытательным сроком, с лишением права управлять транспортным средством на два года. Кроме того, по этому же приговору с него взыскано в возмещение материального ущерба 14935960 рублей и в счет возмещения морального вреда 20000000 рублей (в ценах 1997 г.).

Решением квалификационной коллегии судей Хабаровского края от 11 июня 1997 г. удовлетворено представление председателя Хабаровского краевого суда В. Вдовенкова о прекращении с указанной даты отставки судьи Л. Матвеева по основаниям п. 7 ст. 15 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», поскольку он более не отвечает требованиям, предъявляемым к судьям: в отношении него имеется вступивший в законную силу обвинительный приговор.

Проверив представленные материалы, заслушав объяснения представителя Генеральной прокуратуры, Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации нашла решение краевой квалификационной коллегии судей законным и обоснованным.

Вместе с тем квалификационная коллегия судей Хабаровского края неправильно определила дату прекращения отставки судьи Л. Матвеева. Законное основание для прекращения отставки последнего возникло в момент постановления в отношении него обвинительного приговора, т.е. 21 марта 1997 г., а не при рассмотрении квалификационной коллегией судей края данного вопроса 11 июня 1997 г. В связи с изложенным решение квалификационной коллегии судей Хабаровского края в указанной части было изменено.