К вопросу об ответственности наследника по долгам наследодателя

04-03-19 admin 0 comment

Антощенко-Оленева О.И.
Электронный ресурс, 2010.


В статье на основе догматического и исторического анализа рассматриваются проблемы определения понятия и сущности ответственности наследников по долгам наследодателя. Исследуя порядок возмещения расходов, вызванных смертью наследодателя, и расходов на охрану наследства и управление им, автор предлагает включать их в состав наследства.

Ключевые слова: наследство, наследование, долг, ответственность наследников.

On the basis of dogmatic and historical analysis the article considers the problems of determination of concept and essence of liability of heirs for the debts of ancestor. Studying the procedure of compensation of expenses arisen by the death of ancestor and expenses related to protection of inheritance and management thereof the author proposes to include them into the inheritance.

Key words: inheritance, inheriting, debt, liability of heirs.

Вопросы ответственности наследника по долгам наследодателя вызывают немалый интерес, что объясняется прямой связью с решением другого вопроса — о принятии наследником наследства или отказом от него. На протяжении всей истории развития наследственного права вопросы, прямо или косвенно касающиеся ответственности наследника по долгам наследодателя, обсуждались и продолжают обсуждаться специалистами в области гражданского права. Одними из таких обсуждаемых вопросов стали вопросы о включении в состав наследства долгов наследодателя и определении размера действительной стоимости наследственного имущества, в пределах которой наследнику надлежит отвечать по долгам наследодателя.

Прежде остановимся на первом вопросе. В.И. Серебровский возражал против определения состава наследства как единства прав и долгов. Его позиция выражалась в рассмотрении имущества гражданина как совокупности принадлежащих ему реальных ценностей, в число которых входят различные материальные объекты (вещи), могут входить и другие объекты, например права требования. При этом ученым отрицалась всякая возможность включения долгов в состав имущества, и уж тем более возможность говорить об имуществе, состоящем из одних только долгов <1>. В.И. Серебровский строит аргументацию своей позиции на анализе норм действовавшего на тот момент законодательства. Особое внимание ученый обращает на ст. 434 Гражданского кодекса РСФСР 1922 г., согласно которой наследник отвечает «по долгам, обременяющим наследство, лишь в пределах действительной стоимости наследственного имущества». Буквальное толкование нормы этой статьи позволило автору сделать вывод о том, что долги «являются, таким образом, только «обременением» наследства, но не его составной частью. Долги могут уменьшить наследственное имущество (наследство), даже полностью его исчерпать, но сами в состав наследственного имущества не входят. Если бы долги входили в состав наследственного имущества, то они уже никак не могли бы «обременять» его» <2>. В подтверждение своей позиции автор обращается и к Правилам перехода к государству наследственных имуществ, утвержденным СНК РСФСР 28 декабря 1943 г. В ст. 17 этих Правил указывается, что «в состав выморочного имущества входит как наличное имущество наследодателя, так и имущество (в том числе денежные суммы), следуемое ему от третьих лиц». Именно отсюда автор делает вывод, что наследство — это только наличное имущество, «под которым надо понимать вещи (материальные объекты — жилой дом, наличные деньги и т.п.) и права требования к другим лицам (т.е. только актив)» <3>. Аналогичным образом состав наследства рассматривает, например, Н.Д. Егоров. Он выводит за пределы наследства пассив наследственной массы и объясняет это тем, что «при наследовании речь идет не о правопреемстве, а о преемстве, причем не в правах, а в объектах этих прав» <4>.

———————————

<1> Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. 2-е изд., испр. М.: Статут, 2003. С. 59.

<2> Там же. С. 60.

<3> Там же.

<4> Егоров Н.Д. Единство и дифференциация гражданско-правового регулирования общественных отношений в СССР: Автореф. дис. … д.ю.н. Л.: ЛГУ, 1988. С. 30 — 32.

Такая позиция позже неоднократно оспаривалась. Так, Б.С. Антимонов и К.А. Граве отмечали, что между активом и пассивом наследства существует «внутренняя неразрывная связь», а «представление о долгах наследодателя, о пассиве наследства как о чем-то лежащем вне наследства было бы плодотворным, если бы можно было указать случаи существования долгов наследства, отдельно от него. Между тем мы видим, что долги наследства либо связаны с перешедшими к наследникам правомочиями, либо прекращаются, если превышают актив наследства и потому не попадают в состав наследства. Следовательно, если указанные долги вообще существуют, то они юридически привязаны к активу наследства, принятого наследником» <5>. Б.Б. Черепахин назвал аргументацию В.И. Серебровского терминологической и указал: «терминологическая» аргументация не дает оснований считать ответственность наследников по долгам каким-то внешним придатком института наследования, в том числе и по советскому гражданскому праву. Ответственность по долгам, обременяющим наследство, является составной частью этого института как универсального правопреемства» <6>.

———————————

<5> Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. М.: Юридическая литература, 1955. С. 81.

<6> Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М.: Статут, 2001 // Классика российской цивилистики // СПС «КонсультантПлюс».

Думается, вопрос о включении долгов в состав наследства может быть решен посредством определения категории «имущество». Если бы под имуществом мы понимали только материальные объекты, то позиция В.И. Серебровского была бы нам близка. Однако, с нашей точки зрения, имущество включает в себя как материальную, так и нематериальную составляющие. Наше понимание имущества как совокупности материальных объектов и объектов нематериальных предполагает включение в состав наследства прав и обязанностей наследодателя. Обязанность — определенный круг действий, возложенных на кого-нибудь и безусловных для выполнения <7>. Долг — то же, что обязанность <8>. Следовательно, в наследство войдут и возложенные на наследодателя безусловные для выполнения действия, т.е. долги. Кроме того, хотелось бы отметить следующее. За счет долга увеличивается имущество наследодателя, но уменьшается имущество кредитора. После смерти наследодателя увеличенное имущество переходит к его наследникам, а имущество кредитора остается уменьшенным. Можем ли мы говорить о том, что долги не перешли к наследникам? Думается, нет. В действительности долги являются частью наследства, а удержание наследниками имущества в части увеличения за счет долга должно быть рассмотрено как неправомерное. Позволим себе согласиться с точкой зрения Г.Ф. Шершеневича о том, «что наследник становится не только собственником вещей, принадлежавших наследодателю, но и верителем по его обязательствам и т.п. В то же время к наследнику переходят все обязательства, лежавшие на наследодателе, так что наследник обязывается платить и долги умершего; притом он отвечает не одним имуществом, полученным по наследству, но и собственным, так как по осуществлении права наследования лицо признается субъектом обязательственных отношений, уже независимо от основания, по которому сделалось их субъектом» <9>.

———————————

<7> Ожегов С.И. Словарь русского языка. 4-е изд. М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1960. С. 429.

<8> Там же. С. 167.

<9> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2. М.: Статут, 2005 // СПС «КонсультантПлюс».

Законодатель не изменил подход к определению состава наследства ни с принятием Гражданского кодекса РСФСР 1964 г., ни с принятием Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ). В первом основные положения были сохранены, и наследство по-прежнему представляло собой совокупность принадлежащего наследодателю имущества, имущественных прав и обязанностей. Несмотря на отсутствие легального определения состава наследства, анализ норм ранее действовавшего гражданского законодательства и судебной практики позволяет сделать нам такие выводы. Согласно нормам ГК РФ, в части третьей которого закреплены положения о наследовании, норма ст. 1112 устанавливает, что в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Таким образом, законодатель поддерживает веками выработанный подход к включению в состав наследства долгов наследодателя.

Статья 1175 ГК РФ предусматривает, что каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. Каким же образом определить стоимость наследственного имущества и из чего эта стоимость складывается? Можно ли учитывать только актив наследственного имущества или обязательно включать в стоимость и пассив? Возможно, такой подход порадовал бы наследников — исключить стоимость долгов наследодателя из наследства, оценить оставшийся актив и в его пределах рассчитаться с кредиторами. Поскольку выше нами уже указывалось несогласие с точкой зрения В.И. Серебровского об исключении из состава наследства пассива, было бы противоречивым наше утверждение о том, что стоимость наследства должна быть определена только по «наличному» имуществу, с учетом прав требования, принадлежавших наследодателю (если таковые, конечно, входили в состав наследства). Вполне логично, что стоимость наследственного имущества должна быть определена на день смерти наследодателя, который является и днем открытия наследства. Следует это из нормы ст. 1152 ГК РФ, часть четвертая которой говорит о признании наследства принадлежащим наследнику со дня открытия наследства. Осуществляя определение действительной стоимости наследственного имущества на день смерти наследодателя, мы не учитываем, что определенное имущество может принести доходы в период тех шести месяцев, которые были отведены на принятие наследства. Это касается, например, денежных средств, размещенных во вкладах; ценных бумаг, которые могут принести дивиденды, и др. Как быть с таким «приростом»? Или взгляд с другой стороны — уменьшение наследства. Те же денежные средства или ценные бумаги: банк заявил о банкротстве или обесценилась ценная бумага. Но произошло это событие после проведенной оценки наследственной массы и явным образом негативно отразилось на реальной стоимости наследства. Кроме того, ст. 1174 ГК РФ устанавливает порядок возмещения расходов, вызванных смертью наследодателя, и расходов на охрану наследства и управление им. При этом данная норма определяет, что указанные расходы возмещаются до уплаты долгов кредиторам. Вполне очевидно, что такие расходы уменьшили объем наследственного имущества, а следовательно, и его стоимость. Однако подчеркнем, оценка стоимости осуществляется на день открытия наследства. Да и расходы, на которые мы обратили внимание, уменьшат имущество, которое перейдет к наследникам в порядке наследственного правопреемства.

Таким образом, не отрицая включения в состав наследства и пассива, и актива, мы предлагаем законодателю обратить внимание на решение вопроса о включении в наследственное имущество следующих расходов:

1) на достойные похороны наследодателя;

2) на охрану наследства и управление им.

При этом обращаем внимание, что последние позволят сохранить имущество не только для наследников, но и для кредиторов наследодателя.

В связи со сказанным считаем необходимым дополнить ч. 1 ст. 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации указанием следующего характера: «Стоимость перешедшего к наследникам наследственного имущества уменьшается на стоимость расходов, произведенных на достойные похороны наследодателя и на охрану и управление наследства в разумных пределах».