Свобода завещания в российском наследственном праве

04-03-19 admin 0 comment

Абраменков М.С., Чугунов П.В.
Электронный ресурс, 2010.


В статье-очерке авторы описывают нормативное закрепление свободы завещания в современном наследственном праве Российской Федерации. Объектом анализа выступают как специальные правила, касающиеся свободы завещания как основополагающего принципа наследственного права, так и иные нормы, регулирующие порядок распоряжения имуществом физического лица на случай его смерти, в том числе относящиеся к завещательному отказу и завещательному возложению.

Ключевые слова: завещание, свобода завещания, назначение наследника, подназначение наследника, лишение наследства, завещательный отказ, завещательное возложение.

The article describes normative consolidation of freedom of will in contem

orary inheritance law of the Russian Federation. The object of analysis is the s

ecial rules related to the freedom of will both as a fundamental

rinci

le of inheritance law and other norms regulating the order of dis

osal of

ro

erty of natural

erson in the event of death including related to testamentary refusal and testamentary burden.

Key words: will, freedom of will, a

ointment of heir, substitution, disheritance, testamentary refusal, testamentary burden.

Свобода завещания является одним из важнейших принципов как наследственного права вообще, так и института наследования по завещанию в частности, выражая такой правовой простор различных распоряжений по определению судьбы наследства, которые не могут быть описаны в законе исчерпывающим образом ввиду многообразия жизненных ситуаций и отношений, оказывающих индивидуальное влияние на формирование воли завещателя

1

.

———————————

1

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. М., 2004. С. 21.

По своему концептуальному значению свобода завещания имеет сходство со свободой договора (ст. 421, 422 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК)), но принципиально отличается назначением, содержанием и волевой односторонностью, причем последнее свойство придает свободе завещания еще более широкий характер как не связанной согласием договорных партнеров. Итак, что же характеризует свободу завещания?

Прежде всего она заключается в самостоятельности и независимости принятия завещателем решений, касающихся самого акта завещания как такового и содержания завещательных распоряжений, которые не могут расцениваться с точки зрения справедливости, целесообразности, мотивированности и других критериев обоснованности принятых завещателем решений. Свобода завещания обеспечивается тем, что завещатель не обязан раскрывать ни причин назначения тех или иных лиц наследниками, ни причин лишения наследства тех или иных наследников по закону, ни причин изменения или отмены завещания. Поэтому при толковании завещания должен быть установлен истинный смысл волеизъявления завещателя, но не его обоснованность (ст. 1132 ГК). Если были нарушены условия, обеспечивавшие свободу воли и волеизъявления завещателя, например если завещание было совершено (изменено, отменено) под влиянием угроз, насилия, такой акт не может быть признан завещанием, он признается недействительным в соответствии с положениями ст. 1131 ГК.

Свобода завещания как право совершить завещание по своему усмотрению характеризуется различными возможностями. Прежде всего она означает выбор между возможностью завещать либо не завещать имущество, который принадлежит исключительно воле гражданина-правообладателя. Обещание составить завещание в пользу определенного лица не порождает никаких правовых последствий ни для давшего такое обещание, ни для лица, которому дано это обещание. Оно не связывает обещавшего обязанностью совершить завещание. Если завещание было совершено, гражданин после этого не лишен возможности принять новое решение относительно содержания распоряжений или самого акта завещания. В любое время после составления завещания последнее может быть изменено или отменено завещателем (ст. 1130 ГК)

2

.

———————————

2

См.: Там же. С. 22.

Положение о том, что завещатель не обязан указывать причин принятия тех или иных решений по распоряжению своим имуществом, не обязан сообщать о таковых актах, является своеобразной формулировкой личного нематериального абсолютного права неприкосновенности частной жизни, непременной стороной которой является внутренний, духовный мир человека с его переживаниями, побуждениями, взглядами, убеждениями, моральными принципами, определяющими мотивы решений, поступков, действий, в частности завещаний. К области частной жизни относятся также внешние акты поведения человека, имеющие частный характер правового и внеправового содержания, не выходящего за рамки правомерного. Таковы акты совершения, изменения, отмены завещаний. Право завещателя сделать сведения о своих завещаниях недоступными для заинтересованных лиц охраняется и защищается с помощью ГК (ст. 150).

В ГК свобода завещания получила очень широкое и предметное закрепление. Прежде всего в нем содержится специальная статья, посвященная данному принципу завещательного наследования, — ст. 1119. При этом следует учитывать, что ее положения характеризуют возможные, но не обязательные компоненты завещания. К ним относятся условия о предмете завещательных распоряжений, круге будущих правопреемников завещателя, содержании завещательных распоряжений, способах распределения наследства и др. Важно подчеркнуть, что указанные в ст. 1119 ГК отдельные виды завещательных распоряжений не исчерпывают свободы завещания и, по существу, не составляют перечня. Право завещать имущество по своему усмотрению является ядром свободы завещания и дает ей столь широкий объем, что позволяет воплощаться в любых завещательных распоряжениях. Остановимся подробнее на содержании правил о свободе завещания.

Назначение и подназначение наследника. Как мы уже отмечали, основное назначение завещания состоит в том, чтобы определить «судьбу» имущества физического лица на случай его смерти. В рамках завещательного наследования это осуществляется прежде всего с помощью назначения правопреемника. Законодатель не устанавливает каких-либо ограничений на этот счет, указывая, что завещатель вправе назначить своими наследниками любых лиц, среди которых могут быть физические лица (российские и иностранные граждане или лица без гражданства), юридические лица (как российские, так и иностранные), публично-властные образования (Российская Федерация, ее субъекты, муниципальные образования, а также иностранные государства), международные организации (ст. 1116, 1119, 1121 ГК). В контексте перечня лиц, которые могут быть наследниками по завещанию, — с учетом положений ст. 1116 ГК — остается открытым вопрос о том, можно ли завещать имущество иностранной организации, которая по своему «родному» законодательству (в качестве такового выступает, как правило, правопорядок страны учреждения такой организации) не является юридическим лицом (ст. 1203 ГК). В литературе высказывалось мнение о том, что такие субъекты гражданского оборота могут быть наследниками по завещанию

3

. В целом же следует отметить, что правовая регламентация призвания к наследованию по завещанию юридических лиц и иных правосубъектных коллективных образований характеризуется наличием пробелов и противоречий.

———————————

3

См.: Абраменков М.С. Наследование по завещанию в Российской Федерации и зарубежных странах: сравнительно-правовой аспект // Наследственное право. 2008. N 4. С. 40.

С одной стороны, закон абсолютно четко указывает, что правопреемниками умершего могут быть юридические лица, существующие на момент открытия наследства. Существующими на указанный момент российскими юридическими лицами являются все из числа внесенных в государственный реестр юридических лиц (ст. 51 ГК), а также все те, которые хотя и находятся в процедуре реорганизации и ликвидации, но не исключены из государственного реестра (ст. 57, 63 ГК). Но как быть в том случае, если к моменту открытия наследства юридическое лицо уже прошло процедуру реорганизации?

В литературе справедливо отмечается, что выделение из состава юридического лица иного субъекта, равно как и присоединение к нему другого юридического лица, никак не опорочивает составленное в его пользу завещание. То же самое следует сказать об изменении наименования юридического лица

4

. В том же случае, если юридическое лицо подверглось реорганизации в форме разделения, слияния или преобразования, решение уже не может быть столь однозначным. Если исходить из буквального смысла закона, то следует признать, что результатом указанных процедур является прекращение существования юридического лица, названного наследником и, следовательно, утрата завещанием силы в этой части. Однако в доктрине данная позиция встречает возражения.

———————————

4

См.: Наследственное право / Под ред. К.Б. Ярошенко. М., 2005. С. 63.

В частности, Б.А. Булаевский описывает следующую гипотетическую ситуацию. Предположим, что прекращение реорганизуемого юридического лица произойдет после открытия наследства, но до истечения срока на его принятие и при этом воля юридического лица на принятие либо отказ от наследства не будет выражена его органами. В подобной ситуации вывод о возможности заступления универсальных правопреемников юридического лица на его место в наследственных правоотношениях напрашивается сам собой. Однако недвусмысленная формулировка ст. 1116 блокирует подобную возможность, допуская призвание к наследованию исключительно указанных в завещании юридических лиц. Каких-либо специальных норм (сродни нормам о наследственной трансмиссии, применимым к отношениям с участием граждан) на сей счет в гражданском законодательстве не существует. Нельзя не учитывать и положение тех универсальных правопреемников юридического лица, которые появились до открытия наследства. Завещатель не всегда мог быть осведомлен о состоявшемся правопреемстве и, следовательно, не мог изменить содержание завещания. Многие же из тех, кто мог быть осведомлен, скорее всего, не допускали и мысли о том, что их воля не будет исполнена (например, работник организации, сменившей лишь организационно-правовую форму, но не сменившей ни фирменное наименование, ни род деятельности). Существующее положение дел нельзя признать удовлетворительным. Остается ждать, что со временем поставленный вопрос найдет разрешение либо в судебной практике, либо в специально принятой правовой норме

5

. Мы в основном поддерживаем данную позицию, но полагаем, что окончательное решение поставленного вопроса возможно лишь путем внесения соответствующих изменений в ГК, так как расширительное толкование существующих на данный момент правил войдет в прямое противоречие с их текстом.

———————————

5

Там же. С. 63.

Не могут выступать наследниками по завещанию коллективные образования, не являющиеся юридическими лицами, — филиалы, представительства, отделы, кафедры институтов и т.п. В литературе высказано мнение о том, что в том случае, если в завещании есть указание на такое образование как на правопреемника, то следовало бы признать допустимым переход наследства к субъектам гражданского права, организационно связанным с обозначенными структурными подразделениями, тем самым максимально приближая исполнение завещания к воле наследодателя

6

. Подобные утверждения представляются нам недостаточно обоснованными и не отвечающими смыслу и содержанию действующего законодательства.

———————————

6

Там же. С. 64.

Наследниками по завещанию могут быть назначены как одно, так и несколько лиц вне зависимости от того, относятся они к наследникам по закону или нет (ст. 1121 ГК). Кроме того, завещатель может обозначить преемника к своему имуществу посредством такого юридического инструмента, как подназначение наследника — субституция. Подназначение наследника в завещании — вид завещательного распоряжения под отлагательным условием, расширяющий возможности завещателя назначить правопреемников по его усмотрению, обходя не зависящие от воли завещателя обстоятельства, препятствующие исполнению его завещательных назначений или обычному ходу наследования по закону.

Подназначение наследника — это совершенное до открытия наследства назначение другого наследника взамен того основного наследника, который почему-либо окажется выбывшим из наследственного правопреемства. Наследник, указанный завещателем в целях подназначения основного наследника, может быть любым лицом, как входящим, так и не входящим в круг наследников по закону, избираемым завещателем по правилам назначения наследника по завещанию.

Правила о подназначении наследника могут применяться не только по отношению к назначенным наследникам по завещанию, но также и к наследникам завещателя по закону. В первом случае завещатель назначает своим наследником определенное лицо и одновременно указывает в том же завещании другое лицо, которое приобретет права наследования, если назначенный наследник не становится участником наследственных правоотношений. Во втором случае завещатель, не изменяя обычного хода наследования его имущества по закону, назначает своего наследника взамен одного, нескольких или всех наследников по закону, если таковые не оказываются участниками наследственных правоотношений. Подназначение не ограничено каким-то определенным числом заменяющих наследников. Завещателем может быть задана «цепочка» взаимных подназначений, в соответствии с которой каждое звено подназначения вступает в силу при обстоятельствах, исключающих наследование основным наследником либо предшествующим звеном подназначения наследника.

Положения абз. 2 ст. 1121 ГК предусматривают перечень отлагательных условий (оснований, случаев), наступление которых приводит в действие распоряжения о подназначении наследника. Одни из них относятся к обстоятельствам, происходившим до открытия наследства, и они могли стать известными завещателю, другие — к обстоятельствам, происходящим после открытия наследства, и о них завещателю не могло быть известно. В любом случае это такие обстоятельства, относительно которых неизвестно, наступят ли они. Согласно закону подназначение наследника может быть предусмотрено в завещании для случаев, если:

— до открытия наследства или одновременно с наследодателем умрет назначенный в завещании наследник;

— до открытия наследства или одновременно с наследодателем умрет наследник завещателя по закону;

— после открытия наследства умрет назначенный в завещании наследник, не успев принять наследство;

— после открытия наследства назначенный в завещании наследник не примет наследство по другим причинам, не связанным с его смертью, до истечения срока принятия наследства либо откажется от наследства;

— после открытия наследства умрет наследник завещателя по закону, не успев принять наследство;

— после открытия наследства наследник завещателя по закону не примет наследство по другим причинам, не связанным с его смертью, до истечения срока принятия наследства либо откажется от наследства;

— назначенный в завещании наследник или наследник завещателя по закону утратит возможность приобретения наследства по основаниям недостойности наследования, предусмотренным ст. 1117 ГК.

Завещатель по своему усмотрению вправе указать в завещании все либо отдельные условия (основания) вступления в силу распоряжения о подназначении наследника. Однако при любом выборе завещателя из предусмотренных законом оснований подназначения наследника оно применяется лишь в случаях, если основной наследник не становится правопреемником и к нему не переходят имущественные права наследодателя. Это тот вид подназначения наследника, который в римском частном праве был известен под названием обычной либо ординарной субституции.

Российское законодательство о наследовании не регламентирует подназначения на случай смерти наследника, принявшего наследство и ставшего правопреемником наследодателя, — так называемой фидеикомиссарной субституции. В римском праве substitutio fideicomissaria означала право завещателя установить преемственность распоряжения о наследстве: завещатель мог назначить наследнику наследника, при этом первый наследник обязан был управлять имуществом для последующей передачи следующему наследнику. Такие распоряжения преследовали цель сохранить наследство у членов или нескольких поколений одной семьи

7

. В литературе указывалось, что Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. не признавал фидеикомиссарной субституции, так как она ограничивает полномочия собственника, к которому перешло имущество по наследству. Поэтому предлагалось признавать недействительными завещательные распоряжения такого рода

8

. В то же время некоторые авторы считали возможным, исходя из обстоятельств конкретного случая, давать им судебное толкование в качестве завещательного отказа

9

. Представляется, что действующему законодательству противоречат фидеикомиссарные субституции как способы ограничения правомочий распоряжения в составе права собственности лица, принявшего наследство и ставшего правообладателем имущества. Как известно, гражданские права могут быть ограничены лишь федеральным законом и только в пределах, установленных Конституцией РФ (ст. 1 ГК).

———————————

7

См.: Бартошек Милан. Римское право: Понятия, термины, определения / Пер. с чешск. М., 1989. С. 132.

8

См.: Иоффе С.М. Советское гражданское право: Курс лекций. Часть 3. Л., 1965. С. 318; Гордон М.В. Наследование по закону и по завещанию. М., 1967. С. 62.

9

См.: Никитюк П.С. Наследственное право и наследственный процесс (проблемы теории и практики). Кишинев, 1973. С. 146 — 148.

Наконец, говоря о назначении наследников, нельзя обойти вниманием вопрос о допустимости завещаний под условием (условных завещаний). В литературе на этот счет нет единого мнения. Так, Г.Ф. Шершеневич не отрицал возможности совершения завещательных распоряжений под условием, например, что брат завещал сестре свое имущество, если она выйдет замуж. При этом данный автор указывал, что условие может быть лишь отлагательным, наследственное имущество поступает лишь во временное пользование назначенному к этому имуществу наследнику впредь до наступления срока и переходит к наследникам назначенного наследника, если условие при его жизни не наступит

10

. Признавая условные завещания допустимыми, В.И. Серебровский обращал особое внимание на неопределенность правового положения имущества, которое перешло к наследнику, но до наступления завещательного условия не может стать его собственностью опять-таки в течение неопределенного срока. Поэтому он считал необходимыми соответствующие законодательные решения по вопросу об условных завещаниях

11

. В новейшей литературе высказано мнение о допустимости условных завещаний как не противоречащих закону, если условие завещания не направлено на ограничения конституционных прав и свобод граждан

12

. Более того, некоторые авторы даже предложили классификацию условий по критерию допустимости их постановки перед наследником по завещанию.

———————————

10

См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2. М., 2005. С. 365 — 367.

11

См.: Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. М., 2003. С. 132 — 133.

12

См.: ГК РФ. Часть третья: Постатейный комментарий к разделу 5 части третьей ГК РФ «Наследственное право» / Рук. авт. кол. А.М. Эрделевский (Библиотечка «РГ». Вып. N 23. 2001. С. 20); Омарова У.А. Наследственное право и социальная справедливость. Махачкала, 1999. С. 113.

Так, правомерными предлагается считать условия о том, чтобы наследник получил наследство по достижении определенного возраста или по прошествии определенного промежутка времени с момента смерти завещателя, о прекращении паразитического образа жизни, прекращении злоупотребления алкоголем, о вступлении в брак, об окончании учебного заведения. К числу недопустимых условий относят, в частности, требования о выборе определенной профессии, о поселении на жительство в конкретном месте и пр.

13

. Оценивая приведенные высказывания, отметим, что условные завещания нельзя признать допустимыми по ряду причин.

———————————

13

См., например: Новиков А.А. К истории завещания под условием в отечественном гражданском праве // Цивилистические исследования. Выпуск первый: Сборник научных трудов памяти профессора И.В. Федорова / Под ред. Б.Л. Хаскельберга, Д.О. Тузова. М., 2004. С. 349, 350, 351.

Прежде всего наследники, которым завещано имущество под условием, оказываются ограниченными в имущественных правах собственности и других, приобретаемых в силу наследования. Тем самым нарушаются конституционные права наследования и частной собственности, предусмотренные ст. 35 Конституции

14

, а также иные права наследника

15

. Наследственное правопреемство оказывается незавершенным на неопределенный срок; отсутствует полный правопреемник наследственного имущества, заменяющий наследодателя в правоотношениях с участием последнего. Это препятствует нормальному течению гражданского оборота имущественных прав и обязанностей, не имеющих своего определенного обладателя, приводит к ущемлению прав кредиторов наследодателя, поскольку после принятия наследства требования о погашении долгов наследства должны предъявляться к наследникам, а не к наследственному имуществу (ст. 1175 ГК). Это ограничивает также возможности удовлетворения требований кредиторов самого наследника за счет имущества, поступившего к должнику по наследству, но не являющегося собственностью должника. Против условных завещаний высказаны также обоснованные возражения практического свойства: они могут создать непреодолимые трудности их реального исполнения, а также почву для злоупотреблений в связи с наследованием.

———————————

14

См.: Маковский А.Л. Как лучше гарантировать наследование // Законодательство и экономика. 1997. N 3-4. С. 37 — 38.

15

См., например: Девицын М.Ю. О недопустимости условных завещаний // Наследственное право. 2009. N 1. С. 15.

Таким образом, условные завещания не могут быть совершены как не соответствующие закону. Признание совершенных условных завещаний недействительными в целом или в части, касающейся лишь условия наследования по завещанию, производится в соответствии со ст. 1131 ГК.

Лишение наследства (эксгередация). Свобода завещания включает право лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону (ст. 1119 ГК), причем завещание может исчерпываться таким указанием. Лишение наследства законных наследников — это волевое решение завещателя исключить определенных лиц из круга возможных правопреемников. Распоряжение завещателя о запрете на приобретение его имущества наследниками по закону не нуждается в обосновании или объяснении, представляемом наследникам либо иным заинтересованным лицам, хотя имеет причины. В отдельных случаях оно может быть продиктовано стремлением завещателя уберечь наследство от расточительного или иного неразумного использования со стороны законного наследника, от предоставления наследства к взысканиям по долгам законного наследника. Этим целям могут служить лишение законного наследника наследства и передача имущества другим наследникам, включая тех, о ком обязан позаботиться лишенный наследства.

В римском частном праве эксгередация в одних случаях требовала называть по имени наследника по закону, исключенного из наследства, в других случаях допускала исключение законных наследников из наследства общей фразой без поименного перечисления. Правила российского наследственного права не предусматривают требования об обязательном поименном лишении наследства лиц, относящихся к наследникам по закону. Необходимость назвать по имени законных наследников, лишенных наследства, обусловлена самим существом распоряжений об устранении от наследства. В тексте завещания это распоряжение записывается посредством выражений: «лишаю наследства такого-то (таких-то)» или «устраняю от наследства такого-то (таких-то)». Если лишение наследства касается конкретных лиц из круга наследников по закону, требуется точное их поименование либо такой способ их определения, который позволяет без сомнения выделить лицо или лиц, лишенных наследства. Так, может представлять трудность для толкования распоряжение завещателя о том, что он лишает наследства младшего сына. Последний не назван по имени, и в завещании не указаны другие назначенные к наследству наследники. Поскольку на момент открытия наследства не оказалось в живых последнего по времени рождения сына наследодателя, постольку из оставшихся двух сыновей один, конечно, был младшим, текст такого завещания не позволяет получить недвусмысленный ответ на вопрос, кто же был лишен наследства. Если указание о лишении наследства сделано применительно ко всем без исключения наследникам по закону либо применительно к определенной очереди (очередям) наследников по закону, поименное их перечисление не является обязательным условием действительности таких завещательных распоряжений, поскольку круг наследников по закону определенно и исчерпывающе указан в самом законе. В этом случае может быть употреблено выражение «всех моих наследников по закону (такой-то очереди) наследства лишаю».

Подведем некоторые итоги. С одной стороны, назначение одного или более лиц наследниками по завещанию является главным пунктом традиционных завещаний, выполняемых по общепринятым образцам. В советской научной литературе указывалось, что назначение наследника является необходимым условием содержания завещания и распоряжения, в которых не назначены тем или другим путем наследники, не могут рассматриваться как завещания

16

. Однако ранее действовавшее регулирование прямо не предусматривало требования о назначении наследников в качестве обязательного условия совершения завещания. По смыслу же ст. 1119 и 1121 ГК завещатель вправе ограничиться единственно распоряжением о лишении наследства законных наследников. Следовательно, считать назначение наследника непременным условием действительности завещания было бы не вполне обоснованно. В связи с этим подчеркнем еще раз, что основное назначение завещания состоит в распоряжении имуществом на случай смерти, а способы такого распоряжения весьма разнообразны и, как мы увидим далее, не исчерпываются назначением наследника.

———————————

16

См.: Флейшиц Е.А. Завещание и легат в советском гражданском праве // ВИЮН. Ученые записки. Вып. VI. М., 1947. С. 89; Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. М., 1955. С. 141.

При этом мы не отрицаем, что в повседневной жизни, за редкими исключениями, завещания совершаются с применением традиционных образцов завещаний, которые содержат указания относительно конкретных лиц, назначаемых наследниками по завещанию

17

. Это исключает, как правило, споры относительно личностей, которые назначены наследниками по завещанию.

———————————

17

См., например: Зайцева Т.И., Крашенинников П.В. Наследственное право. Комментарий законодательства и практика его применения. 5-е изд., перераб. и доп. М., 2006. С. 240 — 250.

Завещание, содержащее назначение определенного лица наследником ко всему или к части наследства, означает тем самым устранение от наследования завещанного имущества всех других лиц, входящих в круг наследников по закону. Такое умолчание о других наследниках по закону, сопровождающее определенное назначение по завещанию, вызывает иные правовые последствия, нежели прямое лишение наследства. Если завещание как основание наследования не подлежит исполнению ввиду отсутствия наследников по завещанию, отказа их от наследства, непринятия ими наследства или по иным основаниям, к наследованию имущества, свободного от завещательных распоряжений, призываются наследники по закону, которые не были лишены наследства, но о которых завещатель умолчал при совершении завещания. Следовательно, умолчание — слабый способ устранения от наследства, его действие ограничивается лишь рамками наследования по завещанию. Прямое лишение наследства — решительный способ устранения от наследования вообще, его действие не зависит от оснований, по которым будет осуществляться наследование. Такие правовые последствия лишения наследства вытекают из положения закона, согласно которому наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием.

Имущество как объект завещательного распоряжения. Свобода завещания включает в себя возможность сделать предметом завещательных распоряжений любое имущество, которое окажется принадлежащим завещателю на момент открытия наследства. Данное правомочие завещателя получило специальное регулирование в ст. 1120 ГК. Под имуществом следует понимать все то, что охватывается правовой категорией наследства (ст. 1112 ГК). Если те или другие объекты (права на вещи, иные имущественные права) обладают свойствами имущества, они могут быть завещаны. Это положение равно относится к имущественным правам, связанным с исключительными правами на продукты интеллектуальной деятельности. Принадлежность имущества наследодателю определяется на момент открытия наследства, поэтому завещанным может быть как такое имущество, которое наличествует на момент совершения завещания, так и будущее имущество, которое завещатель приобретет после составления завещания и которое окажется ему принадлежащим.

Право завещать любое имущество распространяется на вещи, даже если они относятся к ограниченно оборотоспособным. Как указывалось выше, совершение завещания само по себе не изменяет существующих на момент завещательного акта правоотношений и правообладателей. Поэтому специальный режим тех или иных вещей не может быть основанием для ограничения права завещать имущество. Этот режим вещей не препятствует включению их в состав наследства и принятию наследства. Однако особенности наследования вещей ограниченно оборотоспособных, включая завещательное их наследование, предусмотрены ст. 1180 ГК.

Способы обозначения завещанного имущества могут быть различными в зависимости от существа распоряжений, сделанных завещателем. Если единое завещание составляется относительно всего имущества в целом, в тексте завещания используется традиционная формула общего обозначения завещанного имущества: «Все имущество, какое ко дню моей смерти окажется мне принадлежащим, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось, завещаю…» Завещатель вправе распорядиться и частью своего имущества, обозначив его в виде определенной доли всего будущего наследства, сохраняя при этом традиционную формулу: «Из всего имущества, какое ко дню моей смерти окажется мне принадлежащим, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось, третью часть завещаю…»

Нередко завещанное имущество обозначается посредством указания на те или иные конкретные вещи либо права, подлежащие передаче назначенным наследникам. При этом может быть совершено два и более завещания, не совпадающих по содержанию заключенных в них распоряжений. Например, в одном завещании может быть определена наследственная судьба квартиры, в другом — дачи, еще в одном — коллекции марок и т.д. Все такие завещания относительно части наследства в целом или отдельных конкретных вещей и прав из состава наследства содержат распоряжения в отношении одной будущей наследственной массы. Особенности предметного обозначения в завещании конкретных вещей или прав заключаются в том, что они должны получить такую степень индивидуализации, которая позволит идентифицировать их с завещанным имуществом после открытия наследства и, следовательно, исполнить завещание.

Поскольку наследство включает в себя имущественные права и обязанности, как это указано в ст. 1112 ГК, право завещать любое имущество означает, что завещатель может сделать предметом завещательных распоряжений свои имущественные обязанности (долги), не исполненные или не погашенные к моменту открытия наследства. Вместе с тем завещательные распоряжения в отношении долгов наследства имеют особенности. Если они сделаны таким образом, что обременяют лишь одного или более наследников, освобождая от бремени долгов других наследников, и в силу этого завещательное распределение долгов противоречит правилам об ответственности наследников по долгам наследодателя (ст. 1175 ГК), такие завещательные распоряжения следует признавать недействительными. Они нарушают интересы кредиторов наследства, перед которыми все наследники (по завещанию и по закону) несут солидарную ответственность (ст. 323 ГК), но также интересы наследников по завещанию, обремененных долгами, которые оказываются лишенными завещателем права регрессного требования к остальным наследникам (ст. 325 ГК). Представляется, что не утратило значения утверждение К.Б. Ярошенко о том, что распоряжение завещателя, направленное на освобождение полностью или частично одного или нескольких наследников от ответственности по его долгам, недействительно как противоречащее правилам гражданского законодательства об ответственности наследника по долгам наследодателя

18

.

———————————

18

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Отв. ред. С.Н. Братусь, О.Н. Садиков. М., 1982. С. 640.

Как мы уже отмечали, завещатель может идентифицировать имущество в завещании любым удобным для него способом. Если он пожелает распределить имущество между несколькими наследниками посредством указания на причитающиеся им доли в наследстве, то эти доли могут быть определены в завещании любым образом (ст. 1122 ГК).

Право завещать какую-либо часть имущества (ст. 1120 ГК) отличается от распоряжения о распределении наследства тем, что первое означает распоряжение не всем наследством в целом, а лишь его частью и оставляет при этом часть имущества не завещанной, в то время как второе означает раздел завещанного имущества (при этом речь может идти как о наследстве в целом, так и о части наследства) между наследниками по усмотрению завещателя. Завещатель вправе распределить входящие в состав завещанного имущества объекты путем конкретного указания о том, какие вещи или права предназначены каждому из наследников; он вправе указать, каков размер доли каждого из наследников во всем наследстве в целом или в завещанной части наследства. Однако завещатель может вовсе не предусматривать ни пообъектного, ни долевого раздела всего наследства или его части между наследниками. Такое умолчание о распределении имущества между наследниками не является пороком завещания и не препятствует его исполнению.

В практике задолго до принятия части третьей ГК сложилось правило о распределении завещанного имущества в равных долях между наследниками, если завещатель умолчал о порядке распределения имущества между назначенными наследниками. На основании разумно сложившейся практики в литературе были высказаны предложения о внесении в законодательство нормы, которая предусматривала бы равные доли наследников по завещанию, если последнее не содержало указаний относительно размера долей наследников в завещанном имуществе

19

. Этот подход был аналогичным определению размера долей наследников по закону. Выработанное нотариальной и судебной практикой правило получило закрепление в ст. 1122 ГК, согласно которой имущество, завещанное без указания порядка его распределения между назначенными наследниками, считается завещанным в равных долях.

———————————

19

См.: Чепига Т.Д. Наследование по завещанию в советском гражданском праве: Автореф. дис. … к.ю.н. М., 1965. С. 9.

Указанное положение закона сформулировано на основе предполагаемой воли завещателя (наследодателя). Это создает почву для судебного оспаривания данной презумпции, хотя фактом является отсутствие в завещании указаний о долевом или ином распределении завещанного имущества между наследниками. Но поскольку лишь завещание является способом распоряжения имуществом на случай смерти (ст. 1118 ГК), постольку никакие другие документы, кроме самого завещания, не могут быть источником суждений о подлинной воле завещателя (ст. 1132 ГК). Предположение о воле завещателя не может носить общего характера, оно может быть предположением о воле лишь конкретного завещателя.

Так, наряду с предположением о намерении завещателя распределить наследство между наследниками в равных долях, нельзя исключить того, что завещатель оставил распределение наследства на усмотрение самих наследников или исходил из неформального соглашения с наследниками о сохранении фактически сложившихся отношений использования наследственного имущества и т.д. Придав законному предположению о равном распределении наследства силу завещательного распоряжения, ГК лишил наследников возможности распределить завещанное имущество и определить размеры долей в наследстве по своему усмотрению, хотя в подавляющем большинстве случаев именно так, без споров, добровольно наследники распределяют наследство, невзирая на то, равными ли окажутся их доли. Последнее имеет свое обоснование в диспозитивных принципах регулирования общей собственности (ст. 244, 245 ГК), а также в признании наследства единым целым (ст. 1110 ГК). Полагаем поэтому, что в п. 1 ст. 1122 ГК следовало бы сформулировать общее правило о равных долях наследников в завещанном имуществе, если иное не предусмотрено завещанием, а после открытия наследства — соглашением наследников. Это правило соответствует практическому и социально-нравственному опыту, признающему целесообразным и справедливым спокойное уравнение наследников в правах на завещанное имущество, если между наследниками нет согласия при распределении наследства

20

.

———————————

20

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть третья / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. С. 36.

Специальные правила относительно определения размера долей наследников в завещанном имуществе и порядка использования завещанного имущества установлены на случай, если завещана неделимая вещь и наследникам по завещанию предназначены части вещи в натуре без указания идеальных долей в праве собственности на нее (п. 2 ст. 1122 ГК)

21

. Такое распоряжение соответствует закону, поскольку наследование является лишь основанием возникновения общей собственности наследников на завещанную им неделимую вещь, а правовой режим общей собственности устанавливается соответствующими правилами ГК (ст. 244 — 252 и др.) с учетом особенностей завещательного наследования, предусмотренных, в частности, ст. 1122 ГК.

———————————

21

См.: Там же. С. 36 — 42.

Регулятивное назначение данных положений заключается в регламентации порядка наследования на основании не просто завещания неделимой вещи в пользу двух и более наследников, но завещания, содержащего при этом указания на части неделимой вещи в натуре, предназначенные отдельным наследникам. Поэтому положения статьи не относятся к случаям, если «завещатель половину скульптуры завещал одному наследнику, а двум другим по одной четверти»

22

. В таком завещании определены не части вещи в натуре, а доли в праве на вещь. Появление завещаний подобного содержания маловероятно, независимо от того, о каких неделимых по естественным свойствам вещах шла бы в них речь. Однако подобные завещания не могли бы создать проблем, так как в них указаны доли наследников в праве на завещанную вещь.

———————————

22

Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Елисеев И.В. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть третья. М., 2002. С. 36.

Правила п. 2 ст. 1122 ГК о праве завещать и праве наследовать неделимую вещь с указанием конкретных ее частей в натуре, предназначенных каждому из наследников, были бы лишены сколько-нибудь значимого практического смысла и правовой ценности, если бы относились к завещаниям в отношении неделимых вещей, физические свойства которых не допускают их раздела в натуре (например, таких, как диван, телевизор, машина, художественное полотно, скульптура). Проблемы наследования применительно к предусмотренным в п. 2 ст. 1122 ГК завещательным распоряжениям возникают, если завещания касаются неделимых вещей, признаки неделимости которых предопределены не естественными свойствами, препятствующими физическому разделу вещи, а назначением вещи, которое утрачивается при ее физическом разделе. Эти проблемы являются составной частью вопросов общей собственности на неделимую вещь, в первую очередь на жилые дома (части домов), иные здания, квартиры. При рассмотрении правил п. 2 ст. 1122 следует исходить из положения ст. 133 ГК о том, что вещь является неделимой, если раздел в натуре изменяет ее назначение.

Понятие неделимых вещей по признаку их назначения раскрывается по-разному. Так, некоторые авторы утверждают, что неделимая вещь — это часть делимой вещи в таких конечных пределах ее деления, при которых дальнейший раздел вещи приводит к утрате этой частью своего назначения. Это понимание неделимой вещи отнесено к участку земли, зданию

23

. При таком подходе утрата вещью своего назначения является утратой объектом признаков самой вещи. Этот взгляд, по нашему мнению, не соответствует понятию неделимой вещи в рамках ст. 133 ГК. Применительно к земельным участкам в литературе предлагается следующий критерий их делимости: тот земельный участок, полученный путем раздела, который далее не может быть разделен на части без изменения его целевого назначения (соответственно — категории земель), следует считать неделимым

24

.

———————————

23

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный). 2-е изд. / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 2002. С. 326.

24

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть третья / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. С. 38.

Понимание неделимой вещи в соответствии с предложенным критерием раздела делимой вещи до появления неделимой ее части неприемлемо по отношению к зданиям (строениям). Признание зданий (строений) делимыми или неделимыми зависит от их назначения, архитектурно-строительных, строительно-технических норм и правил, норм санитарной, противопожарной и иной безопасности, без соблюдения которых раздел здания в натуре не допускается. Поэтому не следует полагать, что признак делимых вещей принадлежит всем без исключения зданиям, включая индивидуальные жилые дома, части зданий, части жилых домов. По смыслу ст. 133 ГК свойства делимости или неделимости вещи предполагаются, а в случае необходимости раздела вещи свойства неделимости вещи устанавливаются. В связи с этим неделимой может быть признана отдельно взятая конкретная вещь, но не род вещей, как, например, строительные объекты — здания, квартиры.

Так, Г.Ф. Шершеневич считал, что многие дома являются по природе неделимыми, однако по существу дом должен предполагаться вещью делимой с опровержением этого предположения доказательствами невозможности деления данного дома с сохранением за частями экономического значения целого

25

. Надо признать справедливым мнение О.С. Иоффе, Д.М. Генкина и других, полагавших, что признак делимости или неделимости вещи выявляется в каждом отдельном случае и зависит от ее общего хозяйственно-экономического назначения, а также от того, какое назначение получает вещь в конкретных условиях гражданского оборота, от того, допускает ли характер объекта установление индивидуальной собственности внутри общей собственности на объект в целом

26

.

———————————

25

См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 1. М., 2005. С. 183.

26

См.: Иоффе О.С. Указ. соч. С. 179; Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М., 1961. С. 156.

В сущности, именно этот подход является принципом правил о разделе имущества, находящегося в долевой собственности, и выделе из него доли. Статья 252 ГК, действующая применительно к разделу любого объекта общей собственности, включая неделимые вещи, допускает случаи, если раздел определенного объекта оказывается невозможным ввиду несоразмерного ущерба имуществу. Правило, установленное п. 3 ст. 1168 ГК, также предусматривает случаи, если в состав наследства входит жилое помещение (жилой дом, квартира и т.п.), раздел которого в натуре невозможен. Следовательно, такие объекты, поскольку они являются вещами, обладают признаками неделимой вещи. На этой же позиции стоит судебная практика при разрешении споров, связанных с выделением собственнику доли в праве общей собственности на жилой дом

27

.

———————————

27

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 10 июня 1980 г., в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 октября 1996 г. // БВС РФ. 1997. N 1.

Исходя из изложенного, полагаем, что жилой дом или квартира, приобретенные или построенные гражданами с учетом их индивидуальных потребностей или по индивидуальному проекту, могут предполагаться неделимой вещью, которая, однако, при необходимости подлежит разделу по требованию участников общей собственности. При этом в результате раздела первоначальное назначение конкретной вещи изменяется, хотя она и сохраняет общий родовой признак, присущий выделенной части как жилому помещению. Равно — раздел стандартной квартиры в типовом жилом доме. В результате раздела конкретной квартиры присущее ей первоначальное назначение существенным образом изменяется: квартира с единым жилым пространством и единым уровнем комфортности для всех проживающих в ней (собственника и членов его семьи или собственника без семьи) превращается в коммунальную квартиру с весьма ограниченными и сниженными условиями проживания каждого из собственников. Квартира в целом и отдельные ее части остаются жилым помещением по архитектурно-строительным признакам, но, не сохраняя комфортности обособленной среды обитания в отдельной квартире, они изменяют свое назначение. Закон не запрещает производить раздел неделимой вещи в натуре, даже если назначение вещи в результате этого изменяется. Согласно ст. 252 ГК раздел допускается по соглашению участников общей собственности и по требованию одного из участников, однако с соблюдением правил о соразмерности требований раздела и его последствий.

Исходя из изложенного понимания неделимой вещи, по поводу завещания и наследования которой установлены правила п. 2 ст. 1122 ГК, следует сделать вывод о том, что они применяются прежде всего к завещательным распоряжениям, сделанным в отношении жилых домов, квартир, других строений, а также коллекций, библиотек, фонотек и других вещей.

Завещатель вправе указать в завещании реальные части неделимой вещи, каждая из которых предназначена определенному наследнику, не определяя при этом, в какой доле завещано право на вещь каждому из наследников, как это прямо предусмотрено ст. 1122 ГК: не могут быть признаны недействительными завещания, содержащие указание о предназначении каждому из наследников определенной части завещанной неделимой вещи в натуре. Если в завещании указано, какие конкретно части неделимой вещи в натуре предназначены каждому из наследников, размер доли последних в праве общей собственности на вещь определяется в соответствии со стоимостью конкретно завещанной части. Такая вещь считается завещанной в долях, соответствующих стоимости этих частей. Это положение закона применительно к последствиям завещательных распоряжений в отношении неделимой вещи следует признать юридически обоснованным, поскольку оно опирается на подлинную, а не на предполагаемую волю завещателя. Определение размера доли каждого наследника как участника общей собственности на неделимую вещь является вторичным, а не правообразующим актом. Оно полностью основано на завещательных распоряжениях, обозначивших натуральные границы завещанных частей вещи, имеющей общую стоимость, включающую стоимость завещанных частей вещи.

Необходимо отметить, что размеры долей наследников в рассматриваемой ситуации определяются на момент открытия наследства, что позволяет учесть любые изменения стоимости каждой завещанной части вещи, явившиеся результатом либо улучшения, либо ухудшения состояния отдельных частей целой вещи, произошедших до открытия наследства.

Правила п. 2 ст. 1122 ГК позволяют дать ответ на важный в практическом отношении вопрос: сохраняется ли право участия в наследовании завещанной неделимой вещи в случаях, если предназначенная одному из наследников по завещанию реальная часть вещи по каким-либо причинам перестала существовать до открытия наследства физически (например, произошло разрушение или произведен демонтаж той части вещи, которая предназначалась определенному наследнику) либо юридически (например, произведен родственный обмен смежной комнаты в квартире на другую квартиру или комнату в другой квартире либо указанная в завещании часть вещи в натуре отчуждена иным образом)?

Поскольку в состав наследства вошла неделимая вещь без той ее части в натуре, которая предназначалась завещателем определенному лицу, последнее теряет право на участие в наследовании завещанной неделимой вещи вместе с другими наследниками, которым предназначены по завещанию сохранившиеся в целях наследования части вещи. Оно не может претендовать на долю в наследуемой части неделимой вещи, соответствующую его доле в праве наследования всей вещи в целом. Это противоречило бы завещательным распоряжениям относительно распределения неделимой вещи в натуре, а также зависимым от них правилам определения размера доли соразмерно стоимости предназначенных наследникам частей. Условие завещания о назначении наследников к неделимой вещи в целом не имеет преимуществ перед указанием завещателя о конкретных частях неделимой вещи в натуре, предназначенных каждому из наследников. Завещание не было изменено, несмотря на то что при жизни завещателя произошли изменения физического или юридического состояния неделимой вещи. Словом, неделимая вещь, относительно которой завещатель указал, какие части ее в натуре предназначены каждому наследнику, считается завещанной применительно к тем частям вещи, которые вошли в состав наследства, и в долях, соответствующих стоимости этих частей на день открытия наследства.

Положение п. 2 ст. 1122 ГК, согласно которому закон признает право завещателя определять реальные части неделимой вещи, предназначенные отдельным наследникам, не указывая при этом соответствующих этим частям размеров долей в праве собственности на вещь, отличается разумным практицизмом. Оно позволяет завещателю избежать ошибок, весьма вероятных, если бы в целях совершения завещания ему самому пришлось определять размеры долей будущих наследников в неделимой вещи без помощи специалистов по оценке имущества. Оно также предотвращает неизбежные противоречия в содержании завещания, если бы в период после совершения завещания и до открытия наследства произошли разной степени изменения технического и коммерческого состояния завещанных частей неделимой вещи, что могло привести к несоответствию между указанными в завещании размерами долей наследников в завещанном имуществе и стоимостью предназначенной им части неделимой вещи.

Таким образом, в завещаниях, содержащих указания на части неделимой вещи, предназначенные каждому из наследников в натуре, следует воздерживаться от соответствующего указания долей наследников в праве на неделимую вещь. Доли наследников определяются на момент открытия наследства.

Порядок пользования наследниками неделимой вещью, части которой были завещаны каждому из них в натуре, устанавливается в соответствии с указаниями завещателя.

Согласно данному положению, рассматриваемому во взаимосвязи с другими положениями п. 2 ст. 1122 ГК, каждый наследник получает в порядке завещательного наследования долю в праве общей собственности на неделимую вещь и соответствующее этой доле право пользования частью неделимой вещи в натуре. Поскольку размер доли каждого из наследников в праве на вещь предопределен стоимостью предназначенной каждому части неделимой вещи в натуре, постольку поступившие в пользование каждого конкретные части неделимой вещи в натуре соответствуют принадлежащей каждому доле в праве на вещь. Следовательно, порядок определения размера доли каждого из наследников в праве на неделимую вещь в соответствии со стоимостью завещанных в пользование ее частей исключает несоразмерность между долей каждого наследника в праве собственности и благом пользования частью неделимой вещи в натуре, предоставленным каждому из наследников согласно завещанию.

Положения о порядке пользования наследниками неделимой вещью соответствуют правилам ст. 247 — 249 ГК об общей собственности и применяются с учетом особенностей, установленных п. 2 ст. 1122 ГК.

Особенности осуществления права пользования неделимой вещью, поступившей в общую собственность наследников с указанием предназначенных каждому из них конкретных частей вещи в натуре, заключаются в том, что с открытием наследства порядок пользования складывается под воздействием завещательного распоряжения, но дальнейшее развитие отношений общей собственности может привести к изменению завещательного порядка пользования вещью. В отличие от правила, установленного п. 1 ст. 247 ГК, порядок пользования неделимой вещью определяется в соответствии с завещательным распоряжением, а не по соглашению наследников, ставших участниками общей собственности; принимая наследство, наследники не вправе изменять завещательные распоряжения, так как это было бы принятием наследства под условием, что противоречит закону (п. 2 ст. 1152 ГК).

В свидетельстве о праве на наследство в отношении неделимой вещи, завещанной по частям в натуре, доли наследников и порядок пользования такой вещью при согласии наследников указываются в соответствии с правилами п. 2 ст. 1122 ГК. Если неделимая вещь является недвижимым имуществом, на основании выданного нотариального свидетельства о праве на наследство производится государственная регистрация права общей собственности наследников на неделимую вещь и порядка пользования ею

28

.

———————————

28

См.: Федеральный закон от 21 июля 1997 г. «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

После принятия наследства и приобретения наследниками статуса участников общей собственности на неделимую вещь они вправе совершать сделки с принадлежащими им долями в праве общей собственности, требовать раздела общего имущества или выдела доли в соответствии с общими правилами гл. 16 ГК и специальными правилами об общей собственности наследников, предусмотренными ст. 1164 — 1170 ГК. По основаниям и в порядке, которые предусмотрены законом, наследники могут изменить размеры долей в завещанной им вещи, изменить порядок пользования ею по сравнению с указанным в завещании. Права наследников, складывающиеся на основании правил п. 2 ст. 1122 ГК, снабжены судебной защитой. Это положение соответствует общим принципам судебной защиты гражданских прав (ст. 11 ГК).

Если между наследниками возникает спор по поводу правильности определения размера долей в праве на завещанную вещь или соответствия установленного порядка пользования условиям завещательных распоряжений либо иной, касающийся их долей и порядка пользования завещанной неделимой вещью, такой спор подлежит разрешению в судебном порядке. При рассмотрении судебных дел, связанных с определением порядка пользования жилым домом (частью жилого дома), применяются рекомендации, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 10 июня 1980 г. N 4 «О некоторых вопросах, возникших в практике рассмотрения судами споров о выделе доли собственнику и определении порядка пользования домом, принадлежащим гражданам на праве общей собственности» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. N 11 и от 25 октября 1996 г. N 10).

Завещательный отказ и завещательное возложение. В ГК содержится норма (ст. 1119), дающая завещателю возможность совершения завещательных распоряжений, выходящих за рамки тех их видов, которые были рассмотрены ранее. Это основано на общих началах свободы завещания и принципах гражданского права, в соответствии с которыми могут устанавливаться гражданские права и обязанности. В числе таких допускаемых законом распоряжений названы завещательный отказ, устанавливающий обязанности наследников в пользу других лиц за счет наследства, а также завещательное возложение, возлагающее на наследников обязанность совершить действия общеполезного характера за счет наследства. Остановимся на данном вопросе подробнее.

Завещательный отказ — особая разновидность завещательных распоряжений, которая позволяет наследодателю передать имущество наследникам как своим непосредственным правопреемникам и одновременно представить имущественные блага за счет наследства другим лицам, которые не приобретают статуса наследников. В соответствии с определением, которое дается в п. 1 ст. 1137 ГК, завещательный отказ (легат) представляет собой установленное по воле завещателя обязательство, в силу которого наследник обязан исполнить за счет наследства определенную обязанность имущественного характера в пользу назначенных одного или нескольких лиц (отказополучателей), а отказополучатели имеют право требовать исполнения этой обязанности от наследника. Это обязательство отвечает всем признакам и свойствам гражданско-правового обязательства (ст. 307 ГК). Основанием обязательства из завещательного отказа является единственно завещание, что предусмотрено п. 1 ч. 2 ст. 1137 ГК. Оно может также исчерпываться легатом.

Должником в этом обязательстве выступает наследник по завещанию или по закону. При этом закон не препятствует завещателю назначить исполнителями завещательного отказа одного, нескольких или всех наследников. Заметим, что круг наследников, которые могут быть обременены завещательным отказом, отличается от круга наследников, предусматривавшегося ст. 538 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г.

29

, согласно которой завещательный отказ можно было возложить лишь на наследников, к которым переходило завещанное имущество, т.е. на наследников по завещанию и на наследников, имевших право на обязательную долю в наследстве. Новое правило о круге наследников, на которых может быть возложен завещательный отказ, отличается правовой последовательностью, основанной на сущности завещательного отказа. Поскольку завещательный отказ предоставляется за счет наследства, которое может перейти к наследникам по завещанию и по закону, постольку любой из наследников, независимо от оснований наследования, может быть назначен исполнителем завещательного отказа.

———————————

29

Ведомости ВС РСФСР. 1964. N 24. Ст. 406.

Само собой разумеется, что наследник, причитающееся которому имущество обременено легатом, становится должником в обязательстве лишь в случае принятия им наследства, так как для того, чтобы исполнить завещательный отказ за счет наследства, наследнику необходимо его приобрести в установленном законом порядке. Распоряжение о завещательном отказе не обязывает назначенного наследника принять наследство, но, приняв его, наследник, на которого возложен завещательный отказ, становится обязанным лицом — конкретным должником в обязательстве. Лица, в пользу которых установлен завещательный отказ, занимают положение кредиторов в обязательстве. Они называются отказополучателями (легатариями). Таковыми могут быть назначены любые лица — физические, юридические, государственные и муниципальные образования. Ими могут быть также лица, относящиеся к числу наследников по завещанию или по закону, например, наследник, которому завещана какая-то определенная часть наследства, может быть одновременно назначен отказополучателем в отношении другой части имущества или другой вещи.

Итак, в силу завещания, содержащего легат, отказополучатели имеют право на получение имущественного блага за счет наследства, передаваемого им обязанным наследником. При этом в случае, если завещание является единственным и исчерпывается по содержанию завещательным отказом, в таком завещании исполнителем завещательного отказа должен быть указан наследник по закону, так как только у него возникает право на наследство при отсутствии назначенных наследников по завещанию, и он может исполнить завещательный отказ за счет принятого наследства. Соответственно завещание, исчерпывающееся по содержанию завещательным отказом, возложенным на постороннее лицо, не назначенное наследником, является недействительным

30

.

———————————

30

См.: Зайцева Т.И. Судебная практика по наследственным делам. М., 2007. С. 165.

Завещание, являющееся основанием возникновения обязательства из установленного в нем завещательного отказа, оказывает различное действие по отношению к должнику и кредитору этого обязательства. Должник не может отказаться от исполнения легата, если он решил принять наследство, что предусмотрено п. 2 ст. 1152 ГК. От исполнения легата можно отказаться лишь одновременно с отказом от наследства. Кредитор (отказополучатель) не обязан в силу завещания воспользоваться отказанным в его пользу имущественным правом — он вправе не принимать завещательного отказа. Поэтому на случай, если легатарий откажется от принятия завещательного отказа или не воспользуется своим правом на получение завещательного отказа, ему может быть подназначен другой отказополучатель (п. 4 ст. 1137 ГК).

Предмет завещательного отказа в самом общем виде обозначен в п. 2 ст. 1137 ГК. При этом свобода обременения права наследования легатом не должна быть формой скрытого ограничения наследника в праве распоряжаться полученным имуществом.

Прежде всего предметом завещательного отказа может быть передача отказополучателю в собственность вещи, входящей в состав наследства. В случае принятия завещательного отказа у приобретателя вещи возникает право частной либо государственной или муниципальной собственности, а наследник, исполнивший завещательный отказ в виде передачи вещи в собственность легатария, утрачивает право собственности на эту вещь, которую он сам получил в собственность по праву наследования. Причина, по которой завещатель учредил завещательный отказ вместо прямого и непосредственного назначения легатария наследником, может заключаться в неопределенности судьбы легата, связанной с принятием завещательного отказа или отказом от него. Легат позволяет завещателю сохранить отказанную вещь в собственности того наследника, которого он обременил легатом, в случаях непринятия легата и освобождения наследника от возложенного на него имущественного обременения.

Вещь, входящая в состав наследства, может быть передана легатарию во владение и на ином, кроме собственности, вещном праве. Этот вид завещательного отказа связан с назначением в качестве легатариев государственных и муниципальных унитарных предприятий, казенных предприятий и учреждений, которые осуществляют в отношении принадлежащего им или приобретенного ими имущества не право собственности, а вещное право хозяйственного ведения и оперативного управления имуществом (ст. 216, 294, 296 ГК). К этому же виду установления иного вещного права на вещь, входящую в состав наследства, относится завещательный отказ, состоящий в установлении в пользу легатария сервитута (ст. 274, 277 ГК). В этом случае право собственности на земельный участок или здание, перешедшее к наследнику, обременяется установленным в пользу отказополучателя вещным правом последнего пользоваться в ограниченных пределах чужим земельным участком или зданием.

Предметом завещательного отказа может быть передача в пользование отказополучателя вещи, входящей в состав наследства. Следует ожидать, что в завещании будут указаны конкретные условия осуществления права пользования вещью, относящиеся, например, к продолжительности и возмездным (безвозмездным) началам пользования. Если завещатель прямо не предусмотрел таких условий, они могут быть установлены путем толкования завещания. Так, завещание, в котором указано на обязанность наследника сохранить за отказополучателем право пользования определенной вещью на возмездных началах, заключается в ограничении права наследника выбрать иного нанимателя вещи по своему усмотрению как собственника унаследованной вещи либо вовсе не передавать ее никому в пользование.

Отдельный и наиболее распространенный случай завещательного отказа, предусматривающего передачу конкретной вещи в пользование легатария, закреплен в п. 2 ч. 2 ст. 1137 ГК. Как явствует из текста данной нормы, на наследника, в собственность которого переходит жилое помещение (жилой дом, квартира и др.), завещатель может возложить обязанность предоставить другому лицу на период жизни этого лица или на иной срок право пользования этим помещением или его определенной частью. Согласно п. 2 ст. 15 Жилищного кодекса РФ под жилым помещением понимается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства). В ст. 16 этого акта перечислены виды жилых помещений, а именно: 1) жилой дом, часть жилого дома. Жилой дом — это индивидуально-определенное здание, которое состоит из комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком здании; 2) квартира, часть квартиры. Квартира — это структурно обособленное помещение в многоквартирном доме, обеспечивающее возможность прямого доступа к помещениям общего пользования в таком доме и состоящее из одной или нескольких комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком обособленном помещении; 3) комната — это часть жилого дома или квартиры, предназначенная для использования в качестве места непосредственного проживания граждан в жилом доме или квартире.

Отказанное завещателем право пользования жилым помещением может быть предоставлено на определенный срок или на период жизни. Опыт свидетельствует о том, что право пользования жилыми помещениями, переходящими по праву наследования в собственность наследников, предоставляется в порядке завещательного отказа тем лицам, о которых наследодатель проявлял заботу при жизни и которые, как правило, пользовались этими помещениями до открытия наследства. Данное право также снабжено в целях его гарантированного осуществления правом следования за вещью: при последующем переходе права собственности на имущество, входившее в состав наследства, к другому лицу право пользования этим имуществом, предоставленное по завещательному отказу, сохраняет силу (ч. 3 п. 2 ст. 1137 ГК). Таким образом, с одной стороны, наследник, ставший собственником вещи, не ограничивается в праве распоряжения ею, с другой стороны, отказополучатель осуществляет право пользования вещью, входившей в состав наследства, на началах вещного права.

Предметом завещательного отказа может быть передача отказополучателю входящего в состав наследства имущественного права, например права требования уплаты денежного долга наследодателю самим отказополучателем или третьим лицом, право требования выполнения иной обязанности. Передача права требования денежного или иного долга к лицу, назначенному отказополучателем, означает освобождение последнего от уплаты денежного долга или выполнение иного долга, право требования которого входило в состав наследства. Основанное на завещательном отказе освобождение легатария от долговых обязанностей является формой прекращения обязательства совпадением кредитора и должника в одном лице (ст. 413 ГК). Передача отказополучателю права требования к третьему лицу представляет собой переход права кредитора к другому лицу на основании закона (ст. 387 ГК), что требует применения к этим отношениям соответствующих правил, касающихся перемены лиц в обязательстве.

Предметом завещательного отказа могут быть не только вещи и права, составляющие наследство, но также иные вещи и права, приобретенные, заказанные или полученные для отказополучателя. Этими видами предмета завещательного отказа охватываются обязанности наследника приобрести и передать легатарию какое-либо иное указанное завещателем имущество, не имевшееся в составе наследства, выполнить для него определенную работу, оказать определенную услугу либо производить в пользу отказополучателя периодические платежи и другие подобные имущественные обязанности. Укажем, что от наследника, на которого возложен завещательный отказ, не требуется личного исполнения этих обязанностей, в противном случае завещательный отказ ограничивал бы его личную свободу и требование закона об исполнении завещательного отказа за счет наследства. Для выполнения этих обязанностей наследник может заключить договоры купли-продажи, подряда и другие, в силу которых вправе оговорить исполнение обязанностей по передаче вещи, выполнению работ, оказанию услуг в пользу третьего лица — отказополучателя.

Имущественные возможности исполнения завещательного отказа за счет наследства зависят от размера необходимых для этих целей затрат в сопоставлении со стоимостью полученного наследником имущества. Особую сложность может представлять исполнение обязанности выплаты периодических платежей, если таковая предусмотрена легатом. Периодичность платежей может быть любой, указанной в завещании, — помесячной, поквартальной и т.д., а продолжительность их выплаты может быть обозначена определенным сроком или периодом либо ограничена той предельной суммой, за счет которой должны производиться периодические платежи. Такая форма завещательного отказа удобна в случае перехода в распоряжение наследника денежных средств на банковском счете завещателя, который в размере этих средств обязал наследника выплачивать деньги отказополучателю, например несовершеннолетнему внуку на период обучения в школе. Систематические платежи определенной денежной суммы требуют, в зависимости от их срока, наличия в составе перешедшего к наследнику имущества соответствующих финансовых источников в виде сбережений либо другого имущества, приносящего постоянный доход.

Таким образом, легат по своей природе является имущественным предоставлением в пользу определенного лица к выгоде последнего. В связи с этим нельзя оставить без внимания некоторые высказывания касательно легата, появившиеся в последнее время. В частности, Т.И. Зайцева указывает, что на практике встречаются завещания, в которых не содержится распоряжений о назначении конкретных лиц наследниками, но в них присутствуют просьбы наследодателя о месте и способе захоронения, проведении того или иного религиозного обряда и пр. Данный автор полагает, что подобные распоряжения являются вариантами завещательного отказа

31

. По нашему мнению, такая квалификация не совсем верна, так как в данном случае отсутствует основная характеристика легата — не имеет места передача имущества из состава наследства конкретному лицу.

———————————

31

См.: Зайцева Т.И. Указ. соч. С. 165.

Обязательство, основанное на завещательном отказе, имеет строго личный характер для отказополучателя, но не для наследника. Легатарий может воспользоваться или не воспользоваться правом, предоставленным ему по завещательному отказу, однако он не может распорядиться этим правом, передав его другому лицу. В случае смерти отказополучателя отказанное ему право не включается в состав его наследства и не переходит в порядке наследования, что следует из прямых указаний п. 4 ст. 1137 ГК и ст. 1160 ГК. Для наследника же обязательство из завещательного отказа не носит личного характера. В соответствии со ст. 1140 ГК, при наличии указанных в ней обстоятельств обязанность исполнить завещательный отказ переходит к другим наследникам, если иное не предусмотрено завещанием или законом.

Юридическая природа завещательного отказа как обязательства определена положениями п. 3 ст. 1137 ГК.

К отношениям между отказополучателем (кредитором) и наследником, на которого возложен завещательный отказ (должником), применяются положения об обязательствах, если это не противоречит существу легата и правилам о наследовании. Так, в частности, следует признать применимыми к обязательству из завещательного отказа общие положения об исполнении обязательств в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона (ст. 309 ГК). В нашем случае условия обязательства определены завещательным распоряжением. Если они оказались недостаточно ясными, условия завещательного отказа устанавливаются путем толкования завещания, но не могут быть определены, как это предусмотрено ст. 309 ГК, в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

В случае ненадлежащего исполнения наследником (должником) возложенной на него обязанности применимы общие положения об ответственности за нарушение обязательства. Отказополучатель (кредитор) вправе требовать возмещения причиненных убытков (ст. 393 ГК) или применить меры ответственности за нарушение денежных обязательств (ст. 395 ГК), например, при несвоевременной уплате периодических денежных средств. Должник (наследник) вправе доказывать отсутствие оснований его ответственности за нарушение обязательства (ст. 401 ГК).

Если отказополучатель окажется лицом, признанным недостойным приобрести имущественные блага за счет наследства, он обязан возместить наследнику, предоставившему отказополучателю результат выполненной для него работы или оказавшему услуги, соответствующую стоимость этой работы или услуги. В данном случае будут применены правила гл. 60 ГК, регулирующие обязательства из неосновательного обогащения, как это следует из положений ст. 1117 Кодекса.

Таковы лишь отдельные примеры применения к отношениям, возникающим из завещательного отказа, положений, регулирующих гражданско-правовые обязательства.

В то же время вопрос о юридической природе завещательного отказа не исчерпывается признанием обязательственного характера отношений, возникающих на его основе. В научной литературе высказаны различные суждения по этому вопросу. Одна из позиций заключается в том, что завещательный отказ признается сингулярным наследственным правопреемством, поскольку имущественное право отказополучателя, хотя и опосредованно, через наследника, обусловлено наследством и наследованием

32

. Другая позиция отрицает наследственный характер сингулярного правопреемства, свойственного отношениям из завещательного отказа

33

, что представляется более верным.

———————————

32

См.: Флейшиц Е.А. Указ. соч. С. 91 — 95; Серебровский В.И. Указ. соч. С. 133 — 143.

33

См.: Антимонов Б.С., Граве К.А. Указ. соч. С. 50 — 51; Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. М., 1962. С. 144.

Действительно, право требования отказополучателя к наследнику хотя и возникает на основе завещательного распоряжения, но создает обязательственное правоотношение между конкретными лицами — наследником и отказополучателем и по поводу исполнения конкретной обязанности имущественного характера. После открытия наследства у отказополучателя возникает не право на имущество наследодателя, а известное право на имущество наследника, перешедшее к нему в порядке универсального правопреемства. Это право представляет собой право требования определенной имущественной выгоды из имущества и за счет имущества наследника, который приобрел его как наследство. Обязательственно-правовая природа правоотношений между наследником и отказополучателем не отрицает специфики оснований возникновения и прекращения, предмета, особенностей исполнения этого обязательства и других обязательств, вытекающих из влияния завещательного распоряжения наследодателя, на отношения между наследником и отказополучателем. Кроме того, следует учитывать и еще одно важное обстоятельство.

Завещание представляет собой основание возникновения завещательного отказа, оно определяет и содержание соответствующего обязательства, однако оно прежде всего определяет порядок наследования, т.е. перехода прав и обязанностей умершего к наследникам. А завещательный отказ — в отличие от завещания — не устанавливает порядка перехода прав и обязанностей умершего к отказополучателю, а лишь определяет содержание обязательства, возложенного завещанием на наследника в пользу отказополучателя. Таким образом, завещательный отказ не является основанием наследственного правопреемства, хотя бы и сингулярного.

Срок для осуществления права, предоставленного по завещательному отказу, установлен продолжительностью три года со дня открытия наследства. Данный срок, в течение которого действует право на получение завещательного отказа и отказополучатель может требовать от наследника исполнения возложенной на него обязанности, является не сроком исковой давности, а сроком осуществления права (пресекательным сроком). Этот срок не подлежит ни перерыву, ни приостановлению, ни восстановлению, а с его истечением обязательство, основанное на завещательном отказе, прекращается, за исключением случая подназначения легатария (такая возможность предусмотрена в п. 4 ст. 1137 ГК).

Подназначение отказополучателя производится на случай, если назначенный в завещании отказополучатель умрет до открытия наследства или одновременно с наследодателем, либо откажется от принятия завещательного отказа или не воспользуется правом на получение завещательного отказа, либо лишится права на получение завещательного отказа по причине своей недостойности. Подназначение позволяет удовлетворить интерес, зависимый от права основного отказополучателя на предоставленное имущественное благо, и устраняет препятствия для приобретения другими заинтересованными лицами отказанного блага в ситуациях, при которых основной легатарий либо не получил при своей жизни самого права на исполнение завещательного отказа, либо после открытия наследства прямо отказался от предназначенного ему права, либо фактически не воспользовался правом на его получение, либо не смог воспользоваться отказанным правом ввиду установленной недостойности отказополучателя.

Правилами ст. 1138 ГК предусмотрены пределы исполнения завещательного отказа. Принципиальные положения, характеризующие исполнение легата, состоят в следующем.

Во-первых, наследник, на которого завещателем возложен завещательный отказ, обязан исполнить его лишь в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. Если затраты, необходимые для исполнения завещательного наследства, превышают стоимость наследства, то наследник ограничивается размером затрат, соответствующим стоимости полученного им имущества, а обязанность исполнения завещательного отказа в части, не покрываемой стоимостью перешедшего к наследнику наследства (части наследства, отдельной вещи, отдельного права), не переходит к другим наследникам. Обосновывая это положение, в литературе верно отмечается, что отказополучатель является кредитором не наследодателя, а определенного наследника, и его требования, в отличие от требований кредиторов наследодателя, могут быть удовлетворены лишь за счет доли наследника, на которого возложено исполнение легата. Требовать исполнения легата за счет всего наследственного имущества, поступившего к другим наследникам, отказополучатель не вправе

34

.

———————————

34

См.: Лиманский Г.С. Наследование по завещанию: актуальные проблемы наследственно-правовой теории и практики. Самара, 2002. С. 68.

Если из существа завещательного отказа (например, при неделимости предмета завещательного отказа) вытекает, что стоимость наследственного имущества, перешедшего к наследнику, недостаточна для исполнения легата, наследник вправе отказаться от его исполнения в соответствии с общими положениями об обязательствах — в частности, о невозможности исполнения обязательства (ст. 416 ГК). Однако стороны могут договориться о дополнительном участии средств самого отказополучателя в исполнении завещательного отказа.

Во-вторых, замена наследника, на которого было возложено исполнение легата, другим наследником допускается в порядке перехода обязанности исполнить легат в случаях, предусмотренных законом. Доля наследства, причитавшаяся наследнику, на которого был возложен легат, может перейти к другим наследникам, поскольку иное не вытекает из завещания или закона (ст. 1140 ГК). Основания такого перехода доли в наследстве от одного наследника к другим наследникам указаны в правилах о подназначении наследника (ст. 1121 ГК), наследственной трансмиссии (ст. 1156 ГК), направленном отказе от наследства (ст. 1158 ГК), приращении наследственных долей (ст. 1161 ГК) и др. В этих случаях происходит не замена должника в обязательстве, а переход обремененной легатом наследственной доли отпавшего наследника к другим наследникам. Поскольку наследник, на которого был возложен легат, в силу определенных обстоятельств не стал правопреемником в наследстве, постольку он не мог стать и должником в обязательстве по исполнению легата. Должником по завещательному отказу признается наследник, к которому перешла обремененная завещательным отказом доля отпавшего наследника, если иное не вытекает из завещания или закона.

Таким образом, изменение наследника, обязанного исполнить завещательный отказ, вследствие изменения правопреемников, обусловленного отпадением одного из наследников, подпадает под действие правил о наследовании, но не положений о перемене лиц в обязательстве.

В-третьих, завещательный отказ подлежит исполнению за счет обремененного легатом наследства после погашения долгов наследства, приходящихся на долю наследника, обязанного исполнить легат (п. 1 ст. 1138 ГК). Это правило закона является средством предупреждения возможных злоупотреблений, направленных на передачу имущества из состава наследства легатарию, чтобы предотвратить обращение взысканий на наследство по требованиям кредиторов об уплате долгов наследодателя. Завещательный отказ подлежит исполнению лишь из стоимости очищенного от долгов наследства, перешедшего к наследнику, обязанному исполнить легат. Учитывая правила об очередности возмещения за счет наследства разного рода необходимых расходов (ст. 1136, 1174 ГК), следует сделать вывод, что расходы, вызванные болезнью и похоронами наследодателя, расходы на охрану наследства и управление им, расходы, связанные с исполнением завещания и вознаграждением исполнителю завещания, пользуются приоритетом перед уплатой долгов наследодателя, а уплата долгов наследодателя является приоритетной перед исполнением завещательного отказа.

В-четвертых, завещательный отказ не может быть исполнен с нарушением установленных пределов свободы завещания. Свобода завещания ограничена институтом обязательной доли в наследстве, и эта доля не может быть уменьшена путем возложения на необходимого наследника обязанности исполнить завещательный отказ. В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 1138 ГК, если наследник, на которого возложен завещательный отказ, имеет право на обязательную долю в наследстве, он обязан исполнить завещательный отказ за счет той части перешедшего к нему наследственного имущества, которая превышает размер его обязательной доли. Это правило гарантирует неприкосновенность обязательной доли и недопустимость незаконного расширения свободы завещания посредством распоряжений о завещательном отказе, возложенном на необходимого наследника, имеющего право на твердый размер обязательной доли в наследстве.

Порядок исполнения завещательного отказа, представленного двум и более отказополучателям и возложенного на двух и более наследников, подчиняется правилам ст. 1138 ГК и положениям об обязательствах. Если завещательный отказ возложен на двух и более наследников, то складывается обязательство с участием нескольких лиц на стороне должника. Согласно общим положениям ст. 321 ГК, доли участия каждого содолжника в исполнении обязательства являются равными, поскольку иной размер доли не определен законом или условиями обязательства. Если в завещании не предусмотрен размер обременения наследственной доли, переходящей к каждому из наследников, что являлось бы условиями обязательства, действует правило п. 2 ст. 1138 ГК: завещательный отказ обременяет приобретенное каждым из наследников право на наследство соразмерно его доле в наследственном имуществе.

Завещательный отказ может быть установлен в пользу нескольких легатариев. Такой вид завещательного отказа не получил специального регулирования в нормах действующего российского наследственного права. В этом случае складывается обязательство с участием нескольких лиц на стороне кредитора. В зависимости от предмета завещательного отказа это обязательство может быть долевым и солидарным. Поскольку условиями завещания и правилами о завещательном отказе не установлено иное, к таким обязательствам следует применять соответствующие положения ст. 321, 326 ГК. Отказ одного из кредиторов от принятия его доли завещательного отказа имеет своим последствием освобождение наследственного должника от установленного обременения.

В случае если предмет завещательного отказа неделим (например, обязанность предоставить однокомнатную квартиру в пользование двух лиц, составляющих единую семью), а один из легатариев отказывается от принятия предоставляемого по легату права, завещательный отказ по требованию одного из солидарных кредиторов должен быть исполнен в полном объеме в его пользу (п. 1 ст. 326 ГК). При этом, исходя из правил п. 3 и 4 ст. 326 ГК, следует признать, что легатарий, получивший исполнение завещательного отказа в полном объеме, не обязан возмещать наследнику (должнику) стоимость выгоды, полученной им за счет отказавшегося от легата кредитора. Исполнение завещательного отказа полностью одному из легатариев освобождает должника от возложенной на него обязанности. Отношения между солидарным кредитором, получившим полное исполнение от должника, и солидарным кредитором, оставшимся без исполнения, являются отдельным обязательством, складывающимся без участия должника, который произвел исполнение полностью одному из солидарных кредиторов.

Прекращение завещательного отказа допускается по основаниям, предусмотренным законом. При этом предусмотренные п. 3 ст. 1138 ГК основания прекращения завещательного отказа относятся в целом к обстоятельствам, связанным с отказополучателем. В результате наступления этих обстоятельств завещательный отказ остается без субъекта, в пользу которого он установлен. Такими обстоятельствами являются:

— смерть отказополучателя до открытия наследства или одновременно с наследодателем;

— безусловный и безоговорочный отказ от получения завещательного отказа (ст. 1160 ГК), совершить который отказополучатель вправе в течение срока продолжительностью в три года, исчисляемого со дня открытия наследства;

— фактическое неосуществление права на получение завещательного отказа в течение срока продолжительностью в три года, исчисляемого со дня открытия наследства;

— лишение права на получение завещательного отказа по недостойности отказополучателя в соответствии с правилами ст. 1117 ГК.

Поскольку обязательство из завещательного отказа было предназначено в пользу определенного лица — легатария, исполнение не может быть произведено без участия этого лица. Складывается ситуация невозможности исполнения, прекращающей обязательство. В таком случае должник освобождается от исполнения возложенной на него обязанности. Обязательства из завещательного отказа могут быть прекращены по иным основаниям, предусмотренным положениями об обязательствах, если они не противоречат сущности завещательного отказа. Например, ликвидация юридического лица, назначенного отказополучателем, также освобождает наследника (должника) от исполнения обязательства, поскольку отсутствует лицо, которое могло бы принять исполнение завещательного отказа. Эта ситуация подпадает под действие ст. 419 ГК.

К иным основаниям прекращения завещательного отказа относятся случаи невозможности исполнения обязательства в соответствии с правилами ст. 416 ГК. Невозможность исполнения завещательного отказа создается, например, в случае наводнений или иных стихийных бедствий, вызывающих разрушения домов, утрату вещей, предназначенных для передачи отказополучателю в собственность или в пользование. Однако следует учитывать, что обязанность наследника, на которого возложен завещательный отказ, сохраняется при невозможности исполнения в адрес отказополучателя, если последнему подназначен другой отказополучатель.

В качестве условного примера можно привести случай, когда завещатель установил в пользу своей сестры завещательный отказ в виде предоставления ей права пожизненного пользования частью жилого дома, завещанного им своему сыну с возложением на него обязанности исполнить этот завещательный отказ. В завещании были назначены другие отказополучатели (это были дети сестры завещателя) на случай смерти первого отказополучателя до открытия наследства или непринятия завещательного отказа. Ввиду смерти сестры завещателя до открытия наследства право по завещательному отказу впоследствии осуществили подназначенные отказополучатели.

Отношения, связанные с исполнением завещательного отказа в пользу подназначенных наследников, специально не урегулированы подобно тому, как это сделано применительно к случаям принятия наследства лицами, у которых право на наследство возникает вслед за наследниками, отказавшимися от наследства или не принявшими наследство (ст. 1154 ГК). Принимая во внимание особенности оснований отпадения основного отказополучателя, следует полагать, что право подназначенных легатариев требовать исполнения завещательного отказа возникает с момента открытия наследства, если основной отказополучатель умер до открытия наследства или одновременно с наследодателем, либо с момента прямого отказа основного легатария от права на получение завещательного отказа, либо с момента лишения основного легатария права на получение завещательного отказа в соответствии с правилами ст. 1117 ГК, либо с момента истечения трехлетнего срока со дня открытия наследства, в течение которого основной легатарий не воспользовался правом на получение завещательного отказа. В последнем случае законом не установлен срок для осуществления права на получение завещательного отказа со стороны подназначенных легатариев. Поэтому действуют общие положения о сроке исполнения обязательства (ст. 314 ГК), в силу которых подназначенные наследники вправе заявить свои требования в разумный срок после возникновения у них права на завещательный отказ. Однако наследник, обязанный исполнить завещательный отказ в пользу подназначенного отказополучателя, освобождается от этой обязанности, если исполнение не может быть произведено в пользу нового кредитора ввиду его смерти до открытия наследства или одновременно с наследодателем, либо отказа от права на получение завещательного отказа или неосуществления этого права в течение разумного срока, либо лишения его этого права по недостойности в соответствии с правилами ст. 1117 ГК.

Завещательное возложение — особая разновидность завещательных распоряжений, которая позволяет наследодателю передать имущество наследникам как своим непосредственным правопреемникам и одновременно возложить на них обязанность совершить определенные действия имущественного или неимущественного содержания с общеполезной целью, как это указано в п. 1 ст. 1139 ГК. Завещательное возложение имеет определенные черты сходства с завещательным отказом: оно устанавливается исключительно в завещании; может исчерпывать содержание завещания; является обременением наследников, обязанных в силу распоряжения завещателя выполнить определенные действия. В случае если завещательное возложение имеет своим предметом совершение действий имущественного характера, к нему могут применяться правила об исполнении завещательного отказа, что прямо установлено п. 2 ст. 1139 ГК.

Предмет завещательного возложения характеризуется двумя главными чертами. Во-первых, действия, составляющие предмет возложения, могут иметь не только имущественное (как легат), но и неимущественное содержание. Во-вторых, и это выражает главную его черту, составляющую одновременно его сущность, завещательное возложение направлено на достижение общеполезной цели, а не к благу лишь определенного лица, как это имеет место при легате.

Вопрос о признаках действий, признаваемых общеполезными, не относится к простым. Общеполезными следует считать действия, совершаемые для блага государства и общества в целом, для удовлетворения материальных и духовных потребностей социальных групп и слоев, институтов общественной деятельности, общественных движений, научного, культурного, образовательного развития и достижения других целей, не связанных с предоставлением определенной выгоды конкретно назначенному лицу, независимо от масштаба создаваемого этими действиями общего блага. В частности, примером завещательного возложения является распоряжение завещателя, обязывающее наследника по завещанию передать весь гонорар от издания определенной его книги на цели развития творчества слепых. Другим примером завещательного возложения служит завещательное распоряжение коллекционера, обязывающее наследника по завещанию предоставлять коллекцию ювелирных изделий из серебра XVII в. для организации экспозиций периодических выставок по тематике художественного музея или передать коллекцию редких книг публичной библиотеке.

Завещательным возложением может быть признано завещательное распоряжение, посредством которого завещатель возложил на наследника по завещанию обязанность систематически осуществлять необходимый уход за местами захоронений наследодателя и указанных им лиц, выделив для этой цели определенные денежные средства. В этом случае также имеется общеполезная цель действий, результат которых не имеет определенного потребителя, но которые совершаются под знаком публичного и частного уважения к предкам.

Обязанность содержать принадлежавших наследодателю домашних животных, осуществлять необходимый уход и надзор за ними также может быть предметом завещательного возложения — в соответствии с правилами п. 1, ч. 2, ст. 1139 ГК. При осуществлении такого рода возложения отсутствуют правовые субъекты, чей конкретный интерес удовлетворяется посредством предусмотренного возложения. Вместе с тем посредством такого возложения удовлетворяется нравственное чувство общества, одобряющего гуманное отношение к животным.

Финансовым источником исполнения завещательного возложения имущественного и неимущественного характера служит наследственное имущество, переходящее к наследникам по завещанию или по закону. Если исполнителем завещательного возложения назначен исполнитель завещания, последний несет обязанность за счет определенной в завещании части наследственного имущества, что предусмотрено п. 1 ст. 1139 ГК.

По своей юридической природе завещательное возложение не является обязательством подобно завещательному отказу. Лицу, обязанному исполнить завещательное возложение, не противостоит определенный кредитор, который имел бы право требовать исполнения обязанности от должника. Обязанность исполнить завещательное возложение является односторонней обязанностью должника или исполнителя завещания, основанной на завещании. Эта особенность завещательного возложения подтверждается указанными в законе правовыми средствами охраны, которыми оно снабжено против неисполнения.

В соответствии с п. 3 ст. 1139 ГК заинтересованные лица, исполнитель завещания и любой из наследников вправе требовать исполнения завещательного возложения в судебном порядке. Заинтересованными лицами могут быть те учреждения и другие лица, к роду деятельности которых относится создаваемый исполнителем завещательного возложения результат общеполезного значения. Интерес любого из наследников требовать от обязанного лица исполнения завещательного возложения основан на нравственном и юридическом долге соблюдать волю завещателя, общественный интерес и предназначение наследства. Вместе с тем следует отметить, что возможность понуждения обязанного лица к исполнению завещательного возложения может быть устранена самим завещателем посредством соответствующего указания в завещании, как это предусмотрено п. 3 ст. 1139 ГК. Завещатель вправе оставить исполнение завещательного возложения на усмотрение назначенного исполнителя, которому надлежит решить вопрос о необходимости и возможности исполнения завещательного возложения, исходя из особенностей указанной общеполезной цели возложения и ее соответствия сложившимся социальным и другим условиям.