Правовое регулирование перехода выморочного имущества в порядке наследования: теоретические и практические вопросы

04-03-19 admin 0 comment

Абраменков М.С., Чугунов П.В.
Электронный ресурс, 2010.


В статье рассматривается современное состояние юридической регламентации перехода выморочного имущества к публично-правовым образованиям, в том числе в случаях, когда соответствующие отношения связаны с несколькими национальными правовыми системами. Авторы обращают внимание на проблемы, возникающие в судебной практике при толковании и применении соответствующих правовых норм.

Ключевые слова: выморочное имущество, наследование, наследственное правопреемство, оккупация, переход выморочного имущества к государству.

The article deals with contem

orary state of legal regulation of transfer of heirless

ro

erty to

ublic-law formations including in the cases when the relevant relations are connected with several national-law systems. The authors draw attention to the

roblems arising in judicial

ractice in inter

retation and a

lication of relevant legal norms.

Key words: heirless

ro

erty, inheriting, inheritance succession, occu

ation, transfer of heirless

ro

erty to the state.

С принятием и вступлением в силу части третьей Гражданского кодекса РФ

1

(далее — ГК) в отечественном законодательстве о наследовании появилось понятие «выморочное имущество», хотя российская цивилистическая доктрина оперирует им уже не одно десятилетие

2

. В то же время следует всемерно подчеркнуть, что речь не идет о том, что данное понятие получило легальное закрепление впервые. Оно было известно как отечественному внутреннему законодательству

3

, так и международным договорам с участием СССР (РФ)

4

. Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. отказался от термина «выморочное имущество», заменив его понятием «переход наследства к государству»

5

. Мотивы такого отказа, как указывает Ю.К. Толстой, основывались на том, что «выморочность» следует понимать как безнаследность имущества, в то время как обладатель такого имущества даже в случае его выморочности известен в силу прямого указания о том в законе

6

. Подобная аргументация, как представляется, не является достаточно фундированной, так как имущество может перейти к государству как по закону, так и по завещанию. Кроме того, как будет показано далее, хотя состояние выморочности означает именно безнаследность как результат действия норм наследственного права, ее не следует понимать как абсолютное отсутствие обладателя имущества, оставшегося после умершего лица.

———————————

1

СЗ РФ. 2001. N 49. Ст. 4552.

2

См., например: Мейер Д.И. Русское гражданское право. М., 2003. С. 816; Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть вторая: Права семейственные, наследственные и завещательные. М., 2003. С. 262 — 263; Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2. М., 2005. С. 403; Синайский В.И. Русское гражданское право. М., 2002. С. 578; Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. М., 2003. С. 244; Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. М., 1955. С. 236.

3

Оно было, в частности, закреплено в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г., а также в Правилах перехода к государству наследственных имуществ, принятых СНК СССР 28 декабря 1943 г.

4

См., например, Договоры о правовой помощи, заключенные СССР: с КНДР от 16 декабря 1957 г. (ст. 37), с Румынией от 3 апреля 1958 г. (ст. 38), с Венгрией от 15 июля 1958 г., в редакции Протокола от 19 октября 1971 г. (ст. 38), с Югославией от 24 февраля 1962 г. (ст. 46), с Венгрией от 15 июля 1958 г. В договорах о правовой помощи, заключенных Российской Федерацией до 1 марта 2001 г., также используется термин «выморочное имущество». См., например, договоры: с Литвой от 21 июля 1992 г. (ст. 43), с Киргизией от 14 сентября 1992 г. (ст. 43), с Азербайджаном от 22 декабря 1992 г. (ст. 43), с Эстонией от 26 января 1993 г. (ст. 43), с Латвией от 3 января 1993 г. (ст. 43), с Молдовой от 25 февраля 1993 г., с Ираном от 5 марта 1996 г. (ст. 37), с Египтом от 23 сентября 1997 г. (ст. 30).

5

Это отразилось и на конструировании соответствующих предписаний в международных договорах о правовой помощи, которые по аналогии с внутренним гражданским законодательством СССР стали оперировать понятием «переход наследства к государству». См., например, Договор с Болгарией от 19 февраля 1975 г. (ст. 33), с ГДР от 19 сентября 1979 г. (ст. 44), с Вьетнамом от 10 декабря 1981 г. (ст. 36), с Чехословакией от 10 августа 1982 г. (ст. 41), с Кубой от 29 ноября 1984 г. (ст. 82), с Монголией от 23 сентября 1988 г. (ст. 36). В настоящее время данный термин используется в Договоре о правовой помощи между РФ и Польшей от 16 сентября 1996 г. (ст. 40), а также в Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г., в редакции Протокола от 28 марта 1997 г. (ст. 46).

6

См.: Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Елисеев И.В. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть третья. М., 2002. С. 104.

Имущество умершего становится выморочным в том случае, если в отношении его не имеется наследников ни по закону, ни по завещанию. Согласно п. 1 ст. 1151 Гражданского кодекса России указанное может иметь место тогда, когда «отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования (ст. 1117), либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (ст. 1158)». Формулировки зарубежных законодательных актов в части определения обстоятельств, при которых наследственное имущество становится выморочным, более лаконичны. Так, Германское гражданское уложение говорит об «отсутствии родственников, сожителя или супруга» (§ 1936 ГГУ), законодательство Франции (ст. 768 Гражданского кодекса) и Швейцарии в качестве условия выморочности называет «отсутствие наследников» (ст. 466 Гражданского кодекса).

Общепризнанным в мировой практике является правило о том, что выморочное имущество переходит к публично-властным образованиям (прежде всего — к государству). В то же время квалификация этого перехода не характеризуется единообразием в практике различных стран. Здесь можно выделить две основные системы определения правовой природы принадлежности выморочного имущества казне.

Первая система переход к государству выморочного имущества опосредствует титулом наследования (Россия, Германия, Италия, Испания, Венгрия, Чехия, Швейцария). В частности, п. 2 ст. 1151 ГК РФ закрепил положение о том, что «выморочное имущество поступает в порядке наследования в собственность РФ». Вторая система основана на том, что имущество становится бесхозяйным и переходит к государству на праве «оккупации», т.е. завладения по «праву верховной власти», «территориального верховенства», осуществляемого сувереном, на территории которого находится имущество (Англия, США, Франция, Австрия). В качестве последнего выступает государство

7

.

———————————

7

См.: Абраменков М.С. Коллизионно-правовое регулирование наследственных отношений в современном международном частном праве. Ульяновск, 2007. С. 189.

В то же время не всегда переход прав на имущество, ставшее выморочным или бесхозяйным, т.е. не имеющее обладателей в силу наступления определенного рода юридически значимых обстоятельств, в национальном праве соответствующих стран выражается одинаково, даже если они и придерживаются одной концепции. Например, ст. 959 Гражданского кодекса Японии, озаглавленная «Переход наследства к государству» (раздел «Отсутствие наследников»), предусматривает, что имущество, которое не было реализовано в соответствии с положениями предыдущей статьи, переходит в Государственное казначейство. В подобном случае с надлежащими изменениями применяются положения статьи, регулирующей окончание полномочий администратора наследственного имущества и принятие его наследником (ст. 956).

Разумеется, что переход бесхозяйного имущества к частным и публичным субъектам существенно отличается от перехода выморочного имущества к публично-властным образованиям в порядке наследования. Первый лишен начал правопреемства, для второго правопреемство является его сущностью. Первый определяет судьбу отдельной вещи, второй — судьбу имущества в целом, в том числе и входящих в него вещей, прав, обязанностей и др. Первый не связан с принадлежностью бесхозяйной вещи физическому или юридическому лицу либо иному субъекту. Второй связан лишь с наследованием имущества, принадлежавшего физическому лицу. Первому свойственны различные основания, среди которых могут быть и случаи, когда вещь не имеет собственника, либо собственник вещи неизвестен, либо собственник вещи известен, жив, но от нее отказался. Второй основан исключительно на открытии наследства в связи с событием смерти определенного лица. Право собственности на бесхозяйную вещь может возникнуть у разных субъектов в зависимости от особенностей бесхозяйных вещей, право собственности на выморочное имущество может возникнуть исключительно у указанных в законе органов публичной власти.

Характеризуя новое российское регулирование по рассматриваемому вопросу, большинство авторов ограничиваются, во-первых, указанием на то, что в случае выморочности имущество умершего наследуется Российской Федерацией по закону

8

, а во-вторых, основное внимание уделяют порядку передачи государству выморочного имущества и его учета, особенностям ответственности государства по долгам умершего и иным подобным вопросам

9

.

———————————

8

Обзор и анализ мнений по данному вопросу в советской литературе см., в частности: Орлова Н.В. Правовая природа выморочного имущества // Вопросы советского гражданского права. М., 1955. С. 120 — 128.

9

См., например: Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Елисеев И.В. Указ. соч. С. 105; Виноградова Р.И., Дмитриева Г.К., Репин В.С. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей / Под общ. ред. В.П. Мозолина. М., 2002. С. 97; Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского и Е.А. Суханова. М., 2003. С. 197.

Обращая внимание на данное обстоятельство, Л.П. Ануфриева и Т.Д. Чепига отмечают, что квалификация перехода имущества к государству как наследования требует согласования оценок всех юридических граней явления, квалифицируемого тем или иным образом. Данные авторы указывают, что подобная квалификация должна была бы сопровождаться оговоркой о том, что это наследование особого рода, поскольку имеются разнообразные обстоятельства как научно-теоретического, так и практического, прикладного значения, на которые нельзя не обратить внимание. По мнению указанных авторов, состояние выморочности наследственного имущества возникает в том случае, если нормы, регламентирующие порядок наследования, «не сработали»

10

.

———————————

10

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. М., 2004. С. 136.

Указанные авторы обращают внимание также на следующие моменты. Из буквального толкования различных положений V раздела ГК РФ в их совокупности со всей определенностью вытекает, что нынешнее регулирование закрепляет принцип наследования государством выморочного имущества в силу прямого указания п. 2 ст. 1116 ГК и п. 2 ст. 1151 на то, что Российская Федерация может призываться к наследованию по закону. Вместе с тем, сопоставляя соответствующий понятийный аппарат, используемый прежними актами и действующим законодательством, следует отметить небезупречность формулировок последнего. Так, уже само название ст. 1151 ГК — «Наследование выморочного имущества» — представляется уязвимым, прежде всего с юридической точки зрения.

Известно, что явление «выморочность», будучи сугубо юридическим, правовым, может быть обусловлено различными правовыми основаниями — отсутствием наследников по закону, по завещанию либо лишением определенных лиц права наследовать или отказом наследников от права наследовать оставшееся после наследодателя имущество. Тем не менее в любом случае оно связывается с категорией наследования и является институтом, производным от общих принципов правового регулирования перехода прав на имущество от одного лица к другому или множеству лиц в порядке реализации наследственных отношений. Следовательно, если идет речь о выморочном имуществе, следует говорить о результатах действия соответствующих норм. Это означает, что регулятивная функция и эффект таких норм уже состоялись. Таким образом, если имеет место выморочное имущество, вопрос перехода права собственности на него должен ставиться в какой-то иной плоскости — не в плане наследственных отношений, а в плане прежде всего природы отношений. Соответственно большая тщательность в отработке конструкций привела бы здесь к установлению регулирования, предназначенного обеспечить права государства на выморочное имущество на основе адекватности юридических квалификаций фактическим обстоятельствам: не как наследование им имущества (этот институт, характеризующийся соответствующим правовым режимом, уже обеспечил воздействие юридических норм на объект, его результат — возникновение факта выморочности данного имущества), а на каком-то ином титуле. Как компромиссный вариант искомое основание могло бы быть представлено такой формой, как «переход прав на выморочное имущество к государству в порядке наследования», поскольку «в порядке наследования» — это режим, осуществляемый по правилам наследования (квазинаследование), но не само наследование

11

. Отметим, что в п. 2 ст. 1151 законодатель более точен и устанавливает, что «выморочное имущество переходит к Российской Федерации в порядке наследования по закону» (выделено нами. — М.А., П.Ч.).

———————————

11

См.: Там же. С. 137.

Итак, в соответствии с правилами п. 1 ст. 1151 ГК имущество умершего считается выморочным, если:

— отсутствуют наследники как по завещанию, так и по закону. Это означает, что на момент открытия наследства в живых нет лиц, относящихся к кругу назначенных завещанием наследников, а также лиц, относящихся к любой очереди наследников по закону;

— все наследники по закону лишены наследства (п. 1 ст. 1119 ГК). Случай лишения всех наследников наследства в силу завещания специально не упомянут в ст. 1151 подобно тому, как это сделано в ст. 1141 ГК, выделяющей такой случай наряду с отсутствием наследников. Однако нельзя отрицать, что наследники по закону и по завещанию могут быть приравнены к отсутствующим, если завещатель лишил наследства всех наследников по закону любой очереди и не назначил иного правопреемника к своему наследству;

— никто из наследников не имеет права наследовать, или все наследники отстранены от наследования по основаниям недостойности и в порядке, предусмотренном ст. 1117 ГК;

— никто из наследников не принял наследства. Это означает, что на момент открытия наследства имелись наследники, у которых возникло право на наследство, но никто из них не совершил действий, свидетельствующих о принятии наследства способами, предусмотренными ст. 1159 ГК.

Основания, которые влекут признание имущества выморочным, как правило, не являются очевидными в момент открытия наследства. Они могут быть установлены лишь по истечении определенного времени, необходимого либо для розыска наследников и выяснения факта их отсутствия, либо для подтверждения недостойности наследников и отсутствия у них права на наследство или для судебного отстранения от наследования, либо для выявления фактов непринятия наследства наследниками по закону всех очередей (ст. 1154) или отказа их от наследства (ст. 1157). Однако закон не предусматривает специального срока, в течение которого должен быть решен вопрос о возможности признания имущества выморочным.

Для легитимации имущества умершего в качестве выморочного не требуется принятия соответствующего судебного или иного акта. Оно приобретает статус выморочного в силу закона при наличии указанных в нем оснований со дня открытия наследства и сохраняет этот статус до момента оформления прав государства на наследство. В течение всего этого времени должна быть обеспечена охрана наследства и управление им в целях передачи его в казну государства.

Выморочным может быть признано не только все в целом имущество умершего, но также его часть, если таковая соответствует признакам выморочности. Представляется, что возможность признания выморочной части имущества умершего не противоречит смыслу правил п. 1 ст. 1151, а также существу тех обстоятельств, которые являются основанием возникновения отношений частичной выморочности имущества. Например, в том случае, если наследование всего имущества осуществляется по закону при отсутствии завещания или помимо завещания либо по завещанию, согласно которому все имущество оставлено назначенным наследникам, частичная выморочность имущества исключается, поскольку порядок наследования по закону и порядок наследования по завещанию в таких случаях покрывают всю наследственную массу и дополняются применением правил о приращении наследственных долей (ст. 1161 ГК). Однако если завещана лишь часть имущества, а к другой части наследства наследников по закону не оказалось и эта другая часть не подпадает под действие правил о приращении, оставшаяся не завещанной часть наследства может приобрести статус выморочного имущества.

По рассматриваемому вопросу в литературе не имеется единства мнений. Так, некоторые авторы отрицают саму допустимость частичной выморочности наследства, утверждая, что при наследовании по закону она исключается, а при наследовании по завещанию практически не наступает. Последнее обосновывалось тем, что распоряжение завещателя относительно передачи лишь отдельной вещи или части имущества в пользу единственного постороннего наследника должно рассматриваться как «двусмысленное» при отсутствии наследников по закону и не может создать препятствий для передачи всего наследства лицу, назначенному завещать часть имущества, в том числе посредством применения по аналогии правил о приращении

12

. Следствием такого допущения должно быть не что иное, как расширительное толкование завещания и включение в него тех распоряжений, которые наследодатель не имел намерения учинять. Другая группа исследователей придерживается более выверенной позиции, допуская возможность частичной выморочности наследства

13

.

———————————

12

См., например: Антимонов Б.С., Граве К.А. Указ. соч. С. 240, 241.

13

См., например: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 245; Гордон М.В. Наследование по закону и по завещанию. М., 1967. С. 34; Наследственное право / Под ред. К.Б. Ярошенко. М., 2005. С. 157.

Субъектами права собственности на выморочное имущество, как это указано в п. 2 ст. 1151 ГК, являются Российская Федерация, а также муниципальные образования и города федерального значения — Москва и Санкт-Петербург (последние две категории только в том случае, когда в составе наследства есть находящееся на территории РФ жилое помещение. Оно переходит соответственно в собственность муниципального образования или города федерального значения и включается в жилищный фонд социального найма).

Содержание принадлежащего государству права на наследование выморочного имущества существенно отличается от права наследования, возникающего по иным основаниям у наследников по закону или по завещанию. В частности, при приобретении в порядке наследования по закону выморочного имущества указанный в законе субъект является исключительным, необходимым правопреемником, который не вправе отказаться от принятия наследства

14

и для которого не существует необходимости совершать специальный акт принятия наследства, что особо предусмотрено п. 1 ст. 1152 и п. 1 ст. 1157 ГК. Выморочное наследство считается принятым со стороны государства в силу закона, что является основанием приобретения государством права собственности, обязательственных прав требования и других, принадлежавших наследодателю и составлявших наследство.

———————————

14

См.: Белов В.А. Круг наследников по закону // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 2002. N 1. С. 70.

Иное содержание имеет право наследования Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в случаях наследования ими имущества в качестве наследников по завещанию. Они вправе, как и любые иные наследники по завещанию, принять наследство или отказаться от наследства. Однако, как указывается в литературе, в случае, если все наследство завещано Российской Федерации и другие наследники по закону отсутствуют, отказ Российской Федерации от наследства по завещанию представляется недопустимым, поскольку эти действия, по существу, означали бы отказ от принятия выморочного наследства. Если формальное заявление об отказе от наследства было сделано уполномоченными органами государства и позднее выявляется выморочное состояние наследства, отказ от принятия государством завещанного наследства должен быть аннулирован. К этому случаю неприменимы правила п. 3 ст. 1157 ГК о том, что отказ от наследства не может быть взят обратно. Аннулирование отказа государства от завещанного наследства, являющегося выморочным, нельзя приравнять к отзыву отказа от наследства

15

. При наследовании выморочного имущества государство несет ответственность по долгам наследодателя в тех же пределах и в том же порядке, какие установлены для наследников, принявших наследство, и кредиторов наследодателя (ст. 1175 ГК).

———————————

15

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. С. 147.

Момент перехода к государству выморочного наследства, иначе — момент, с которого государство, как и любой другой наследник, становится субъектом права собственности на вещи или субъектом прав кредитора или обязанностей должника, субъектом прав на ценные бумаги и другие объекты в составе наследства, определен правилами п. 4 ст. 1152 ГК. Принятое наследство признается принадлежащим наследодателю со дня открытия наследства. Из этого положения не сделано исключений в отношении наследования выморочного имущества государством. Приобретенное государством выморочное имущество также признается принадлежащим ему со дня открытия наследства, хотя бы для приобретения выморочного имущества не требовалось принятия наследства.

Как указывалось ранее, выморочное состояние имущества умершего устанавливается спустя довольно продолжительное время после открытия наследства. Поскольку переход имущества к государству совершается без особого акта принятия наследства, следует признать, что истечение времени, необходимого для принятия наследства наследниками по завещанию и наследниками по закону всех очередей, является тем обстоятельством во времени, которое позволяет считать фактом состоявшийся переход имущества в собственность государства. Этому факту перехода наследственного имущества к государству придается обратная сила: моментом наследственного правопреемства является день открытия наследства.

Переход выморочного имущества в собственность Российской Федерации предполагает его учет и последующую передачу в собственность субъектов Российской Федерации или в собственность муниципальных образований для использования в соответствии с назначением и ценностью имущества, что должно составить объект регулирования специального закона (п. 3 ст. 1151 ГК), однако такой закон до настоящего времени не принят. Можно предположить, что в этом законе должны быть указаны органы и лица, которые будут обязаны выявлять случаи выморочного наследства и сообщать о них соответствующим государственным органам, принимать меры охраны такого наследства, состоящего из движимых и недвижимых вещей, и управления имуществом в интересах государства, вступать во взаимодействие с нотариальными органами, обеспечивать организацию и ведение учета, оценки выморочных наследств и т.д. В законе должны быть предусмотрены меры, предотвращающие злоупотребления в этой области, формы ответственности за нарушение закона.

В настоящее время действующим актом в рассматриваемой области является Постановление Совета Министров СССР от 29 июня 1984 г. N 683 «Об утверждении Положения о порядке учета, оценки и реализации конфискованного, бесхозяйного имущества, имущества, перешедшего по праву наследования к государству, и кладов» (далее — Положение) с последующими изменениями

16

.

———————————

16

СП СССР. 1984. N 24. Ст. 127.

Как видно из самого названия Положения, с одной стороны, оно имеет более широкую сферу действия, нежели это вытекает из требований ст. 1151 ГК, а с другой — в нем явно отсутствует одна из важнейших областей регулирования, прямо предусматриваемая ст. 1151, касающаяся порядка передачи выморочного имущества в собственность субъектов Российской Федерации или муниципальных образований. Следовательно, по содержательной стороне имеющиеся в настоящее время правила, регламентирующие предмет, являющийся центральным для ст. 1151, должны быть признаны не соответствующими требованиям ГК. Кроме того, согласно Положению компетентными органами для целей получения выморочного имущества являлись налоговые органы, а это, как отмечается в литературе, уже не укладывается в рамки их компетенции, определенные действующим законодательством

17

. Описанное положение дел было частично изменено с принятием Правительством РФ Постановления от 27 ноября 2004 г. N 691 «О Федеральном агентстве по управлению федеральным имуществом»

18

, которым было утверждено Положение о названном Агентстве. В его п. 5.30 устанавливалось, что данный орган принимает выморочное имущество. В настоящее время в соответствии с Постановлением Правительства от 5 июня 2008 г. N 432 «О Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом»

19

(с последующими изменениями) упомянутое ранее Постановление от 27 ноября 2004 г. N 691 признано утратившим силу, а функции по принятию выморочного наследства возложены на Федеральное агентство по управлению государственным имуществом (п. 5.35).

———————————

17

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. С. 150 — 151.

18

СЗ РФ. 2004. N 49. Ст. 4897.

19

СЗ РФ. 2008. N 23. Ст. 2721.

Следует сказать, что отсутствие до настоящего времени федерального закона, посвященного выморочному имуществу, порождает серьезную нестабильность в судебной практике, на что справедливо обращается внимание в современных публикациях. В качестве примера можно привести два следующих судебных решения

20

.

———————————

20

См.: Кароян А.Г. О моменте приобретения права собственности на выморочное имущество // Наследственное право. 2009. N 2. С. 29 — 32.

Акционерный коммерческий Сберегательный банк РФ в лице Острогожского отделения N 989 (далее — банк) обратился в арбитражный суд с иском к Российской Федерации в лице Межрайонной инспекции ФНС России N 11 по Воронежской области о взыскании в пределах стоимости наследственного имущества С.М.Ф. 10 266 руб. 69 коп. задолженности по кредитному договору от 05.06.2007 N 110700358 БКИ по состоянию на 19.08.2008, в том числе 9169 руб. 54 коп. задолженности по основному долгу, 1009 руб. 46 коп. процентов за период с 11.02.2008 по 19.08.2008 и 87 руб. 69 коп. неустойки за просрочку уплаты процентов с 12.02.2008 по 19.08.2008.

Решением Арбитражного суда Воронежской области от 21.11.2008 в иске отказано. В апелляционном порядке дело не рассматривалось. В кассационной жалобе банк просит решение суда отменить и удовлетворить исковые требования. В обоснование жалобы заявитель ссылается на неправильное применение судом норм материального права и несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. По мнению заявителя, судом не было учтено, что наследство со дня смерти заемщика С.М.Ф. признается принадлежащим Российской Федерации, а налоговый орган обязан был по требованию суда представить документ о принятии наследства.

В судебном заседании представитель истца поддержал доводы кассационной жалобы. Дело рассмотрено в отсутствие представителя ответчика, надлежащим образом извещенного о времени и месте судебного разбирательства. Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав представителя истца, суд кассационной инстанции находит решение суда подлежащим оставлению без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения по следующим основаниям.

Как установлено судом области, на основании кредитного договора N 110700358 БКИ С.М.А. истцом был предоставлен кредит в размере 15 000 руб. на цели личного потребления под 17 процентов годовых сроком до 05.06.2011.

Исполнение заемщиком обязательств по кредитному договору обеспечено договором поручительства от 05.06.2007 N 110700358/1, заключенным с С.И.Ф.

6 января 2008 г. заемщик С.М.Ф. и поручитель С.И.Ф. умерли, в связи с чем отделом загса Каменского района Воронежской области выданы свидетельства о смерти П-СИ N 546417 и П-СИ N 546416 от 31.01.2008.

27.05.2008 банком нотариусу Каменского нотариального округа Воронежской области направлена претензия о включении в состав наследственного имущества, оставшегося после смерти С.М.Ф., его обязательств по кредитному договору N 110700358 БКИ.

Письмом от 17.07.2008 N 1477 нотариус Каменского нотариального округа Воронежской области К.Л.П. сообщила истцу, что наследники умершего С.М.Ф. не установлены и наследство умершего никто не принял.

Согласно справке банка у заемщика С.М.Ф. в филиале N 989/079 Острогожского отделения имеется счет N 42306810313222700643/34(105) с остатком вклада на день смерти в размере 5790 руб. 75 коп., который подлежит предварительной компенсации в сумме 277 руб. 54 коп. и дополнительной компенсации в размере остатка вклада 1277 руб. 54 коп., и счет N 05721, закрытый 20.10.2005, вклад по которому подлежит дополнительной компенсации в размере остатка вклада в размере 311 руб. Вклады по счетам N 42306810313222700643/34(105) и N 05721 подлежат компенсации на оплату ритуальных услуг в сумме 6000 руб. Общая сумма, подлежащая выплате наследникам, составляет 13 656 руб. 83 коп.

По состоянию на 19.08.2008 указанные суммы никому не выплачены. Задолженность по кредитному договору от 05.06.2007 N 11700358 БКИ составила 10 266 руб. 69 коп., в том числе 9169 руб. 54 коп. основного долга, 1009 руб. 46 коп. процентов, в том числе 928 руб. 53 коп. просроченных и 87 руб. 69 коп. неустойки.

Ссылаясь на то, что согласно ст. 1175 ГК РФ ответственным по долгам С.М.Ф. по кредитному договору является Российская Федерация в лице налогового органа по месту открытия наследства, банк обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции указал на то, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих переход спорного имущества в собственность государства. Суд кассационной инстанции соглашается с выводом суда.

Согласно ст. 1151 ГК РФ в случае, если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования (ст. 1117), либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (ст. 1158), имущество умершего считается выморочным. Порядок наследования и учета выморочного имущества, переходящего в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации, а также порядок передачи его в собственность субъектов Российской Федерации или в собственность муниципальных образований определяется законом. Соответствующий закон на момент рассмотрения дела не принят.

В связи с этим суд первой инстанции, принимая решение, правомерно руководствовался ст. 4 Федерального закона от 26 ноября 2001 г. «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», Положением, утвержденным Постановлением СМ СССР от 29 июня 1984 г. N 683 «О порядке учета, оценки и реализации конфискованного, бесхозяйного имущества, имущества, перешедшего по праву наследования к государству, и кладов», и Инструкцией Минфина СССР «О порядке учета, оценки и реализации конфискованного, бесхозяйного имущества, имущества, перешедшего по праву наследования к государству, и кладов» от 19 декабря 1984 г. N 185.

Согласно письму ФНС России от 19 февраля 2007 г. N 02-3-04/3@ «О выморочном имуществе» до принятия соответствующего федерального закона работа по учету, оценке и реализации выморочного имущества, перешедшего по праву наследования по закону к государству, осуществляется налоговыми органами в порядке, установленном Положением и Инструкцией. В силу п. 5.35 Положения о Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 5 июня 2008 г. N 432, Федеральное агентство по управлению государственным имуществом принимает в установленном порядке имущество, обращенное в собственность Российской Федерации, а также выморочное имущество, которое в соответствии с законодательством Российской Федерации переходит в порядке наследования в собственность Российской Федерации.

В соответствии с п. 1 ст. 1162 ГК РФ свидетельство о праве на наследство выдается по месту открытия наследства нотариусом или уполномоченным в соответствии с законом совершать такое нотариальное действие должностным лицом.

Свидетельство выдается по заявлению наследника. По желанию наследников свидетельство может быть выдано всем наследникам вместе или каждому наследнику в отдельности, на все наследственное имущество в целом или на его отдельные части.

В таком же порядке выдается свидетельство и при переходе выморочного имущества в порядке наследования к Российской Федерации (ст. 1151).

Согласно п. 5 Инструкции Минфина СССР документом, подтверждающим право государства на наследство, является свидетельство о праве государства на наследство, выдаваемое нотариальным органом соответствующему налоговому органу не ранее истечения шести месяцев со дня открытия наследства. Основанием для перехода имущества по праву наследования к государству может быть и соответствующее судебное решение, вынесенное по иску прокурора или налогового органа.

Истец, обращаясь с иском, не представил суду доказательств выдачи в установленном порядке свидетельства о праве государства на наследство либо соответствующее судебное решение, по которому денежные средства, находящиеся на счетах умершего заемщика, были зачислены в доход федерального бюджета и перешли в порядке наследования к соответствующему налоговому органу. При таких обстоятельствах суд правомерно отказал в удовлетворении иска.

Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела и нормам материального права, нарушений норм процессуального права не допущено. Оснований к отмене принятого по делу решения не имеется.

Обстоятельства второго дела таковы. Открытое акционерное общество «Банк «Возрождение» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ИФНС России N 31 по г. Москве об обращении взыскания на заложенное имущество по договору залога транспортного средства, являющееся выморочным и перешедшим в собственность Российской Федерации.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 1 октября 2008 г. в удовлетворении исковых требований ОАО «Банк «Возрождение» отказано. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 10 декабря 2008 г. указанное решение по данному делу оставлено без изменения.

Решение суда первой инстанции и Постановление суда апелляционной инстанции мотивированы тем, что действующим законодательством полномочия собственника федерального имущества, а также функции по принятию и управлению федеральным имуществом, в том числе выморочным, возложены на Федеральное агентство по управлению государственным имуществом, в связи с чем исковые требования заявлены к ненадлежащему ответчику.

По делу поступила кассационная жалоба от ОАО «Банк «Возрождение», в которой общество просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить как принятые с нарушением норм материального и процессуального права и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении исковых требований.

Истец указывает, что в оспариваемых судебных актах судами первой и апелляционной инстанций не учтено, что, поскольку заложенное имущество в силу ст. 1151, 1152, 1175 ГК РФ является выморочным, обязанности залогодателя несет Российская Федерация в лице налоговой инспекции, ссылаясь на п. 3 Положения, утвержденного Постановлением СМ СССР от 29 июня 1984 г. N 683 и п. 8 Инструкции Минфина СССР от 19 декабря 1984 г. N 185, предусматривающих, что принятие мер по учету, охране и оценке наследственного имущества возлагается на налоговые органы. Истец также ссылается на неправильное применение судами п. 5.35 Положения о Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом.

Ответчик представил отзыв на кассационную жалобу. Отзывов на кассационную жалобу от иных лиц, участвующих в деле, не поступило.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель заявителя поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Представители ответчика и ФАУГИ возражали против удовлетворения кассационной жалобы, просили оставить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции без изменения, ссылаясь на соблюдение при их принятии норм материального и процессуального права.

Представители иных третьих лиц в судебное заседание не явились, извещены надлежащим образом, жалоба рассмотрена в их отсутствие в порядке ч. 3 ст. 284 АПК РФ.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав представителей лиц, участвующих в деле и явившихся в судебное заседание, проверив в порядке ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в оспариваемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Из материалов дела усматривается и судами установлено следующее.

В соответствии с договором залога транспортного средства от 20 апреля 2005 г. N 022000067050000570650 приобретенный по договору купли-продажи от 20 апреля 2005 г. N 0684 автомобиль марки «TOYOTA HARRIER» предоставлен истцу в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору N 02200006505000057, заключенному между истцом и Н.М.С., впоследствии скончавшимся 6 июня 2005 г.

Согласно письму Московской городской нотариальной палаты от 4 июля 2008 г. N 07/5604 наследственное дело к имуществу умершего не заводилось, родители умершего заемщика на заложенный автомобиль не претендуют.

В соответствии с п. 1 ст. 1151 ГК РФ в случае, если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования, либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника, имущество умершего считается выморочным. Согласно п. 2 и п. 3 ст. 1151 ГК РФ выморочное имущество переходит в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации. Порядок наследования и учета выморочного имущества, а также порядок передачи его в собственность субъектов Российской Федерации или в собственность муниципальных образований определяется законом.

В силу ст. 1152 ГК РФ для приобретения наследства наследник должен его принять, при этом для приобретения выморочного имущества принятие наследства не требуется. Согласно п. 4 ст. 1152 ГК РФ принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.

Судами первой и апелляционной инстанций в соответствии с положениями п. 3 ст. 69 АПК РФ дана правильная правовая оценка фактам, установленным в мотивировочной части вступившего в законную силу решения Кунцевского районного суда города Москвы от 16 октября 2007 г., в соответствии с которым право собственности на выморочное имущество, в данном случае автомобиль, перешло к государству без оформления права наследования путем получения соответствующего свидетельства.

При исследовании обстоятельств дела судами также правомерно установлено, что до настоящего времени законодателем не выработан порядок нормативного регулирования передачи в собственность государства выморочного имущества. В соответствии со ст. 4 Федерального закона от 26 ноября 2001 г. N 147-ФЗ «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» впредь до приведения законов и иных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, в соответствие с частью третьей Кодекса законы и иные правовые акты Российской Федерации, а также акты законодательства Союза ССР, действующие на территории Российской Федерации в пределах и в порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации, применяются постольку, поскольку они не противоречат части третьей Кодекса.

В обоснование кассационной жалобы истец в соответствии с письмом Федеральной налоговой службы РФ от 10 марта 2005 г. N 1414-15-14/277 «О выморочном имуществе» ссылается на Положение о порядке учета, оценки и реализации конфискованного, бесхозяйного имущества, имущества, перешедшего по праву наследования к государству, и кладов, утвержденное Постановлением Совета Министров СССР от 29 июня 1984 г. N 683, и Инструкцию Минфина СССР от 19 декабря 1984 г. N 185 «О порядке учета, оценки и реализации конфискованного, бесхозяйного имущества, имущества, перешедшего по праву наследования к государству, и кладов», в соответствии с которыми обязанность по принятию мер по охране и оценке имущества, перешедшего по праву наследования к государству, возложена на налоговые органы. Однако суды первой и апелляционной инстанций при вынесении оспариваемых актов правомерно исходили из положений Указа Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти», согласно которому федеральное агентство является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим в установленной сфере деятельности функции по оказанию государственных услуг по управлению государственным имуществом и правоприменительные функции, за исключением функций по контролю и надзору.

В соответствии с п. 5.35 Положения о Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 5 июня 2008 г. N 432, Федеральное агентство по управлению государственным имуществом принимает в установленном порядке имущество, обращенное в собственность Российской Федерации, а также выморочное имущество, которое в соответствии с законодательством Российской Федерации переходит в порядке наследования в собственность Российской Федерации.

На основании изложенного судами сделан правильный вывод о том, что полномочия собственника федерального имущества в соответствии с действующим законодательством, а также функции по принятию и управлению федеральным имуществом, в том числе выморочным, возложены на Федеральное агентство по управлению государственным имуществом, в связи с чем исковые требования заявлены к ненадлежащему ответчику.

Судами также правомерно принято во внимание положение Приказа Минфина России от 9 августа 2005 г. N 101н, в соответствии с которым инспекции Федеральной налоговой службы по району, району в городе, городу без районного деления и инспекции Федеральной налоговой службы межрайонного уровня не наделены полномочиями собственника федерального имущества.

Как видим, приведенные Постановления федеральных арбитражных судов прямо противоположны в резолютивной части. При этом позиция суда, высказанная во втором судебном решении, представляется нам более выверенной и соответствующий действующему законодательству, что, конечно, не снимает с законодателя обязанность как можно скорее устранить имеющийся «вакуум» в юридической регламентации соответствующих вопросов.

Рассматривая проблематику выморочного имущества, нельзя не обратить внимания еще на одно обстоятельство.

Значимость указанного выше разграничения подходов к квалификации прав государства на выморочное имущество осознается особенно ощутимо, если обратиться к проблеме правовых последствий, наступающих в том и другом случаях.

Если рассматривать данный вопрос «с цивилистических позиций», то здесь следует сказать, что при «оккупации» не идет речи об исполнении обязательств наследодателя перед третьими лицами за счет оставшегося имущества и вообще о правопреемстве в отношении его обязательств. Переход права собственности на имущество к государству соответственно признается первичным способом его приобретения. Если же наследственное имущество поступает в казну государства по праву наследования, то такая постановка вопроса основана на нормах закона о наследовании и представляет собой производный способ приобретения прав на различные виды имущества и нематериальных прав, входящих в состав наследства. В частности, уплата долгов собственника имущества, ставшего выморочным, является закономерным требованием, обращаемым к государству со стороны кредиторов наследодателя. Это требование вытекает из квалификации наследования как правопреемства.

В том же случае, если вопрос о признании имущества умершего лица выморочным возникает в рамках правовой регламентации наследственных отношений международного характера, то отмеченные выше различия квалификаций имеют далеко идущие последствия. Данный тезис может быть проиллюстрирован следующим примером: если после смерти российского гражданина его имущество стало отвечать признакам выморочности, то в соответствии с положениями отечественного законодательства данное имущество переходит в собственность РФ в полном объеме, вне зависимости от того, где оно расположено. Предположим далее, что в состав наследственной массы входит недвижимое имущество, расположенное во Франции. Согласно российскому праву указанная недвижимость должна отойти РФ. Но, как указано выше, французский закон придерживается принципа оккупации, в силу чего выморочное имущество, расположенное на территории Франции, переходит во французскую казну. Аналогичного подхода придерживаются и английские суды: «…если лицо, домицилированное за границей, умирает без завещания, не имея потомков, и на его имущество претендует казна иностранного государства, то приоритет будет отдан Короне»

21

.

———————————

21

См.: Dicey and Morris. On the Conflict Of Laws. 10th ed. London, 1980. P. 611.

Следовательно, интересы нашего государства в такой ситуации могут быть существенно ущемлены.

Уже практика разрешения наследственных дел с участием Советского Союза с очевидностью свидетельствовала, что зарубежные юрисдикционные органы довольно часто прибегали к извращенному использованию норм о выморочности наследства в политических целях. В частности, А.А. Рубанов приводит следующий пример. В 1954 г. французский суд рассматривал дело о наследстве советской гражданки Евгении П. Среди наследников был дядя наследодательницы Владимир К., проживавший в Киеве. Он умер после призвания к наследованию, не успев реализовать свое право. После него остались жена, проживавшая вместе с ним, и дочь, находящаяся в Свердловске. Наследственные отношения должны были подчиняться советскому закону. Французское управление выморочных имуществ отказалось признать наследственные права советских граждан со ссылкой на то, что в состав имущества, оставшегося после Евгении П., входила квартира во Франции, наследование которой подчиняется французскому закону. В силу этого наследственные отношения были в целом подчинены праву Франции и наследственная масса перешла к французскому фиску

22

.

———————————

22

См.: Рубанов А.А. Заграничные наследства. М., 1975. С. 260 — 261.

Еще одна практическая проблема, которая может возникнуть в рассматриваемой области, состоит в том, что имущество, расположенное на территории нескольких государств, может быть выморочным с точки зрения правопорядка одного из них, в то время как второй правопорядок не квалифицирует его подобным образом. В частности, в английской литературе по международному частному праву указывается, что «трудность может возникнуть в том случае, если умерший не оставил завещания и не имел потомков по праву своего домицилия, но не по английскому праву. Например, после него может остаться родственник, имеющий право наследовать в соответствии с Актом об управлении имуществом 1925 г., но считающийся слишком дальним в соответствии с правом домицилия умершего. В этом случае имущество все же перейдет Короне»

23

.

———————————

23

Dicey and Morris. O

. cit. P. 611 — 612.

Примеры решения указанных проблем во внутригосударственном законодательстве о международном частном праве немногочисленны. В частности, в австрийском Федеральном законе о международном частном праве 1978 г. установлено, что в том случае, если в соответствии с законодательством, регулирующим наследование, на имущество умершего не имеется наследников или оно переходит в собственность территориального публично-правового образования как наследника по закону, то данное законодательство заменяется правом того государства, на территории которого имущество находится (§ 29)

24

. Венесуэльский Закон о международном частном праве гласит, что если в соответствии с компетентным правом наследственные имущества переходят государству, или в случае, если наследников не существует или они не учитываются, то имущества, расположенные в Республике [Венесуэла], переходят в достояние венесуэльского народа (ст. 36)

25

. Закон ОАЭ о гражданских сделках устанавливает, что имущественные права, находящиеся на территории ОАЭ, которые принадлежат иностранцу, не имеющему наследников, переходят к ОАЭ (ст. 17)

26

. Сходным образом решается данный вопрос в тунисском Кодексе международного частного права 1998 г. (ст. 54)

27

.

———————————

24

См.: Международное частное право: иностранное законодательство / Предисл. А.Л. Маковского; Сост. и науч. ред. А.Н. Жильцов, А.И. Муранов. М., 2000. С. 163.

25

См.: Там же. С. 255.

26

См.: Там же. С. 450.

27

См.: Там же. С. 569.

Как видно из приведенных нормативных решений, все они базируются на принципе оккупации той части наследственного имущества, которая находится на их территории.

Следовательно, практически единственным способом, позволяющим избежать названных выше проблем, обусловленных определением судьбы выморочного имущества в тех случаях, когда наследственные отношения связаны с несколькими национальными правовыми системами, является заключение международных соглашений, содержащих предписания по анализируемой проблеме. Российская Федерация является участником таких соглашений — как двусторонних, так и многосторонних — со значительным числом государств.

Как уже указывалось выше, часть международных договоров с участием нашей страны в названиях соответствующих статей использует термин «выморочное имущество» (договоры, заключенные СССР в период с 1957 по 1962 г.), другая часть оперирует конструкцией «переход наследства к государству» (договоры с участием СССР, заключенные в период с 1962 по 1991 г.). В договорах, заключенных РФ с 1991 г. по настоящее время, как вступивших, так и не вступивших в силу, используется упомянутый первым термин. Таким образом, можно утверждать, что понятие «выморочное имущество» было реанимировано в отечественном праве еще до принятия части третьей ГК РФ, где ныне оно закреплено легально.

Если оценивать регулирование, содержащееся в упомянутых международно-правовых документах, с точки зрения его существа, то здесь обращают на себя внимание несколько важных обстоятельств.

Во-первых, ряд международных договоров о правовой помощи, заключенных СССР, ограничивались указанием на то, как распределяется выморочное имущество между государствами — участниками конкретного соглашения. В основу указанного распределения была положена дифференциация наследственного имущества на две части — движимое и недвижимое, причем первое переходило государству, к которому принадлежал наследодатель, а второе передавалось государству, на территории которого была расположена недвижимость (ст. 37 Договора с КНДР 1957 г., ст. 38 Договора с Румынией 1958 г., ст. 46 Договора с Югославией 1962 г.). В то же время некоторые соглашения, заключенные Советским Союзом, дополняют упомянутое правило указаниями на те обстоятельства, при наступлении которых оно должно применяться. Текстуальное выражение соответствующих формул различается.

С одной стороны, выморочное имущество распределяется в соответствии с правилами международного договора между государствами-участниками, «если по законодательству Договаривающихся Сторон наследственное имущество переходит государству» (ст. 33 Договора с Болгарией 1975 г., ст. 36 Договора с Вьетнамом 1981 г., ст. 36 Договора с Монголией 1988 г.). С другой стороны, в договорах о правовой помощи, заключенных СССР позднее, приведенная оговорка дополняется еще одним уточнением и формулируется следующим образом: «…если по законодательству Договаривающейся Стороны, подлежащему применению при наследовании, наследником является государство…» (ст. 41 Договора с Чехословакией 1982 г., ст. 32 Договора с Кубой 1984 г.). Особое место среди договоров о правовой помощи с участием СССР занимает Договор с Венгрией 1958 г., в редакции Протокола 1971 г., в ст. 38 которого установлено, что «при отсутствии наследников, или при отказе всех наследников от наследства, или при утрате ими способности к наследованию недвижимое имущество поступает в пользу той Договаривающейся Стороны, на территории которой находится наследственное имущество, а движимое имущество поступает в пользу Договаривающейся Стороны, гражданином которой был наследодатель в момент смерти». В первом приближении может показаться, что в данной статье установлены нормы наследственного права, превалирующие над однотипными правилами гражданского законодательства стран-участниц, которые указывают на исчерпывающий перечень оснований выморочности имущества. В связи с этим в литературе отмечается, что данная норма прямо предполагает обращение к внутреннему праву стран-участниц, «поскольку отсутствие наследников и утрата ими способности к наследованию определяются законом, применяемым к отношениям по наследованию»

28

.

———————————

28

Рубанов А.А. Наследование в международном частном праве (отношения СССР с социалистическими странами). М., 1972. С. 281.

В большинстве современных договоров о правовой помощи, заключенных Российской Федерацией с 1992 г. по настоящий момент, в отношении выморочного имущества используется формула, недвусмысленно указывающая на юридическую квалификацию перехода выморочного имущества к государству как разновидности наследования: «Если по законодательству Договаривающихся Сторон наследственное имущество как выморочное (наследуемое государством по закону) переходит в собственность государства, то движимое имущество передается государству, гражданином которого к моменту смерти являлся наследодатель, а недвижимое имущество переходит в собственность государства, на территории которого оно находится» (ст. 43 Договора с Литвой от 21 июля 1992 г.; ст. 43 Договора с Киргизией от 14 сентября 1992 г.; ст. 43 Договора с Азербайджаном от 22 декабря 1992 г.; ст. 43 Договора с Эстонией от 26 января 1993 г.; ст. 43 Договора с Латвией от 3 февраля 1993 г.; ст. 43 Договора с Молдовой от 25 февраля 1993 г.; ст. 43 Договора с Албанией от 30 октября 1995 г.

29

; ст. 37 Договора с Ираном от 5 марта 1996 г.; ст. 30 Договора с Египтом от 23 сентября 1997 г.; ст. 43 Договора с Мали от 31 августа 2000 г.

30

). Некоторые договоры оперируют следующей конструкцией: «Если по законодательству Договаривающейся Стороны, подлежащему применению при наследовании, наследником является государство (выделено мной. — М.А.), то движимое наследственное имущество переходит Договаривающейся Стороне, гражданином которой является наследодатель в момент смерти, а недвижимое наследственное имущество переходит Договаривающейся Стороне, на территории которой оно находится» (ст. 46 Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г., в редакции Протокола от 28 марта 1997 г. 31; ст. 40 Договора с Польшей от 16 сентября 1996 г.; ст. 36 Договора с Кубой от 14 декабря 2000 г.

32

).

———————————

29

В силу не вступил.

30

В силу не вступил.

31

Аналогичные положения содержатся в Конвенции, заключенной между странами СНГ в Кишиневе 7 октября 2002 г., которая призвана заменить собой Конвенцию 1993 г.

32

В силу не вступил.

Таким образом, правовые системы всех указанных государств квалифицируют переход имущества к государству в силу закона как наследование, в связи с чем отмеченные различия представляются терминологическими, а не сущностными.

Результат действия указанных положений международных договоров будет различаться в зависимости от состава наследственной массы. Если в соответствии с правом одного из государств — участников договора имущество, оставшееся после умершего лица, чьим личным законом было право этого государства, будет считаться выморочным, то в случаях, когда вся наследственная масса расположена на территории данного государства или когда на его территории расположено недвижимое имущество, все имущество в целом переходит к данному государству. Если же недвижимое имущество, входившее в состав наследства, находилось на территории обеих стран — участниц договора, то соответствующие части переходят тому государству, в пределах которого недвижимость расположена. И наконец, в том случае, если умерший по своему личному закону принадлежал к одному государству, а его имущество в целом или в подавляющей части располагалось во втором государстве, то результат может быть двоякого рода: если в составе наследственной массы есть недвижимость, расположенная в данном государстве, то оно будет законным наследником в отношении этой недвижимости; если же в составе наследства недвижимости нет, то все имущество перейдет к первому государству. Таким образом, государства — участники упомянутых соглашений, не затрагивая вопросы юридической природы своих прав на выморочное имущество, в то же время в целях стабильности международного оборота в определенной мере «жертвуют» в пользу друг друга тем объемом наследственных прав, который обусловлен квалификацией выморочного имущества как переходящего к государству на титуле наследования.

В то же время, говоря о проблематике выморочного имущества в национальном праве — наследственном и международном частном, — нельзя не отметить одно немаловажное обстоятельство, состоящее в том, что Российская Федерация не заключила ни одного соглашения с теми государствами, которые в рассматриваемом вопросе придерживаются принципа оккупации (страны общего права

33

, Франция, Австрия). Подобное положение дел никак нельзя признать оправданным. Представляется вполне правомерным поставить соответствующие задачи перед компетентными органами нашего государства. Учитывая различия в подходах к определению юридической судьбы выморочного имущества, вполне целесообразно использовать в соответствующих международных соглашениях следующую формулу: «Если по законодательству Договаривающейся Стороны, подлежащему применению при наследовании, имущество переходит в собственность государства, то движимое имущество передается государству, в котором наследодатель к моменту смерти имел место жительства, а недвижимое имущество переходит в собственность государства, на территории которого оно находится». Достижение указанных договоренностей было бы в значительной мере облегчено, если принять во внимание следующее соображение.

———————————

33

В Договоре о правовой помощи, заключенном в 2000 г. между РФ и Индией, нормы о выморочном имуществе отсутствуют.

Выше была приведена позиция Л.П. Ануфриевой и Т.Д. Чепига о том, что выморочность имущества представляет собой результат действия норм наследственного права, в силу чего о наследовании государством выморочного имущества можно говорить условно — это наследование особого рода (sui generis). Авторы настоящей работы поддерживают данную точку зрения и полагают, что она позволяет несколько иначе взглянуть на проблему выморочного имущества: следует говорить не столько о различиях в квалификации перехода комплекса имущественных благ к государству, сколько о различиях последствий такого перехода: в одном случае государство берет на себя бремя обязательств и долгов наследодателя, в другом этого не происходит.