Протокол о намерениях в международной практике: юридическая сила

04-03-19 admin 0 comment

Буркова А.Ю.
Право и экономика, 2010.


Протокол о намерениях — институт, не известный российскому законодательству. Однако он часто используется в международных сделках.

Ключевые слова: протокол о намерениях, обязательность, незаключенный договор.

Letter of intent in international practice: legal force

A.U. Burkova

Letter of intent is an instrument unknown to Russian law. However, this instrument is often used in international transactions.

Key words: letter of intent, binding force, unconcluded contract.

Иногда в коммерческих отношениях до заключения основного договора стороны подписывают протокол о намерениях. Этот документ также может называться меморандумом о намерениях, письмом о намерениях или по-другому.

Протокол о намерениях обычно служит для того, чтобы очертить общие условия, на которых стороны будут готовы заключить определенную сделку. В некоторых случаях протокол о намерениях может быть обязующим для сторон, чаще всего стороны используют протокол о намерениях как документ, закрепляющий итоги переговоров сторон о будущих условиях сделки.

Действительно, удобно иметь краткий документ, который очерчивает основные параметры будущей сделки, и уже на его основании готовить детализированный контракт. В то же время стороны знают, что если что-то пойдет не так, то сторона всегда может выйти из этой сделки до подписания основного договора.

Протокол о намерениях иногда используется в качестве доказательства для потенциальных инвесторов о том, что переговоры между сторонами действительно имели место и что стороны достигли определенного понимания условий, на которых они готовы сотрудничать, и эти условия указаны в протоколе о намерениях.

Протоколы о намерениях также могут предоставляться руководству компаний или акционерам компаний в подтверждение того, что порученный проект выполняется и находится на стадии переговоров.

Рассмотрим вопрос применения протокола о намерениях в США, Великобритании и России.

Протокол о намерениях в США

Нередко протокол о намерениях регулируется правом какого-либо штата.

Какова может быть сила этого документа в США:

этот документ может быть необязательным;

этот документ может быть необязательным до наступления определенных обстоятельств, с которых документ становится обязательным;

определенные положения этого документа могут быть обязательными (например, положения о конфиденциальности или эксклюзивности), а другие положения — необязательными;

этот документ может быть обязательным.

Например, по делу Mason Homes v. Oshawa Group, которое рассматривалось в штате Онтарио США, суд вынес решение, что письмо о намерениях является обязывающим документом.

В соответствии с материалами дела стороны подписали письмо о намерениях, по которому одна из сторон — строитель — соорудит офисный центр, а вторая сторона — займет его. Через какое-то время компания, которая собиралась занять офисный центр, обнаружила, что ее конкурент собирается открыть центр неподалеку. Соответственно, эта компания предложила переделать другой компании-строителю проект офисного центра под другие цели. Однако строитель подсчитал, что переделывание проекта повлечет убытки для него, поэтому подал в суд о нарушении заключенного письма о намерениях.

Вторая сторона выдвинула возражения, что письмо о намерениях четко не устанавливало, что оно является обязательным. Соответственно, письмо о намерениях должно считаться недействительным, и обязательства сторон должны возникнуть только на основании подписания договора о строительстве, который не был заключен.

Однако суд истолковал положения письма о намерениях как обязательные на основании того, что материальные условия сотрудничества сторон были согласованы во время подписания письма о намерениях и в дальнейшем на основании переписки сторон. Кроме того, в письме о намерениях не было указано, что условия сотрудничества будут регулироваться каким-либо иным контрактом. Письмо о намерениях также содержало фразу о его недействительности при определенных обстоятельствах, что показывает намерения сторон сделать письмо о намерениях обязательным.

В другом деле, рассмотренном в США, суд вынес решение, что протокол о намерениях является необязательным документом.

В деле Richie Co. LLP vs. Lyndon Insurance Group, Inc. суд трактовал нормы права штата Миннесота. В соответствии с материалами этого дела две стороны подписали документ, который говорил о том, что в будущем стороны собираются подписать договор об оказании услуг. Договор об оказании услуг так и не был подписан. Одна из сторон подала иск о том, что вторая сторона нарушила первоначальный документ, так как вторая сторона не подписала договор об оказании услуг, как было оговорено в первоначальном договоре.

Суд по материалам этого дела отметил, что первоначально подписанный документ не является обязательным, так как стороны указали, что он не является окончательным и отдельный договор оказания услуг будет подписан в будущем. Кроме того, в первоначальном документе не были согласованы существенные условия взаимоотношений сторон, поэтому суд рассматривал первоначальный документ как просто итоги переговоров сторон на определенной стадии и в качестве необязательного протокола о намерениях.

В недавнем решении по делу Vacold LLC v. Cerami суд указал, что письмо о намерениях может обязывать стороны. Суд рассматривал текст самого документа, иные документы, которые были подписаны сторонами, частичное исполнение какой-либо стороной своего обязательства по письму о намерениях, наличие согласованных существенных условий и иное.

Таким образом, сегодня в судебной практике американских судов существуют решения, которые признают за протоколом о намерениях его обязательный характер, и наоборот.

Что должно приниматься во внимание сторонами, когда они подписывают протокол о намерениях или равнозначный ему документ по праву какого-либо штата США?

Важно, чтобы стороны при подписании документа указывали силу этого документа, так как неуказание может влечь неправильную интерпретацию этого документа какой-либо одной из сторон. Соответственно, одна сторона не будет считать себя обязанной выполнять протокол о намерениях, а другая сторона будет считать выполнение протокола о намерениях обязательным. Проигравшими в этом случае будут обе стороны, так как одна из сторон должна будет выплатить другой стороне компенсацию за неисполнение своих обязанностей, а расходы второй стороны, выигравшей судебный процесс, на суд и юристов также могут быть значительными.

Сила документа может быть как прямо указана в протоколе о намерениях, так и косвенно следовать из формулировок протокола о намерениях.

При рассмотрении вопросов об обязательности или необязательности протокола о намерениях суды могут в том числе принимать во внимание следующее:

о чем стороны договорились и что прописали в протоколе о намерениях;

было ли частичное исполнение обязательств сторон по протоколу о намерениях;

были ли согласованы существенные условия или они еще должны быть согласованы;

иное.

Например, неуказание всех существенных условий отношений сторон или указание, что все отношения сторон будут регулироваться отдельным контрактом, может быть расценено как необязательность протокола о намерениях.

Протокол о намерениях в Великобритании

В Великобритании в сложных сделках протокол о намерениях играет важную роль, так как позволяет установить основы взаимоотношения сторон в условиях необходимости срочно приступить к работе или оказанию услуг и требующегося значительного времени для подготовки формального договора.

При своем появлении протокол о намерениях подразумевался как документ, не носящий обязательный характер.

Так, в деле Turriff Construction Limited v Regalia Knitting Mills Limited [Queens Bench Division (1971) 9 BLR 20] было указано, что письмо о намерениях является письменным подтверждением намерения сторон заключить контракт в будущем. За исключением ограниченных случаев, такое письмо не имеет обязательного характера.

Однако со временем природа протокола о намерениях претерпела определенную эволюцию, и в настоящий момент в Великобритании протокол о намерениях может носить как обязательный, так и необязательный характер.

Обязательность или необязательность протокола о намерениях определяется с учетом обстоятельств, при которых он был заключен, содержания протокола о намерениях и намерений сторон.

Например, указание в протоколе о намерениях, что в будущем будет заключен договор, регулирующий взаимоотношения сторон, часто является подтверждением, что протокол о намерениях не имеет обязательного характера.

Однако если стороны своими действиями, например, путем выполнения работ до заключения основного договора, по сути, считают, что обязательные отношения между сторонами возникли, то суд признает отношения между сторонами как имеющие обязательный характер (см., например, недавнее судебное решение по делу RTS Flexible Systems Ltd v Molkerei Alois Muller Gmbh & Company KG (UK Production) [2010] UKSC 14 (10 March 2010)).

Протокол о намерениях в России

В России, как и в других юрисдикциях, юридическая сила протокола о намерениях зависит от содержания этого документа.

Если протокол о намерениях содержит существенные положения какого-либо договора и из него следует, что он имеет обязательный характер, такое обязательство будет рассматриваться как подлежащее к исполнению.

Если же, например, указаны только намерения сторон и не установлены существенные условия, а также последствия нарушения положений протокола о намерениях, такой документ не будет иметь обязательной юридической силы.

Необходимость исследования протокола о намерениях для определения, является ли этот документ обязательным или нет, была отмечена в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 24 августа 2000 г. по делу N А19-1597/00-13-9-Ф02-1671/00-С2.

«Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа считает, что апелляционная инстанция при исследовании протоколов от 21 апреля 1997 г. и от 23 апреля 1997 г. N 92 не рассматривала и не дала соответствующей правовой оценки следующим обстоятельствам. Является ли протокол о намерениях от 21 апреля 1997 г. договором в смысле положений статьи 420 Гражданского кодекса Российской Федерации, возникают ли из протокола права и обязанности для его участников? Кем подписан протокол о намерениях, каковы полномочия лиц, подписавших протокол?»

В качестве примера, когда судебная практика признавала протокол о намерении действительным договором, можно привести Постановление ФАС Центрального округа от 18 августа 2000 г. по делу N А62-994/2000.

«В соответствии с ч. 1 ст. 429 ГК РФ по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором.

В силу ст. 431 ГК РФ условия вышеуказанного договора подтверждают вывод судов о том, что протокол о намерении, подписанный сторонами, есть предварительный договор».

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 19 мая 2009 г. N Ф03-1907/2009 также является примером, когда судебная практика признавала протокол о намерении действительным договором.

«Между ОАО «Корфовский каменный карьер» (покупатель) и участниками ООО «Вяземский кирпичный завод» Р.А. Баграмяном, М.С. Козаком, Н.А. Дробязко подписан протокол от 3 апреля 2007 г. о намерениях, по условиям которого участники намерены в срок не позднее 1 июня 2007 г. передать ОАО «Корфовский каменный карьер» 100% доли в уставном каптале ООО «Вяземский кирпичный завод», а покупатель — их оплатить до указанного срока.

Сумма сделки составила 50000000 руб. (п. 1.3 протокола), из которых 40000000 руб. до 1 июня 2007 г. покупатель намерен был оплатить: 15000000 руб. — наличными, 25000000 руб. — безналичным путем, а остальные 10000000 руб. не позднее 1 июля 2007 г.

В пункте 2.8 протокола предусмотрено, что покупатель обязан оплатить участникам ООО «Вяземский кирпичный завод» задаток в размере 5000000 руб. наличными в срок не позднее семи календарных дней с момента подписания настоящего протокола. Сумма задатка засчитывается в счет выкупных платежей за доли.

Согласно приложениям N 2, 3 к указанному протоколу участники общества 10 апреля 2007 г. получили от ОАО «Корфовский каменный карьер» задаток в сумме 5000000 руб. и 30 мая 2007 г. в счет частичной оплаты долей 10000000 руб.

…Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования, апелляционный суд, давая толкование условиям указанного протокола от 3 апреля 2007 г. в соответствии с правилами ст. 431 ГК РФ, анализируя последующее поведение сторон и исследуя представленные доказательства по делу с учетом положений ст. 71 АПК РФ, установил, что между сторонами сложились обязательственные правоотношения в отношении продажи спорной доли в уставном капитале ООО «Вяземский кирпичный завод».

В качестве примера, когда судебная практика не признавала протокол о намерении действительным договором, можно привести Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23 октября 2002 г. по делу N Ф04/3976-1198/ А27-2002.

«Давая правовую оценку протоколу о намерениях между ООО «Стратим» и ГУП «КАПК» от 5 октября 2000 г., судебные инстанции обоснованно руководствовались § 1, 2 гл. 30 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающими основные положения о договорах купли-продажи и отдельном их виде — договоре поставки, существенными условиями для которого являются условия о цене, его количестве и сроке поставки.

Поскольку протокол о намерениях от 5 октября 2000 г. не содержит существенных условий договора поставки, суд правомерно признал его незаключенным».

Или Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31 октября 2001 г. по делу N 2015.

«Ссылка на протокол намерений не может быть принята во внимание, так как он не порождает каких-либо обязательств у сторон, подписавших его, а кроме того, в п. 11.2 контракта от 9 марта 1999 г. указано, что после его подписания все предыдущие переговоры и переписка, связанная с ним, теряют силу».

Согласно Постановлению Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 марта 2009 г. N 09АП-1729/2009-АК:

«Ссылки заявителя жалобы на необходимость оценки судом протокола о намерениях от 28 ноября 2005 г. являются необоснованными, так как такое понятие, как «протокол о намерениях» законодательством не предусмотрено.

Протокол о намерениях от 28 ноября 2005 г. не является ни договором в смысле ст. 420 ГК РФ, ни предварительным договором в смысле ст. 429 ГК РФ».

Если протокол о намерениях имеет обязательную силу, его положения должны исполняться сторонами. Неисполнение его положений влечет применение санкций к нарушившей стороне.

Если протокол о намерениях не является обязательным, договор считается незаключенным и, соответственно, применяются последствия незаключенного договора — возврат перечисленных денежных средств, отказ в уплате убытков и т.д.

Так, в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 23 сентября 2004 г. по делу N А33-11985/03-С2-Ф02-3969/04-С2 было отмечено, что:

«Денежные средства, перечисленные третьему лицу во исполнение несуществующего обязательства, подлежат возврату стороной по данному договору».

***

Таким образом, протокол о намерениях может иметь как обязательный, так и необязательный характер в зависимости от условий, содержащихся в этом документе, намерений и поведения сторон.