Правовая сфера общества и правовая система

04-03-19 admin 0 comment

Тихомиров Ю. А.
Журнал российского права, 1998.


Тихомиров Юрий Александрович — первый заместитель директора ИЗиСП, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ.

Общественные процессы требуют стабильного и динамичного правового регулирования. Оно должно меняться с опережением, позволяя планомерно развивать законодательство, последовательно реализовывать правовые нормы, повышать уровень правосознания граждан. Но пока что любые, сколько-нибудь весомые перемены в правовой сфере современной России, к сожалению, носят хаотичный характер, они неупорядочены и лишены системной связи. Одним из путей решения данной проблемы, безусловно, является дальнейшее всестороннее развитие теории отечественной правовой системы.

Природа и устойчивость правовой системы

Преобразования в различных сферах жизни российского общества потребовали новых подходов к праву, законодательству, формированию правового государства и его институтов, правового поведения граждан. Здесь имеются некоторые положительные моменты, но продвижение в целом незначительно. Одна из причин заключается в отсутствии общей стратегии развития правовой сферы и слабой связи между ее отдельными элементами. Не найдены еще стыки между национальным законодательством и международно — правовыми стандартами.

Судебная реформа — первый шаг в данном направлении. Решению указанных проблем служит также Указ Президента России «О разработке концепции правовой реформы в Российской Федерации» от 6 июля 1995 года. В марте 1996 г. состоялся Общероссийский конгресс по правовой реформе, на котором были обстоятельно рассмотрены многие актуальные вопросы и приняты рекомендации. За прошедшее время состоялось немало научных обсуждений, завершена подготовка концепции административной реформы. Но реальных сдвигов пока мало.

Для правового развития России на современном этапе характерны противоречивые тенденции. С одной стороны, общественные преобразования привели к признанию верховенства права и стремительному развитию правового массива. С другой стороны, углубляются противоречия между нормативным и реальным поведением, обостряются юридические коллизии при внешнем декларировании верности праву. Произошло «раздвоение» юридического образа государства, его институтов и граждан.

Юридическая конфликтность стала одной из доминант современного развития и препятствует стабилизации общества, успешному решению стоящих перед ним политических, экономических и социальных задач. Поэтому сдерживается формирование современной правовой системы, и особенно системы законодательства. Слабо реализуются законы и иные правовые акты. Противоречиво развиваются и действуют органы государства. Гражданин России не обеспечен юридической защитой и пассивен в правовой сфере.

Предстоит объективно оценить современную правовую ситуацию в стране, дать анализ как факторов, позитивно воздействующих на ее изменение, так и негативных (выделяя собственно юридические и иные факторы — экономические, политические и др.). Необходимо определить систему показателей, по которым можно судить о благоприятном изменении правового состояния страны и на которые следует воздействовать целенаправленно и последовательно. Это осуществимо только с помощью эффективной правовой системы.

Отношение к правовой системе как понятию и явлению — неодинаковое. Одни юристы отождествляют ее с системой правовых норм, другие объединяют право как нормативное образование, правотворчество и правоприменение, третьи охватывают этим понятием внутренние связи правовых явлений, их организацию и структуру. Наконец, она характеризуется как совокупность юридических норм, принципов и институтов (нормативный элемент), как совокупность правовых учреждений (организационный элемент), как совокупность правовых идей и взглядов (идеологический элемент)

*

.

———————————

*

См.: Правовая система социализма. 1. Понятие, структура, социальные связи. М.: Юрид. лит., 1986. С. 32 — 50.

По устоявшейся традиции в учебниках по теории права, изданных в последние годы, понятие «правовая система» используется скорее для отражения не столько внутренних правовых процессов, сколько внешних, в сравнительном плане. Устойчивое применение понятия «системы права» для обозначения комплекса действующих правовых норм, правовых институтов и отраслей права

*

, объективно существующего внутреннего строения права сочетается с характеристикой правовой системы как правовой организации всего общества, как совокупности юридических средств, институтов, учреждений. Система права выступает как одно из ее слагаемых. Национальная правовая система рассматривается как конкретно — историческая совокупность права (законодательство), юридической практики и правовой идеологии

**

. И в этом смысле приводятся традиционные различия правовых систем разных стран.

———————————

*

См.: Общая теория права. М., 1995. С. 180 — 184. Общая теория права и государства. М.: Юристъ, 1996. С. 167 — 172.

**

См.: Теория государства и права. Саратов: 1995. С. 143 — 145, 295.

Подчеркнем: понятие правовой системы впервые введено в п. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, но применительно к соотношению норм внутреннего и международного права. Тем не менее по смыслу данной статьи правовая система связана прежде всего со всеми правовыми нормами. А доктринальная трактовка позволяет охарактеризовать ее как взаимодействие правовых идей и принципов правотворчества, правового массива и правоприменения. Именно в таком плане автор высказывал свое мнение около двадцати лет тому назад.

Обратимся к иностранной практике. По смыслу раздела III «Источники права» Конституции Польши установленная классификация правовых актов построена на основе их системных связей и соподчиненности. В ст. 10 Конституции Италии есть понятие «правовой порядок Италии». В Конституции ФРГ используются понятия «непосредственно действующее право», «право Федерации», «Федеральное право». Конституция Испании устанавливает: Конституция гарантирует осуществление принципов законности, соподчиненности юридических норм (ст. 9). Везде признается «включенность» международно — правовых норм в национальное право.

В государствах СНГ также имеются конституционные характеристики права. Так, в ст. 6 Конституции Армении говорится о правовой системе; в ст. 4 Конституции Республики Казахстан — о действующем праве, включающем, кроме законов, иных актов и международных договоров либо обязательств, нормативные постановления Конституционного Совета и Верховного Суда; в ст. 7 Конституции Республики Беларусь — о верховенстве права, выражающемся в действии законодательных и правовых (нормативных) актов. В Конституции Республики Молдова признание Конституции высшим законом и соблюдение международного права и международных договоров связано с выделением части 3 «Законодательство» главы IV «Парламент». На Украине признание верховенства права и высшей юридической силы Конституции сочетается с введением понятия «национальное законодательство», частью которого являются одобренные международные договоры.

Как видим, вышеназванные характеристики права и его источников, а также правовой системы весьма неоднозначны. По нашему мнению, понятие правовой системы следует отграничить от элементов, охватываемых понятиями «государство» и «политическая система» — органы, учреждения, структуры. Оно станет более однородным, если будет включать четыре группы элементов: а) правопонимание — правовые взгляды, правосознание, правовая культура, правовые теории, концепции, правовой нигилизм; б) правотворчество — как познавательный и процессуально — оформленный способ подготовки и принятия законов и иных правовых актов; в) правовой массив — структурно оформленная совокупность официально установленных и взаимосвязанных правовых актов; г) правоприменение — механизм реализации правовых актов и обеспечения законности.

Эти элементы взаимосвязаны, и выпадение или ослабление одного из них ведет к нарушениям внутрисистемных связей и снижению престижа и эффективности всей правовой системы.

Предложенный концептуальный подход к правовой системе позволяет по-иному решить ряд ключевых теоретических и практических проблем. Одна из них — система юридической науки. В утвержденной ВАК классификации юридических наук выделены 15 собственно отраслей права, причем 12 специальностей являются комплексными, состоящими из двух — пяти отраслей права и сфер правового регулирования. При таком подходе утрачен единый критерий, что дает повод смешивать отрасль права и отрасль законодательства и присваивать титул первой любому новому закону или группе законов.

Между тем нужны новые подходы, позволяющие выделить в качестве базовых публичное право

*

, частное право и социальное право, общую теорию права и правового государства. В их рамках, далее, развиваются конституционное, административное, гражданское, финансовое, процессуальное и коллизионное право. С ними связаны иные отрасли права.

———————————

*

Широкий подход к публичному праву можно обнаружить в книге французского ученого Макса Гунеля «Введение в публичное право» (М.: ИнтраТЭК-р, 1995), в которой его источники распространяются на конституционное, административное, бюджетное право и иные отрасли.

В иностранной научной литературе нет строгого разграничения отраслей права и отраслей законодательства. Так, к источникам французского права относят Конституцию, международные договоры, законодательство, делегированное законодательство, решения судов, юридические доктрины, решения аналогичных иностранных судов, обычное право, основные принципы права

*

. Еще более заметно это в англо — американском праве, где наряду с предметно — институциональным делением права оно подразделяется на четыре пары: уголовное и гражданское право, публичное и частное право, материальное и процессуальное право, муниципальное и публичное международное право

**

. Различается право в формальном и неформальном смысле

***

.

———————————

*

См.: Walter Gairns, Robert McKeon. Introduction to French Law. London, 1995.

**

См.: David Bar Ker. Golin Padjield Law. London, Oxford, 1992.

***

См.: Лоуренс Фридмэн. Введение в американское право. М., 1993.

Для концентрированной характеристики современных подходов к праву уместно привести перечень секций предстоящего XV Конгресса Международной Академии сравнительного права (Великобритания, июль — август 1998 г.). Это — правовая история, этнология, основная правовая теория и правовая философия, сравнительное право и унификация права, гражданское право, частное международное право, гражданско — правовая процедура, аграрное право, коммерческое право, интеллектуальное право, трудовое право, воздушное и морское право, публичное международное право, конституционное право, права человека, административное право, налоговое право, уголовное право, уголовно — правовая процедура. Итого — 13 отраслей права и пять общесистемных характеристик права.

Другая проблема — введение научно обоснованной классификации правовых актов. Пока что в нашей стране задерживается принятие Федерального закона «О нормативных правовых актах». Фирма «Консультант — плюс» готовит свой вариант классификатора всех правовых актов, но с выделением только одной отрасли права — гражданского. Действующий «Общеправовой классификатор отраслей законодательства» состоит из 53 разделов, из которых 48 посвящены собственно законодательству. Причем Классификатор построен на основе разных критериев — по отраслям законодательства, по отраслям хозяйства, управления, по сферам и отдельным правовым институтам.

Чему же удивляться, если путаница видов правовых актов ведет к подмене закона подзаконными актами, к нарушениям компетенции правотворческих органов, затрудняет учет, поиск и применение различных актов. В аспекте используемого нами понятия правовой системы целесообразно весь правовой массив разделить на несколько групп: а) правовые акты, включающие в себя две подгруппы — законы и подзаконные акты исполнительной власти и органов управления

*

; б) договоры — публично — правовые

**

(их удельный вес стремительно возрастает и охватывает федеративный договор и внутрифедеральные договоры, управленческие соглашения) — и гражданско — правовые

***

; в) акты судебных органов; г) акты общественного саморегулирования — местного самоуправления, принятые по итогам выборов, референдумов, на народных собраниях, съездах; д) международно — правовые акты и договоры, одобренные и включаемые в правовую систему.

———————————

*

См.: Тихомиров Ю.А. Курс административного права и процесса. М., 1998. С. 149 — 201.

**

См.: Тихомиров Ю.А. Публичное право. М., 1995. С. 180 — 198.

***

См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М., 1997. С. 9 — 15.

Общая классификация актов позволит сделать следующий шаг и подготовить новый классификатор отраслей и сфер законодательства

*

. Возможны и производные классификаторы в субъектах РФ. Пока же отсутствие строгой научно — официальной классификации актов и критериев их соотношения приводит к многочисленным противоречиям. «Договорной бум» в регулировании внутрифедеральных отношений нередко ведет к нарушениям законов. По-прежнему подавляет законы «указное право», а обилие соглашений внутри СНГ подчас ослабляет роль уставных документов и модельных законов.

———————————

*

Вариант предложен в книге «Правовая реформа: концепции развития российского законодательства», М., 1995.

Влияние Конституции на развитие правовой системы

В современный период обновление и развитие законодательства в России происходит в соответствии с Конституцией. Это позволяет не допускать деформации нормативного массива и юридических коллизий и правильно формировать правовую систему. К сожалению, в отечественной литературе — как в прошлом, так и сейчас — Конституции никогда не отводилось подобной роли

*

. Сложившаяся ситуация порождает конституционные коллизии и ведет к принижению такой подотрасли конституционного права, как конституционные основы правовой системы.

Выделим конституционные параметры последней. Во-первых, Конституция признает, что правовая система Российской Федерации включает правовые акты федеральных органов, правовые акты субъектов Федерации, местного самоуправления, договоры, а также акты, принятые в результате прямого народного волеизъявления.

———————————

*

См., например: Советское конституционное право. Л., 1975; Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Конституционное право. М., 1996; Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. М., 1997.

Во-вторых, установлены виды актов и их иерархия. Правовые зависимости означают, что Конституция, конституционные законы, законы, указы, постановления, приказы, распоряжения и иные правовые акты находятся между собой в строгом соотношении. Как уже отмечалось, нужны обоснованная классификация правовых актов, порядок их принятия, действия, изменения и отмены.

В-третьих, Конституция обеспечивает в правовой системе верховенство закона. Все должностные лица, государственные и общественные организации действуют на основе и во исполнение закона. Подзаконные акты должны ему строго соответствовать. Однако объем административного усмотрения нередко превышает и нарушает объем полномочий субъекта права. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально — для всеобщего сведения.

В-четвертых, предусмотрено, что в случае возникновения юридических коллизий используются либо согласительные процедуры, либо обжалование, либо приостановление, отмена, изменение правового акта. Юридические споры разрешаются уполномоченными органами в соответствии с их компетенцией и процедурами. Пока мало процедур разрешения публично — правовых споров. Ведется доработка Федерального закона «О процедурах предотвращения разногласий и разрешения споров между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов».

В-пятых, Конституция призвана обеспечивать правовую стабильность, правопреемственность даже при политических и иных переменах в обществе. К сожалению, изменения в государстве нередко разрывают «правовую нить».

В-шестых, Конституция определяет построение системы законодательства и ранжирование его отраслей. Так, в п. «ж» и «о» ст. 71 Конституции закреплен перечень отраслей законодательства, отнесенных к ведению Федерации, — их девять, и шесть сфер федерального правового регулирования. В п. «к» ст. 72 содержится перечень отраслей законодательства, отнесенных к совместному ведению Федерации и ее субъектов. Их — десять.

Актуальна задача обеспечения реального верховенства Конституции в каждой из отраслей законодательства. Она призвана предопределять предмет и метод регулирования. Соизмерение с Конституцией должно стать импульсом развития отраслей законодательства. Пока же приходится отмечать неравномерность использования норм Конституции в отраслях законодательства. Лучше и полнее это происходит в гражданском, уголовном праве, медленнее — в административном, административно — процессуальном, трудовом, финансово — налоговом праве. Необходимо планомерное приведение законодательства в соответствие с Конституцией.

Аналогичное соотношение Конституции и устава с законами и иными актами должно обеспечиваться и на уровне субъектов РФ. Так, в ст. 89 Конституции Республики Мордовия предусмотрено соответствие ей конституционных законов, законов и иных актов. В Конституции Республики Башкортостан шесть статей главы XII объединены темой «система законодательства», правда, с превышением допустимого объема законодательной компетенции республики. В уставах областей определен порядок принятия правовых актов, равно как и в специальных законах о нормативных правовых актах. Но все же правообразующая роль конституций и уставов обеспечивается неполностью и в законодательстве субъектов РФ, в том числе в иных нормативных понятиях.

Конституция выступает мощным правообразующим фактором, как в смысле прямого действия ее норм, так и благодаря нормативно — ориентирующему воздействию на процесс законотворчества. Конституция служит главным нормативно — правовым критерием толкования и применения всех юридических актов и совершения юридических действий. К сожалению, выделенные свойства Конституции реализуются далеко не комплексно. Допускаются нарушения конституционной законности. Все это затрудняет процесс углубления конституционных основ формирования и функционирования национальной правовой системы.

Для преодоления этих противоречий приходится решать несколько актуальных задач. Одна из них связана с выделением и использованием конституционных понятий и терминов. Они должны носить строго научный характер и одновременно быть нормативно обязательными. Им должны следовать в отраслях законодательства. Однако далеко не всегда конституционные понятия «народовластие» (ст. 3), «государственная власть» (ст. 10, 11), «государственные органы» (ст. 80, 83, 94, 110, 112, 118), «формы собственности» (ст. 8, 9, 35) и другие используются правильно.

Не менее важна проблема природы и видов конституционных норм. К ним можно отнести нормы — цели, нормы — принципы, нормы — дефиниции, нормы компетенционные, нормы конкретно регулирующие, нормы программно — ориентирующие, нормы — запреты. Эти нормы специфичны по структуре, способам регулирования и социального воздействия. Каждая из них требует от субъектов права тех или иных юридических действий. В противном случае будут иметь место либо бездействие, либо искажение смысла конституционных норм.

Важно найти способы воздействия конституционных норм на процесс законотворчества. Можно выделить следующие виды конституционных отсылок: к конституционному закону, к названному (именному) закону, к законодательству (когда есть или нужен ряд актов), к федеральному закону или федеральным законам, к закону (в собирательном смысле, в отношении законов Федерации и ее субъектов), к предмету законодательного регулирования, когда он либо обозначен, либо инициируется.

На практике противоречиво решается вопрос о совместном действии нормы Конституции и нормы законов, когда первые выступают своего рода гипотезой и укрупненной диспозицией для вторых, с эффектом «расплавления» в них своих элементов.

Особый смысл приобретает непосредственное применение конституционных норм. Согласно ст. 15 Конституции Российской Федерации она имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории страны. В ст. 18 сделан акцент на правах и свободах человека и гражданина, которые являются непосредственно действующими и определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность всех властей. Однако отсутствие соответствующих правовых традиций и в прошлом и сейчас затрудняет процесс конституционализации в этом аспекте. Невелик и объем судебной практики

*

.

———————————

*

Поэтому принципиальное значение имеет Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 года «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия». Суды ориентированы непосредственно применять Конституцию при разрешении дел, когда ее положения не требуют дополнительной регламентации, когда федеральный закон или акт субъекта Федерации ей противоречит. Когда же статья Конституции является отсылочной, суд должен применять закон, регулирующий возникшие правоотношения. В случае неопределенности суд обращается в Конституционный Суд с запросом о конституционности примененного или подлежащего применению закона.

Первостепенное значение имеет обеспечение соответствия всех правовых актов Конституции. Это соответствие не сводится к простым сопоставлениям тех или иных правовых норм. Соответствие Конституции означает совершение действий и принятие актов прежде всего на основе идей конституционализма, отраженных в федеральной Конституции. Отсюда — актуальность вопроса о критериях конституционности правовых актов. Не только Конституционному Суду, но и другим органам, организациям и гражданам приходится оценивать соответствие Конституции готовящихся, принимаемых и реализуемых актов. Такую аналитико — информационную и оценочно — сопоставительную деятельность должны осуществлять все субъекты права.

Выделим следующие критерии соответствия правовых актов Конституции РФ: а) отражение конституционных идей и принципов; б) правильное использование конституционных понятий и терминов; в) принятие акта правомочным субъектом; г) учет места акта в правовой системе и требований к его форме; д) соблюдение установленной процедуры подготовки, принятия и вступления акта в силу; е) корреляция смысла правового решения в акте и норме Конституции; ж) устойчивое правоприменительное толкование и разъяснение смысла правовых норм.

Объектом анализа и оценки правовых актов с точки зрения их конституционности могут быть: а) правовой акт в целом; б) структурная часть правового акта; в) статья или статьи правового акта; г) правовая норма; д) статьи и нормы рассматриваемого акта и связанные с ним смежные или однородные акты. В последнем случае имеются в виду споры о компетенции органов. Их рассмотрение предполагает суммарную оценку взаимосвязанных актов, в которых комплексно регулируется компетенция того или другого государственного органа. Подобная связь обнаруживается и между так называемыми конституционными полномочиями и развивающими их более конкретными полномочиями в других актах.

От правовых норм — к стабильному правопорядку

Для правовой системы характерен сложный и противоречивый процесс развития. Ее формирование происходит постоянно, поскольку отдельные элементы то устаревают и требуют обновления, то меняют свой характер и внутренние связи. Функционирование, действие правовой системы также происходит непрерывно, что вызывается потребностями общества и государства в правовом регулировании. Причем и тот и другой процессы проявляют себя двояким образом. Наблюдаются своеобразные циклы, например, после принятия Конституции. Перестройка власти и обеспечение правопреемственности в обществе требуют устойчивости правового регулирования, и становится понятно, почему правосознание и правовая культура меняются медленно, а массивы правовых актов — гораздо быстрее.

Все эти явления пока не удалось в полной мере осознать и урегулировать. В научной литературе известные понятия «применение права» и «реализация права» позволяют лишь рассмотреть динамику отдельных правовых элементов. Внесистемная характеристика актов и норм затрудняет понимание влияния на них других элементов. И хотя в правовой системе «солирует» какой-либо один элемент, он всегда находится в зависимости от цикла развития, а остальные элементы — во внутрисистемной связи с ним.

Особенно это относится к механизму действия правовой системы, правоприменению в широком смысле. Именно данная фаза служит главным показателем ее эффективности. Производные — правовые состояния и правовой порядок — отражают реальный уровень развития системы. Еще предстоит выработать как набор уровневых показателей, так и способы их оценки. Пока же попытаемся кратко охарактеризовать механизм действия правовой системы, рассмотрев принципы функционирования ее составных частей.

Во-первых, высокое правопонимание должно обеспечиваться как путем налаживания широкой и доступной правовой информации, так и посредством введения стройной системы поэтапного юридического образования и правового воспитания. Однако успеху в этом деле сегодня мешают слабость теоретических концепций и их игнорирование на практике. Преодоление данных противоречий послужит реальной социальной профилактике правонарушений, не сводимой лишь только к созданию правительственной Межведомственной комиссии по социальной профилактике правонарушений

*

и стремлению к резкому ограничению правового нигилизма. Значение юридических обязанностей возрастает в свете проекта ООН «Всеобщая Декларация обязанностей человека». Добавим, что полезны и необходимы также социологические и психологические средства их воздействия, направленные на формирование уважения к праву.

———————————

*

См.: СЗ, 1998, N 1. Ст. 146.

Во-вторых, важнейшее значение имеет правильное уяснение смысла правовых норм, достигаемое путем разъяснений и толкования. В настоящее время громадные объемы правотворчества и правоприменения приводят к обилию юридических ошибок, неясностей и пробелов, к субъективности и произвольной оценке актов и норм. Процедур, разъясняющих конституционные нормы Конституционным Судом РФ, а также норм конституций, уставов конституционными и уставными судами, сегодня явно мало. Нужны процедуры толкования законов и разъяснений других актов, правила толкования, освоенные на практике депутатами, работниками госорганов, разработчиками проектов и правоприменителями.

Здесь поможет изучение отечественного и иностранного опыта толкования. Так, в книге российского юриста Е.В. Васьковского «Руководство к толкованию и применению законов», впервые изданной в начале века, подробно поясняются пять правил легального толкования, восемь правил словесного толкования и четыре правила реального (логического) толкования, в частности, выяснения смысла нормы путем анализа ее отношения с другими нормами, положениями в системе права и т.п.

*

.

———————————

*

См.: Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применению законов (практическое пособие). М., 1997.

В-третьих, нужны отлаженные способы применения правовых актов по «нисходящей» их юридической силы. Здесь много трудностей, и одна из них — неудачный выбор формы акта, например проектов федерального кодекса, бюджетного и иных кодексов, не отражающих смысла статей 72, 73 и 76 Конституции РФ. Игнорирование норм законов в указах, постановлениях, приказах, локальных актах снижает уровень законности. По этому поводу отсылаем читателя к специальной литературе

*

.

———————————

*

См. подробно: Конституция, Закон, подзаконный акт. М., 1994; Сарычева И. «Расползание» правовой системы — угроза конституционной безопасности России // Федерализм. 1997, N 4.

В-четвертых, возрастает значение процессуально — регламентных норм, облегчающих реализацию материальных норм и упорядочивающих деятельность правоприменителей. Наряду с традиционным гражданским и уголовным процессом развиваются арбитражно — процессуальные, конституционные, административные, налоговые, земельные процессуальные нормы. Они либо «встраиваются» в крупные тематические законы, либо кодифицируются. На повестке дня — кодификация норм административно — процессуального законодательства

*

, которые далеко не охватываются КоАП. Нужны регламенты взаимоотношений органов (такой примера уже есть — в Тверской области), а также органов и граждан.

———————————

*

В Германии действуют «Закон о судах по административным делам» (1960 г., с изменениями 1994 г.) и «Закон о порядке административного производства» (1976 с изменениями до 1990 г.) в кн. «Административно — процессуальное право Германии». Изд-во «Юридический колледж МГУ», 1996.

В-пятых, первостепенное значение приобретает механизм предотвращения и преодоления юридических коллизий и конфликтов

*

. Его формирование включает в себя выработку умения вести переговоры и достигать компромиссных решений, вышеназванные законодательные процедуры урегулирования разногласий и споров, согласительные процедуры, судебные и иные меры по устранению нарушений законности, особые правовые режимы в конфликтных ситуациях, в том числе режим чрезвычайного положения.

———————————

*

См.: Юридический конфликт: сферы и механизмы. М., 1994; Юридический конфликт: процедуры разрешения. М., 1995; Тихомиров Ю.А. Юридическая коллизия. М.: Манускрипт, 1994.

Для современного периода развития федеральных отношений важен комплекс средств обеспечения как федеральных норм (указания, приостановление, запрет финансирования, введение временных режимов и т.д.), так и актов субъектов РФ (компенсация невыполненных федеральных обязательств и т.п.). Тогда коллизионное право начнет реально действовать.

Вышеназванные потенциальные возможности правовой системы могут дать высокий эффект не порознь, а в совокупности. Именно совокупный эффект служит показателем реального влияния системы на общественные процессы, на поведение людей и на обстановку в обществе. Корреляция собственно правовых средств с влиянием властных структур, политических ситуаций, экономического развития и международной среды как «внешних факторов» позволит и далее неуклонно повышать уровень правового воздействия.