К вопросу об изучении психологических защит осужденных мужчин, признанных злостными нарушителями режима отбывания наказания

04-03-19 admin 0 comment

Баламут А.Н., Чудова А.Х.
Электронный ресурс, 2010.


В статье рассматриваются теоретические и прикладные вопросы изучения психологических защит осужденных, признанных злостными нарушителями режима отбывания наказания.

Ключевые слова: психологическая защита, копинг, личность осужденного, злостное нарушение режима отбывания наказания, психодиагностика.

The article considers theoretical and application issues of study of psychological protections of convicts recognized as malicious violators of regime of punishment.

Key words: psychological protection, coping, personality of convict, malicious violation of regime of punishment, psychodiagnostics.

Уголовная и уголовно-исполнительная политика государства как часть социальной политики определяет формы, задачи, содержание деятельности государства по борьбе с преступностью и ее предупреждению. Успешность уголовно-исполнительной политики во многом зависит от ее научно-методологического обеспечения.

В трудах по юридической психологии большое внимание уделяется изучению личности осужденного, тех ее особенностей, которые во взаимодействии с другими факторами (социальными, ситуативными и т.д.) обусловливают его поведение в местах лишения свободы и влияют на процесс исправления осужденного, отбывающего наказание за уголовное преступление. Осужденный, с одной стороны, рассматривается как субъект будущей жизнедеятельности в обществе, а с другой — как субъект исправительного воздействия и самоизменения. Такое изучение позволяет наметить конкретные психолого-педагогические задачи по исправлению осужденного, определить, какие свойства личности необходимо изменять, нейтрализовать, устранять, а какие формировать и развивать (Пастушеня А.Н., 2003).

Знание и использование «адекватных» психологических защит способствует сохранению «психологического здоровья» личности. Следует отметить, что чрезмерное использование «неадекватных» психологических защит способствует возникновению невротических заболеваний или негативных личностных изменений, а те, в свою очередь, способны привести к криминальной деструктивности личности (Доценко Е.Л. и др., 1997).

Впервые термин «защита» рассматривался в рамках психоаналитической школы. Так, в 1894 г. в работе З. Фрейда «Защитные нейропсихозы» понятие «защита» было использовано для описания борьбы «Я» против болезненных мыслей и аффектов. По З. Фрейду, защитные механизмы являются врожденными, они запускаются в экстремальной ситуации и выполняют функцию снятия внутреннего конфликта. Согласно первоначальной психоаналитической модели к особым условиям, толкающим «я» в невротический конфликт, принадлежат травматические ситуации, которые и являются поводом для возникновения невроза (Перре М., Бауман У., 2002). Более полно концепция механизмов психологических защит представлена А. Фрейд в 1975 г., в частности в ее работе «Эго и механизмы психологической защиты», где автором достаточно подробно рассматриваются механизмы психологической защиты, с помощью которых «эго», или внутреннее «я», личности защищает себя и пытается обуздать импульсивное поведение, аффекты и влечения (Фрейд А., 2008).

В современных источниках по психологии стресса сущность механизма «психологических защит» рассматривается в соотношении с понятием «копинг», что означает в переводе с английского (to cope) — преодолевать, совладать. В настоящее время проблемность заключается в отсутствии единого мнения в определяемых понятиях и той роли, которая отводится данным механизмам в преодолении стресса. Среди исследователей существует несколько позиций в соотношении копинг-механизмов и механизмов психологической защиты: 1) признание только «механизмов психологической защиты» как единственного вида преодоления стресса; 2) признание параллельного существования «механизмов защиты» и «копинг-механизмов»; 3) защитные механизмы рассматриваются как разновидность копинг-поведения.

Б.Д. Карвасарским, В.А. Ташлыковым психологическая защита понимается как система адаптивных реакций личности, направленная на защитное изменение значимости дезадаптивных компонентов отношений: когнитивных, эмоциональных, поведенческих — с целью ослабления их психотравмирующего воздействия на я-концепцию индивида. Однако устойчивость и частое использование психологических защит способствуют снижению продуктивности в разрешении ситуаций или проблем, формируют дезадаптивное поведение (Карвасарский Б.Д., 2000).

Таким образом, основное отличие механизмов «совладания» от механизмов «психологической защиты» состоит в том, что первые используются индивидом сознательно, отличаются гибкостью и направлены на активное изменение ситуации, вторые — неосознаваемы, пассивны и направлены на ослабление психического дискомфорта.

Изучение психологических защит личности осужденного в местах лишения свободы является в настоящее время чрезвычайно важным, требующим определенного осмысления и научной разработки. При этом следует отметить, что лица, признанные злостными нарушителями режима отбывания наказания, представляют собой одну из сложных в вопросах исправления категорий, нуждающихся в принципиально иных подходах и методах работы с учетом современных требований.

Эмпирическая часть исследования проводилась с ноября по декабрь 2009 г. на базе ФБУ ИК-12 ГУФСИН России по Пермскому краю. Всего в исследовании приняло участие 60 человек, осужденные мужского пола в возрасте от 22 до 35 лет. Было сформировано две группы осужденных (30 человек — осужденные, стоящие на профучете как злостные нарушители режима отбывания наказания; 30 человек — осужденные, не стоящие на профучете). Основная часть респондентов имеет неполное среднее образование (41,3%). Большинство осужденных (60,7%) не имеют специальности и не работали до совершения преступления.

Критерием отнесения осужденных к злостным нарушителям режима отбывания наказания являлась неоднократность совершенных ими нарушений режима отбывания наказания согласно ст. 116 УИК РФ и постановка их на профилактический учет. Так, осужденный признается злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания при условии назначения ему следующих взысканий: водворение осужденных, содержащихся в исправительных колониях или тюрьмах, в штрафной изолятор на срок до пятнадцати суток; в помещение камерного типа, одиночные камеры на срок до шести месяцев; в единые помещения камерного типа на срок до трех месяцев. Злостным нарушением может быть также признано совершение в течение одного года повторного нарушения установленного порядка отбывания наказания, если за каждое из этих нарушений осужденный водворялся в штрафной или дисциплинарный изолятор (УИК РФ, 2010).

Осужденные были продиагностированы с помощью следующих методик: опросник Плутчика — Келлермана — Конте «Индекс жизненного стиля» (Life Style Index, LSI) (автор адаптации: Л.Р. Гребенникова); опросник «Доминирующая стратегия психологической защиты в общении» (автор адаптации: В.В. Бойко); проективная методика исследования личности «Ассоциативный рисуночный тест» (АРТ).

Методами математической статистики в психологии выступили: t-критерий Стьюдента — направлен на оценку различий величин средних значений двух выборок, которые распределены по нормальному закону; критерий ц* — угловое преобразование Фишера (критерий Фишера) — для сопоставления двух выборок по частоте встречаемости интересующих нас эффектов.

По результатам проведенного исследования необходимо отметить следующее. При сравнении групп мужчин между собой по t-критерию Стьюдента было выявлено, что между группами осужденных существуют различия в абсолютных значениях по целому ряду показателей психологических защит. Было получено шесть различий из восьми, что составляет (75%) всех исследуемых механизмов психологической защиты. Значимых различий по показателям доминирующей стратегии психологической защиты в общении между группами осужденных не выявлено.

Отметим, что, анализируя полученные данные, были выявлены индивидуальные различия внутри групп по таким показателям, как вытеснение, регрессия, компенсация, замещение и реактивные образования. Так, в ситуациях, когда интенсивность потребности нарастает, а условия ее удовлетворения отсутствуют, поведение осужденных, состоящих на профучете, чаще регулируется с помощью механизмов вытеснения (t = 2,78, p < 0,01), регрессии (t = 3,67, p < 0,001), компенсации (t = 2,71, p < 0,01), замещения (t = 3,48, p < 0,001) и реактивных образований (t = 4,17, p < 0,001). Так, например, при вытеснении осужденные, признанные злостными нарушителями режима отбывания наказания, тщательно стараются избегать ситуаций, которые могут стать проблемными и вызвать страх. Они способны полностью утратить воспоминания, к примеру, о своем неэтичном поступке, невыполненном обещании. Важно, что при этом они не делают вид, а действительно забывают нежелательную, травмирующую их информацию, она полностью вытесняется из их памяти. Вытесненные влечения могут проявляться в невротических и психофизиологических симптомах.

Импульсивность и слабость эмоционально-волевого контроля определяются актуализацией механизма защиты — регрессии на общем фоне изменения мотивационно-потребностной сферы в сторону их большей упрощенности и доступности. Это может проявляться в виде алкоголизма, конформизма в асоциальных группах, придерживающихся норм тюремной субкультуры. Компенсацию в этой группе можно рассматривать как одну из форм защиты от комплекса неполноценности, что может проявляться агрессивными действиями, направленными против других людей, а физически слабые или робкие, неспособные ответить на угрозу расправы осужденные этой группы находят удовлетворение в унижении обидчика с помощью хитрости.

Часто подавленные эмоции, враждебность и напряжение они снимают, обращая гнев и агрессию на более доступного и неопасного человека, либо на неодушевленные предметы, либо на себя (замещение). Это может проявляться в агрессивности, неуправляемости, склонности к деструктивным и насильственным действиям, жестокости, а также в самоповреждениях и суицидах.

Для них также свойственны выраженная завышенная самооценка, лицемерие и ханжество (реактивные образования).

Полученные посредством проективной методики (АРТ) данные свидетельствуют о том, что у осужденных, состоящих на профучете как злостные нарушители режима отбывания наказания, более выражена тенденция к интроверсии (ц = 2,92, p < 0,01), черты демонстративного восприятия элементов среды (ц = 4,72, p < 0,01), пренебрежительное отношение к социальной группе, защитная реакция или реакция ухода от социальных контактов (ц = 1,85, p < 0,05), способность к импровизации и самостоятельность (ц = 2,04, p < 0,05).

В связи с этим можно составить довольно полный психологический портрет осужденного мужчины, состоящего на профилактическом учете как злостного нарушителя режима отбывания наказания. Для него характерны фиксация интересов личности на явлениях собственного внутреннего мира, которым она придает высшую ценность; необщительность, замкнутость, социальная пассивность, склонность к самоанализу, затруднение социальной адаптации. Он легко становится недоверчивым, своевольным, часто страдает от неполноценности своих чувств и по этой причине является также завистливым. Его способность постигать объект осуществляется благодаря не страху, но тому факту, что объект кажется ему негативным, требующим к себе внимания, непреодолимым или даже угрожающим. Поэтому он подозревает всех во «всех смертных грехах», все время боится оказаться в затруднительном положении, так что обычно оказывается очень обидчивым и раздражительным. Он окружает себя «колючей проволокой» затруднений настолько плотно и непроницаемо, что в конце концов сам же предпочитает делать что-то, чем отсиживаться за ней. Он противостоит миру тщательно разработанной оборонительной системой и в итоге страдают он и окружающие его люди.

Таким образом, осужденные, признанные злостными нарушителями отбывания наказания, используют определенные психологические защиты (замещение, регрессия, вытеснение и реактивные образования) в целях сохранения внутреннего мира, прежде всего это может быть связано с особыми условиями содержания (отряд строгих условий отбывания наказания) и личностными особенностями. Постоянное воздействие стрессогенных факторов приводит к формированию иногда не совсем адекватных психологических защит, а следовательно, к формированию неадекватного поведения. При работе с осужденными, находящимися в отряде строгих условий отбывания наказания, необходимо сделать акцент на психодиагностику личностных характеристик, выявление динамики системы защитных механизмов личности и формирование адекватных психологических защит через осознание самой личностью дезадаптивных стратегий поведения. Возможно обучение данной категории осужденных элементам эмоциональной саморегуляции (использование сеансов психоэмоциональной разгрузки по «купированию» негативных состояний, а также мероприятий психопрофилактического и психокоррекционного характера, совместное нахождение приемов конструктивного разрешения конфликтных ситуаций и эффективных способов общения и т.д.).

Литература

1. Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. М.: ЧеРо; издательство МГУ, 1997.

2. Клиническая психология / Под ред. М. Перре, У. Баумана. СПб.: Питер, 2002. (Серия «Мастера психологии».)

3. Психотерапевтическая энциклопедия / Под ред. Б.Д. Карвасарского. СПб.: Питер, 2000. (Серия «Золотой фонд психотерапии».)

4. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации. М.: Проспект; КноРус, 2010.

5. Фрейд А. Эго и механизмы психологической защиты / Пер. с нем. А. Анваера. М.: АСТ: Астрель, 2008.