Особенности юридической природы принципов правовой системы

04-03-19 admin 0 comment

Борисов Г.А.
Российская юстиция, 2010.


Статья посвящена уточнению понятийного строя принципов правовой системы, обобщению выдвинутых ранее и сложившихся в последнее время представлений, связанных с представлениями о правовой их природе. Рассматриваются методологические проблемы собственно понятия юридических принципов, соответственно их осознания, юридического оформления, особенностей реализации в практике правотворчества, в правореализации, в других правовых формах государственной деятельности. Заявленная проблема рассматривается сквозь призму модернизации сферы государственно-правовой жизни.

Ключевые слова: правовая система, юридические принципы, юридическая наука, модернизация, институциональная система, нормосистемы, юснатурализм, аналитическая юриспруденция, закономерности.

The article is devoted to clarifying the conceptual failure of the principles of the legal system, the generalization put forward earlier, and with the recent representations associated with notions of the legal nature of them. The methodological problems of its own concept of legal principles, according to their awareness of legal registration, the characteristics of the implementation in practice of lawmaking in realization of law in other legal forms of state activity. The stated problem is viewed through the lens of modernization of the state and legal life.

К исследованию общетеоретических проблем понятия принципов права в юридической науке неоднократно привлекалось внимание ученых и научных сообществ. Свидетельством этому становится появление только в последние годы ряда монографических работ, академических изданий, публикаций в отраслевой науке, трудов зарубежных авторов, многочисленных статей <1>, посвященных соответствующей проблематике.

———————————

<1> См., напр., Общая теория государства и права: Академический курс: В 2-х томах / Отв. ред. М.Н. Марченко. М.: Изд-во «Зерцало», 1998; Скурко Е.В. Принципы права. М., 2008; Баландин В.П., Павлушина А.А. Принципы юридического процесса. Тольятти, 2001; Ершов В.В. Основополагающие общетеоретические и гражданско-правовые принципы права. М., 2010. 223 с.; Бержель Ж.-Л. Общая теория права. 2-е изд. / Под общ. ред. В.И. Даниленко; пер. с фран. М.: Изд-во NOTA BENE, 2000. 575 с. и др.

Нарастает при этом необходимость обобщения многих выдвинутых ранее и сложившихся в последнее время представлений, связанных с дальнейшим уточнением правовой природы принципов права и правовой системы. Модернизация государственно-правовой сферы жизни современного общества еще более актуализирует поставленный вопрос, поскольку происходит усложнение решения многоплановых задач перевода страны на качественно новый уровень развития в условиях дальнейшего проникновения в его нормосистемы и институции общечеловеческих достояний и ценностей. В связи с этим складываются предпосылки для дальнейшего доктринального анализа ряда общетеоретических представлений, обусловленных накоплением и использованием научных данных, обогащающих понятийный строй и нормативные модели в соответствующей области научных знаний <2>. Правоведческие разработки в конечном счете ориентируются на такие формы организации жизни людей, ядро которых составляет приоритет личности над всеми другими интересами и ценностями, права человека, достояния свободы, народовластия, правового равенства, гуманизма, законности, справедливости, социальной солидарности и др.

———————————

<2> См.: Хабриева Т.Я. Доктринальное значение российской Конституции // Журнал российского права. 2009. N 1. С. 34 — 38.

Между тем на пути к обоснованию всесторонне согласованного определения понятия «принцип права (правовой системы)» в условиях осовременивания общества возникают трудности, порождающие разночтения в трактовке ряда вопросов, связанных с идентификацией складывающихся здесь соображений. Дальнейшее совершенствование общего определения данного феномена связано с преодолением ряда противоречий и нестыковок по следующим направлениям.

Во-первых, недостаточной видится научная интерпретация философско-методологического блока представлений о категории «принцип права». Ощущается недостаточное внимание в научных исследованиях к таким правовым реальностям современного общества, которые обеспечивают трансформацию объективных потребностей жизни в плоскость правовых требований, в так называемые прообразы правовых норм <3>. Между тем здесь присутствует информационное, ценностное, гуманитарное, правоведческое, практическое освоение проникающих в сферу права объективных связей и зависимостей. Речь о требованиях природной предопределенности, социально-экономических, социально-политических, интеллектуально-мировоззренческих, государственно-правовых и других. В.Н. Протасов, например, отмечает, что принципы на самом деле не что иное, как информационное отражение в праве основных связей, реально существующих в правовой системе <4>.

———————————

<3> Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2002. С. 354.

<4> Протасов В.Н., Протасова Н.В. Лекции по общей теории права и теории государства. М.: Городец, 2010. С. 517.

Объективные потребности здесь проявляются сквозь призму правовых идеалов, формирующихся непосредственно, без какого-либо прямого людского участия под влиянием философских, политических, правовых доктрин <5>. Прежде всего это реализуется в условиях принятия и использования юснатуралистского типа правопонимания и формирующегося под его воздействием методологического потенциала юридической науки. Достигнутые результаты в согласовании философско-методологических оснований юридических исследований и теории принципов правовой системы определяются преимущественно в связи с ориентацией на возможности естественно-правового подхода к исследованию данной проблемы. Другие концепции правопознания (позитивизм, легизм, социологическое и др.) приобретают методологическое значение при решении специальных вопросов — научного осмысления, правового оформления, реализации юридических принципов и др.

———————————

<5> Алексеев С.С. Указ. соч. С. 227.

Во-вторых, принимая во внимание особенности общеметодологических оснований для решения ключевых вопросов, относящихся к уточнению понятийного строя юридических принципов, нужно установить привязку данной проблемы к определенной отрасли знаний и области научных разработок. Общечеловеческая природа естественно-правовых идеалов, ценностей и правовых императивов требует согласования соответствующего объема научных знаний с уровнем правовой системы. Как целостное, обобщенное и универсальное образование, имеющее в своем составе нормативный блок (право и законодательство), институциональный, поведенческий (в том числе юридическую практику), правокультурный (правосознание, ценности правовой культуры, правокультурная среда) <6>, правовая система наиболее адекватна для соотнесения ее с системой юридических принципов. Это создает условия для ее взаимодействия с другими уровнями социальной организации, а также с собственной внутриструктурной организацией, что не может не сказаться на характере решения правоведческих вопросов уточнения понятия и построения системы юридических принципов.

———————————

<6> См.: Байтин М.И. Сущность права. 2-е изд., дополн. М., 2005. С. 177 — 200.

Логически обоснованным в связи с этим становится отнесение соответствующего научного и информационного объяснения к объекту (предмету) общей теории государства и права. Вместе с тем трактовка этого вопроса не является однозначной. В научных исследованиях, например, давно сложились намерения, связанные с определением самостоятельного науковедческого статуса ряда структурных компонентов внутри юридической науки в целом и теории государства и права. Речь о таких, как философия права (С.С. Алексеев, В.С. Нерсесянц, Д.А. Керимов и др.); социология права (В.Н. Кудрявцев, В.П. Казимирчук, В.В. Лапаева и др.); политология (В.Д. Перевалов, М.Н. Марченко и др.); формально-догматическая юриспруденция (С.С. Алексеев, А.С. Пиголкин и др.).

Наиболее приемлемой здесь является позиционирование целостности и неразрывности объекта общей теории государства и права, обеспечивающей научное и информационное объяснение господствующих тенденций в государственно-правовой жизни общества, связанных с возникновением, развитием, функционированием, исторической перспективой движения государства и права вообще, современного государства и права в особенности. Принимается, конечно, во внимание обобщенный характер взаимодействий, взаимовлияний и взаимосвязей государства и права с другими институтами, нормосистемами, явлениями и процессами, обеспечивающими гармоничное развитие общества по пути к прогрессу, личностные приоритеты, основные права человека и гражданина. Это не исключает наличия предпосылок и определенных оснований для предметной обособленности философии права, социологии права и т.п. Вместе с тем единство предмета общей теории государства и права означает наличие таких внутридисциплинарных связей и зависимостей, которые образуют единое целое, о чем, в частности, свидетельствует отражение в принципах правовой системы объективно присутствующих в них господствующих тенденций возникновения, развития и т.п. Объективные связи и зависимости при этом не создают препятствий для широкого использования всего спектра (от мировоззренческо-методологических до формально-догматических) направлений юридических исследований, соответствующих им концепций правопонимания, в научном освоении государственно-правовой жизни и заложенных в них фундаментальных принципах. Но это уже иная, не междисциплинарная, а общеметодологическая плоскость в науковедческих вопросах.

Речь здесь может идти не о структурном обособлении отдельных подразделений общей теории государства и права, а о направлениях юридических исследований, обеспечивающих получение достоверного знания о государственно-правовой жизни и «управляющих» ее движением закономерностях. В согласовании с этими направлениями используется весь арсенал стратегических подходов, принципов познания, общенаучных, частнонаучных, специальных методов и методик обнаружения, фиксирования, классификаций, полученных в результате научного поиска знаний. Философско-правовое, социологическое, политико-правовое, антропологическое, формально-догматическое направления юридических исследований, с одной стороны, придают универсальный характер методологическому потенциалу юридической науки; с другой — способствуют преодолению издержек междисциплинарных, либо межструктурных коллизий и противоречий, которых не избежать при структурировании единой научной дисциплины в предлагаемых вариантах.

В-третьих, значительное место среди других методологических проблем теории принципов правовой системы занимает вопрос о классификациях юридических принципов. В юридической литературе принцип права нередко определяется без учета уровневого подхода и соответствующей дифференциации на виды <7>.

———————————

<7> В.В. Ершов в обзоре литературы по вопросу о видах и классификациях основополагающих принципов российского права подчеркивает высокую значимость поуровневого подхода и соответствующей дифференциации юридических принципов по степени их значимости. Ершов В.В. Основополагающие общетеоретические и гражданско-правовые принципы права. М., 2010. С. 79 — 96.

Если исходить из установления возможных оснований разграничения юридических принципов на виды, то наиболее распространенным из них является структура права, соответственно, обособление общеправовых, межотраслевых, отраслевых принципов институтов права. Приведенная классификация между тем не исчерпывает решение проблемы классификации юридических принципов.

Большое значение имеет деление принципов на социально-экономические, социально-политические, иные общесоциальные, а также специально-юридические <8>. В соответствии с отмеченными представлениями о структурировании предмета общей теории государства и права, такая классификация принципов на группы играет положительную роль для отбора критериев, установления характера взаимодействия названных разновидностей юридических принципов в системе, хотя и уязвима для критики (П.М. Рабинович).

———————————

<8> Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х томах. Т. 1. М.: Юридическая литература, 1981. С. 262 — 263.

Приемлемой также представляется классификация принципов на группы в зависимости от степени обобщенности отражаемых ими государственно-правовых закономерностей, а также от особенностей сфер общественных отношений, на которые распространяются в своем действии те или другие принципы <9>.

———————————

<9> См.: Борисов Г.А. Отправные нормативные установления советского законодательства: Автореф. докт. дис. Харьков, 1991. С. 27 — 28.

В соответствии с определенными здесь классификационными основаниями возможно деление юридических принципов на следующие разновидности: 1) общечеловеческие государственно-правовые принципы (принципы надпозитивного права); 2) принципы правовой семьи (национальной правовой системы); 3) принципы позитивного права; 4) принципы правового государства; 5) межотраслевые принципы права (принципы частного права, принципы публичного права; принципы материального права, принципы процессуального права); 6) принципы отраслей права; 7) принципы институтов права.

В-четвертых, использование потенциала естественно-правового подхода к определению общего понятия юридических принципов связано не только с решением философско-методологических и науковедческих проблем на фундаментальном уровне, но и в связи с обращением к более частным вопросам. Они связаны с проведением аналитической работы через привлечение приемов и средств абстрагирования, нормативного оформления, юридического закрепления, реализации требований принципов в установлениях позитивного права и законодательства, в институциональной системе общества. В юридической литературе в связи с этим высказывается перспективная позиция о том, что принципы реализуются во всех формах российского и международного права, являются элементом единой их системы <10>. Здесь крайне важной становится точность и обоснованность понятийного строя проблемы принципов правовой системы, которые достигаются в условиях анализа основных подходов к определению принципов в праве.

———————————

<10> См. Ершов В.В. Указ. соч. С. 78.

Так, в философии и юридической науке принцип определяется чаще всего сквозь призму соотношения с однопорядковыми явлениями и категориями. Наибольшее распространение при этом получило определение принципов в праве как руководящих идей, раскрывающих саму сущность, пронизывающих содержание права, других явлений, относящихся к сфере правового регулирования, к правовой системе в целом. «Главное заключается в том, — пишет С.С. Алексеев, — что правовые идеи… изначально пребывают в юридической материи, выраженной в законах… в качестве самой сути, центрального звена юридической организации (внутренней формы) правового материала — своего рода «стержня» юридических конструкций» <11>.

———————————

<11> Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. С. 228.

Определение принципов правовой системы как руководящих идей ставит перед исследователем ряд сложных вопросов. Одни из них связаны с установлением места в общем образе права юридических принципов, которые становятся неотделимыми от материи права, воплощаются в нормативные установления через деятельность законодателя, становятся внешне выраженными, «материализованными». Правовые идеи здесь, преломляясь через правосознание, трансформируются в нормативные установления, государственно-правовые институты, выполняют регулирующую роль, воплощаются в акты поведения людей. Принципы как правовые идеи приобретают статус нормативных установлений, становятся воплощенным правовым идеалом. Не случайно во многих источниках в определениях принципов терминологически сочетаются «исходные, определяющие идеи», а также «положения, установки», «начала» <12>.

———————————

<12> Байтин М.И. Указ. соч. С. 148.

Другие вопросы связаны с объяснением «присутствия» юридических принципов в правовой жизни в «растворенном», «спрятанном» виде, независимо от того сформулированы они в научном понятии или нет. В связи с этим С.С. Алексеев пишет о том, что «тело» действующего права образуют не только сами по себе конкретизированные юридические нормы, но и лежащие в их основе и «пронизывающие» их правовые идеи <13>. В первом случае устанавливается конкретизированное юридическое закрепление принципов правовой системы. В другом случае принципы как руководящие идеи только «присутствуют» в праве как господствующие тенденции, которые, не будучи познанными законодателем, будут пробивать себе путь к «материализации» и действовать в практической деятельности как предпосылка формирования нормативной юридической материи. Принципы правовой системы характеризуются здесь как гносеологическая категория.

———————————

<13> Алексеев С.С. Указ. соч. С. 227 — 230.

В этом своем качестве принципы становятся реальными правовыми установлениями (положениями, началами). Они дают о себе знать непосредственно через их обнаружение, осознание, придание юридической формы, перевод на язык нормативных установлений, в том числе в плоскость правомочий, юридических ограничений, обязываний, дозволений, запретов. В принципах правовые требования могут присутствовать потенциально. Они обнаруживают себя в процессе углубления познавательной деятельности через осознание потребности принятия как новых норм в соответствии с уже сложившимися образами, так и выведения из уже действующих так называемых юридических конструкций, нормативных обобщений. Эти сложные нормативные образования складываются в условиях все возрастающей способности человека к абстрагированию и охватыванию правовым нормированием таких социальных связей, которые образуют базовые состояния социальных нормосистем, в том числе правовой системы. Юридические принципы как центральное звено юридической организации становятся стержнем юридических конструкций, на который нанизывается вся инфраструктура (внутренняя форма) юридической организации. В качестве звеньев инфраструктуры юридических принципов можно назвать такие предписания законодательства, которые обособлены в общей части любого законодательного акта: программные положения, закрепляющие цели, задачи, прогнозы; собственно предписания-принципы; нормативные обобщения (дефиниции, конструкции, составы и др.); статусные предписания; нормативные перечни и т.п.

Через естественное право, таким образом, требования природной предопределенности и социально-политической необходимости трансформируются из сферы теоретических представлений мыслителей и доктринального анализа современной практики жизни в плоскость правовых абстракций, нормативных обобщений. В них нет еще правовой индивидуализации, но уже отчетливо просматриваются конструктивные особенности выстраивания правовых средств, приближающих «правовые идеалы и прообразы правовых норм» к статусу индивидуально-ориентированных правовых требований. В этих условиях объективные потребности и правовые идеалы как категории науковедческие приобретают контуры внешней выраженности, институциализации, свойства общеобязательной нормативности, ориентированности на правовую индивидуализацию. Нормативные обобщения (программные положения, принципы правовой системы, нормативные конструкции, перечни, составы и др.) становятся средствами преобразования и перевода на язык права и законодательства устоявшихся теоретических конструкций, придания им свойств формальной определенности, системности, общеобязательной нормативности, наконец, государственной гарантированности. Принципы правовой системы здесь в дополнение к научной убедительности приобретают юридическую силу и государственную обеспеченность.

Логика движения юридической материи при этом не может быть только односторонней. Следует принять во внимание сложный характер взаимодействий, взаимовлияний, взаимосогласований — всего множества объективных факторов, которые накладывают отпечаток на особенности «движения» материи права, на все то, что связано с осознанием, юридическим оформлением, правовым закреплением, реализацией принципов правовой системы. Все это создает условия для использования методологического потенциала других типов правопознания: аналитической юриспруденции, легистского, социологического, а также возможностей юридической практики: правотворческой, правоприменительной, официальной интерпретационной и др. — как встречного движения жизни на пути становления и реализации юридических принципов.

В-пятых, одним из распространенных подходов к характеристике понятия принципов правовой системы, позитивного права, отрасли права становится их определение через категории «закон» и «закономерность». В этом подходе, с одной стороны, подчеркивается исходное значение гносеологической природы принципов, на что обращается внимание в философской литературе. С другой стороны, осуществляется «юридизация» понятия принципов, в частности в случаях их интерпретации как объективных юридических законов (В.М. Сырых).

Отметим значимость подхода к определению понятия принципов права (правовой системы) через явления «объективный закон права и других правовых явлений» либо «юридическая закономерность» <14>, поскольку здесь общетеоретический анализ сближается с прикладной стороной данной проблемы и взглядом на нее сквозь призму права, закона. Одновременно заметим, что эта позиция вызывает критическое отношение по следующим основаниям.

———————————

<14> Сырых В.М. Логические основания общей теории права. Элементный состав. М., 2004. Т. 1. С. 63 — 64 (См. также Братусь С.Н., Толстой В.С., Шебанов А.Ф. и др.).

Во-первых, следует определиться относительно того, о каком законе или закономерности допустимо вести речь при установлении такого соотношения. Если имеются в виду законы природы, то они характеризуются наличием природных компонентов связей, зависимостей; содержание таких связей и зависимостей выражается в их прямом и непосредственном действии независимо от существования любых опосредствующих форм и институтов; механизм реализации законов природы характеризуется прямолинейностью, постоянством, неизменностью действия данных зависимостей и воздействующих на них сил <15>.

———————————

<15> См.: Гончарук С.И. Общественные законы и закономерности. М., 1977. С. 6 — 10.

Во-вторых, такой подход создает условия для установления общих черт и особенностей законов природы и так называемых объективных юридических законов. Что касается схожести этих феноменов, то и первый, и второй являются гносеологическими категориями, очевидной является объективная природа законов природы и юридических принципов (объективных юридических законов), которые, как и всякие законы природы, отражают природную предопределенность, формируются и действуют независимо от воли, сознания и усмотрения людей. И те и другие нуждаются в механизмах действия и сознательного использования. Что касается различий, то если принять позицию определения юридических принципов как объективных юридических законов, то необходимо исключить из обихода и практики феномен относительной самостоятельности институциональной системы, права, законодательства, других правовых средств по отношению к породившим и подпитывающим их факторам. Следует также не упускать из вида различия в осознании и сознательном использовании законов природы и «объективных законов права», поскольку в правовой жизни самостоятельное место в системе категорий занимает правосознание. Так называемое «предправо», т.е. правосознание как субъективный образ желаемого в будущем права, едва ли может охватываться общим понятием «объективный юридический закон».

Сравнительная иллюстрация в равной степени относится к определению юридических принципов как определенного вида юридических закономерностей. Правильно здесь ставится вопрос о том, что речь идет только о тех закономерностях, которые складываются в правовой жизни общества. Их специфика состоит в том, что в них объединяются множественность необходимых связей, зависимостей, складывающихся под давлением объективных социально-экономических, социально-политических и др. факторов. Они проявляются как динамические, главенствующие, постоянно действующие тенденции развития государственно-правовых явлений и процессов. Государственно-правовые закономерности в качестве компонентов необходимых связей, зависимостей, отношений имеют государственно-институциональную систему, надпозитивное и позитивное право, законодательство и др., т.е. имеют особый состав компонентов. Государственно-правовые закономерности — это необходимость соответствия организационных структур и нормативных установлений природной предопределенности (законам природы), объективным потребностям экономического развития, в социально-политической сфере жизни и т.п., логике своего собственного движения в государственно-правовой жизни. Государственно-правовые закономерности имеют прямое и непосредственное действие в связи с осознанием на научном и обыденном уровне объективных факторов развития современного общества, их реализация оснащается особыми средствами и способами, обеспечивающими воплощение их требований в общественные отношения через специальный механизм сознательного использования.

Принципы правовой системы, как и другие группы юридических принципов, тесно связаны с государственно-правовыми закономерностями, но не совпадают с ними. Во-первых, принципы как общечеловеческое достояние и ценность вырастают из фактических притязаний людей на обладание определенного объема необходимых благ и обусловливаются поэтому более глубокой исторической ретроспективой, чем государство, право, объективные закономерности движения этой материи. Во-вторых, юридические принципы — это не природная необходимость, связь, зависимость, предопределенность. Это преобразованная форма отражения законов природы, социальных законов и закономерностей, выражающаяся в обобщенных правовых требованиях (императивах) к системе социальных связей и юридическим формам их опосредствования. В-третьих, юридические принципы как «несущая конструкция права», «центральное звено юридической материи» реализуются в составе инфраструктуры — сложном сочетании нормативных обобщений с детализированными и точными предписаниями на уровне индивидуализации. В соответствующих требованиях принципов присутствует их значение как средства социального ориентирования и руководства для достижения целей правового регулирования, наконец, как непосредственного регулятора общественных отношений.

Постановка методологических проблем теории принципов правовой системы не исчерпывается предложенными выводами и соображениями. Использование преимущественно естественно-правового методологического потенциала и оценки правовой природы принципов в аксиологическом контексте открывает перспективы вовлечения в процесс модернизации страны современной институциональной системы и правовых средств. Достигнутое здесь понимание связано с установлением того, что принципы отражают требования природной необходимости, объективные потребности развития жизни людей и соответствующие социальные притязания; что принципы — это исходные правовые требования, которые нуждаются в правовом закреплении и государственном гарантировании; что принципы являются важным средством социального ориентирования и руководством для достижения целей придания государственной организации и правовому регулированию современного облика, соответствующего интересам человека и гражданина, обеспечения достижения качественно нового уровня жизни людей.