К вопросу о единстве и целостности государства в системе категорий философии права

04-03-19 admin 0 comment

Бессонова В.В.
Электронный ресурс, 2010.


В статье рассматриваются понятия целостности государства, государственного устройства путем применения методологического подхода, анализируются идеи единства различных мыслителей и философов по вопросу о целостности государства. Выводы автора могут быть использованы в научной деятельности.

Ключевые слова: целостность, государственное единство, система, части, категории, философия.

The article considers the concepts of integrity of state, state system by application of methodological approach, analyses the ideas of unity of various thinkers and philosophers in the issue of unity and integrity of the state. The author’s conclusions might be used in scientific activity.

Key words: integrity, state unity, system, parts, categories, philosophy.

Целостность государства, государственное единство, суверенитет государства, территориальная неприкосновенность — как известно, категории не только юридические, они имеют социальный, политический, экономический и ряд иных аспектов. В рамках философско-методологического анализа государство как целостная система имеет определенную структуру, тип связей, способы взаимодействия и функционирования единого целого и составляющих частей.

Обращаясь к философским истокам исследования целостности государства, познания категорий целостности и единства государства, отметим, что еще древнегреческие ученые Платон и Аристотель считали, что государственная целостность и единство препятствуют дезорганизации и анархии.

Идеи единства государства, соборности, концепции типов целостности и государственного единства развивали русские и российские философы И.А. Ильин, В.С. Соловьев, А.С. Хомяков и многие другие. Они считали, что приоритет целостности Российского государства выполняет функцию сохранения целостности государства и ее защиты, а нарушение генетических начал государственного строительства, в том числе «традиций», «среды», может привести к разрушению государства.

Систематическому научному и теоретическому осмыслению государства, его практической политике были посвящены труды зарубежных мыслителей и философов Н. Макиавелли, Ж. Бодена, Г. Гроция, Т. Гоббса, Ш.-Л. Монтескье, Дж. Локка, Ж.Ж. Руссо и др. Общая идея, которая двигала их учения, — это поиск такого универсального государственного устройства для всех стран, которое не было бы подтверждено изменениям в зависимости от воли и желания одного лица, одной ветви власти, было бы устойчивым, целостным, сохраняло преемственность исторического развития.

Выдающиеся русские государствоведы и государственные деятели искали решение проблемы государственного устройства, целостности и территориального единства страны. Публицистические выступления и научные труды русских государственных и общественных деятелей, ученых XVII — XIX вв. Ф. Прокоповича, Г. Катожихина, Ю. Крижанича, И. Посошкова, С. Десницкого, В. Татищева, М. Сперанского, Н. Муравьева, П. Пестеля, И. Андреевского, А. Алексеева, А. Градовского, Г. Шершеневича, Н. Коркунова, П. Новгородцева, Б. Чичерина и других были направлены на признание решающей роли центральной власти в управлении огромной территорией России. Россия как политическое целое будет единой и могучей тогда, считали они, когда все ее части станут одинаково соблюдать установленные государством законы, сохранять одну систему управления снизу <1>. В философской литературе понятие «целостность» трактуют как производное от категории «часть» и «целое». Само же понятие «целое» определяется как «философская категория, выражающая отношение между совокупностью предметов и связью, которая объединяет эти предметы и приводит к появлению у нее новых свойств и закономерностей, не присущих предметам в их разобщенности. При этом тип связей частей определяет и тип образуемого целого: связи строения характеризуют структурное целое, связи функционирования — функционирующее целое, связи развития — развивающее целое и т.д.» <2>. Целостность есть единство цельности и целости, их взаимопревращение. Целостность отличается от цельности тем, что в целостности сняты многочисленные различения и определенности, которых в цельности просто нет — цельность нерасчленима и неопределенна. Чтобы прийти к целостности, нужно сначала нарушить цельность, превратить ее в целость, т.е. противопоставлять целому его части. В чем же заключается секрет целостности? Ключ к решению дает диалектика — тайна целостности, ее несводимости к простой сумме частей заключается в связи, объединяющей предметы в сложные комплексы, во взаимовлиянии частей. Единство государства, его целостность нельзя смешивать ни с его единственностью, ни с многообразием, ни с целостью. Необходимо и то и другое.

———————————

<1> Эбзеев Б.С. Государственное единство и целостность Российской Федерации (конституционно-правовые проблемы). М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2005. С. 8.

<2> Философская энциклопедия. М.: Мысль, 1970. Т. 5. С. 474.

Методологический потенциал категории «целостность» состоит в существовании целого комплекса важных для познания государства идей, в неделимости, невозможности существования частей друг без друга, в приоритете целого над частями, а также в наличии агрегативных свойств, т.е. свойств, возникающих только при соединении частей (применительно к государству — это обороноспособность, безопасность и т.д.). В исследовании таких сложных систем, как государство, общепризнано, что источник преобразований системы ее функций лежит в самой системе <3>.

———————————

<3> Матузов П.И. О праве в объективном и субъективном смысле: гносеологический аспект // Правоведение. 1999. N 4. С. 129 — 143.

Государство как самоорганизующаяся система, естественно, обладает множеством индивидуальных, только ему присущих характеристик, но одна из главных состоит в том, что государство — это органичное целое, и в этом смысле оно имеет системообразующее качество, дающее возможность объяснить внутренние и внешние его связи.

Величайшая заслуга Платона и Аристотеля состоит в том, что они впервые в философии обозначили понятия целого, целостности и части и сформулировали два альтернативных подхода, касающихся понимания соотношения части и целого, которые в современной литературе определяются как элементаризм и холизм.

Согласно элементаризму свойства целого определяются свойствами частей, а значит, целое не обладает самостоятельной реальностью. Сторонники другого направления — холизма, напротив, считали, что подлинной реальностью и самостоятельностью обладает лишь целое, которое определяет свойства частей. Однако тайна целостности осталась неразгаданной.

Более глубокому пониманию соотношения части и целого способствовал диалектический метод Гегеля. «Целое, — указывал он, — не есть абстрактное единство, а единство некоторого разного многообразия; но это единство как то, в чем многообразное соотносится одно с другим, есть та определенность этого многообразия, в силу которой оно есть часть… Но… целое есть рефлектированное единство, части же составляют определенный момент или инобытие единства и суть разное многообразие. Целое равно им не как этому самостоятельному разному, а как им, вместе взятым. Это их «вместе» есть, однако, не что иное, как их единство, целое как таковое. Целое, следовательно, равно в частях лишь себе самому, и равенство его и частей служит выражением лишь той тавтологии, что целое как целое равно не частям, а целому» <4>.

———————————

<4> Гегель Г.В.Ф. Философия права / Академия наук СССР; Институт философии. М.: Мысль, 1990. С. 75.

Обратно, части равны целому: но так как они суть момент инобытия в них же самих, то они равны ему не как единству, а так, что одно из его многообразных определений приходится на часть, или, иначе говоря, они равны ему как многообразному; это означает, что они равны ему как разделенному на части целому, т.е. как частям. Здесь части как части равны не целому как таковому, а в этом целом — самим себе, т.е. частям.

Такое целое, которое безразлично к частям, есть абстрактное, не различенное внутри себя тождество; последнее есть целое лишь как внутри самого себя различенное, и притом различенное внутри себя так, что эти многообразные определения рефлектированы в себя и обладают непосредственной самостоятельностью <5>.

———————————

<5> Мальковский Б.С. Учение Гегеля о государстве и современность. М.: Наука, 1989. С. 218.

Различным типам связей частей соответствуют разные типы целостности. Определенный вклад в разработку концепции типов целостности внесла русская философия XIX в., где идея целостности нашла свое специфическое выражение в понятиях всеединства и соборности. Работы русских философов отражали определенное понимание типов целостности.

Выдающийся русский философ В.С. Соловьев выстраивал свою философскую систему всеединства применительно к человечеству в целом. Все бытие он считал единством и цельностью, подобно тому, как это характерно всякому организму: «Во всяком организме, — писал В.С. Соловьев, — необходимо различать организующее начало, систему органов или орудий организующего действия и совокупности организуемых элементов» <6>. Государство он рассматривал как собирательный организм, в котором есть верховная власть, различные ее органы или подчиненные власти, субстрат государства, т.е. массу населения определенной территории «…более или менее частных союзов, подчиненной государственной власти» <7>. Концепция всеединства исходит из философского принципа «Все есть одно», согласно которому в целостном мире присутствует абсолютное, сверхсущее, наличествующее в каждой отдельной части мира, в каждой отдельной вещи. Здесь все элементы множества тождественны между собой и тождественны целому, но в то же время не сливаются в неразличимое и сплошное единство, а представляют различимое многообразие. Важно отметить, что данная концепция разрабатывалась в рамках религиозного понимания мира, в ее основе лежит представление о творце как условии тождества всего сущего. Другими словами, по В.С. Соловьеву, целостность, единство определяются своим генезисом, когда все многообразие частей подобно одному, порождающему их элементу.

———————————

<6> Соловьев В.С. Сочинения: В 2 т. М.: Мысль, 1990. Т. 1. С. 461.

<7> Там же. С. 463.

Концепция соборности получила свое развитие в работах основателей славянофильства, которые рассматривают человеческий род как особый род общности, характеризуемый свободой, любовью и верой. Само понятие соборности было предложено и разработано русским философом А.С. Хомяковым, который считал, что собор выражает идею «единства во множестве» <8>.

———————————

<8> Хомяков А.С. Сочинения: В 2 т. М.: Мысль, 1990. Т. 2. С. 312.

Целостность этой общности не определяется суммой составляющих его индивидов, а обусловлена особой духовной связью, присущей русскому народу. Поэтому соборность отождествлялась с общиной и свободой личности в ней. А религиозные, нравственные начала противостоят как социалистическому коллективизму, так и индивидуализму.

Таким образом, концепция соборности акцентирует внимание на том типе целостности, который определяется объединяющими функциями частей целого. Иначе говоря, указанные две концепции соборности и всеединства заключали в себе новые смыслы целостности.

В XX в. в отечественной философии и методологии науки значительное внимание уделялось разработке концепции целостности.

Выделяя две стороны, два типа в определении понятия целостности, Б.Г. Юдин отмечал, что при обозначении типов целостности определяющую роль играют набор характеристик, на основании которых в дальнейшем можно было бы судить о целостности. Само предназначение определения целостности — это реализация обобщающей, интегрирующей функции по отношению к уже достигнутому, а определение целостности как философского понятия не может не носить преходящего характера, обусловленного историческими особенностями рассмотрения данной категории <9>. Одним из важных аспектов целостности, считает Н.Т. Абрамова, является единство, взаимосвязь ее частей. Однако это единство, общность существенно отличается от того единства, которое зафиксировано понятием множества. Множество отображает связь между объектами с какими-либо едиными, общими свойствами, сторонами <10>.

———————————

<9> Блауберг И.В., Юдин Б.Г. Становление и сущность системного подхода. М., 1973. С. 61 — 64.

<10> Абрамова Н.Т. Целостность и управление. М., 1974. С. 33.

Разработка общей теории систем и системного подхода к исследованию сложных объектов выдвинула на повестку вопрос о соотношении категорий целого и системы. Определяя объективность основания различения системы и целого, В.Н. Южаков выделяет пять подходов в философии к определению и различению категорий «система» и «целое»: 1. Система и целое оказываются двумя последовательными этапами существования объекта. 2. Основным признаком системы, лишенной в абстракциях познания целостности, остается ее ограниченность. Стремясь отличить систему от целого, отождествляем ее с множеством. 3. Критерием различия системы и целого служит степень организованности системы и целого. 4. Целое предстает как отражение различных этапов познания. 5. Объект представляет собой ряд систем <11>.

———————————

<11> Южаков В.Н. Система. Целое. Развитие. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1981. С. 36 — 37.

Раскрывая и показывая содержание дефиниций системы и целого, В.Н. Южаков приходит к заключению, что «целое объективно расчленено (дифференцировано) не только на части, но и на системы, является не только расчлененным, но и системно-дифференцированным целым» <12>. Анализируя место системного подхода в развитии познания целого, он считает, что характерное для системного подхода стремление к целостному связано лишь со сложноорганизованными объектами, с решением задач управления этими объектами и т.д.

———————————

<12> Южаков В.Н. Там же. С. 25 — 28.

Вместе с тем все системные исследования акцентируют внимание на категории целостности, так как «застают» объект уже расчлененным. Системообразующие признаки, по мнению А.А. Чинчикова, являются принципиальной разницей между целым как системой и целым как несистемой, которые присутствуют в первом случае и отсутствуют во втором <13>.

———————————

<13> Чинчиков А.А. Целостность государства (Вопросы теории). М., 1995. С. 26.

В.Д. Морозов и В.В. Морозов, анализируя структуру системного подхода, диалектику понятий системы и развития, считают, что целостность и суммативность — диалектические противоположности, существующие в неразрывном единстве. «Они представляют собой непременные атрибуты вещей, причем суммативность выступает как момент, ступень становления целостности» <14>.

———————————

<14> Морозов В.В., Морозов В.Д. Диалектика: системы и развитие. Минск, 1978. С. 39.

Нельзя не согласиться с А.Н. Аверьяновым в том, что понятие «целое» имеет смысл только по отношению к системе и они совпадают по смыслу тогда, когда система приобретает такие черты, которые вынуждают выделить это новое состояние системы особым понятием «система» <15>. Однако если «целое» как понятие вырвать из процесса и представить в неподвижном виде, то тогда система предстает как завершенная и, следовательно, целостная.

———————————

<15> Аверьянов А.Н. Система: философская категория и реальность. М., 1976. С. 20.

Таким образом, в современных исследованиях понятие целостности постепенно становится одним из главных компонентов системного подхода, позволяющего видоизменить постановку проблемы «часть и целое», представив ее как соотношение категорий «система», «элемент», «структура». Сама дефиниция «система» означает множество элементов и связей между ними, а назначение элементов системы — это образование определенной целостности.

Заметим, что все многочисленные приведенные философские определения категорий «целостность», «единство», «система» позволяют выявить логические схемы объяснения государства как целостного, так и системы. Во-первых, определенное целостное представляется как одна из стадий развития другой целостности, и это развитие объективно задано; во-вторых, объект целостности объясняется как часть целостности, объемлющей данную, по отношению к которой он выступает как элемент внутренней среды; в-третьих, понятие целостности стало одним из главных составляющих системного подхода, который позволяет вычленить уровни интеграции части и целого, иерархию этих уровней, место и функционирующую роль системы и подсистемы, проблему управления сложными системами, в частности государства <16>; в-четвертых, понятие целостности объясняет ее состояние через некоторое будущее состояние как необходимый и определяемый этим будущим состоянием этап в развитии целостности; в-пятых, само исследование целостности не всегда может быть объяснено только на основании окружающей действительности.

———————————

<16> История и статус общей теории систем // Системные исследования: Ежегодник. 1973. С. 20.

Все это позволяет говорить о том, что, с одной стороны, целое (государство) детерминирует свои части (субъекты). Для того чтобы говорить о категории и положении части, надо объяснить целое, так как, с другой стороны, в целом нет ничего такого, которое не было бы в частях. Только при таком понимании может быть описано все множество свойств целого.

По справедливому замечанию одного из дореволюционных исследователей сущности государства Э.Н. Берендтса, «ни одно из государств… не избегло необходимости решить одну из самых сложных задач политики: примерить требования государственного единства со справедливыми притязаниями составных частей государства на удовлетворение их особых потребностей в законодательстве, суде и управлении…» <17>.

———————————

<17> Берендтс Э.Н. О государстве. СПб., 1908. С. 39.