Удостоверительная и защитная функции подписи

04-03-19 admin 0 comment

Кошманов П.М., Кошманов М.П., Шнайдер А.А.
Нотариус, 2010.


В статье рассматриваются предпосылки появления в России особых знаков, в том числе и подписей, для удостоверения документов и защиты их от подделки. Приводятся указанные в криминалистической литературе наиболее распространенные определения понятия подписи. С учетом ее удостоверительной и защитной функций, по мнению авторов, современная подпись должна отвечать целому ряду требований, предъявляемых к ней. На основании этих требований сформулировано новое определение современной подписи. Названы причины, по которым подпись не является гарантом защиты документа от подделки. Определены первоочередные задачи, решение которых позволит усилить удостоверительную и защитную функции подписи.

Ключевые слова: подпись, защитная функция, удостоверительная функция, подделка подписи, подделка документа.

The article considers the pre-requisites of creation of special signs including signatures for authentication of documents and protection thereof from forgery in Russia. The authors present the most common definitions of the concept of signature in criminalistic literature. With the account of its authenticating and protective functions the contemporary signature shall meet a number of requirements. On the basis of such requirements the authors formulate the definition of contemporary signature; name the reasons why the signature acts as a guarantee of protection of the document from forgery; determine the primary tasks, the solution of which may allow to strengthen authenticating and protective functions of signature.

Key words: signature, protective function, authenticating function, forgery of signature, forgery of document.

С появлением в России первых документов (церковных, государевых, княжеских, купеческих грамот) возникла потребность в создании особых знаков, которые удостоверяли бы истинный источник их происхождения (т.е. их подлинность) и одновременно защищали от подлога (подделки). Первыми такими особыми знаками стали «государевы печати» (в современной терминологии «оттиски удостоверительных печатных форм»), которые сначала формировались на поверхностях металлов: свинца (так называемые буллы), серебра, золота, а затем уже перешли на воск [1, с. 179 — 197]. Гораздо позже появились такие реквизиты документов, как оттиски штампов на бумаге, бланки и, наконец, подписи.

По сравнению с другими государствами массовое, а затем и всеобщее использование подписи как необходимого реквизита отечественных документов, в силу неграмотности основной массы населения, пришло в Россию довольно-таки поздно — в конце XVII — первой половине XVIII в. [2, с. 6], в то время как во Франции еще в 1570 г. была создана Корпорация присяжных мастеров-письмоведов для производства исследования подписей [3, с. 108].

К середине XIX в. подпись в России повсеместно стала использоваться в документах в качестве обязательного реквизита и значительно «потеснила» по своей значимости для удостоверения подлинности документа другой его реквизит — оттиск печати. На данный временной период приходится и особое отношение к подписям лиц, составляющих и удостоверяющих (подписывающих) официальные документы. Как правило, большинство таких подписей имело буквенную транскрипцию, с добавлением в них своеобразных росчерков и дополнительных штрихов. Нередко их исполнение сопровождалось указанием имени и чина (звания), должности и принадлежности к определенному сословию составителя документа [4, с. 20]. По этой причине не случайно некоторые из исследователей тот период (нашей истории) называют золотым веком русской подписи [5, с. 50].

С увеличением документооборота в стране, ускорением ритма социальной жизни, а самое главное, вследствие непонимания большинством населения роли и значения подписи как одного из важнейших реквизитов документов стали происходить существенные изменения в ее конструкции в сторону упрощения, закономерно повлекшие снижение степени удостоверительной и защитной функций.

В криминалистической литературе подпись первоначально рассматривалась как «графическое изображение собственноручно написанной фамилии, выполненной полностью либо сокращенно четкими или неразборчивыми буквами либо штрихами, для удостоверения документа» [6, с. 6]. Здесь подчеркивается, что подпись является своего рода удостоверительным знаком лица, обозначающим его фамилию. Понимание того, что подпись в первую очередь должна выполнять функцию удостоверительного знака, нашло свое отражение в более поздних ее определениях. Так, еще в 1961 г. В.Ф. Орлова отмечала: «…подпись — это собственноручно выполненное обозначение своей фамилии, имеющее целью служить удостоверительным знаком» [7, с. 303].

Другие авторы считали, что подпись — это графическое начертание, обозначающее личность его исполнителя и выполняемое им в удостоверительных целях [8, с. 269]. Отдельные авторы добавляли к этому определению подписи и обязательно собственноручное обозначение своей фамилии [9, с. 177]. Указание на собственноручность ее выполнения присутствовало почти во всех определениях подписи, приведенных в криминалистической литературе в последние десятилетия [10, с. 143].

В первом издании Словаря основных терминов теории и практики судебно-почерковедческой экспертизы (1981 г.) подпись обозначена как «особый вид рукописи, отражающий фамилию (иногда и имя, отчество) лица в виде букв или условных письменных знаков и имеющий удостоверительное значение» [11, с. 51]. В последнем издании Словаря основных терминов судебно-почерковедческой экспертизы (2003 г.) приведено определение, практически аналогичное первому, за исключением дополняющей его фразы: «или безбуквенных штрихов», относящейся к транскрипции выполняемой подписи [12, с. 60].

Несмотря на разнообразие приведенных в специальной литературе определений понятия подписи, в большинстве из них присутствуют сходные ее элементы и черты:

— подпись является разновидностью рукописи;

— в ней находят отражение фамилия и инициалы исполнителя;

— собственноручность ее исполнения;

— подпись служит для удостоверения истинности информации, содержащейся в документе.

Большинство из приведенного перечня характерных черт подписи появилось впервые в криминалистической литературе в 60-х годов прошлого века [13, с. 195].

Анализ определений подписи со всей очевидностью показывает, что в ее понятии присутствует только один из двух важнейших и необходимых ее элементов: удостоверительный характер подписи. Подписи как реквизит многих документов, несомненно, удостоверяют содержащуюся в них информацию. Однако наряду с удостоверительной функцией подпись должна выполнять и еще одну, не менее важную функцию — обеспечивать защиту документов от подделки. Данное обстоятельство не нашло должного рассмотрения в специальной литературе, и по этой причине существующее понятие подписи нельзя признать полным и завершенным.

Если рассматривать подпись с учетом ее удостоверительной и защитной функций, то современное понятие подписи как наиболее важного реквизита официального документа с неизбежностью предполагает соблюдение следующих требований к ней:

1) чтобы служить индивидуальным (персональным) знаком (символом) конкретного человека, в ней должны присутствовать специфичность, своеобразие, оригинальность, позволяющие сравнительно легко опознавать этот образ в первую очередь хозяину подписи, а затем и иным лицам, знакомым с подписью данного субъекта, что в результате давало бы возможность отличать рассматриваемую подпись от подписей других лиц. Поскольку не существует регламентации, т.е. установленных правил формирования подписи, то этот процесс полностью зависит от личностных качеств конкретного человека. Ведь на этапе формирования подписи в большинстве случаев имеет место целевая установка пишущего на создание личного удостоверительного знака (символа). Об этом свидетельствуют результаты осуществленного авторами анкетирования около тысячи лиц и анализ экспериментально полученных 2,5 тысячи современных подписей.

В криминалистической литературе отмечалось, что отход от полного буквенного обозначения фамилии имеет место в 90% современных подписей [2, с. 19], что существенно уменьшает объем содержащейся в них графической информации. Авторы согласны с приведенными утверждениями, более того, тенденция к значительному сокращению буквенного состава современных подписей все еще сохраняется. Этому способствуют многие обстоятельства, но главное — это отсутствие системной просветительской работы в школах, лицеях и иных учебных заведениях, а также отсутствие в средствах массовой информации доступных сведений о роли и значении подписи как реквизита документа. Вследствие этого наблюдается полное безразличие основной массы населения страны к процессу формирования собственной подписи как индивидуального удостоверительного знака. Поэтому очень важно при сохраняющейся тенденции к упрощению буквенного состава подписи стараться компенсировать потери за счет специфичности ее конструктивного строения, что и позволяло бы рассматривать такую подпись как индивидуальный личный символ каждого образованного человека (индивида);

2) личный удостоверительный знак (символ) индивида должен представлять собой рукописное изображение, в состав которого могут входить буквы фамилии, имени, отчества, а также другие обозначения, благодаря которым данная конструкция символа личности человека приобретает индивидуальные черты. В связи с тем что создаваемое графическое построение всегда выполняется рукописным способом, вряд ли стоит при определении понятия подписи указывать, что она — один из видов рукописи. В современных подписях имеют место и такие варианты конструктивного строения, когда основу подписи составляет не фамилия лица, от имени которого она значится, а его имя либо отчество (рис. 1 — не приводится).

Рисунок 1. Подписи, основу которых составляют:

а) имя лица, от имени которого она значится;

б) отчество лица, от имени которого она значится

Рисунок не приводится.

Кроме того, транскрипция современных подписей может включать в свой состав, наряду с безбуквенными штрихами и росчерком, и иные графические обозначения: точки, цифры, символы, эскизы рисунков и т.п. (рис. 2 — не приводится).

Рисунок 2. Подписи, транскрипция которых включает:

а) рисунки, множество точек, безбуквенных штрихов;

б) цифры и числа в монограмме подписи

и ее заключительной части

Рисунок не приводится.

Подпись как удостоверительный знак конкретного человека может приобрести своеобразный вид благодаря введению в ее состав монограммы. Монограмма подписи — это ее начальная, усложненная часть, образованная сплетением (соединением) первых букв имени, отчества, фамилии либо инициалов и фамилии лица, от имени которого подпись значится, с добавлением к ним (как вариант) дополнительных элементов в виде цифр, символов или геометрических фигур [14, с. 67]. Хотя способы образования монограмм бывают самыми разными, но уже сам факт ее наличия в подписи не только существенно повышает в информационном плане ее индивидуализирующее содержание, но и придает графическому изображению подписи специфические черты узнаваемости. Как свидетельствуют результаты изучения авторами экспериментального материала, лишь каждая четвертая подпись имеет в своем составе монограмму [15, с. 15 — 18]. Немаловажную роль в вопросе создания неповторимого графического образа играет росчерк, который может выполняться различными по форме, направлению, протяженности и относительному размещению движениями, т.е. росчерк позволяет наделить конкретное графическое изображение подписи «броскими» для восприятия ее образа особенностями (рис. 3 — не приводится);

Рисунок 3. Различные виды росчерков:

а) расположенный в конце подписи;

б) расположенный под подписью;

в) расположенный над подписью;

г) «охватывающий» всю подпись

Рисунок не приводится.

3) выстроенная таким образом усложненная конструкция подписи является своего рода препятствием для попыток воспроизведения (имитации) ее в документах другими лицами. Успешность подражания подписи другого лица во многом зависит от целого ряда причин, среди которых можно выделить: степень тренированности лица в ее имитации; творческие наклонности (художественные способности) подражателя, позволяющие без особого труда запоминать и воспроизводить графические образы; конструктивное строение подписи и объем содержащегося в ней графического материала. Способы графического подражания (имитации) подписи другого лица хорошо известны из специальной литературы [16]. Владелец каждой подписи должен знать, что, усложняя конструкцию своей подписи, увеличивая ее размерные характеристики, он не только уменьшает вероятность качественного воспроизведения ее другими лицами, но и главным образом усиливает защитную функцию подписи как основного реквизита документа, т.е. существенным образом затрудняет частичную подделку данного документа.

Содержащееся в специальной литературе предложение авторов публикаций по поводу того, что во избежание подделки подписи необходимо утвердить ее образ (стандарт) в виде «слова-фамилии» [17, с. 66], по сути, направлено на то, чтобы уменьшить количество обязательных реквизитов документов, защищающих их от подделки. Если реализовать данное предложение, то подпись превратится в один из малообъемных, незначительных по важности почерковых объектов (в краткую запись) и перестанет быть своеобразным личным удостоверительным знаком конкретного человека (символом индивида);

4) одним из обязательных требований, предъявляемых к подписи в официальном документе, является собственноручность ее выполнения автором-исполнителем. Данное требование является результатом оценки экспертной практики, которая свидетельствует о многочисленных случаях воспроизведения подписей с применением технических средств и приемов. Перечень этих технических способов и приемов возрастает прямо пропорционально уровню научно-технического прогресса. Среди них встречаются такие, которые позволяют адекватно, очень точно передавать как общие, так и частные почерковедческие признаки: например, различные способы копирования; способ передавливания с последующей обводкой штрихов контура подписи; изготовление клише (факсимиле) подписи; применение графопостроителей — технических устройств с компьютерным обеспечением, позволяющих со 100-процентной точностью передавать мельчайшие особенности любой подписи, что крайне усложняет установление экспертом факта и способа ее технической имитации (рис. 4 — не приводится).

Рисунок 4. Подпись, воспроизведенная графопостроителем

Рисунок не приводится.

Поэтому методика экспертного исследования предусматривает до почерковедческого изучения подписи оценку ее на предмет выполнения с применением технических средств, способов и приемов.

Собственноручность исполнения может отсутствовать в подписях, несмотря на то, что они выполнены рукописным способом. К категории таких подписей относятся: подписи, выполненные с подражанием; подписи, выполненные от имени вымышленных лиц либо от имени умерших лиц без подражания подписи-оригиналу. Несмотря на то что данные подписи удостоверяют определенные сведения, содержащиеся в документе, и для установления их неподлинности требуется применение типовой экспертной методики, тем не менее они не могут считаться личными удостоверительными знаками конкретных лиц;

5) подпись наносится на документ в целях удостоверения сведений, содержащихся в нем. Удостоверительная функция является одной из основных функций подписи как реквизита документа и в совокупности с другими его реквизитами придает ему определенный юридический статус и одновременно свидетельствует о его подлинности. Отсутствие других реквизитов в документе, кроме подписи, также не исключает его из правовой сферы деятельности. Обычно формат бланка документа предусматривает определенное место либо наличие слов, после которых подпись должна выполняться на документе. Полнота выполнения подписи в документах, оформленных на бланках, которые изготовлены полиграфическим способом, во многом зависит от размера места, отведенного для ее исполнения (размещения). На это неоднократно обращалось внимание в криминалистической литературе, и даже предлагались размерные характеристики таких участков (например, 15 x 30 мм), а дополнительно с расшифровкой фамилии и инициалов подписывающегося — 15 x 40 — 50 мм [2, с. 22]. Предпринятый авторами анализ размерных характеристик экспериментальных подписей показал, что средние размеры их по вертикали и горизонтали составили соответственно 20 x 35 мм, без учета слов, расшифровывающих должность, фамилию и инициалы исполнителя [15, с. 19]. Видимо, эти размеры графы (места) для подписи и должны быть приняты во внимание при изготовлении бланков документов.

Документ может содержать информацию, которая полностью либо частично заверяется подписями разных лиц. Нередко документы заполняются не одномоментно, а поэтапно, в зависимости от прохождения ими соответствующих инстанций. Каждый такой этап обычно удостоверяется подписью (подписями) должностного лица (лиц);

6) для того чтобы подпись эффективно защищала документ от подделки, она должна быть идентификационно-информативной, т.е. содержать в себе определенный объем почерковой информации, выражающейся в комплексе признаков, достаточном для криминалистической идентификации ее исполнителя [15, с. 16]. Наличие у эксперта-почерковеда информативной возможности по комплексу выявленных признаков установить факт исполнения подписи лицом, от имени которого она значится, потенциально обеспечивает появление процессуального доказательства ее подлинности. В противном случае малый объем признаков не позволит решить вопрос о подлинности-неподлинности подписи, а значит, и о подлинности-подложности документа в целом. В методике почерковедческого исследования подписи данный этап является обязательным, и именно решение этой типовой задачи составляет его основную цель.

Анализ криминалистической литературы и экспериментальных подписных материалов свидетельствует о том, что постоянно увеличивается количество подписей, не содержащих в себе комплекса идентификационных признаков, а исследование их обычно заканчивается выводом НПВ. Если в 1968 г. (по данным В.В. Липовского и И.Я. Фридмана) [13, с. 196] не представилось возможным установить подлинность подписей в 23% случаев от общего числа экспертных исследований, то в 2007 г. (по данным А.В. Пахомова, Л.А. Сысоевой) их число возросло до 30% [2, с. 19]. Полученные нами результаты анализа экспериментальных материалов близки к указанным данным. В объемах анализировавшегося авторами экспериментального подписного материала информативные подписи, позволяющие в категорической форме решить вопрос об их исполнителе, составили 54,3%. Приведенная статистика свидетельствует о том, что подтвердить подлинность документа можно лишь по каждой второй подписи. По этой причине практически половина современных подписей граждан нашей страны хотя и относится к категории личных удостоверительных знаков, однако не выполняет функций, присущих подписям: удостоверять сведения, содержащиеся в документе, и защищать документ от подделки. Тот же процент подписей, по которым эксперты вынуждены формулировать вывод НПВ, не отвечает даже понятию подписи. По своему мизерному информативному содержанию их можно приравнять к простейшему знаку типа «крестик», который в крайне редких случаях проставляют вместо подписи в документах не умеющие писать люди.

В число лиц, у которых отбирались экспериментальные образцы подписей, а также осуществлялось их анкетирование, вошли и слушатели факультета повышения квалификации Волгоградской академии МВД России. Среди указанного контингента обучаемых большинство уже имели допуски, позволяющие им осуществлять производство одного или нескольких видов традиционных криминалистических экспертиз: дактилоскопических, трасологических, судебно-баллистических, технико-криминалистических экспертиз документов, а некоторые имели допуск на право производства почерковедческих экспертиз. Осуществляя постоянно экспертные исследования, данная категория анкетируемых, несомненно, имела представление о теории идентификации и понимала, что идентифицировать исполнителя возможно лишь при наличии в рукописи индивидуального комплекса общих и частных признаков почерка. Однако результаты анализа экспериментального материала, отобранного у данных лиц, практически ничем не отличались от полученной общей для всех анкетируемых лиц картины. Все это еще раз подтверждает тезис о том, что общие знания о понятии подписи и требованиях, предъявляемых к ней как к реквизиту документа, у них отсутствовали в нужный момент, когда каждый из них самостоятельно создавал конструкцию своей личной подписи (по подобию подписей других лиц), не сознавая при этом, какой она должна быть, поскольку подобного рода сведений он нигде не имел возможности получить.

Результаты анкетирования свидетельствуют также и о том, что многие лица объясняют упрощенную конструкцию своей подписи большим количеством документов, которые им приходится подписывать в рабочее время. По их мнению, дефицит времени не позволяет им выполнять подписи более усложненной конструкции. Выходом из сложившейся ситуации, на наш взгляд, может быть высказываемая многими анкетируемыми позиция, подкрепленная их собственной практикой формирования подписи. Они рекомендуют формировать несколько вариантов личной подписи, один из которых, самой упрощенной конструкции, используется ими для подписания текущих документов, не имеющих особой значимости. Вторая подпись, простой конструкции, используется ими в документах, имеющих малую значимость, в которых подпись чаще всего является единственным их реквизитом. Третий вариант подписи, наиболее усложненный, идентификационно-информативный, выполняется ими в официальных документах повышенной значимости.

По мнению авторов, только соблюдение в полном объеме вышеперечисленных требований позволит полностью реализовать на практике обеспечение удостоверительной и защитной функций подписи в официальных документах.

Суммируя все требования, которым должна соответствовать современная подпись, можно сформулировать следующее ее определение: подпись — это личный удостоверительно-идентификационный знак конкретного человека, выполняемый им в документах собственноручно в виде графического изображения, состоящего из букв фамилии, имени, отчества, безбуквенных штрихов, а иногда и иных графических образований (цифр, рисунков, символов и т.п.), заканчивающегося росчерком и дополнительными элементами ее конструкции.

В России до настоящего времени не существует ни одного законодательного либо нормативно-правового акта, который бы содержал понятие подписи, предлагал системный перечень требований, предъявляемых к ней, либо регламентировал правила ее нанесения в документе. Сложившееся положение крайне негативно сказывается на правоприменительной деятельности. Так, анализ судебно-следственной практики свидетельствует, что нередко единственным реквизитом, подтверждающим подлинность документа, выступающего в качестве процессуального доказательства, является подпись. Для решения вопроса о подлинности-поддельности документов назначаются судебно-почерковедческие экспертизы подписи. Но, к сожалению, в силу конструктивной их простоты и ограниченности графического материала, содержащегося в них, эксперты вынуждены давать либо вероятностный вывод, либо формулировать вывод не представилось возможным. Такое положение вещей часто не устраивает ни заинтересованные стороны в суде, ни органы следствия и дознания, ни сами суды. Поэтому обычно назначаются новые судебные экспертизы (повторные и дополнительные, комиссионные и комплексные), которые производятся либо в государственных судебно-экспертных учреждениях, либо в частных экспертных фирмах. Выводы, к которым приходят эксперты названных учреждений, иногда бывают диаметрально противоположными. По этой причине значительно затягиваются сроки расследования и рассмотрения дел в судах, соответственно уменьшается возможность доказать определенные эпизоды совершенного правонарушения по уголовным, гражданским и арбитражным делам. Кроме того, и сами суды нередко вынуждены назначать дополнительные судебные экспертизы подписей в целях установления их исполнителя в документах — вещественных доказательствах по делу. В конечном итоге все это влечет за собой значительное увеличение материальных затрат на судопроизводство, дополнительные денежные расходы государства и заинтересованных сторон в суде.

Решение обозначенной авторами проблемы видится в:

1) реальном осуществлении просветительской деятельности среди населения страны о роли и значении подписи в документах, начиная с периода получения общего школьного образования;

2) незамедлительной разработке и принятии нормативно-правового акта, определяющего понятие подписи, содержащего перечень требований, предъявляемых к ней, а также правила ее выполнения в документах;

3) дальнейшем совершенствовании методики производства судебно-почерковедческой экспертизы подписи за счет расширения системы признаков в целях более объективного и обоснованного экспертного установления ее исполнителя;

4) организации комплексной разработки компьютерных программ, обеспечивающих оптимизацию и объективизацию решения подзадач на отдельных экспертных стадиях, входящих в методику исследования подписи.

Обобщая вышеизложенное, можно констатировать, что большинство современных подписей не в состоянии выступать в качестве гаранта подлинности официального документа. Более того, нарастающая тенденция к упрощению конструктивного строения современных подписей в итоге грозит обернуться негативными последствиями, когда ввиду своей малоинформативности подпись вообще перестанет считаться и восприниматься в качестве существенного реквизита документа. В такой ситуации в первую очередь существенно пострадает уровень защищенности от подделки многих важных документов. Единственно возможным и реально достижимым позитивным выходом из создавшегося критического положения можно считать реализацию системы сформулированных выше авторских предложений, направленных на усиление удостоверительной и защитной функций современной подписи. Тогда в ближайшей перспективе подпись как личный (индивидуальный) удостоверительный знак не потеряет своего существенного значения и вряд ли сможет быть заменена иным, адекватным ей реквизитом документа.

Литература

1. Янин В.Л., Гайдуков П.Г. Древнерусские вислые печати, зарегистрированные в 2000 г. Новгород и новгородская земля. История и археология. Великий Новгород, 2001. Вып. 15.

2. Пахомов А.В., Сысоева Л.А. Судебно-экспертное исследование современной подписи: Учеб. пособие. М.: ЭКЦ МВД России, 2007.

3. Криминалистика: Краткая энциклопедия / Авт.-сост. Р.С. Белкин. М.: Большая российская энциклопедия, 1993.

4. Сысоева Л.А. История развития подписи // Криминалистическая экспертиза: исследование документов: Межвуз. сб. науч. ст. / Под ред. Б.Н. Морозова. Саратов: СЮИ МВД России, 1998.

5. Сысоева Л.А. Подпись как средство защиты // Милиция: журнал МВД России. 2005. N 8.

6. Елисеев А.А. Подпись как почерковое начертание // Теория и практика криминалистической экспертизы (криминалистическое исследование подписей). М., 1958.

7. Орлова В.Ф. Методика исследования подписи // Теория и практика криминалистической экспертизы. Экспертиза почерка. М., 1961.

8. Липовский В.В. Исследование подписей // Судебно-почерковедческая экспертиза. М., 1971. Ч. 2.

9. Винберг Л.А., Шванкова М.В. Почерковедческая экспертиза. Волгоград, 1977.

10. Почерковедение и почерковедческая экспертиза: Курс лекций. Волгоград: ВА МВД России, 2002.

11. Словарь основных терминов теории и практики судебно-почерковедческой экспертизы. М.: ВНИИСЭ, 1981.

12. Словарь основных терминов судебно-почерковедческой экспертизы / Под ред. В.Ф. Орловой и др. 2-е изд., перераб. и доп. М.: РФЦСЭ, 2003.

13. Липовский В.В., Фридман И.Я. Подпись как удостоверительный знак и профилактика ее подделки // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1968. Вып. 5.

14. Кошманов П.М., Кошманов М.П. Монограмма подписи и способы ее образования // Судебная экспертиза. Саратов, 2008. N 2.

15. Кошманов П.М., Кошманов М.П., Шнайдер А.А. Идентификационная информативность подписи — основа отождествления ее исполнителя // Эксперт-криминалист. 2009. N 1.

16. Ароцкер Л.Е. Основные вопросы криминалистического исследования подписей, выполненных с подражанием // Теория и практика криминалистической экспертизы (криминалистическое исследование подписей). М., 1958.

17. Пикуров Н.И., Букалерова Л.А. Подлог и другие преступные посягательства на официальный документооборот: Учеб. пособие. Волгоград: ВА МВД России, 2001.