Педагогические условия формирования этнической толерантности будущего юриста

04-03-19 admin 0 comment

Евдошенко О.В.
Юридический мир, 2010.


Проблема формирования этнической толерантности будущего юриста в процессе профессиональной подготовки остро обозначена в поликультурном регионе в связи с проявлениями межнациональной нетерпимости. В статье отмечается, что в процессе профессиональной подготовки студентов был реализован комплекс педагогических условий. Результаты исследования показали значительную динамику увеличения уровня этнической толерантности будущего юриста.

Ключевые слова: этнокультурная компетентность, этническая толерантность будущего юриста, поликультурный регион.

The problem of the formation of ethnic tolerance, the future lawyer in the process of training sharply marked in a multicultural region in connection with the manifestations of ethnic intolerance. In the process of training students was implemented complex educational environment. The results showed a significant increase in the level of the dynamics of ethnic tolerance, the future lawyer.

Key words: ethnocultural competence, ethnic tolerance future lawyer, multicultural region.

Полиэтническая структура российского общества — объективная реальность, имеющая глубокие исторические корни. Межнациональные отношения всегда были важным фактором социального развития России. Сегодня этнонациональные противоречия и конфликты не только тормозят развитие, но и вызывают тревогу за будущее страны. Эти обстоятельства обусловили необходимость повышенного внимания к формированию личности юриста, умеющего работать в условиях поликультурного общества, готового оказывать правовую помощь человеку любой национальности, владеющего знаниями этнокультурных особенностей клиента и навыками межкультурного диалога. В сложившейся ситуации именно на систему образования ложится большая ответственность в деле этнокультурной социализации нового поколения [4, 153].

Одна из важнейших функций образования, как подчеркивает доклад Международной комиссии по образованию для XXI в., — научить людей жить вместе, помочь им преобразовать существующую взаимозависимость государств и этносов в сознательную солидарность.

Идея подготовки молодежи к жизни в поликультурном мире также поддерживается в нашей стране. В обращении Президента Российской Федерации Д.А. Медведева к школьникам 1 сентября 2009 г. отмечено: «В нашей стране проживают более 180 народов, каждый из которых обладает уникальными культурными особенностями. Мы говорим более чем на 230 языках, а все вместе образуем единый многонациональный народ. И мы с вами должны постоянно учиться принимать друг друга такими, какие мы есть, независимо от национальности, вероисповедания, убеждений и обычаев. Учиться уважать друг друга и беречь межнациональное согласие в нашей стране… Современный человек — образованный, с уважением и интересом относящийся к взглядам и убеждениям других людей» [16].

Проблема межэтнической напряженности наиболее остро обозначена в поликультурных регионах России, в том числе в Краснодарском крае, который населяют представители 124 национальностей [2]. Ситуация усугубляется тем, что полиэтничность региона требует разработки специфических методов в организации полиэтнического образования с целью формирования и развития позитивной этнической идентичности и этнической толерантности.

Однако, как показало исследование особенностей организации учебно-воспитательного процесса и содержания учебно-методического обеспечения, формированию этнической толерантности будущего юриста уделяется недостаточное внимание: государственные образовательные стандарты и учебно-методические комплексы не ставят перед педагогом данной задачи. В то же время примеры этнической нетерпимости встречаются не только в студенческой среде, но и, как показывает практика профессиональной деятельности юристов, молодые специалисты часто испытывают затруднения психологического характера при встрече с носителями другой культуры, что сказывается на качестве выполняемой ими работы.

Формирование этнической толерантности студента связано с осознанием себя как представителя конкретного народа с его характерными чертами (этническая идентичность) [10, 248].

Конституцией установлено, что защита прав и свобод человека и гражданина — основная обязанность юриста — осуществляется «независимо от расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности» (ч. 2 ст. 19) [1]. В основе этнической толерантности юриста лежит полное или частичное принятие культурных и национальных особенностей человека, способность независимо от этнической принадлежности к конструктивному сотрудничеству и диалогу, умение и желание выслушать своего оппонента, взглянуть на ситуацию глазами своего клиента для достижения общей цели законным путем. Юрист в процессе профессиональной деятельности должен стремиться проявлять неприятие к любому нарушению закона, в то же время оставаясь объективным в правовой квалификации дела, не обращая внимания на национальную принадлежность лица.

Этническая толерантность будущего юриста проявляется в способности не переносить недостатки и негативные действия некоторых представителей национальности на конкретных людей, а учитывать «презумпцию национальной невиновности», которая также является основой объективности, справедливости и беспристрастности профессиональной деятельности.

Формированию данного качества необходимо уделить особое внимание в процессе профессиональной подготовки юристов, в результате которой должно сформироваться представление о толерантности в целом, об этнической толерантности как одной из ее составляющих, при этом в основе знаний должна находиться идея равенства культур и религий, традиций и обычаев различных этнических групп.

Целью проводимого исследования было повышение уровня этнической толерантности будущего юриста в процессе профессиональной подготовки. В ходе констатирующего эксперимента с помощью экспресс-опросника «Индекс толерантности» (Г.У. Солдатова, О.А. Кравцова, О.Е. Хухлаев, Л.А. Шайгерова) [7, 140] был выявлен исходный уровень сформированности этнической толерантности студентов, который показал, что для 13% характерен высокий уровень этнической толерантности, 69% — средний уровень, 18% — низкий уровень. Следует отметить, что среди девушек наблюдался более высокий уровень этнической толерантности, чем среди юношей.

Для достижения поставленной цели в процессе формирующего эксперимента был реализован комплекс педагогических условий формирования этнической толерантности будущего юриста, предполагающий следующие мероприятия.

1. Проведение научно-методических семинаров для педагогов по вопросам этнической толерантности с целью повышения этнопедагогической компетентности.

Осуществляя свою деятельность в поликультурном регионе, преподаватели периодически сталкиваются с проявлениями этнической нетерпимости студентов, в этой связи отмечают актуальность в современных условиях проблемы формирования этнической толерантности молодого поколения, однако педагогическую работу в данном направлении не проводят, мотивируя это недостаточной подготовленностью к подобной работе. Ситуация обостряется еще и тем, что педагоги юридического профиля в большинстве своем являются юристами-практиками, совмещая работу адвоката, судьи, сотрудника правоохранительных органов с преподавательской деятельностью (т.е. юристы, а не педагоги по образованию), они недостаточно осведомлены в вопросах общей педагогики, методики преподавания, педагогической психологии и т.д. Подобные семинары не только способствуют ликвидации пробелов в психолого-педагогической компетентности, но и преодолению этнических стереотипов педагога.

Данное направление работы влияет на способность педагога к толерантному взаимодействию, готовность объективно воспринимать студента в условиях преломления разных культур, а не с позиции доминирования собственной культурной и национальной принадлежности.

2. Применение в процессе профессиональной подготовки авторского спецкурса на тему «Этническая толерантность», включающего в себя три этапа.

Первый этап — обеспечение информационного базиса этнической толерантности — заключается в усвоении знаний об особенностях культуры народов Северного Кавказа. Семинарские занятия способствовали формированию адекватной «картины мира». Студенты — представители разных национальностей — охотно рассказывали о традициях и обычаях, культуре и религии своего народа, испытывая чувство гордости. После таких занятий студенты отмечают, что становятся ближе друг к другу, начинают общаться теснее независимо от этнической и религиозной принадлежности, проходит былая неприязнь.

Второй этап — осознание и формирование положительной этнической идентичности, что представлялось возможным достичь на основе информации, полученной на занятиях первого этапа, а также в ходе лекций и семинарских (практических) занятий на темы: «Этнические стереотипы», «Этнические конфликты — причины возникновения и способы урегулирования». Основная цель — научить будущего юриста умению правильно выявлять и анализировать этнические стереотипы, видеть в них как положительные, так и отрицательные стороны, решать возникающие межличностные этнические конфликты.

На третьем этапе формирования этнической толерантности делался акцент на закреплении понятий толерантность/интолерантность, развитии этнокультурной компетентности и навыков профессионального ненасильственного общения. Таким образом, этническая толерантность рассматривалась уже как профессионально важное качество будущего юриста.

Не случайно программа спецкурса осуществляется в форме лекционных и семинарских (практических) занятий, так как в ходе последних есть возможность закрепить знания, полученные на лекции. Такая взаимосвязь занятий способствует формированию у студентов системности знаний по вопросам этнической толерантности.

3. С целью применения знаний, полученных в рамках спецкурса, и моделирования позитивного поведения в ситуациях межкультурного взаимодействия предполагались организация и проведение тренинга «Этнокультурная компетентность и этническая толерантность», который проходил в игровой форме, поэтому студентам было легче раскрыться, быть готовыми к диалогу. Общение и сотрудничество было основано на желании студентов, у которых наблюдался положительный настрой по отношению к представителям другой культуры. В процессе выполнения упражнений будущие юристы проявляли активность (некоторые упражнения проводились в соревновательной форме), к выполнению заданий подходили творчески (искали нестандартные способы решения возникающих задач).

На последнем занятии обсуждали результаты и подводили итоги. Помимо описания понравившихся упражнений, студенты рассказывали, что дали им занятия, какие проблемы решили, о чем заставили задуматься: они стали теплее относиться к окружающим, проявлять заботу, чаще идти на контакты, реже вступать в конфликты.

Можно утверждать, что задачи тренинга — повышение уровня культуры межнационального общения, этнокультурной компетентности и этнической толерантности студентов — были достигнуты.

Эффективность проведенной работы подтвердил контрольный эксперимент, который показал динамику повышения уровня сформированности этнической толерантности студентов: высокий уровень этнической толерантности был выявлен у 63% респондентов. Данный показатель по сравнению с констатирующим экспериментом повысился на 50% за счет сокращения проявлений среднего и низкого уровней этнической толерантности (до 35% и 2% соответственно).

Полученные данные подтверждают обоснованность выбора педагогических условий формирования этнической толерантности, так как их практическое использование привело к повышению уровня знаний о культуре, традициях и обычаях, религии, истории возникновения этнических групп, осознанию равенства культур, выработке положительной позиции в вопросах межнационального взаимодействия; изменилось также эмоциональное отношение к представителям других этнических групп на более позитивное.

Используемый комплекс педагогических условий формирования этнической толерантности отвечает современному научному уровню и насущным потребностям российского общества и может быть использован в процессе профессиональной подготовки будущих юристов не только в Краснодарском крае, но и в других поликультурных регионах России.

Литература

1. Конституция Российской Федерации, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. N 237. 1993. 25 декабря.

2. Постановление ЗС Краснодарского края от 28 февраля 2007 г. N 2908-П «Об утверждении краевой целевой программы гармонизации межнациональных отношений и развития национальных культур в Краснодарском крае на 2007 год».

3. Асмолов А.Г., Солдатова Г.У., Шайгерова Л.А. О смыслах понятия толерантность // Век толерантности: Научно-публицистический вестник. М., 2001.

4. Бережнова Л.Н. Этнопедагогика: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. М., 2007.

5. Лебедева Н.М., Лунева О.В., Стефаненко Т.Г., Мартынова М.Ю. Межкультурный диалог: Тренинг этнокультурной компетентности. М., 2003.

6. Олпорт Г. Природа предубеждения // Век толерантности: Научно-публицистический вестник. М., 2003.

7. Психодиагностика толерантности личности / Под ред. Г.У. Солдатовой, Л.А. Шайгеровой. М., 2008.

8. Педагогика межнационального общения: Учебник для студентов вузов / Под ред. В.И. Матиса. Барнаул, 2003.

9. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М., 1998.

10. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология: Учебник для вузов. М., 2008.

11. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология: Практикум. М., 2006.

12. Этническая толерантность в поликультурных регионах России / Под ред. Н.М. Лебедевой, А.Н. Татарко. М., 2002.

13. Юридическая педагогика / Под ред. проф. В.Я. Кикотя, проф. А.М. Столяренко. М., 2004.

14. Nicholson P. Toleration as a Moral Ideal // Aspects of Toleration. Methuen: J. Horton, S. Mendus (eds.). 1985.

15. Toleration: An Elusive Virtue / Ed. by D. Heyd. New Jersey: Princeton Univ. Press, 1996.

16. URL: http://news.kremlin.ru/news/5317.