Эффективность правовых презумпций: понятие, критерии

04-03-19 admin 0 comment

Пронина М.П.
Юридический мир, 2010.


Статья посвящена исследованию вопросов эффективности правовых презумпций. Автором проведено обоснование юридико-теоретического и юридико-прикладного значения правовых презумпций. Для выявления критериев эффективности правовых презумпций в работе были использованы такие философские категории, как вероятность, опровержимость. Сделаны предложения по прогнозированию эффективности применения правовых презумпций.

Ключевые слова: правовые презумпции, эффективность, юридическое прогнозирование, понятие, моделирование.

This article is devoted to the research of legal assumptions efficiency. The author has proved legally-theoretical and legally-practical meaning of legal assumptions. For finding out criteria of the legal assumptions efficiency the author has used such philosophical categories as probability, refutability etc. In this article there are proposals of prediction the efficiency of the applied legal assumptions.

Key worlds: legal presumptions, efficiency, legal forecasting, concept, modelling.

«Эффективность» как комплексная, общетеоретическая и отраслевая категория традиционно относится к узловым проблемам юридической науки. По мнению Г.П. Толстопятенко, эффективность правового регулирования общественных отношений представляет собой вечную проблему теории права, которой занимаются ученые с момента появления юридической науки и будут решать вплоть до исчезновения права, если в обществе это в принципе возможно, поскольку трудно представить столь радикальное изменение природы человека, при котором станет удобным и социально безопасным регулирование его жизнедеятельности неправовыми нормами. Однако невозможность «окончательного» решения рассматриваемой проблемы совсем не означает, что не нужно искать способы повышения эффективности правовых норм <1>.

———————————

<1> См.: Толстопятенко Г.П. Европейское налоговое право. М.: НОРМА, 2001. С. 251.

В филологии и современной справочной литературе под эффективностью понимается: отношение полезного результата (эффекта) к какому-то основанию, позволяющее сравнивать данный результат с затратами на него (экономическая эффективность) или с поставленной целью (социальная эффективность) <2>; «дающий эффект», «действенный» <3>; «дающий эффект» или «приводящий к нужным результатам», т.е. результативный, действенный <4>. Таким образом, можно сделать вывод о том, что единого ответа на вопрос, что такое эффективность, каковы ее критерии и структура, не существует.

———————————

<2> См.: Яськов Е.Ф. Теория и практика социального управления. Словарь-справочник. М., 1997. С. 109.

<3> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. 20-е изд. М., 1989. С. 745.

<4> БСЭ. Т. 30. М., 1978. С. 317.

В юридической литературе проблеме эффективности уделяется особое внимание. При этом категория эффективности авторами трактуется по-разному. Различают два основных подхода к ее пониманию.

И.С. Самощенко и В.И. Никитинский рассматривают эффективность права как отношение между фактически полученным действенным результатом и той целью, для достижения которой были приняты соответствующие правовые нормы <5>. Профессор А.Л. Ипакян отмечает, что «в общем виде эффективность любой деятельности измеряется степенью достижения ее целей» <6>. Л.Ш. Берекашвили, рассматривая понятие и признаки эффективности функционирования социальных систем, указывает, что «под эффективностью надо понимать выраженную количественно-качественными характеристиками конечных результатов труда и мерой их соответствия произведенным для этого затратам степень достижения целей функционирования систем» <7>.

———————————

<5> См.: Самощенко И.С., Никитинский В.И. Изучение эффективности действующего законодательства // Советское государство и право. 1969. N 8. С. 5 — 6.

<6> См.: Ипакян А.Л. Методологические основы оценки эффективности деятельности органов внутренних дел. М., 1976. С. 7.

<7> См.: Берекашвили Л.Ш. Проблемы оценки деятельности органов внутренних дел. М., 1981. С. 17 — 18.

В понятие эффективности права они относят как положительные, так и отрицательные последствия действия правовой нормы, полагая, что неэффективных норм права нет. Исходя из данного ими определения эффективности права, они говорят о существовании норм с отрицательной эффективностью.

Сторонники второго подхода (Ю.К. Толстой, Ю.Х. Калмыков) считают, что в «эффективность права» не следует включать все последствия действия правовой нормы. Нельзя, в частности, относить к ним отрицательные последствия действия правового предписания <8>. Эффект от принятия правовой нормы бывает различным: чаще и в подавляющем большинстве случаев положительным, реже отрицательным, но «эффективность права» — иная категория, она должна использоваться для обозначения только положительного влияния нормы права, ее результативности.

———————————

<8> См.: Калмыков Ю.Х. О повышении эффективности норм гражданского законодательства // Правоведение. 1973. N 2. С. 41 — 47.

Анализируя работы указанных авторов, несложно заметить отсутствие единства взглядов на понятие «эффективность», ее критерии и структуру. Несмотря на некоторую схожесть во взглядах по ряду позиций, связанных с проблемами эффективности, многие вопросы остаются спорными. Система критериев эффективности, отвечающая запросам науки и практики, так и не сформулирована.

Следует отметить, что проблема эффективности правовых презумпций ранее учеными не рассматривалась, несмотря на ее полезность, значимость и важность, а также практический характер.

Единственной работой, где впервые поднимается тема эффективности и оптимальности правовых презумпций, является научное сочинение Н.С. Караниной <9>, исследовавшей характер взаимосвязи правовой презумпции с различными сторонами общественной жизни и определившей условия, обеспечивающие в конечном счете эффективность ее действия.

———————————

<9> См.: Каранина Н.С. Правовые презумпции в теории права и российском законодательстве: Дис. канд. юрид. наук. М., 2006. С. 164.

По нашему мнению, эффективность правовой презумпции — обязательное, постоянное свойство правовой презумпции, выражающееся в соотношении цели закрепленного в норме права презюмируемого положения, средств ее достижения и полученных результатов.

Говоря об эффективности правовых презумпций, необходимо условно различать их юридико-теоретическое и юридико-практическое значение.

С юридико-теоретической точки зрения презумпция является вспомогательной нормой, которая интегрируется в нормативно-правовой массив и вместе с основными нормами образует единый регулятор общественных отношений, является элементом правового механизма. Кроме того, без вспомогательной роли презумптивных норм в ряде случаев невозможно действие основных норм (например, без презумпции смерти не вступают в силу нормы о прекращении брака, об открытии наследства, о прекращении обязательств).

Юридико-практическое значение презумпций видится в следующем: в одном случае презумпции освобождают участников судебного процесса от доказывания определенных фактов, признаваемых законом как существующих, исходя из определенной степени их вероятности. При использовании презумпций суд устанавливает только закрепленный в гипотезе презумптивной нормы наличный факт, связанный с фактом презюмируемым, выступающий в качестве основы решения и, как следствие, влекущий определенные материально-правовые последствия. В другом случае презумпция распределяет бремя доказывания, указывая на то, кто и каким образом опровергает презюмируемый факт, что позволяет устранить споры, ускорить по ним разбирательство, принять законное и обоснованное решение. В этом отношении права И.В. Решетникова, утверждающая: «…цель презумпции — облегчить сторонам задачу по представлению доказательств, относящихся к делу… Практически презумпции означают, кто проиграет, если не представит доказательство» <10>.

———————————

<10> См.: Решетникова И.В. Доказательственное право Англии и США. Екатеринбург, 1997. С. 108.

Причем презумпция «распределяет бремя доказывания равномерно, возлагая на каждую сторону именно те обстоятельства, которые ей в первую очередь могут быть известны…» <11>. Благодаря этому возможно установление объективной истины по делу. Здесь значение презумпции заключается в «экономии процессуальных средств и усилий» <12>. Американский юрист Морган выделил семь причин появления презумпций, на наш взгляд, предопределивших и обусловивших их правовое значение: «Во-первых, они способны ускорить судебное разбирательство, освобождая сторону от представления доказательств. Во-вторых, презумпции необходимы, чтобы обойти процессуальные тупики. В-третьих, некоторые презумпции основаны на преобладании вероятности чего-либо. Так, предполагается обычное поведение, и от стороны требуется привести достаточные доказательства обратного. В-четвертых, в некоторых категориях дел существуют сложности в обеспечении законных компетентных доказательств. В-пятых, иногда только одна сторона обладает специфическими средствами доступа к доказательствам или специфическими данными о фактах. Например, презумпция причинения вреда последним перевозчиком презюмирует вину последнего из лиц, осуществлявших перевозку. В-шестых, некоторые презумпции желательны для общества. В-седьмых, многие, если не все, презумпции поддерживаются двумя или более предшествующими» <13>.

———————————

<11> См.: Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955. С. 136.

<12> См.: Левенталь Я.Б. К вопросу о презумпциях в советском гражданском процессе // Сов. государство и право. 1949. N 6. С. 62.

<13> См.: Решетникова И.В. Указ. соч. С. 111.

По мнению Н.С. Караниной, условия эффективности правовых презумпций относятся к трем основным звеньям механизма правового воздействия: к самой правовой презумпции (факторы совершенства законодательства/качество презумпции); к деятельности правоприменительных органов (факторы совершенства правоприменительной деятельности); к особенностям правосознания и поведения граждан (уровень правосознания) <14>.

———————————

<14> См.: Каранина Н.С. Правовые презумпции в теории права и российском законодательстве: Дис. канд. юрид. наук. М., 2006. С. 115, 118.

Среди важных условий эффективности правовых презумпций отметим также учет в процессе нормотворческой деятельности специфических закономерностей права и соблюдение правил законодательной техники. В них включают различные свойства правовых презумпций (внутренняя согласованность, юридическая гарантированность, стабильность и динамизм). В связи с этим О.А. Гаврилов считает динамизм правовой презумпции ее неотъемлемым качеством, без которого она не существует как эффективная форма регулирования общественных отношений <15>.

———————————

<15> См.: Гаврилов О.А. Стратегия правотворчества и социальное прогнозирование. М., 1993. С. 13.

Учитывая изложенное, полагаем, что эффективность юридической презумпции определяется условиями ее реализации. Логические свойства правовых презумпций были отмечены С.С. Алексеевым, В.К. Бабаевым <16> в виде такого свойства нормы права, как формальная определенность. В частности, В.К. Бабаев отмечает, что «эти предположения основаны на связи с реально происходящими процессами и подтверждены предшествующим опытом» <17>. В этом заключается их главная научная и практическая значимость, и «именно от того, при помощи каких средств и в какой последовательности будут выражены предположения о наличии юридических фактов, будет зависеть эффективность правовой презумпции и ее место среди других презумпций…». На эффективность правовой презумпции влияет степень соответствия правовых предписаний объективным закономерностям общественного развития, различного рода субъективных факторов, столкновения законов с правовыми предписаниями меньшей юридической силы и т.д. Иначе говоря, понятие эффективности переходит здесь в плоскость соблюдения законности как в правотворческой <18>, так и в правоприменительной деятельности. На такой основе строятся исходные теоретические положения при употреблении категории «эффективность правовых презумпций».

———————————

<16> См.: Алексеев С.С. Социальная ценность права в советском обществе. М., 1971. С. 134; Бабаев В.К. Советское право как логическая система. М., 1978. С. 152.

<17> См.: Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. Горький, 1974. С. 14.

<18> См.: Толстой Ю.К. Совершенствование гражданского законодательства // Советское государство и право. 1969. N 11. С. 51.

По мнению автора, значение правовых презумпций не всегда определяется только заложенными в них предположениями существования того или иного юридического факта и уж тем более степенью вероятности такого предположения. Анализируя под этим углом зрения принцип презумпции невиновности в уголовном праве, В.К. Бабаев не относит ее к презумпциям, поскольку она с точки зрения логической природы собственно презумпцией не является, ведь в ней не получил обобщения жизненный опыт, а предполагаемая невиновность обвиняемых не носит повторяющегося, постоянного характера, представляет собой, скорее, исключение из правил. Подавляющая масса привлеченных к уголовной ответственности и резюмируемых невиновными лиц не оказывается действительно невиновной, а наоборот, число их составляет единицы. Таким образом, презумпция невиновности — это не презумпция в общепринятом смысле, а принцип уголовного и уголовно-процессуального права <19>. Аналогичную позицию занимает и В.И. Каминская, называющая презумпцию невиновности квазипрезумпцией, а не подлинным обобщением опыта, поскольку предположение о невиновности обвиняемого не подтверждается судебной практикой по уголовным делам <20>. Не случайно поэтому презумпция невиновности закрепляется в качестве одного из принципов уголовного судопроизводства (ст. 14 УПК РФ).

———————————

<19> См.: Бабаев В.К. Презумпции в российском праве и юридической практике. Проблемы юридической техники: Сб. ст. / Под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 2000. С. 327.

<20> См.: Каминская В.И. Учение о правовых презумпциях в уголовном процессе. М.; Л., 1948. С. 96.

Действительно, далеко не все правовые презумпции обладают высокой степенью вероятности и подтверждаются практикой. Ученые обоснованно отмечают в литературе, что презумпция добросовестности и разумности поведения участников гражданских правоотношений также не во все времена и не во всяком обществе обладала высокой степенью вероятности. Наглядным подтверждением может служить период первоначального накопления капитала и обман миллионов вкладчиков в 90-х годах в России <21>.

———————————

<21> См.: Щекин Д.М. Юридические презумпции в налоговом праве. М., 2002. С. 17.

Важным средством преодоления подобной ущербности законодательства выделяется системное научное прогнозирование как его развития, так и эффективности применения правовых презумпций. Советская, а затем и российская юридическая наука проводила исследования и юридического прогнозирования в целом, и прогнозирования эффективности правовых актов. Этим проблемам посвящены работы крупных правоведов (В.П. Казимирчук, В.Н. Кудрявцев, В.И. Никитинский, И.С. Самощенко, М.Д. Шаргородский, В.В. Глазырин, Т.Г. Морщакова, Е.А. Павлодский, В.М. Сырых, О.А. Гаврилов и других) <22>.

———————————

<22> См.: Казимирчук В.П. Право и методы его изучения. М., 1965; Казимирчук В.П. Социологические исследования в праве: проблемы и перспективы // Советское государство и право. 1967. N 10; Самощенко И.С., Никитинский В.И. О результатах действия норм права // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 20. М., 1970; Самощенко И.С., Никитинский В.И., Венгеров А.Б. Об основах методологии и методики изучения эффективности действия правовых норм // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 25. М., 1971; Шаргородский М.Д. Прогноз и правовая наука // Правоведение. 1971. N 1; Кудрявцев В.Н. Понятие и классификация условий эффективного действия правовых норм // Эффективность правовых норм. М., 1980; Глазырин В.В., Лапаева В.В., Морщакова Т.Г., Павлодский Е.А., Сырых В.М., Чеснокова М.Д., Яни С.А. Методология и методика прогнозирования эффективности действия правовых норм. М., 1986 (депонировано в ИНИОН АН СССР, N 25756); Сырых В.М. Прогнозирование эффективности норм права на стадии их разработки // Труды ВНИИСЗ. Вып. 36. М., 1987; Глазырин В.В. Прогнозирование эффективности правовых норм: возможный подход // Труды ВНИИСЗ. Вып. 41. М., 1988; Павлодский Е.А. Опыт прогнозирования эффективности правового акта с помощью экспертных оценок // Труды ВНИИСЗ. Вып. 41. М., 1988; Гаврилов О.А. Стратегия правотворчества и социальное прогнозирование. М., 1993; Кудрявцев В.Н., Казимирчук В.П. Современная социология права. М., 1995; Социология права: Учебник / Под ред. В.М. Сырых. М., 2004 и др.

К сожалению, многие научные разработки в этой сфере оказались невостребованными практикой современного законотворчества. Причина этого видится в недоведении вышеупомянутых исследований до стадии практических рекомендаций, когда выполнение стало бы обязательным элементом процесса правотворчества, для чего необходимо директивное закрепление системы правил научного прогнозирования при разработке как перспективных планов развития законодательства, так и проектов конкретных нормативных правовых актов в целом и содержащих правовые презумпции в частности. В идеале введение в правовое поле любого правового предположения должно сопровождаться материалами прогнозирования, проведенного по установленным нормативам объективными исследователями. Наличие научного прогноза позволит преодолеть субъективизм, даст возможность законодателю оценить весь комплекс последствий принятия нормы права, содержащей правовую презумпцию, снизит негативные последствия от неудачных законодательных решений.

В этой связи Н.С. Каранина предлагает при исследовании эффективности правовых презумпций использовать метод математического моделирования <23>. В обоснование предлагаемого метода она отмечает необходимость формулирования критерии эффективности с целью дать в руки исследователя шкалу, «накладывая» на которую значения результата действия презумпции можно получить количественные значения эффективности <24>.

———————————

<23> См.: Каранина Н.С. Правовые презумпции в теории права и российском законодательстве: Дис. канд. юрид. наук. М., 2006. С. 126 — 127.

<24> См.: Там же. С. 128.

Кроме этого, прогнозирование должно опираться на мониторинг уже действующих правовых презумпций, необходимый для сохранения оправдавших себя на практике правовых конструкций. Одновременно он служит важнейшим определителем сфер правового регулирования, требующих нового правового решения. Мониторинг вскрывает недостатки, прогноз предлагает пути их устранения.

Представляется, что прогноз эффективности правовых презумпций должен соответствовать следующим требованиям, а именно: прогнозирования возможных вариантов развития правовой презумпции с целью определения наиболее оптимального решения; расчета позитивных и негативных последствий принятия правового предположения и решения, опирающегося на фактические и эмпирические данные проблемы по каждому из возможных вариантов; учета негативных моментов правового регулирования, связанных с прогнозированием отрицательных последствий воздействия презумпции на регулируемые общественные отношения; привлечения независимых экспертов для объективной оценки его результатов; изучения общественного мнения с целью приведения правовой презумпции в соответствие с интересами широких слоев населения и оптимизации процесса правового регулирования жизненно важных областей экономики и политики; проверки предлагаемого законодательного решения на коррупциогенность, т.е. на полноту регулирования с целью недопущения пробелов в законе, служащих причиной злоупотреблений со стороны правоприменителей.

Перечисленные выше позиции следует признать обязательными правилами при составлении прогноза эффективности правовой презумпции. Вместе с тем в зависимости от характера и объема правовой презумпции возможно использовать и факультативные правила. Если предмет прогнозирования имеет развитое правовое регулирование за рубежом, то следует применять методы сравнительного правоведения; при прогнозировании законодательства, касающегося хозяйственно-экономических отношений либо связанного со значительным вмешательством в сферу социальных отношений, надлежит использовать математическое моделирование, статистические приемы и т.д.

Бесспорно, введение прогнозирования в качестве обязательного элемента законотворчества связано с некоторым замедлением и с неизбежным удорожанием процесса принятия норм права. Однако опыт применения поспешно принятых правовых презумпций, приводивших к большим общественным и экономическим потерям, свидетельствует о том, что экономия на прогнозировании приводит к многократно большим убыткам. Мы считаем необходимым принятие федерального закона, который утвердит юридическое прогнозирование в качестве обязательного элемента законотворчества, т.е. превращение юридического прогнозирования в вид государственной деятельности.

Практическая значимость работы в обозначенном направлении обусловлена прежде всего обеспечением эффективности законодательства, является одним из приоритетных направлений деятельности органов власти различного уровня, научных учреждений и организаций, залогом обеспечения правопорядка и соблюдения законности в нашей стране.

Достаточный уровень эффективности правовых презумпций во многом может быть достигнут при помощи грамотного правового прогнозирования. Эффективность правовой презумпции предполагает оценку его качества прежде всего с точки зрения того, достигнута ли поставленная цель правового регулирования, хорошо ли она сбалансирована с системой действующего законодательства, насколько благоприятны возможные или уже наступившие социально-экономические и иные последствия введения ее в действие.

Разработка рекомендаций по прогнозированию эффективности применения правовых презумпций поможет открыть новые пути развития законодательства и правовой системы Российского государства.