Отказ страхователя от прав на застрахованное имущество (абандон) в морском страховании

04-03-19 admin 0 comment

Афанасьев С.Н.
Электронный ресурс, 2010.


Статья посвящена анализу теоретических и практических вопросов одного из традиционных институтов морского страхования — абандона. Автор формулирует ряд предложений по совершенствованию действующего законодательства об отказе страхователя от прав на застрахованное имущество в морском страховании.

Ключевые слова: страхование, морское страхование, абандон, дереликция.

The article deals with the analysis of theoretical and practice issues of one of traditional institutes of maritime insurance — abandon. The author formulates a number of proposals aimed at improvement of the current legislation on refusal of insurant from the rights to the insured property in maritime insurance.

Key words: insurance, maritime insurance, abandon, dereliction.

Торговое мореплавание с давних пор играет важную роль в деле развития и укрепления хозяйственных отношений между государствами. Морская торговля прошла путь от примитивной формы мены товара на товар до современного этапа развитых товарно-денежных отношений. Однако серьезным препятствием для любого морского предприятия может стать сама морская стихия: посадка на мель, стихийное бедствие, нападение пиратов — любое из этих событий приводит к неблагоприятным экономическим последствиям для торговцев. Поэтому озабоченность человечества по предотвращению или минимизации негативных последствий различных событий вполне объяснима — зачастую люди лишены возможности оказывать какое-либо воздействие на сами события. Одним из инструментов, который может обезопасить человека от вредоносных последствий всякого рода неожиданностей или свести к минимуму такие последствия, является страхование.

Как отмечал еще Г.Ф. Шершеневич, «впервые идея страхования находит себе применение в области морской торговли. Это вполне понятно, если представить себе те опасности, которыми угрожало море единственной крупной торговле Средних веков» <1>. Специфика морских предприятий способствовала формированию ряда особенных институтов в морском страховании. Одним из таких традиционных институтов является абандон, теоретические и практические вопросы правовой регламентации которого и являются объектом настоящего исследования.

———————————

<1> Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. II: Товар. Торговые сделки // CD-ROM «Классика российской цивилистики» // СПС «КонсультантПлюс», 2005.

Термином «абандон» обозначают отказ страхователя от своих прав на застрахованное имущество в пользу страховщика для получения всей страховой суммы. Легальное определение абандона приводится в ст. 278 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации (далее — КТМ, КТМ РФ).

Правовой и экономический смысл абандона заключается в возможности отказа страхователя от своих прав на застрахованное судно и/или перевозимый этим судном груз с целью получения от страховщика всей страховой суммы.

Обращаясь к истории вопроса, следует отметить, что первое упоминание об абандоне относится к XV в. А. Вицын, исследуя правовой режим абандона в морском страховании применимо к иностранным законодательствам, писал: «Сначала, и именно уже в XV ст., оно (право абандона. — Авт.) было предоставляемо страхователю только по особому условию полиса и только, кажется, для случая безвестной пропажи корабля» <2>.

———————————

<2> Вицын А. Договор морского страхования по русскому праву. СПб., 1865. С. 112.

Что касается законодательной практики нашего государства, то дореволюционное гражданское право вообще не признавало за страхователем право абандона (даже «по особому условию полиса»). Так, ст. 587 Устава торгового, вошедшего в Свод законов Российской империи (вступил в силу с 1 января 1835 г.), установила, что в случае крушения корабля или гибели груза «страховщику предоставляется на волю: или взяв спасенное, уплатить страховые деньги страхователю, или, предоставя ему спасенное, заплатить только за убытки, причиненные крушением или гибелью. В первом случае все, что спасено после крушения или гибели застрахованных корабля или товара, принадлежит страховщику, который при этом платит издержки по принятию, перевозу, сбережению, хранению и продаже спасенного. Во втором случае страхователь обязан по возможности стараться о сохранении в целостности спасенных предметов и вообще действовать, как следует хорошему хозяину. По этой причине ему не дозволяется ставить в счет страховщику какой-либо комиссии за свои труды по сохранению и продаже товара или груза» <3>. Таким образом, целью Торгового устава в части крушения корабля или гибели груза являлось обеспечение страховщику возможности уменьшения по его воле неблагоприятных для него последствий морского происшествия.

———————————

<3> CD-ROM «Свод законов Российской империи» // СПС «КонсультантПлюс», 2008.

Подтверждением нашего тезиса может служить также следующая цитата из сочинения А. Вицына: «…входить в ближайшее рассмотрение всех этих условий (условий и порядка абандонирования застрахованного имущества. — Авт.) нам нет надобности, так как они не имеют значения для нашего юридического быта» <4>.

———————————

<4> Вицын А. Указ. соч. С. 114.

Анализируя отечественное законодательство, необходимо отметить тот факт, что термин «абандон» появляется лишь в Кодексе торгового мореплавания СССР 1929 г. <5>. В дальнейшем право страхователя на абандон было закреплено и в ст. 226 Кодекса торгового мореплавания СССР 1968 г. <6> (далее — КТМ СССР). Пункт 2 ст. 108 Основ гражданского законодательства СССР 1991 г. <7> (далее — Основы ГЗ) практически дублировал норму ст. 226 КТМ СССР. Однако в Основах ГЗ необходимым условием для применения страхователем права абандона было существование такого права согласно законодательству или договору. Expressis verbis данное право было предусмотрено только в КТМ СССР. Таким образом, для возможности применения п. 2 ст. 108 Основ ГЗ, в заключавшихся в тот период времени договорах имущественного страхования (за исключением договоров морского страхования), должна была содержаться специальная оговорка о праве страхователя на абандон. В КТМ СССР такой ссылки на закон или договор, как в Основах ГЗ, не было, поэтому отказ страхователя от прав на застрахованное имущество в морском страховании мог применяться независимо от наличия или отсутствия такого договорного условия <8>.

———————————

<5> См.: Кодекс торгового мореплавания СССР от 14 июня 1929 г. // СЗ СССР. 1929. N 41. Ст. 366.

<6> См.: Кодекс торгового мореплавания СССР от 17 сентября 1968 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1968. N 39. Ст. 351.

<7> См.: Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. N 2211-1 // Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. N 26. Ст. 733.

<8> См.: Чебунин А.В. Абандон в теории и практике страхования // Сибирский юридический вестник. 2003. N 1. URL: http:// law.edu.ru/ doc/ document.asp?docID=1125016.

Содержание договора морского страхования в российской правоприменительной практике раскрывает глава XV КТМ РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 278 КТМ, если имущество застраховано от гибели, страхователь может заявить страховщику абандон и получить всю страховую сумму в случае: 1) пропажи судна без вести; 2) уничтожения судна и (или) груза; 3) экономической нецелесообразности восстановления или ремонта судна; 4) экономической нецелесообразности устранения повреждений судна или доставки груза в порт назначения; 5) захвата судна или груза, застрахованных от такой опасности, если захват длится более чем шесть месяцев.

Как следует из буквального смысла п. 1 ст. 278 КТМ, право на абандон является субъективным правом страхователя. Кроме того, если судно потерпело крушение или пропало без вести, то страховщик должен будет выплатить страхователю сумму, равную стоимости застрахованного имущества. Из этого можно было бы заключить, что абандон в случае, например, гибели судна можно и не заявлять, однако подобное допущение представляется ошибочным. Ведь пропавшее без вести судно может быть обнаружено, а конструктивно погибшее судно может представлять определенную ценность. В случае если бы страхователь не заявлял абандон, а просто при наличии любого из обстоятельств, указанных в ст. 278 КТМ, получал всю страховую сумму, да еще и, например, при обнаружении пропавшего судна по-прежнему оставался бы собственником такого имущества, то это нарушало бы компенсационный принцип страхования. Таким образом, логичен вывод, что условием получения полной страховой суммы (в рамках ст. 278 КТМ) должен являться переход прав на застрахованное имущество к страховщику.

Судебная практика некоторое время исходила из того, что для получения полной страховой суммы достаточно было доказать лишь сам факт обстоятельств, перечисленных в п. 1 ст. 278 КТМ. Первое решение, в котором было отражена позиция, что заявление об абандоне является непременным условием получения всей страховой суммы, было вынесено Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа по иску ООО «Нева-Хаген» к ОСАО «Ингосстрах» и ООО «Юридическая фирма «Ремеди» о взыскании страхового возмещения. В своем решении суд указал, что, согласно п. 1 ст. 278 КТМ, если имущество застраховано от гибели, страхователь может получить всю страховую сумму в случае полной конструктивной гибели судна, только если заявит страховщику об отказе от своих прав на застрахованное имущество (абандон). Истец заявил требование о выплате страховой суммы в полном объеме на основании ст. 278 КТМ, однако документы, свидетельствующие о направлении страховщику заявления об абандоне, в материалах дела отсутствовали. Следовательно, оснований для взыскания всей страховой суммы лишь в связи с конструктивной гибелью судна нет, т.е. страхователь может требовать возмещения убытков на общих основаниях <9>.

———————————

<9> См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа по делу N А56-23778/04 от 4 мая 2005 г. // СПС «КонсультантПлюс».

В этой связи представляется целесообразным дополнить ст. 278 КТМ следующей клаузулой: «Заявление об абандоне страховщику является обязательным условием получения страхователем всей страховой суммы при наступлении любого из обстоятельств, указанных в пункте 1 настоящей статьи».

Логичен также и вопрос о характере переходящих к страховщику прав на застрахованное имущество при абандоне и моменте перехода таких прав.

Как следует из ст. 278 КТМ, правом абандона обладает страхователь или выгодоприобретатель, т.е. лицо, имеющее основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества (п. 1 ст. 930 ГК РФ). Вообще, страховой интерес может быть основан на отношениях собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления, обязательствах аренды, найма, ссуды, залога, отношениях из причинения вреда, на отношениях по осуществлению предпринимательской деятельности, а также на защите наиболее ценных нематериальных благ — жизни и здоровья. Как известно, страховщиком может быть юридическое лицо, получившее лицензию на осуществление страховой деятельности. Законодатель четко определил те виды деятельности, которые страховщики вправе осуществлять: основное страхование, перестрахование и взаимное страхование. Таким образом, страховые компании — это юридические лица со специальной правоспособностью, а значит, к страховщикам при абандоне не может перейти большая часть прав, указанных выше. Следовательно, что к ним может перейти лишь право собственности на абандонированное судно или груз, а правом абандона обладает не любой страхователь, а соответственно только собственник судна или груза.

Что касается момента перехода права собственности на застрахованное имущество от страхователя к страховщику, то здесь следует отметить, что в соответствии с п. 1 ст. 130 ГК РФ морское судно относится к недвижимому имуществу, подлежащему регистрации, поэтому право собственности на морское судно регистрируется в Государственном судовом реестре, а страховщик приобретает право собственности на судно с момента такой регистрации (п. 2 ст. 223 ГК). Юридическим фактом, влекущим переход права собственности на движимую вещь (груз), будет, представляется, передача документов на груз (п. 3 ст. 224 ГК).

Поскольку под абандоном понимается отказ страхователя от застрахованного имущества, а ст. 236 ГК РФ предусматривает право гражданина (юридического лица) отказаться от права собственности на принадлежащее ему имущество, то вполне уместно провести сравнительный анализ данных институтов.

Институт отказа от права собственности был известен еще римскому праву. Так, одной из причин утраты права собственности называлась derelictio, т.е. вследствие того, что субъект собственности отказывается от вещи без принуждения, вещь делается res nullius («ничья вещь») <10>.

———————————

<10> См.: Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. М., 1996. С. 258.

Сходство абандона и дереликции заключается в том, что они являются односторонними сделками собственника, которые ведут к передаче имущества, находящегося в собственности.

Теперь о различиях. Как известно, отказ от права собственности (в порядке ст. 236 ГК РФ) не влечет прекращения права на вещь и связанных с правом собственности обременений и обязанностей, пока иное лицо не станет собственником вещи. Что касается абандона, то, как следует из ст. 278 КТМ, заявления об абандоне достаточно для перехода права собственности на застрахованное имущество к страховщику.

Отказ от права собственности может носить как безадресный, так и адресный характер. Безадресный отказ от права собственности (например, выбрасывание вещи) как проявленное вовне намерение собственника отказаться от своего права само по себе, в смысле юридической значимости, — достаточно «слабое» действие <11>. Собственник легко может от такого своего намерения отказаться. При безадресном отказе для перехода права собственности необходимо правомерное действие другого лица (например, находка). Адресный отказ следует рассматривать не только как намерение собственника прекратить гражданские права и обязанности, но и как намерение передать право собственности конкретному лицу, поэтому при таком отказе от права собственности имеет значение как воля отказывающегося лица, так и воля лица, в пользу которого состоялся отказ. В связи с тем что при адресном отказе от права собственности необходимо волеизъявление двух сторон, то в данном случае речь идет не о чем ином, как о гражданско-правовом договоре, направленном на переход права собственности. Абандон следует рассматривать как адресный отказ, но в отличие от адресного отказа от права собственности (ст. 236 ГК РФ) при абандоне волеизъявление страховщика не учитывается, т.е. он обязан принять застрахованное имущество.

———————————

<11> См.: Чебунин А.В. Указ. соч.

Проведенное нами сравнение абандона и дереликции (ст. 236 ГК РФ) свидетельствует о наличии качественной разницы между этими гражданско-правовыми институтами.

В страховой практике нередко встречаются случаи страхования имущества не в полной стоимости. Каковы же последствия заявления об абандоне в этом случае? В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 278 КТМ при страховании имущества не в полной стоимости к страховщику переходят права на долю застрахованного имущества пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости. Возникает вопрос: как выделить в натуре долю, переходящую к страховщику при абандоне? Полагаем, что законодатель при формулировании этой нормы подразумевал переход к страховщику права собственности не на долю застрахованного имущества, а на долю в праве общей долевой собственности на это имущество. Такая позиция вполне обоснованна, поскольку в рассматриваемом случае объект права собственности един для всех участников и все они должны находиться к нему в одинаковом отношении. Такое возможно лишь при отношениях общей долевой собственности, в которой, как известно, доля в праве выражает определенные юридические возможности. Другими словами, доля, принадлежащая каждому из участников долевой собственности, выступает не как часть вещи и не как право на часть вещи, а как часть права на всю вещь как единое целое.

Таким образом, в случае абандона застрахованного не в полной стоимости имущества к страховщику должна переходить доля в праве общей долевой собственности на это имущество.

С учетом изложенного выше абз. 2 п. 1 ст. 278 КТМ следовало бы изложить в следующей редакции: «В указанных случаях к страховщику переходят:

при страховании имущества в полной стоимости — право собственности на застрахованное имущество;

при страховании имущества не в полной стоимости — доля в праве общей долевой собственности на застрахованное имущество, пропорциональная отношению страховой суммы к страховой стоимости».

Право страхователя на отказ от застрахованного имущества реализуется посредством соответствующего заявления страховщику. Заявление об абандоне должно быть бесповоротным: будучи сделано, оно не может быть аннулировано страхователем. Однако ст. 280 КТМ предусматривает право страховщика аннулировать абандон, т.е. требовать, чтобы страхователь, оставив за собой абандонированное ранее имущество, возвратил страховое возмещение за вычетом той части, которая соответствует реальному ущербу, причиненному страхователю, в случае, если судно окажется непогибшим (т.е. ст. 280 КТМ применяется лишь к случаям пропажи судна без вести). Поэтому абандон по действующему российскому законодательству следует рассматривать как сделку, совершаемую под отменительным условием. Поскольку право аннулировать абандон является субъективным правом страховщика, то волеизъявление последнего является обязательным условием запуска механизма обратного перехода права собственности на застрахованное имущество. Для аннулирования абандона (на основании ст. 280 КТМ) согласия страхователя не требуется, т.е. аннулирование абандона страховщиком является односторонней сделкой, при которой юридически должен происходить именно обратный переход права собственности на застрахованное имущество. Однако из содержания ст. 280 КТМ можно сделать вывод, что застрахованное имущество так и не выходило из распоряжения страхователя. Такой вывод из текста ст. 280 КТМ очевиден, но не логичен. Ведь абандон — это односторонняя сделка, т.е. для перехода права собственности на застрахованное имущество достаточно лишь волеизъявления (заявления) страхователя. Толкуя системно ст. 278 и 280 КТМ, можно выстроить цепочку последовательных фактов: страхователь заявляет абандон — право собственности на застрахованное имущество переходит к страховщику, выплатившему всю страховую сумму, — судно оказывается непогибшим — страховщик может аннулировать абандон, направив страхователю специальное уведомление, — право собственности на застрахованное имущество переходит к страхователю, который возвращает страховщику страховое возмещение за вычетом той части, которая соответствует реальному ущербу, причиненному страхователю.

Учитывая изложенное, с целью уточнения ст. 280 КТМ, предлагаем изложить ее в следующей редакции: «В случае если по получении страхового возмещения судно окажется непогибшим, страховщик может требовать, чтобы страхователь возвратил страховое возмещение за вычетом той части страхового возмещения, которая соответствует реальному ущербу, причиненному страхователю. При этом происходит обратный переход права собственности на застрахованное имущество к страхователю».

Подводя итог, следует указать на то, что в доктрине страхового права продолжительное время ведется дискуссия о целесообразности императивного характера норм об абандоне в части бесспорности перехода права собственности на застрахованное имущество к страховщику при абандоне. Аннулирование абандона в рамках ст. 280 КТМ на сегодняшний день, к сожалению, — единственное разумное основание для прекращения права собственности страховщика на застрахованное имущество. Однако и это основание имеет место быть лишь при пропаже судна без вести. Таким образом, переход права собственности на застрахованное имущество к страховщику при абандоне рассматривается как данность.

По всей видимости, законодатель императивно сформулировал эти нормы, чтобы защитить слабую сторону в отношениях по договору морского страхования — страхователя. Полагаем, что страхователь не должен находиться в более выгодных условиях, чем страховщик. Стороны договора морского страхования имманентно равны, поскольку морское страхование — это сфера истинно гражданско-правовых отношений, т.е. отношений, в которых должны соблюдаться все принципы гражданского законодательства, а дискуссии о наличии слабой или сильной стороны в отношениях по морскому страхованию просто разлагают их гражданско-правовую природу.

На наш взгляд, единственным решением этой проблемы является установление диспозитивности норм об абандоне. То есть стороны должны иметь право заключить договор на условиях, удовлетворяющих интересам каждой, например заявление абандона увеличивает страховую премию; право страховщика отказаться от принятия застрахованного имущества на определенных условиях и т.д.