Организационная деятельность командования воинских частей по исполнению уголовного наказания в виде ограничения по военной службе

04-03-19 admin 0 comment

Воробьев А.Г.
Право в Вооруженных Силах, 2010.


Непосредственное исполнение уголовного наказания в виде ограничения по военной службе в соответствии с ч. 1 ст. 143 УИК РФ начинается с издания командованием воинской части, в которой проходит военную службу осужденный военнослужащий, приказа, объявляющего, на каком основании и в течение какого срока осужденный военнослужащий не представляется к повышению в должности и присвоению воинского звания, какой срок ему не засчитывается в срок выслуги лет для присвоения очередного воинского звания, в каком размере должны производиться, согласно приговору суда, удержания в соответствующий бюджет из денежного содержания осужденного военнослужащего в период отбывания им ограничения по военной службе.

Норма ч. 1 ст. 143 УИК РФ является довольно необычной, так как исполнение других уголовных наказаний в отношении осужденных военнослужащих, таких как содержание в дисциплинарной воинской части и арест, не требует от командования как органа, исполняющего уголовное наказание, издания подобного приказа.

Понимание мотивов законодателя, определившего содержание указанного приказа, представляет определенную сложность, так как цели данного положения закона не установлены. При этом размер удержаний из денежного довольствия осужденного военнослужащего определяется в приговоре суда, а, например, схожий расчет календарного срока исполнения уголовных наказаний органами Федеральной службы исполнения наказаний производится на основании учетной карточки и личного дела осужденного, а не на основании акта применения права — приказа. Обвинительный же приговор суда имеет силу закона и действует напрямую, не требуя подтверждения со стороны исполняющего назначенное наказание органа.

Проведенный автором анализ ряда уголовных дел, по которым осужденные военнослужащие приговаривались к ограничению по военной службе, показывает, что расплывчатость закона в этой части сказывается и на уголовно-исполнительной практике командования. Содержание изданных приказов об исполнении ограничения по военной службе различается полярно. Основными недостатками являются следующие: по приказу удержания производятся не из денежного довольствия осужденного военнослужащего, как это установлено уголовным законом, а из денежного содержания, т.е. командованием самовольно занижается объем денежных выплат, с которых должны производиться удержания; некоторыми командирами не устанавливается календарный срок исполнения наказания; не полностью объявляется содержание наказания в виде ограничения по военной службе, т.е. игнорируется то, что военнослужащий не может быть повышен в должности и воинском звании, а даются только указания помощнику командира по финансово-экономической работе о производстве удержаний; доводится приказ не до всего личного состава части, а до «лиц в части их касающейся» либо только до офицерского состава части. Сами приказы также носят разные названия: «Об исполнении приговора…», «Об осуждении…» и даже только «Об удержании из денежного довольствия осужденного…».

Другие командиры, которых, к сожалению, явное меньшинство, ясно и последовательно организуют исполнение назначенного судом наказания и, указывая в приказе календарный срок исполнения наказания и полностью раскрывая содержание ограничения по военной службе, дают указания начальнику кадрового органа по реализации запрета на повышение в воинском звании и повышение в должности осужденного военнослужащего, а начальнику финансового органа — на производство удержаний в определенном судом размере, и даже сверх этого — назначают ответственное за соблюдение осужденным военнослужащим регламента служебного времени должностное лицо части, а контроль за соблюдением всего приказа возлагают на начальника штаба части.

Все это свидетельствует об отсутствии у командования воинских частей, исполняющих ограничение по военной службе, четкого понимания того, для чего издается данный приказ и какие задачи он призван решить.

Однако прежде чем перейти к исследованию содержания приказа, представляется необходимым ответить на следующий вопрос: а кому, собственно, адресовано это основанное на единоначалии, обязательное для исполнения и выраженное в строгом соответствии с законом письменное повеление органа военного управления?

Уголовно-исполнительные правоотношения, возникающие в процессе исполнения ограничения по военной службе, предполагают наличие реализующих свои права и обязанности субъектов — государства в лице органа, уполномоченного на исполнение уголовного наказания, и осужденного военнослужащего. Содержание приказа об исполнении наказания не может быть направлено осужденному военнослужащему, так как он в отношении самого себя наказание исполнять не может. На личный состав воинской части после получения информации об осуждении также никаких обязанностей не возлагается. Не всегда в компетенцию командира воинской части, исполняющего ограничение по военной службе, входит право на повышение военнослужащего в должности и воинском звании, так как это может относиться к прерогативе вышестоящего командования. Но приказ об исполнении ограничения по военной службе не может быть адресован и вышестоящему командованию, так как это превышает полномочия исполняющего наказание командира. Тогда получается, что командир воинской части издает приказ для самого себя. Такая логика и приводит к тому, что приказ об исполнении ограничения по военной службе издается формально, только для того, чтобы отправить его в суд, вынесший приговор, и забыть о его исполнении.

Объем обязанностей командира воинской части, несущего персональную ответственность перед государством за все стороны жизни и деятельности воинской части, подразделения и каждого военнослужащего, огромен. Поэтому никто не требует от командира личного исполнения уголовного наказания в виде ограничения по военной службе, но никто и не снимает с него ответственности за организацию его исполнения. Ввиду этого участниками уголовно-исполнительных отношений при исполнении ограничения по военной службе выступают в пределах компетенции должностные лица кадрового органа, обеспечивающие организацию назначения на воинские должности и присвоение воинских званий военнослужащим, и должностные лица финансового органа, производящие выплату денежного довольствия.

Именно названным лицам и должно быть адресовано властное повеление командира. Для этого законодателем и указывается только минимальное и необходимое содержание приказа об исполнении наказания, а задачей же командира выступает дальнейшее уточнение вынесенного приговора в части перевода срока исполнения наказания, изложенного в приговоре суда в виде количества лет и месяцев, в календарный срок, началом которого является вступление приговора в законную силу, в целях координации действий и недопущения каких-либо неясностей у должностных лиц кадрового и финансового органов по срокам и порядку исполнения уголовного наказания, а также назначение конкретных должностных лиц указанных органов с определением порядка реализации запретов на повышение в должности, воинском звании и незачета срока наказания в срок присвоения очередного воинского звания и производства удержаний, с возложением на них ответственности за правильность совершаемых действий.

Таким образом, издаваемый командиром воинской части приказ в отношении осужденного к ограничению по военной службе военнослужащего выполняет важную функцию обеспечения организации исполнения назначенного уголовного наказания. Однако значение данного приказа этим не исчерпывается.

Обязательным элементом порядка реализации прав военнослужащего на назначение на высшую должность и присвоение очередного воинского звания выступает соответствующая кадровая работа.

Так, на военнослужащего Вооруженных Сил Российской Федерации, представляемого к назначению на воинскую должность, в случае его соответствия требованиям, предъявляемым к данной воинской должности, согласно Приказу Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2002 г. N 350 оформляется представление, которое подписывается непосредственными (прямыми) командирами (начальниками) от командира полка, отдельного батальона, им равных и выше и направляется по команде через кадровые органы для принятия решения соответствующими должностными лицами. Вместе с представлением направляются копия аттестационного листа, личное дело и другие документы, в случае назначения на высшую воинскую должность — рапорт военнослужащего о согласии с назначением.

Очередное воинское звание присваивается военнослужащему соответствующими должностными лицами Вооруженных Сил Российской Федерации в порядке, определенном ст. 47 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» и разд. V Положения о порядке прохождения военной службы, в пределах полномочий, установленных Приказом Министра обороны Российской Федерации 2004 г. N 410, в день истечения срока его военной службы в предыдущем воинском звании, если он занимает воинскую должность, для которой штатом предусмотрено воинское звание, равное или более высокое, чем воинское звание, присваиваемое военнослужащему.

Для присвоения военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, очередного воинского звания на него оформляется представление. Как и при оформлении представления на назначение на вышестоящую воинскую должность, в представление о присвоении очередного воинского звания фактические данные вносятся на основании личного дела — основного документа персонального учета военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, состоящего из послужного списка, автобиографии, фотографической карточки, аттестационных и дополнительных материалов. В раздел «Дополнительные материалы» во все экземпляры личного дела в обязательном порядке подшиваются касающиеся данного военнослужащего судебные решения.

Нормативно закрепленных положений об указании сведений о судимости в кадровых документах, оформляемых при назначении военнослужащего на высшую воинскую должность и присвоении ему очередного воинского звания, не существует. Единственным документом, содержащим в себе информацию, препятствующую назначению осужденного военнослужащего на высшую воинскую должность и присвоению ему очередного воинского звания, может являться только приговор суда в личном деле военнослужащего. Но конкретных указаний о его обязательном приобщении к материалам личного дела в ведомственных нормативных актах также нет. Не ясно и то, сколько приговор суда может храниться в личном деле: только ли в период исполнения уголовного наказания, или до снятия или погашения судимости, или позже — уже в качестве характеризующего личность военнослужащего материала.

Соответственно кадровый учет по одному документу, находящемуся в дополнительных материалах личного дела военнослужащего, не может обеспечить надлежащий уровень обеспечения реализации карательных запретов ограничения по военной службе.

Для ликвидации пробела в законодательстве целесообразно было бы пойти двумя путями: первый путь — нормативно урегулировать уголовно-исполнительные действия командования в данной части и определить порядок кадровой работы с военнослужащими, осужденными к ограничению по военной службе; второй путь — это применение находящихся в распоряжении командования способов контроля и учета уже в настоящее время с последующим нормативным закреплением наиболее эффективных из них.

Внесение некоторых несущественных изменений и дополнений в действующие акты Министерства обороны Российской Федерации уже позволило бы организовывать исполнение ограничения по военной службе в строгом соответствии с требованиями уголовно-исполнительного закона.

При осуществлении деятельности по представлению военнослужащих к присвоению воинских званий на кадровые органы возлагается составление и ведение контрольных списков военных кадров для присвоения очередных воинских званий. В конце контрольного списка составляется раздел, в который вносятся офицеры, у которых истекает (или уже истек) срок выслуги в очередном воинском звании, но штатная категория не позволяет присвоить им очередное звание. Было бы обоснованным внесение изменений в нормативные ведомственные акты о включении в указанный раздел сведений о военнослужащих, которым не может быть присвоено очередное воинское звание в связи с осуждением к ограничению по военной службе.

Однако и этого явно недостаточно, так как, например, в соответствии с п. 6 ст. 26 Положения о порядке прохождения военной службы при назначении военнослужащего на высшую воинскую должность, присвоении воинского звания досрочно или на одну ступень выше занимаемой воинской должности аттестационный лист на такого военнослужащего не составляется, а аттестационная комиссия, осуществляющая подбор военнослужащих для назначения на воинские должности и присвоения им воинских званий, рассматривает только представления соответствующего командира (начальника). Ввиду этого при отсутствии необходимых кадровых документов создаются такие условия, при которых аттестационная комиссия или сам командир (начальник) могут неумышленно нарушить запреты ограничения по военной службе и назначить осужденного военнослужащего на высшую воинскую должность или присвоить ему очередное воинское звание.

Для минимизации указанных выше негативных последствий целесообразно было бы также распространить действие п. 103 Правил отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими, устанавливающего порядок контроля за условно осужденными военнослужащими, и на военнослужащих, осужденных к ограничению по военной службе. Данные изменения нормативно бы закрепили обязательность хранения копий приговоров на осужденных военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, в штабе воинской части вместе с их личными делами. Ведение на осужденного к ограничению по военной службе военнослужащего контрольной карточки по образцу контрольной карточки на условно осужденного военнослужащего с указанием даты и суммы произведенных денежных удержаний, а также приобщение к ней материалов с уголовно-исполнительной характеристикой осужденного позволили бы не только осуществлять соответствующий контроль за поведением осужденного командованием, но и упорядочить кадровый учет отбывающих уголовное наказание военнослужащих по образцу оперативного учета, ведущегося службой судебных приставов в отношении осужденных к исправительным работам <1>.

———————————

<1> См.: Инструкция по организации исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера без изоляции от общества, утв. Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 20 мая 2009 г. N 142.

Положительным примером может служить предусмотренное во внутренних войсках МВД России ведение журнала персонального учета сведений о прохождении военной службы военнослужащими войсковой части (учреждения), осужденными к уголовным наказаниям, не связанным с лишением свободы, и контрольной карточки условно осужденного, отражающее процесс исправления осужденного военнослужащего <2>.

———————————

<2> Приложения 1 и 4 к Методическим рекомендациям по взаимодействию органов военной прокуратуры и командования соединений и воинских частей внутренних войск МВД России при подготовке представлений об отмене условного осуждения и исполнении наказания либо о продлении испытательного срока условно осужденным военнослужащим, не вставшим на путь исправления (М., 2006).

В отсутствие нормативного закрепления указанных положений представляется, что в такой ситуации основная задача в регулировании данного вопроса возлагается на приказ командира об исполнении наказания, т.е. приказ выступает еще и основным элементом механизма реализации ограничения по военной службе. В своем приказе командир, не выходя за пределы предоставленной ему распорядительной власти в отношении подчиненных военнослужащих, может дополнительно установить порядок действий подчиненных должностных лиц по исполнению наказания, соответствующие виды контроля, а также перечень подлежащих применению средств исправления осужденного.

Еще одним неисследованным вопросом является правовое основание для перемещения осужденного к ограничению по военной службе военнослужащего в соответствии с ч. 2 ст. 145 УИК РФ на другую должность как в пределах воинской части, так и в связи с переводом в другую часть или местность в случае, если с учетом характера совершенного преступления и иных обстоятельств осужденный военнослужащий не может быть оставлен в должности, связанной с руководством подчиненными.

Автор разделяет позицию Я.В. Лобова о том, что положения ч. 2 ст. 145 УИК РФ ввиду своей неправомерности подлежат исключению из уголовно-исполнительного законодательства, так как фактически предоставляют командованию право применять к осужденному военнослужащему меры, идентичные по содержанию другому уголовному наказанию — лишению права занимать определенные должности, на срок, который, в отличие от данного уголовного наказания, нигде не установлен и не определен <3>. Но пока ч. 2 ст. 145 УИК РФ действует, а следовательно, может быть применена.

———————————

<3> Лобов Я.В. Ограничение по военной службе как вид уголовного наказания: сущность, правовые последствия, порядок исполнения // Право в Вооруженных Силах. 2006. N 11. С. 33 — 41.

Несомненно, что перемещение осужденного военнослужащего на другую должность осуществляется на основе приказа командира, обладающего соответствующими полномочиями. Если командир воинской части, в которой проходит службу осужденный военнослужащий, не обладает такими полномочиями, то приказ о перемещении издает вышестоящий командир по представлению командира, исполняющего наказание.

Время издания рассматриваемого приказа закон не определяет. В случае если назначение осужденного военнослужащего на другую, не связанную с руководством подчиненными, должность в этой же воинской части осуществляется приказом об исполнении ограничения по военной службе или одновременным направлением представления правомочному командованию о назначении осужденного военнослужащего в другую часть или местность, то данная ситуация возражений не вызывает.

Перемещение военнослужащего на другую должность, произведенное командованием спустя несколько месяцев после начала исполнения приговора, вызывает сомнения в своей обоснованности. Вызвана ли задержка деятельностью кадровых органов по поиску другой должности, длительным рассмотрением командованием других воинских частей кандидатуры осужденного или длительным непринятием решения по указанному поводу исполняющим наказание командованием, не имеет значения, так как система уголовных наказаний Российской Федерации не содержит ни одного уголовного наказания, в котором осужденный уже после начала исполнения уголовного наказания не знал бы, будет ли к нему применена (и в какое время) определенная часть карательного воздействия или нет.

Издание приказа об исполнении ограничения по военной службе фиксирует правовой статус осужденного военнослужащего, ввиду чего обоснованным было бы принятие решения о перемещении осужденного военнослужащего в приказе об исполнении уголовного наказания в виде ограничения по военной службе. Если же перемещение не может быть осуществлено полномочиями командира, исполняющего наказание, то в приказ необходимо включить указание о составлении соответствующего представления вышестоящему командованию.

Помимо перечисленных моментов, приказ об исполнении ограничения по военной службе является и еще основным документом контроля за исполнением назначенного наказания. Именно по составленному приказу лица, осуществляющие ведомственный, судебный контроль и прокурорский надзор, могут проверить правильность и законность уголовно-исполнительных действий командования.

Подводя итоги рассмотренным вопросам, следует прийти к выводу, что приказ об исполнении уголовного наказания в виде ограничения по военной службе является основным элементом механизма реализации правоограничений, предусмотренных данным наказанием, а также выполняет задачи обеспечения организации исполнения назначенного уголовного наказания, фиксации правового статуса осужденного военнослужащего и контроля за исполнением назначенного наказания.