Убийцы, отбывающие пожизненное лишение свободы

04-03-19 admin 0 comment

Антонян Ю.М., Могачев М.И., Смирнов В.В.
Общество и право, 2010.


В статье изложен общий взгляд на личность преступника-рецидивиста, осужденного в настоящее время к пожизненному лишению свободы за совершение насильственного преступления, по результатам анкетирования и интервьюирования указанной категории лиц, проведенного в учреждениях условно-исполнительной системы. Статья рассчитана на научных и педагогических работников, изучающих проблемы рецидива.

Ключевые слова: исследование, убийство, рецидивист, осужденный, анкетирование.

The article reflects common view at the personality of the recidivist criminals convicted for the offences by the results of questionnaires and interviews carried out in 2009 at the institutions (jails and cams) of the penitentiary. The article is aimed at the researches and teachers studying the problems of residivism.

Key words: research, murder, recidivist, convicted, questionnaire.

В двухстах шестидесяти километрах к северо-западу от Вологды, в Белозерском районе, в живописнейшей и пустынной местности, на острове Красном, окруженном большим озером (Новоозером), был мужской монастырь. Собственно, здания монастыря остались, и он занимает практически всю площадь острова, поэтому волны озера во многих местах плещутся у самых стен, окружающих его. В начале 20-х гг. большевики, разумеется, монастырь закрыли и его строения использовали в качестве лагеря для «врагов народа», что ими делалось, как известно, во множестве других подобных мест. Этим достигались сразу две цели: уничтожение религии и церкви, создание там, где воздвигался и совершенствовался человеческий дух, лобного места нечеловеческих страданий и вместе с тем готового тюремного учреждения, где сама природа помогала обеспечивать надежную охрану и суровый режим.

По преданию, будущий островок Архипелага ГУЛАГ был основан святым Кириллом.

В 1963 г. вместо лагеря была создана колония особого режима. В феврале 1994 г. на территории бывшего монастыря произошло новое изменение: там стали отбывать наказание лица, которым высшая мера наказания в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы. Здесь сейчас отбывают наказание и те, которые позднее были приговорены к пожизненному лишению свободы.

Один из авторов настоящей статьи (Ю.М. Антонян) был там дважды: в 1996 г. и в 2009 г., в последний раз с соавторами. Мы пытались получить всесторонние социальные и психологические характеристики на осужденных, для этого проводили беседы с ними, изучали материалы личных дел и информацию, которой располагали психологи исправительного учреждения. Оказалось, что сведения, полученные в 1996 году, мало чем отличались от тех, которые были добыты в 2009 г.

«Средний» осужденный, отбывающий наказание в названной вологодской колонии, находится в возрасте 35 — 37 лет, он ранее 1 — 2 раза судим, в том числе за насильственное преступление, склонен к злоупотреблению алкоголем, к импульсивным проявлениям, агрессивности и конфликтности, как правило, осужден за убийство, часто с особой жестокостью. По характеру несколько замкнут, погружен в себя, пессимист, испытывает трудности в общении и адаптации, чувствителен, раздражителен, склонен к аффективным реакциям, мнителен, тревожен, замкнут на чувственном восприятии реальности с пониженным, часто подавленным фоном настроения».

В настоящее время, в 2010 году, осужденных вышеуказанного учреждения можно охарактеризовать по следующим криминологическим аспектам:

По возрастным показателям они распределились следующим образом: наибольшее число 43,8% составили преступники в возрасте от 41 до 50 лет (то есть психологический портрет постарел более чем на 10 лет); 32,9% — старше 50 лет; 19,9% — от 31 до 40 лет (возрастная категория, которая в 1995 году составляла большинство осужденных к пожизненному лишению свободы) и 34% — от 26 до 30 лет.

По уровню образования: 62,4% имеют полное среднее образование; 21,3% — имеют образование 7 — 8 классов; 7,8% — среднее специальное; 5% — высшее; 2,1% — незаконченное высшее и только 1,4% можно отнести к категории «начальное образование», то есть у этой категории преступников достаточно высокий уровень образования.

Относительно возраста, в котором преступники были осуждены впервые, они распределились следующим образом: 26,9% впервые были осуждены в возрасте от 21 до 25 лет; 24,8% — от 18 до 20 лет; 22,8% — в возрасте 16 — 17 лет; 8,3% — от 26 до 30 лет; 7,6% — от 31 до 40 лет; 4,8% — от 41 до 50 лет; 4,1% — от 14 до 15 лет и 0,17% — свыше 50 лет. В общей сложности в несовершеннолетнем возрасте впервые были осуждены 26,9% приговоренных к пожизненному лишению свободы из 178 изученных.

Заслуживающим особого интереса оказались данные о том, сколько лет в целом указанные лица провели в местах лишения свободы. Оказалось, что почти третья часть, или 28,8%, провели в местах лишения свободы свыше 25 лет; 24,7% — до 25 лет; 25,3% — до 20 лет (то есть 78,8% большую часть жизни провели за решеткой); 7,5% — до 15 лет; 9,6% — до 10 лет и только 4,1% находятся в местах лишения свободы до 5 лет. Конечно, при пожизненном лишении свободы указанные сроки никакой роли не играют для самого осужденного, для составления же психологического портрета эти данные важны.

Мы подходим к вопросу о том, за что был осужден впервые преступник, отбывающий пожизненное лишение свободы? Необходимо сразу же указать на то, что 26,7% из отбывающих наказание привлечены к уголовной ответственности впервые. Мы еще остановимся на этой категории, приведя конкретные примеры осуждения к пожизненному лишению свободы.

Итак, наибольшее количество, или 28,8%, впервые были осуждены за кражу; 16,1 — за иное преступление, не указанное в нашей анкете; 8,2% — за разбой, грабеж; 6,8% — за изнасилование; 6,8% — за хулиганство; 6,2% — за убийство и 1,4% — за причинение тяжкого вреда здоровью. Таким образом, оказывается, что впервые большинство было осуждено за насильственные преступления, в том числе совершенные с особой жестокостью.

Очень интересными для исследования оказались сведения о повторной судимости. 54,1% получили пожизненное лишение свободы, когда их судили во второй раз: 6,2% — за совершение хулиганства; 5,6% — за разбой, грабеж; 2,7% — за совершение изнасилования; 1,4% — за причинение тяжкого вреда здоровью; 0,7% совершили развратные действия. 28,1% повторно совершили иное насильственное преступление. Как мы видим, повторное осуждение для большей части оказалось, судя по всему, последним.

Еще более характерными оказались ответы на вопрос об осуждении в третий раз: 69,9% осуждены к пожизненному лишению свободы именно в третий раз; 15,8% — за иное преступление; 4,8% — за хулиганство; 3,4% — за убийство; 2,1% — за изнасилование; 1,4% — за разбой и грабеж; 1,4% — за иной вред здоровью. Все изученные нами лица отбывали наказание за убийства при отягчающих обстоятельствах. Среди них нет ни одного, кто был бы наказан лишь за одно убийство: в среднем на каждого приходится 2 — 3 трупа.

43,5% из числа изученных работали перед последним арестом, 55,5% были безработными.

94,5% имели постоянное место жительства перед последним арестом и соответственно 5,5% — не имели.

Таковой оказалась общая уголовно-правовая характеристика рецидивистов, совершивших насильственные преступления и отбывающих в настоящее время пожизненное лишение свободы.

Анализ результатов исследования позволяет предположить, что контингент изучаемых будет только увеличиваться в связи с продлением моратория на смертную казнь и тенденциями к ужесточению наказания за повторное совершение насильственных преступлений.

Весьма информативны результаты изучения осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы, осуществленного психологами колонии.

При обследовании (всех обследовать не удалось) применялся блок тестовых методик, в том числе Кеттелла, Айзенка, опросник акцентуаций Шмишека, личностной тревожности Тейлора, уровня агрессивности Басса-Дарки, опросник суицидального риска. В ряде случаев при некоторых затруднениях интеллектуально-психического характера применялись проективные тестовые методики, тест руки (по Вагнеру), Розенцвейга, проективный тест «Дом. Дерево. Человек». По результатам обследования выявлен ряд групп, подлежащих профилактическому учету: лица с повышенным уровнем агрессивности и враждебности — 41 человек, лица с неустойчивой психикой и неврозоподобными состояниями — около 70 человек, лица, склонные к членовредительству и суицидальным проявлениям, — 47 человек, лиц со сниженным уровнем интеллекта — 15 человек, лица с затруднениями в сфере общения, установлении психолого-педагогического контакта — 38 человек. Обследование позволило определить нормы тестовых результатов по данной категории, нормативы тестовых показателей групп профилактического учета, основные показатели динамики адаптационного процесса и некоторые другие нормативные показатели, позволяющие исследовать блок методик в дальнейшей работе. Одновременно с диагностическим обследованием проводился психологический анализ личных дел и социолого-психологическое изучение лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, их отношение к отбываемому наказанию. Результаты проведенной работы в целом позволили приступить к формированию социально-психологического информационного банка, включающего объемное специальное досье на каждого, подготовить первоначальный психологический портрет их личности.

Общая агрессивность пожизненно осужденных убийц в целом снижена, но с врожденной склонностью к вербальной агрессии, уровень эротизма завышен, уровень интеллекта ниже среднего, мыслительная активность снижена, логическое мышление часто тормозится аффективными переживаниями. Проявляется робость, неуверенность в себе, заниженная самооценка в сочетании с переоценкой личных страданий со стремлением избежать ответственности.

Пожизненно осужденный ориентирован прежде всего на получение личной выгоды, при этом способен пренебрегать моральными нормами и социальными правилами. Внутренне дисциплинирован, в поведении часто руководствуется случайными влечениями, в значительной мере одиночка, не коллективист. Уровень волевого самоконтроля снижен, стремление приспособиться к условиям строгого лишения свободы, необходимость постоянного сдерживания и самоконтроля часто вызывает тревожные, невротические реакции.

Анализ результатов обследования позволяет предположить, что процесс адаптации в колонии распадается на три основных этапа и завершается к 8 — 11 месяцу пребывания в колонии. На первом этапе (1 — 3 месяца) для осужденных характерна повышенная неустойчивость психических процессов, завышена общефизическая агрессивность, подозрительность, негативное восприятие действительности, преобладание аффективно-демонстративных реакций, переживаний, повышенная склонность к депрессии в сочетании с повышенной возбудимостью и импульсивностью. На следующем этапе на первый план выступает тенденция приспособления, снижается эмоциональная активность и агрессивность, но часто отчетливее проступают черты депрессивности, снижается общий фон настроения с преобладанием реакции торможения, повышается скрытность, наигранность, корректность и послушность в поведении. Заметно проявляется расслоение на лиц, успешно преодолевающих первичные депрессивные тенденции, и лиц с потенцией к хронической депрессивности — психостении. Значительно снижается самоконтроль и волевые усилия, необходимые для его достижения, возрастают беспринципность, приспособленность, ориентация на личные интересы и выгоды, что создает высокий уровень пессимизма и готовность к аморальным поступкам, учащаются межличностные конфликты, и одновременно возрастает риск суицидов.

Наблюдения представителей администрации, изучение личных дел осужденных и наши беседы с ними позволяют сделать вывод, что большинство из них не испытывает сожалений по поводу совершенного и не раскаялось в этом. Если они и признают себя виновными, то такое признание носит лишь формальный характер и продиктовано желанием лучше выглядеть в глазах собеседника. В ряде случаев создается впечатление, что преступники сами верят в то, что они ни в чем не виновны, несмотря на более чем убедительные доказательства. Одна часть из них убедила себя (и пытается убедить в этом других), что виноваты обстоятельства, сами жертвы или соучастники. Другая, меньшая по количеству, смогла убедить себя, что они вообще не совершали действий, за которые наказаны и в которых раньше, в том числе во время суда, признавали себя виновными. Можно полагать, что такое искреннее (!) убеждение себя является формой психологической защиты, которая осуществляется бессознательно и на протяжении многих лет. Другие убийцы никогда не признавали себя виновными, ни во время следствия и суда, ни потом, когда стали отбывать наказание. Чаще всего такое можно наблюдать в случаях, когда совершенное преступление позорит убийцу, например при изнасиловании детей с последующим их убийством.

Психологом названного исправительного учреждения А.Е. Стариковой в 2008 — 2009 годах было осуществлено психодиагностическое обследование с помощью теста Шмишека. Ею были выявлены следующие типы акцентаций.

1. Экзальтированный тип (24 осужденных — 25% опрошенных). Главной особенностью экзальтированной личности является бурная экзальтированная реакция. Они легко приходят в восторг от радостных событий и в отчаяние от печальных. Их отличает крайняя впечатлительность по поводу печальных событий и фактов, при этом внутренняя впечатлительность и переживания сочетаются с ярким их внешним выражением.

2. Для осужденных тревожного (19 осужденных — 19%) типа характерно постоянное, притупляющееся, но не исчезающее окончательно смутное ощущение угрозы, ожидание неудачи в любых взаимоотношениях. Самооценка их ситуативно колеблется, часто занижена; они не уверены в себе, склонны к мелочности, колебаниям, перепроверке себя, подозрительны и от того субъективны в суждениях. Они неуверенны в себе, беспокойны, ощущают надвигающуюся беду, постоянно напряжены.

3. Эмотивный тип (18 осужденных — 18%). Главной особенностью эмотивной личности является высокая чувствительность и глубокие реакции в области тонких эмоций. Но эти особенности у убийц проявляются в сфере межличностных отношений, в глубоких переживаниях по реальным и надуманным поводам. Они поэтому весьма ранимы. Иными словами, их чувствительность обращена на самих себя. Все эти особенности, как правило, хорошо видны и постоянно проявляются во внешних реакциях в различных ситуациях. Характерной особенностью является повышенная слезливость.

4. Циклотимный тип (13 осужденных — 13%). Важнейшей особенностью циклотимного типа является смена состояний. При этом такие перемены не являются редкими или случайными. В гипертимной фазе поведения типичное — радостные события вызывают не только радостные эмоции, но также и жажду деятельности, повышенную словоохотливость, активность. Печальные события вызывают огорчение и подавленность. В этом состоянии характерны замедленность реакций и мышления, замедление и снижение эмоционального отклика.

5. Гипертимный тип (10 осужденных — 10%). Заметной особенностью гипертимного типа личности является постоянное (или частное) пребывание в приподнятом настроении, несмотря на отсутствие для этого каких-либо внешних поводов. Приподнятое настроение сочетается с повышенной активностью, жаждой деятельности. Характерны общительность, повышенная словоохотливость. На жизнь смотрят оптимистически, не теряя оптимизма при возникновении трудностей. Трудности часто преодолевают без особого труда в силу органично присущей им активности и деятельности.

6. Возбудимый тип (8 осужденных — 8%). Осужденным данного типа характерны такие особенности, как повышенная активность, стремление не только к лидерству, сколько к преобладанию над другими, отсутствие четкой жизненной позиции и слабое усвоение нравственных и социальных норм. Они стремятся самоутвердиться в любой жизненной ситуации, но при этом не склонны к расчету, почти не способны прогнозировать последствия своих действий, поведения, учитывать имеющийся жизненный опыт. Они эмоционально возбудимы, достаточно легко и часто необдуманно принимают любые решения, вспыльчивы, находятся как бы в состоянии постоянной готовности к негативным реакциям, нетерпеливы, склонны к риску. Чаще всего они постоянно готовы к противодействию чьему-либо внешнему влиянию, воздействию, склонны опираться на собственное субъективное мнение и действуют, чаще всего подчиняясь первичным побуждениям, влечениям, стремятся к самоутверждению и доминированию. Данным осужденным присуща злопамятность, склонность к накоплению отрицательного аффекта, возбудимость.

7. Демонстративные (5 осужденных — 5%) личности. Они эгоцентричны, эмоциональны, артистичны, любят поговорить, в интересах и увлечениях непостоянны и поверхностны. Один из осужденных, с кем я беседовал в Вологодской исправительной колонии, был не просто словоохотлив, он представил мне план обширной работы с осужденными пожизненно, но еще и программу исправлений убийц. Он обильно фантазировал на тему, что является поэтом и композитором, а песни его сочинения всегда исполняют звезды российской эстрады.

Приведем пример эмотивного типа личности.

Гридин, 40 лет, под стражей с 1989 года, то есть 20 лет. Осужден за убийство трех девочек-подростков. Все они были им задушены и раздеты догола, но не изнасилованы. По данным следствия и суда, Гридин был сексуально несостоятелен, его нападения были попыткой проявить себя в качестве мужчины, но и они оказывались абсолютно неудачными.

Он все отрицает и построил собственные версии того, что произошло в последний раз, когда его задержали, как велось следствие и якобы подтасовывались доказательства его виновности. Похоже, что он сам поверил в свою невиновность, поэтому многократно жаловался, но все его обращения в вышестоящие судебные инстанции оставались без удовлетворения.

Психологическое обследование Гридина показывает, что он замкнут, скрытен, малообщителен, испытывает трудности в установлении контактов с другими людьми, в том числе женщинами. Эгоистичен и сосредоточен на себе, при этом самооценка завышена и насыщена сверхценными идеями, которые пытается навязать другим, а если они этого не хотят, становится раздражителен, конфликтен, упорно отстаивает свои взгляды. Игнорирует нравственные установления, проявляя эмоциональную холодность, равнодушие к чужим страданиям и вообще чужим чувствам. Постоянно заботится о своем будущем, причем не только в местах лишения свободы, и эти заботы наряду с завышенной самооценкой активно участвовали в детерминации его преступных действий. В женщинах бессознательно ощущает угрозу себе, то есть переносит на них те факторы, которые коренятся в нем самом. Происходит это по той причине, что он не способен ощущать себя источником собственного же неблагополучия, однако не может принять себя таким.

Гридин виновным себя не признает и никогда ни в чем не признается.

В заключение приведем некоторые данные о том, в каких условиях отбывают наказание особо опасные убийцы — они примерно такие же и для других аналогичных учреждений. Думается, что вся эта информация представляет немалый интерес.

Осужденные проживают в камерах, как правило, не более чем по два человека. По просьбе осужденных и в иных случаях (при возникновении угрозы их личной безопасности) по постановлению начальника колонии они могут содержаться в одиночных камерах. Труд осужденных организуется также в соответствии с требованиями камерного содержания. Осужденным ежедневно предоставляется прогулка продолжительностью полтора часа; при хорошем поведении и при наличии возможности в колонии время прогулки может быть увеличено до двух часов. По прибытии все осужденные помещаются в строгие условия отбывания наказания, в которых обязаны находиться не менее 10 лет. Если в период пребывания в следственном изоляторе к осужденному не применялась мера взыскания в виде водворения в карцер, срок его нахождения в строгих условиях отбывания наказания исчисляется со дня его заключения под стражу. Со строгих условий на обычные осужденные переводятся также при отсутствии взысканий за нарушение режима отбывания наказания. Отбыв в обычных условиях не менее 10 лет и при отсутствии взысканий, осужденный может быть переведен в облегченные условия отбывания наказания.

При проведении мероприятий, предусмотренных распорядком дня (прогулка, баня), контакт между осужденными, находящимися в разных камерах, исключается.

Все действия выполняются с разрешения и по команде дежурного младшего инспектора отдела безопасности, а проведение любых мероприятий производится исключительно по распоряжению оперативного дежурного и при наличии не менее трех сотрудников, непосредственно контролирующих данное мероприятие.

При выводе осужденного из камеры соблюдается строгий порядок: открытие дверей камер производится только с разрешения оперативного дежурного, начальника отдела безопасности или заместителя начальника по безопасности и режиму, с обязательным присутствием оперативного дежурного или помощника. Осужденный докладывает свои установочные данные, находясь в положении для обыска у стены. Передвижение осужденных вне камеры осуществляется только в наручниках.

Прибытие осужденных в колонию в адаптационный период (до 1 года) является для него стрессогенным фактором, так как он попадает в изоляцию, нарушается привычный образ жизни, хотя не исключено, что первые один-два года, особенно если до этого он не помещался в условия социальной изоляции, может не до конца осознавать коренное изменение своего социального статуса и продолжать жить и мыслить категориями «свободы». В этот период у него преобладают мысли о прошлом, попытки переосмысления случившегося. Настоящее, а тем более будущее, которое вообще представляется туманным и неопределенным, еще воспринимается чем-то реальным.

Когда происходит шокирующее осознание того, что наказание пожизненное, у осужденных появляются тревожно-депрессивные реакции с преобладанием угнетенного, подавленного настроения, безнадежности, отчаяния, пессимизма, усиливается чувство жалости к себе. Возрастает внутреннее напряжение, раздражительность. Все это сопровождается двигательным беспокойством. Осужденные либо «мечутся» из угла в угол, либо находятся в состоянии апатии и безразличия. Часты истерические реакции, которые находят выход в демонстрации негативного поведения, стремления привлечь к себе, как к невинно пострадавшему, внимание администрации. Осужденные хотят вызвать у окружающих сочувствие, постоянно пишут письма родным и знакомым. Это связано в значительной степени с определенными функциональными сдвигами в сердечно-сосудистой системе как реакцией организма на хронический стресс.

Несколько слов об отношениях между осужденными и администрацией — они очень важны для должного исполнения этого наказания, весьма сурового и специфического. Здесь в этой колонии преступники и тюремщики оказываются стянутыми единым психологическим обручем, который достаточно прочен и по той причине, что основная часть сотрудников с семьями живут на соседнем острове, который почему-то называется Сладким и связан с Красным островом мостом. Поскольку вблизи никаких других поселений нет, усиливается уединение и объединение живущих на этих островках, укрытых единой пеленой зависимости: жизнь первых полностью определяется вторыми, которые, в свою очередь, получают средства к существованию за счет социального обслуживания первых, то есть управления ими. Они неотрывно наблюдают друг за другом, анализируют и оценивают противную сторону, иногда с удовлетворением отмечают пороки, недостатки и промахи.

Но отношения между теми и другими отнюдь не однозначны, то есть ни в коем случае не следует думать, что между ними существует лишь ненависть или презрение. Совсем не так: среди персонала немало людей, которые пытаются понять осужденных и причины совершения ими преступлений, а это уже оставляет меньше места для негативных эмоций. С отдельными преступниками устанавливаются неплохие взаимоотношения. В свою очередь, и многие каторжные сидельцы, особенно из числа пожилых, кто уже не один раз успел побывать на тюремных нарах, хорошо знают, что не только власть, но и сами каторжане не могут обойтись без тюремщиков, без их работы, которую кто-то должен делать. Все благо в том, чтобы выполнять ее не чрезмерно рьяно, без злоупотреблений, без грубости, без унижений, а с пониманием того, что и они люди.

Тем не менее ненависть, вражда и презрение в их очень сложных контактах присутствуют. Особую неприязнь испытывают осужденные к тем молодым сотрудникам, которые грубы и надменны, которые постоянно демонстрируют им свое презрение. Можно полагать, что многие пошли работать в эту колонию для того, чтобы иметь полную возможность доминирования над другими. Удаленность именно этой колонии, весьма суровый тюремный режим в ней, отбывание там наказания наиболее опасными преступниками для реализации указанной тенденции создают все условия.

В целом же, как нам представляется, администрация колонии успешно справляется со своими обязанностями.