О некоторых проблемах, связанных с ограничением в правах несовершеннолетних при исполнении исправительных работ

04-03-19 admin 0 comment

Куликов А.И.
Электронный ресурс, 2010.


В настоящее время заметна тенденция к сокращению применения наказания в виде лишения свободы и более широкому использованию альтернативных видов наказания. Одним из таких видов наказаний являются исправительные работы <1>. Между тем необходимо помнить, что этот вид наказания является одним из немногих активно действующих альтернатив лишению свободы.

———————————

<1> Рассматриваемая мера наказания в советском уголовном праве именовалась по-разному: в первые годы существования Советского государства ее называют «обязательные общественные работы», «принудительные работы», а начиная с 1933 г. (ИТК РСФСР) — «исправительно-трудовые работы»; Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г., а вслед за ними и уголовные кодексы союзных республик говорят об «исправительных работах». Цит. по: Михлин А.С., Гуськов В.И., Кириллова И.А., Мельникова Ю.Б., Михайлов В.Т. Исправительные работы и их эффективность. М., 1967. С. 19.

Исправительные работы предусмотрены санкциями почти половины статей УК РФ.

Так, за период с 1998 по 2008 г. доля осужденных к исправительным работам от общего количества несовершеннолетних осужденных возросла с 0,32% (429 чел.) до 2,93% (2139 чел.), т.е. в абсолютном отношении применение этого вида наказания увеличилось в 5 раз. Причем немалая доля осужденных к исправительным работам приходится на тех, кто совершил кражу (от общего количества осужденных за кражу). Этот показатель возрос с 0,15% (120 человек) до 3,72% (1264 человека) в 2008 г., т.е. в 10,5 раза. В 10,9 раза увеличилось число осужденных к исправительным работам за грабежи. Также увеличилась доля несовершеннолетних, осужденных к исправительным работам за хулиганство от общего количества несовершеннолетних, осужденных за этот вид преступления (от 1,23% до 3,8%), за вымогательство от 0,1% до 0,68%. Доля осужденных за прочие преступления увеличилась за этот период времени: с 3,66% (121 человек) в 1998 г. до 6,69% (467 человек) в 2008 г., т.е. в 3,86 раза.

В 2,7 раза возросло за этот период и применение условного осуждения к исправительным работам — с 0,39% (523 человека) до 1,9% (1391 человек). Это относится в первую очередь к несовершеннолетним, осужденным условно к исправительным работам за кражи с 0,23% (184 человека) до 2,47% (840 человек), что составило увеличение в абсолютных цифрах в 4,56 раза. В 6,2 раза увеличилось количество условно осужденных за указанный период времени за грабежи. Более чем вдвое возросло количество осужденных за вымогательство и прочие преступления.

Таким образом, увеличение числа осужденных к исправительным работам в значительной степени способствует снижению количества осужденных к лишению свободы, которые в противном случае отбывали бы наказание в ВК.

Исправительные работы применяются только в качестве основного вида наказания (ч. 1 ст. 45 УК РФ).

В случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, он заменяется исправительными работами (ч. 5 ст. 46 УК РФ).

Назначение и исполнение наказания в виде исправительных работ регламентируются ст. 88 УК РФ, предусматривающей шесть видов наказаний для несовершеннолетних, абзацем 4 п. 1 ст. 6 Федерального закона «О введении в действие Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации», главой 7 УИК РФ (ст. 39 — 46), Инструкцией о порядке исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера без изоляции от общества <2>. Исполнение этого вида наказания возлагается на уголовно-исполнительные инспекции <3>, являющиеся структурными подразделениями ФСИН.

———————————

<2> Приказ Минюста России от 12 апреля 2005 г. N 38 «Об утверждении Инструкции о порядке исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера без изоляции от общества» (в ред. Приказов Минюста России от 17 августа 2005 г. N 134, от 13 января 2006 г. N 1).

<3> Постановление Правительства РФ от 16 июня 1997 г. N 729 «Об утверждении Положения об уголовно-исполнительных инспекциях и норматива их штатной численности» (в ред. Постановления Правительства РФ от 20 февраля 1999 г. N 199); Постановление Правительства РФ от 17.02.2000 N 134 «О финансировании уголовно-исполнительных инспекций» (в ред. Постановлений Правительства РФ от 13.07.2004 N 349, от 30.12.2005 N 847).

Как и всякое наказание, исправительные работы содержат в себе ряд правоограничений, которые по своей тяжести ставят эту меру на третье место в системе наказаний, предусмотренных п. «г» ч. 1 ст. 88 УК РФ, после лишения свободы на определенный срок (п. «е» ч. 1 ст. 88 УК РФ) и ареста (п. «д» ч. 1 ст. 88 УК РФ). Но поскольку арест не применяется к несовершеннолетним, то исправительные работы пока твердо удерживают второе место по содержанию правоограничений.

Рассмотрим основные элементы этих правоограничений. Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» (в ред. Федеральных законов от 11.03.2004 N 12-ФЗ, от 05.01.2006 N 11-ФЗ) порядок назначения и исполнения исправительных работ был изменен. Этот вид наказания теперь назначается осужденному, не имеющему основного места работы, и отбывается в местах, определяемых органом местного самоуправления по согласованию с органом, исполняющим это наказание, но в районе места жительства осужденного (ч. 1 ст. 50 УК РФ). А Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 161-ФЗ «О приведении Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и других законодательных актов в соответствие с Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» (в ред. Федеральных законов от 11.03.2004 N 12-ФЗ, от 05.06.2007 N 87-ФЗ, от 24.07.2007 N 210-ФЗ, от 02.10.2007 N 229-ФЗ) ч. 1 ст. 39 УИК РФ изложена в иной редакции: «Исправительные работы отбываются в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями, но в районе места жительства осужденного».

(В предыдущей редакции эта норма УИК РФ регулировала исполнение этого вида наказания по месту работы осужденного.)

Анализируя эти две нормы, необходимо, на наш взгляд, обратить внимание на следующее. Требует уточнения формулировка «в районе места жительства». Ранее, в ст. 91 ИТК РСФСР, применялись аналогичные формулировки — «в районе жительства осужденного» (ч. 1), «иные места в пределах населенного пункта, где проживает осужденный, или в местности, откуда он имеет возможность ежедневно возвращаться к месту постоянного жительства» (ч. 5). Но суть этих выражений оставалась не до конца выясненной. Дело в том, что и тогда, а сегодня особенно, применение этих норм было затруднено в связи с трудоустройством осужденных к исправительным работам, особенно это относится к сельским районам и местностям, в которых имеются также серьезные проблемы и с транспортным сообщением. Можно ли считать, что человек работает в районе места жительства, если он тратит в день на дорогу 4 — 5 и более часов? По-видимому, на этот вопрос можно ответить только отрицательно. В этом случае точка зрения тех авторов, кто предлагает под районом места жительства понимать тот населенный пункт, где живет осужденный (город, село, деревня, поселок городского типа и т.д.) <4>, не в полной мере согласуется с реалиями сегодняшнего дня, поскольку, как отмечалось, имеют место проблемы с трудоустройством.

———————————

<4> См.: Михлин А.С. [и др.] Указ. соч. С. 92.

Кроме того, ни в одной статье УИК РФ не установлена обязанность осужденного к рассматриваемому виду наказания работать. Ряд авторов справедливо отмечают, что «в силу своей малочисленности, большого объема функций и разбросанности проживания осужденных и иных лиц по территории района (в ряде случаев расстояние между его границами достигает огромных размеров — свыше тысячи километров) исполнить в полном объеме свои обязанности эти инспекции просто не в состоянии. Поэтому приговоры судов к исправительным работам иногда оказываются неисполненными по нескольку лет» <5>. В этой связи поддерживаем точку зрения тех авторов, которые считают, что этот вопрос должен решаться применительно к каждому случаю <6>, а в уголовно-исполнительном законодательстве необходимо, на наш взгляд, установить права и обязанности осужденных к исправительным работам по аналогии с осужденными к лишению свободы. Таким образом, отбытие исправительных работ в районе места жительства не всегда исполняется в соответствии с буквой закона.

———————————

<5> См.: Зубков А.И., Калинин Ю.И., Сысоев В.Д. Пенитенциарные учреждения в системе Министерства юстиции России. История и современность / Под ред. С.В. Степашина, П.В. Крашенинникова. М.: Норма, 1998. С. 149.

<6> См.: Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Науч. ред. А.С. Михлин. М.: Изд-во «Юрайт», 2008.

Следующим элементом, ограничивающим права осужденного, является то, что исправительные работы для несовершеннолетнего устанавливаются на срок до одного года (ч. 4 ст. 88 УК РФ), не оговаривая при этом нижний предел. То есть речь идет о лицах до 18-летнего возраста, совершивших преступления небольшой тяжести (ч. 2 ст. 15 УК РФ). В то же время ч. 2 ст. 50 УК РФ устанавливает исправительные работы на срок от двух месяцев до двух лет (для взрослых). Некоторые авторы считают в связи с этим, что нижний предел для несовершеннолетних — это два месяца <7>. Полагаем, что в данном случае имеет место определенная несогласованность между этими двумя нормами, решить которую можно было бы, предусмотрев нижний предел, например, от десяти дней.

———————————

<7> См.: Абземилова З.Р., Боровиков В.Б. О применении исправительных работ в отношении несовершеннолетних // Российская юстиция. 2008. N 3.

Важным элементом наказания является удержание из заработка осужденного к исправительным работам в доход государства в размере, установленном приговором суда, в пределах от 5 до 20% (ч. 3 ст. 50 УК РФ). Некоторые специалисты скептически относятся к решению законодателя об установлении максимального верхнего предела до одного года, предлагая предоставить суду право назначать исправительные работы несовершеннолетним осужденным сроком до двух лет с максимальным процентом удержания из заработка <8>.

———————————

<8> См.: Бузанов К.А. Особенности назначения наказаний несовершеннолетним: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2000. С. 64.

На наш взгляд, такая позиция «на ужесточение» не соответствует курсу российской уголовно-правовой политики на сокращение реального применения наказания в виде лишения свободы к несовершеннолетним, совершившим преступления небольшой тяжести, исправление которых возможно без изоляции от общества.

Вместе с тем применение названного вида уголовного наказания к несовершеннолетним вызывает ряд вопросов, которые требуют своего разрешения.

Так, в настоящее время согласно ч. 3 ст. 50 УК РФ как для взрослых, так и для несовершеннолетних осужденных установлены одинаковые размеры удержания из заработка — от 5 до 20%. Следует согласиться с теми авторами, которые считают целесообразным предусмотреть в законе максимальное удержание из заработка несовершеннолетнего 10%, учитывая помимо прочего то обстоятельство, что заработная плата работающих несовершеннолетних в стране, как правило, значительно ниже, чем у взрослых <9>.

———————————

<9> См.: Абземилова З.Р., Боровиков В.Б. Указ. соч.

Специфическим для исправительных работ является то, что удержание из заработка в установленном судом размере производится не единовременно, как в случае, когда назначается штраф (хотя с учетом различных обстоятельств — ч. 3 ст. 46 УК РФ — штраф может выплачиваться с рассрочкой определенными частями), а периодически в течение определенного приговором срока. Осужденный не имеет права внести вперед сумму, которая у него будет удержана, ибо в этом случае своеобразная «рассрочка» выступает не в качестве смягчающего элемента, а, наоборот, усиливает это наказание, являясь длящимся напоминанием осужденному о его наказании <10>. Это правоограничение также не всегда соблюдается, поскольку трудоустройство осужденного не гарантировано. В связи с этим в литературе имели место точки зрения, когда авторы предлагали вообще отказаться от этого вида наказания <11>. Нам ближе такая точка зрения, которая исходит из правовой природы и сущности этого вида уголовного наказания, а не из имевших место фактов неправильной организации труда осужденных <12>. В связи с этим полагали бы целесообразным повысить ответственность соответствующих структур, в обязанность которых входит организовать исполнение этого вида наказания.

———————————

<10> Об этом же упоминалось в указ. соч. Михлина А.С. и др. С. 23.

<11> См.: Познышев С. Учебник уголовного права. 1923. С. 257; Меньшагин В.Д. О принудительных работах по месту службы // Социалистическая законность. 1938. N 12. С. 72 — 73; Тадевосян В.С. Политика и практика применения исправительно-трудовых работ // За социалистическую законность. 1935. N 3. С. 17 и др.

<12> См.: Бушуев И.А. Исправительные работы. М., 1959. С. 56.

Задачами уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации является регулирование порядка и условий исполнения и отбывания наказаний, определение средств исправления осужденных (ч. 2 ст. 1 УИК РФ). Кроме этого, уголовно-исполнительным законодательством РФ устанавливаются общие положения и принципы исполнения наказаний, применения иных мер уголовно-правового характера, а также порядок и условия исполнения и отбывания наказаний, применения средств исправления осужденных (ч. 2 ст. 2 УИК РФ). Во-первых, если «порядок» и «условия» обозначают не одно и то же, то в тексте Кодекса отсутствует их разграничение. Название главы 7 УИК РФ — «Исполнение наказания в виде исправительных работ» — не в полной мере согласуется с текстом этой главы, в котором содержание этих понятий не раскрывается. Не ясно также и соотношение терминов «исполнение», «порядок» и «условия». Не способствуют уяснению разграничений этих понятий ст. 39 и 40 УИК РФ, названия которых, как предполагает законодатель, должны дать ответ на этот вопрос. Так, ст. 39 называется «Порядок исполнения наказания в виде исправительных работ». Она регулирует, как правило, обязанности уголовно-исполнительных инспекций. Статья 40 «Условия отбывания исправительных работ» регулирует, как правило, обязанности осужденных к этому виду наказания. Буквальное толкование этих статей позволяет сделать вывод о том, что «обязанности инспекции» — это «порядок…», а обязанности осужденных — это «условия…». А к чему тогда отнести ст. 42 УИК РФ, в которой определен порядок исчисления срока исправительных работ? А может быть, это не порядок, а условия? Такой же вопрос возникает и в отношении ст. 44 и 46 УИК РФ. То есть необходимо, на наш взгляд, раскрыть содержание каждого из этих понятий или ограничиться одним из них. Во-вторых, в рассматриваемых нормах употребляются такие термины, как «исполнение», «применение», «отбывание», содержание которых в тексте Кодекса также не раскрывается и порой вносит путаницу в правоприменительную практику. Особенно если учесть, что термин «отбывание» упоминается в главе 7 УИК РФ около 20 раз, «исполнение» («неисполнение») — 4 раза, «применение» — 1 раз. Выражение «общие положения и принципы» (ч. 2 ст. 2 УИК РФ) также вызывает сомнение, поскольку речь, по сути, идет об одном и том же — о принципах. В-третьих, принципы «исполнения» и принципы «применения» в Кодексе не нашли своего отражения. В-четвертых, в ч. 2 ст. 3 УИК РФ утверждается, что если международным договором РФ установлены иные правила исполнения наказаний и обращения с осужденными, чем предусмотренные уголовно-исполнительным законодательством РФ, то применяются правила международного договора. Как видим, в этой норме (а также и в других) используется термин «обращение», который применяется в тексте Кодекса 15 раз. Это слово значительно шире, чем предыдущие, и охватывает собой «исполнение», «применение», «отбывание». Но согласно буквальному толкованию содержания ч. 2 ст. 12 УИК РФ в ней речь идет о том, что осужденные имеют право на вежливое обращение со стороны персонала учреждения, исполняющего наказание. Что означает выражение «вежливое обращение», в тексте Кодекса не говорится ни слова. В ч. 5 этой статьи, а также в ст. 15, 175, 176 и ч. 2 ст. 184 УИК РФ речь идет только о праве осужденных на переписку, обращаться с жалобами, предложениями, ходатайствами. То есть термином «обращение» законодатель регулирует очень ограниченный круг вопросов, что не соответствует Минимальным стандартным правилам ООН обращения с заключенными, в которых этим термином охватывается практически весь круг вопросов, начиная от управления и кончая физической культурой и санитарной гигиеной осужденных.

Рассматриваемые положения не согласуются также с Минимальными стандартными правилами в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила), принятыми ООН 14 декабря 1990 г., в которых употребляются такие словосочетания, как «надзор и обращение» (п. 10.3), «режим обращения» (раздел 13). Содержание термина «обращение» также не раскрывается, но из текста как указанных, так и других положений ясно, что этим словом охватывается вся деятельность органов, исполняющих меры, не связанные с тюремным обращением. В-четвертых, по смыслу ч. 1 — 5 ст. 50 УК РФ речь идет и о назначении, и об отбывании, и об исполнении исправительных работ, точно так же как и ст. 39 — 46 УИК РФ. Четкое разграничение этих терминов в российском законодательстве отсутствует, и это нередко приводит к смешению этих понятий как в правоприменительной деятельности, так и в науке <13>, что негативным образом сказывается на правах осужденных.

———————————

<13> Марков В.П. Механизм реализации основных уголовных наказаний, не связанных с изоляцией от общества, в Российской Федерации: Дис. … д.ю.н. СПб., 2006. Так, в § 3.2 главы 3 раскрывается сущность и содержание исправительных работ (хотя не ясно, в чем отличие одного от другого), при этом речь идет и о назначении, и об исполнении, и о применении. А в главе 4 (§ 4.2, 4.2.2), судя по названию и главы, и параграфа, раскрывается сущность назначения наказания в виде исправительных работ, где затрагиваются также и вопросы исполнения и отбывания. Аналогичное положение в работах Лядова Э.В. Исправительные работы и применение трудового законодательства // Законодательство. Право для бизнеса. 2007. N 2. С. 74 — 79; Грушина Ф.В. Состояние и перспективы развития уголовных наказаний в виде обязательных и исправительных работ в Российской Федерации // Уголовно-исполнительное право. 2007. N 2. С. 56 — 58; Михлин А.С., Гуськов В.И., Кириллова И.А., Мельникова Ю.Б., Михайлов В.Т. Указ. соч. С. 3 — 178 и др.

Часть 3 ст. 42 УИК РФ гласит, что время, в течение которого осужденный не работал по уважительным причинам, в срок отбывания исправительных работ не засчитывается. В главе 7 УИК РФ, посвященной исполнению наказания в виде исправительных работ, трижды упоминается словосочетание «по уважительным причинам» без раскрытия его содержания. Так, в ч. 3 ст. 39 УИК РФ утверждается, что уголовно-исполнительные инспекции наряду с другими функциями принимают решение о приводе осужденных, не являющихся по вызову или на регистрацию без уважительных причин. А нарушением порядка или условий отбывания осужденным исправительных работ являются неявка на работу без уважительных причин в течение пяти дней со дня получения предписания уголовно-исполнительной инспекции и неявка в уголовно-исполнительную инспекцию без уважительных причин (пп. «а» и «б» ч. 1 ст. 46 УИК РФ)? Во-первых, неясно, что нарушает осужденный: порядок или условия. Во-вторых, время, в течение которого осужденный не работал, не засчитывается в срок наказания независимо от причин отсутствия этого лица на рабочем месте. Точно так же с учетом изложенной нормы он может быть нарушителем порядка и условий отбывания осужденным исправительных работ. Мнения ученых относительно формулировки не засчитывать в срок наказания время, в течение которого осужденный не работал, разделились. Одни считают, что законодатель допустил техническую ошибку и текст следует читать так: «Время, в течение которого осужденный не работал по неуважительным причинам, в срок отбывания исправительных работ не засчитывается» <14>. Эти же авторы пришли к выводу, что сопоставление ч. 3 ст. 42 УИК РФ с другими частями этой статьи подтверждают вывод о том, что законодателем допущена опечатка <15>. Но, сопоставляя рассматриваемую норму с ч. 7 этой статьи, можно без труда увидеть, что в ней эта «опечатка» повторяется слово в слово. Другие полагают, что эта норма должна быть изложена следующим образом: «Время, в течение которого осужденный не работал по уважительным причинам, в срок отбывания исправительных работ засчитывается» <16>. Третьи отмечают непоследовательность законодателя, указывая, что после внесения Федеральным законом N 161-ФЗ изменений в формулировку ч. 3 ст. 42 УИК РФ ч. 7 этой статьи утратила смысл <17>.

———————————

<14> См.: Уголовно-исполнительное право: Учебник / Под ред. В.И. Селиверстова. 5-е изд. М., 2005. С. 176.

<15> См.: Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Науч. ред. А.С. Михлин. М.: Изд-во «Юрайт», 2008 // КонсультантПлюс.

<16> См.: Уголовно-исполнительное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. И.Л. Трунова. М., 2005. С. 210.

<17> См.: Уголовно-исполнительное право: Учебник. Т. 2. Особенная часть / Под общ. ред. Ю.И. Калинина. М.-Рязань, 2006. С. 446; Курганов С.И. Герменевтика Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации. Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2006. N 3. С. 6.

До внесения изменений в ч. 3 ст. 42 УИК РФ она выглядела следующим образом: «В срок отбывания исправительных работ засчитывается время, в течение которого осужденный не работал по уважительным причинам и за ним в соответствии с законом сохранялась заработная плата. В этот срок засчитывается также время, в течение которого осужденный официально был признан безработным». На наш взгляд, следует согласиться с теми авторами, кто предлагает эту норму восстановить в прежнем виде <18>. Кроме этого, необходимо дать перечень уважительных причин, о которых говорилось выше, во избежание нарушений прав осужденных, а также исключить из ч. 7 ст. 42 положение, где речь идет о том, чтобы не засчитывать в срок наказания время, в течение которого осужденный не работал. Кроме того, предлагаем также исключить положение п. 86 Инструкции «О порядке исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера без изоляции от общества», объявленной Приказом Минюста РФ от 12 апреля 2005 г. N 38, в котором речь идет о том, чтобы не засчитывать в срок отбывания наказания время, в течение которого осужденный не работал по уважительным причинам (болезнь, любые виды отпусков и т.д.). На наш взгляд, именно время, в течение которого осужденный болел, был в отпуске, на похоронах родственников и близких и т.д., необходимо засчитывать в срок отбывания наказания.

———————————

<18> См.: Лядов Э.В. Указ. соч. С. 75.

Эти предложения способствовали бы укреплению правового статуса осужденных к исправительным работам, развивали бы в них чувство ответственности, поощряли их к хорошему поведению, прививали интерес к сотрудничеству <19>.

———————————

<19> См.: «В каждом заведении следует иметь систему льгот и разрабатывать различные методы обращения с разными категориями заключенных, чтобы поощрять их к хорошему поведению, развивать в них чувство ответственности, прививать им интерес к их перевоспитанию и добиваться их сотрудничества». Минимальные стандартные правила ООН обращения с заключенными. Ст. 70.