Экономические основы государства

04-03-19 admin 0 comment

Рахмилович В.А.
Право и экономика, 1998.


Рахмилович Виктор Абрамович

Доктор юридических наук, профессор. Заслуженный юрист Российской Федерации. Специалист по гражданскому праву. Научная проблематика: теория и общие вопросы гражданского права, юридические лица, гражданская ответственность, общая часть обязательственного права, страхование.

Родился 23 июля 1923 г. в Петрограде. В 1946 г. окончил юрфак МГУ. 1945 — 1957 гг. — юрисконсульт. В 1957 — 1958 гг. преподавал гражданское право в ВЮЗИ. С 1968 г. по настоящее время работает в Институте законодательства и сравнительного правоведения, главный научный сотрудник.

Автор многочисленных трудов, в т.ч.: «Правовые формы хозяйственного расчета в промышленных объединениях», 1977; «Советское законодательство и хозяйственный механизм», 1984 (в соавторстве); «О достижениях и просчетах нового Гражданского кодекса». // Советское государство и право. 1996. N 4; соавтор Комментариев к ГК РФ.

1. В Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности.

2. В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

В отличие от прежних советских конституций Конституция 1993 года не содержит специального раздела об экономической основе государства и общества, не устанавливает какую-либо форму собственности в качестве основной или ведущей, равно как не предусматривает и ограничений для других форм, в частности для личной собственности граждан, что провозглашалось предшествующими конституциями и основанным на них законодательством. Действующая Конституция обязывает государство обеспечивать свободу экономической деятельности и поддерживать конкуренцию, запрещая лишь монополизацию этой деятельности и недобросовестную конкуренцию, и провозглашает равенство всех форм собственности и равную их защиту.

Экономической основой общества становится рыночная экономика, для нормального и эффективного функционирования которой необходимо обеспечить:

— свободу экономической деятельности;

— свободное перемещение товаров, услуг, финансовых и иных ресурсов,

то есть единство экономического пространства на всей территории страны. Статья 8 устанавливает юридическую гарантию действия этих принципов, а также третьего основополагающего принципа рыночной экономики — свободы конкуренции.

Юридические гарантии обеспечения единства экономического пространства были установлены Указом Президента от 12 декабря 1991 года «О едином экономическом пространстве РСФСР» <*>, согласно которому должны признаваться недействительными акты органов власти и управления и решения должностных лиц, ограничивающие движение товаров, работ и услуг на внутреннем рынке страны. Принцип свободного передвижения товаров, услуг и финансовых средств по всей территории России закреплен в пункте 3 статьи 1 нового Гражданского кодекса, согласно которому ограничения могут вводиться только федеральным законом и только тогда, когда это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей. Судебная защита против актов государственных органов или органов местного самоуправления, нарушающих указанный принцип, предусмотрена статьей 13 Гражданского кодекса.

———————————

<*> ВВС. 1991. N 51. Ст. 1830.

Роль государства в создаваемой рыночной экономике кардинально меняется по сравнению с его местом в централизованной административно — командной экономике.

Эта роль сводится в основном к осуществлению двух функций:

— установлению того, что принято называть правилами экономической игры, то есть изданию законов, определяющих правила поведения субъектов экономической, хозяйственной деятельности, распространяющиеся на всех участников соответствующих отношений;

— контролю за соблюдением установленных правил и защите всех возникающих в соответствии с этими правилами отношений и их участников от любых противоправных нарушений с чьей бы то ни было стороны — как контрагентов и иных подобных субъектов, так и органов и должностных лиц государства.

В условиях, когда отмирает централизованное государственное планирование деятельности предприятий и принудительное установление их хозяйственных связей, когда издание органами власти индивидуальных актов, адресованных конкретным участникам хозяйственной деятельности, заменяется установлением общих правил поведения, то есть норм права, возрастает роль законодательного органа — Федерального Собрания. Нужны стабильные законы, регулирующие экономическую и хозяйственную деятельность, и государство должно обеспечить их соблюдение.

Законы, устанавливающие правила «экономической игры» и реализующие отношения между хозяйствующими субъектами — участниками рыночного экономического оборота, составляют содержание гражданского законодательства.

Это законодательство должно быть единым для всей Российской Федерации, так как в противном случае не может быть обеспечено единство экономического пространства, о котором говорится в пункте 1 статьи 8. Именно поэтому статья 71 Конституции относит гражданское законодательство к исключительной компетенции Российской Федерации. Единство экономического пространства не будет сохранено, если в отдельных субъектах Федерации договорные отношения между участниками хозяйственной деятельности или правовое положение этих участников будут реализовываться различными правилами. Необходимо обеспечить строгое соблюдение этого принципа, сформулированного в пункте «о» статьи 71 Конституции, и не допускать принятия актов гражданского законодательства на уровне субъектов Федерации, хотя требование отступить от правила статьи 71 Конституции раздается нередко.

Основополагающим актом гражданского законодательства является новый Гражданский кодекс. Он определяет правовое положение участников имущественных отношений — граждан и юридических лиц (организаций), содержит правила совершения сделок, режим права собственности и иных вещных прав, общие правила о договорах и обязательствах и специальные правила об отдельных наиболее важных и типичных их видах и решает целый ряд других существенных вопросов.

Принят и вступил в действие Федеральный закон «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 года <1>. Действует новый Воздушный кодекс 1997 года <2>, Закон об авторском праве и смежных правах (1993) <3>, Закон о защите прав потребителей (в редакции 1996 года) <4>, Закон о поставках продукции для федеральных государственных нужд (1994) <5> и Закон о закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд (1994) <6>, ряд других важнейших актов гражданского законодательства. Разрабатываются новый кодекс торгового мореплавания, новое законодательство о взаимоотношениях организаций железнодорожного транспорта и клиентуры.

———————————

<1> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.

<2> СЗ РФ. 1997. N 12. Ст. 1383.

<3> Ведомости РФ. 1993. N 32. Ст. 1242.

<4> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 140.

<5> СЗ РФ. 1994. N 34. Ст. 3540.

<6> СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3303.

Необходимо создать тщательно продуманное и развитое налоговое законодательство, поскольку налоги становятся одним из основных, если не основным средством государственного поощрения одних и сдерживания других видов хозяйственной (экономической) деятельности и использования ресурсов, а не только источником доходов государственного и местных бюджетов. Сложностью этой задачи в значительной мере предопределена та борьба, которая идет вокруг налогового кодекса. Необходимо также единое федеральное законодательство о порядке лицензирования отдельных видов деятельности и о контроле за ним.

Непосредственная хозяйственная деятельность — производство и реализация товаров, сбыт и снабжение, оказание иных услуг — не дело государства. Органы власти заниматься хозяйственной деятельностью не должны.

Властная деятельность в сфере государственного управления и коммерческая работа по оказанию услуг и извлечению прибыли не могут совмещаться в одном лице, не должны осуществляться одной организацией. Даже при добросовестном отношении к делу и отсутствии заведомых злоупотреблений такое совмещение деформирует каждый из этих видов деятельности, о чем свидетельствует опыт распространенного в прежней административно — командной системе так называемого управления на хозрасчете (учреждения Госснаба и другие подобные им учреждения, хозрасчетные главки, существовавшие в 1937 — 1938 годах). Наше новое законодательство не учитывает в должной степени ни этот опыт, ни серьезные научные дискуссии по этой проблеме, нашедшие отражение в юридической литературе советского периода. А между тем в современных условиях особенно отчетливо видно, что такое совмещение если не прямо поощряет, то, во всяком случае, создает благоприятные условия для злоупотребления властью и проникновения коррупции в государственный аппарат. Орган государственной власти, осуществляя присвоенную ему функцию, должен руководствоваться только государственными интересами на порученном ему участке управления. Никакие другие интересы и мотивы, в особенности возможность извлечения дохода, влиять на эту деятельность не должны.

Из сказанного следуют два вывода:

— государственные органы и органы местного самоуправления не должны получать доход или извлекать для себя иную выгоду из осуществления властных полномочий;

— государственные органы также не должны осуществлять наряду с властными полномочиями какую-либо иную деятельность, направленную на извлечение для себя дохода или получение иной выгоды.

Эти правила должны быть прямо закреплены в законодательстве. Первые шаги в отношении государственных служащих уже сделаны. 31 июля 1995 года принят Закон «Об основах государственной службы Российской Федерации» <*>. Лицам, занимающим государственные должности (к их числу не относятся работники, осуществляющие техническое обеспечение деятельности государственных органов), запрещено заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц, состоять членами органов управления коммерческих организаций, кроме случаев, когда непосредственное участие в таком управлении специально предусмотрено законодательством, заниматься любой другой оплачиваемой деятельностью, кроме научной, педагогической и иной творческой работы. Закон РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» от 22 марта 1991 года содержит специальную норму следующего содержания: «Запрещается совмещение функций федеральных органов исполнительной власти, органов местного самоуправления с функциями хозяйствующих субъектов, а также наделение хозяйствующих субъектов функциями и правами указанных органов, в том числе функциями и правами органов государственного надзора, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами Российской Федерации» (п. 2 ст. 7 в редакции Закона от 21 апреля 1995 г.) <**>. Пункт 4 статьи 66 Гражданского кодекса запрещает государственным органам и органам местного самоуправления выступать участниками хозяйственных обществ и товариществ, если иное специально не установлено законом.

———————————

<*> СЗ РФ. 1995. N 31. Ст. 2990.

<**> СЗ РФ. 1995. N 22. Ст. 1977.

Однако принятых мер недостаточно. Запрещены лишь отдельные проявления болезни, а порождающий их принцип не устранен. Вопрос требует не фрагментарного, а кардинального решения. Указанные выше два правила, исключающие совмещение государственной властной деятельности с извлечением дохода в пользу самого органа, должны носить всеобщий характер и распространяться на любые органы, наделенные властью. По своей сущности это нормы конституционные, и их место не в антимонопольном законе. В настоящее время ряд подзаконных нормативных актов противоречит процитированному выше пункту 2 статьи 7 этого Закона.

Термин «собственность», как известно, употребляется в двух различных смыслах:

в юридическом — как обозначение вещного права, права лица на определенную вещь (совокупность вещей), включающего в себя правомочия владеть, пользоваться и распоряжаться этой вещью (вещами), и истребовать ее из чужого незаконного владения;

в экономическом — как обозначение совокупности экономических (иногда говорят — производственных в широком смысле) отношений, связанных с определенным имущественным комплексом и определенным субъектом хозяйственной (экономической) деятельности.

В статье 8 Конституции термины «собственность» и «формы собственности» употребляются во втором (экономическом) смысле и означают, что Конституцией и законодательством в целом признаются и равным образом, одинаково защищаются разные формы хозяйствования, экономическая (хозяйственная) деятельность различных субъектов: физических лиц (граждан) и юридических лиц (организаций и общественных объединений), действующих на базе частного, государственного, муниципального или какого-либо иного имущества, принадлежащего этим лицам (закрепленного за ними) на законных основаниях. Содержание и значение закрепленного в статье 8 конституционного принципа состоит в установлении равного, общего правового режима для всех законно существующих форм хозяйствования.

Гарантированное статьей 8 Конституции юридическое равенство форм собственности, равное их признание и защита означают одинаковое признание и одинаковую защиту всеми допускаемыми средствами и способами любых не противоречащих законодательству форм хозяйствования и признаваемых законом имущественных прав, а также недопустимость установления законодательством каких-либо привилегий или ограничений для тех или иных форм или субъектов хозяйственной деятельности. В отличие от ранее действовавших преимуществ в защите права социалистической, в особенности государственной, собственности (имеется в виду собственность в первом — юридическом — смысле) согласно части 2 статьи 8 права собственности всех субъектов (носителей) этого права защищаются абсолютно одинаково, на основании одних и тех же норм материального права (см. также комментарий к ст. 34 и 35).