Об уголовно-правовой характеристике организации незаконного вооруженного формирования

04-03-19 admin 0 comment

Бехоева Х.Л.-А.
Общество и право, 2010.


В статье рассматриваются некоторые вопросы уголовно-правовой характеристики состава организации незаконного вооруженного формирования. Определен ряд понятий, которые не нашли отражение в УК РФ.

Ключевые слова: преступления против общественной безопасности, организация незаконного вооруженного формирования, состав преступления, уголовное законодательство России.

This article discusses several issues of legal characteristics of the organization of illegal armed formation. Some concepts that are not reflected in Russian Criminal Code have been identified.

Key words: crimes against public security, organization of illegal armed formation, corpus delicti, Russian criminal legislation.

Произошедшие в социально-политической и экономической жизни России изменения привели, наряду с положительными изменениями, к росту преступности в целом и количества преступлений против общественной безопасности в частности. Среди последних следует выделить организацию незаконных вооруженных формирований. Вместе с тем обстановка на Северном Кавказе по-прежнему обладает высоким скрытым конфликтогенным потенциалом, а снижения количества преступлений, предусмотренных ст. 208 УК РФ, не наблюдается.

Выяснение юридической природы уголовной ответственности за создание вооруженного формирования (объединения, отряда, дружины или иной группы), не предусмотренного федеральным законом, а равно руководство таким формированием или его финансирование, а также за участие в таком вооруженном формировании предполагает четкое представление того, что понимается под каждым из составляющих его признаков.

Весьма аморфно обозначив признаки преступления в ст. 208 УК РФ, законодатель, по сути, предоставил полномочия по определению преступного поведения правоприменителям. Между тем представляется, что слишком широкие законодательные формулировки открывают возможности для злоупотребления и произвола. На наш взгляд, в УК РФ необходимо было дать аутентичное толкование основных признаков незаконного вооруженного формирования.

Под формированием мы предлагаем понимать воинское соединение, организованное для совместной деятельности, подчиняющееся определенной дисциплине, управлению, подчиненности, с четким распределением обязанностей внутри этой группы лиц, регламентированием норм возможного и должного поведения, закреплением ответственности за их нарушение, а также наличием общих отличительных признаков (форма, опознавательные знаки и др.).

В таком случае первостепенным становится вопрос, когда такие формирования признаются незаконными. Этот признак достаточно формален — формирование признается незаконным исключительно до тех пор, пока его существование не предусмотрено федеральным законом.

Согласно п. 9 ст. 1 Федерального закона от 31 мая 2006 г. N 61-ФЗ «Об обороне» создание и существование формирований, имеющих военную организацию или вооружение и военную технику либо в которых предусматривается прохождение военной службы, не предусмотренных федеральными законами, запрещаются и преследуются по закону. В свою очередь, ч. 2 ст. 12 Закона РФ от 5 марта 1992 г. N 2446-1 «О безопасности» к силам, обеспечивающим безопасность, относит Вооруженные силы, федеральные органы безопасности, органы внутренних дел, внешней разведки, обеспечения безопасности органов законодательной, исполнительной, судебной властей и их высших должностных лиц, налоговой службы; службы ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и другие государственные органы обеспечения безопасности, действующие на основании законодательства. Также Закон определяет, что создание органов обеспечения безопасности, не установленных законом Российской Федерации, не допускается.

Представляется возможным выделить следующие ситуации, при которых создано вооруженное формирование: 1) оно создается при отсутствии какой-либо законодательной основы, вопреки запрету; 2) оно образуется и функционирует на основе решений региональных органов власти, органов исполнительной власти, не соответствующих Конституции Российской Федерации; 3) структуры, законно созданные и действующие, но в процессе своей деятельности выходящие за рамки компетенции, присваивающие себе функции, не предусмотренные законом. Незаконность в этом случае следует понимать как несоответствие основной деятельности функциям и полномочиям, возложенным на данное формирование законом; 4) созданное на законных основаниях вооруженное формирование продолжает функционировать после вступления в законную силу решения о ликвидации такого вооруженного формирования.

Еще одним требующим разрешения вопросом является вопрос о цели создания незаконного вооруженного формирования. Подчеркнем, что данный вопрос в теории уголовного права является достаточно дискуссионным. Наиболее четко сформулировал свою позицию по данному вопросу П.В. Агапов, который полагает, что незаконное вооруженное формирование не создается просто так, без какой-либо цели. В этом случае возможны два варианта: 1) создание незаконного вооруженного формирования с непреступными (даже с социально-полезными, благими) целями, например защита суверенитета субъекта РФ, обеспечение безопасности и общественного порядка в каком-либо регионе, помощь правоохранительным органам в борьбе с преступностью и т.д.; 2) организация вооруженного объединения, отряда, дружины или иной группы в целях совершения преступных посягательств [1, с. 36].

Точка зрения на вооруженность как на наличие у членов объединения, отряда, дружины или иной группы огнестрельного либо холодного оружия является спорной. Такая трактовка понятия вооруженности не позволяет относить к оружию предметы, объективно обладающие свойством оружия. Тем самым налицо ограничительный по объему подход к толкованию признака объективной стороны уголовно-правовой нормы ст. 208 УК РФ.

Вместе с тем отметим, что в случае с данным признаком состава основные вопросы возникают прежде всего при определении того, будет ли достаточным для признания незаконного формирования вооруженным наличие оружия только у одного члена формирования или у части его членов при осведомленности иных участников, не имеющих оружия, о его наличии? Нам представляется наиболее верной позиция П.В. Агапова о том, что при понимании ст. 208 УК РФ полная аналогия с трактовкой понятия «вооруженность», предложенной Пленумом Верховного Суда РФ в Постановлении от 17 января 1997 г. N 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм», недопустима. Логическое толкование ст. 208 УК РФ позволяет сделать вывод о том, что вооруженность здесь предполагает наличие пригодного для использования огнестрельного оружия и взрывных устройств у большинства участников незаконного вооруженного формирования и готовность его применения для решения поставленных перед ним задач [1, с. 114 — 115].

Таким образом, под незаконным вооруженным формированием понимается не предусмотренное федеральным законом вооруженное воинское соединение, организованное для совместной деятельности, подчиняющееся определенной дисциплине, управлению, подчиненности, с четким распределением обязанностей внутри этой группы лиц, регламентированием норм возможного и должного поведения, закреплением ответственности за их нарушение, а также наличием общих отличительных признаков.

Состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 208 УК РФ, по конструкции является усеченным. Создание, руководство и финансирование незаконного вооруженного формирования является оконченным с момента совершения хотя бы одного из указанных в диспозиции статьи действий.

Состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 208 УК РФ, по конструкции формальный, преступление считается оконченным с момента вступления участника в формирование, т.е. принятия на себя обязанностей участника незаконного вооруженного формирования, в том числе и начала обучения военному делу в составе формирования.

Основным непосредственным объектом исследуемого преступления является совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальное функционирование государственной власти, закрепленный в Конституции РФ порядок формирования Вооруженных Сил РФ.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 208 УК РФ, заключается в совершении каких-либо общественно опасных, противоправных действий, которые направлены на создание, руководство или финансирование незаконного вооруженного формирования.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 208 УК РФ, заключается в совершении каких-либо действий по вступлению в такое формирование или выполнению заданий руководителя или иных членов такого формирования в соответствии с планами незаконного вооруженного формирования, если лицо при этом осознавало преступный характер таких действий.

Преступление, предусмотренное ст. 208 УК РФ, может быть совершено исключительно умышленно, при этом умысел может быть только прямым. В сознании создателя, руководителя, финансового обеспечителя, участника незаконного вооруженного формирования должны быть отражены объективные признаки состава преступления, которые прямо указаны в диспозиции ст. 208 УК РФ. Мотивы и цели создания, руководства, финансирования, участия в незаконном вооруженном формировании могут быть различными и на квалификацию деяния не влияют.

Субъект рассматриваемого преступления — общий, т.е. физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Литература

1. Агапов П.В., Хлебушкин А.Г. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем: политико-правовой, криминологический и уголовно-правовой анализ. М., 2005.