Ограниченная вменяемость

04-03-19 admin 0 comment

Иванов Н., Брыка И.
Российская юстиция, 1998.


Н. Иванов, доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права Юридического института МВД РФ.

И. Брыка, адъюнкт.

Новая для российской современной уголовно — правовой системы ст. 22 УК предусматривает весьма оригинальную фигуру, которая в правоприменительной практике должна рассматриваться как субъект преступления, но обладающий специальными свойствами. По существу, это третье лицо в уголовном праве, способное совершить общественно опасное деяние: наряду с вменяемым, подлежащим уголовной ответственности, и невменяемым, уголовной ответственности не подлежащим, появилось занимающее промежуточное положение лицо с психическим расстройством, не исключающим вменяемости и, как таковое, подлежащее уголовной ответственности, что и отмечается в ч. 1 ст. 22 УК РФ. Вместе с тем вменяемость лица «отягчена» психическим расстройством, которое, в отличие от расстройства, характерного для невменяемых, не носит патологического характера, т.е. не является болезнью. Это принципиальное и в сущности единственное отличие невменяемого от лица с психическим расстройством, не исключающим вменяемость. Психическая патология или психическая болезнь расстраивает психику таким образом, что лицо вообще не способно сознавать общественно опасный характер своих действий или руководить ими. Психическое расстройство, не являющееся патологией, оказывает несколько «смягченное» воздействие на психику — субъект может сознавать общественно опасный характер своего поведения или руководить им, но в силу соответствующих нервных процессов он не в состоянии делать это в полной мере, что характерно для полностью вменяемого лица.

Анализ ст. 22 УК РФ позволяет выделить юридические критерии психических расстройств, не исключающих вменяемости.

К ним относятся, во-первых, невозможность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или бездействия (интеллектуальный признак), во-вторых, невозможность в полной мере руководить своими поведенческими реакциями (волевой признак).

При этом следует прежде всего иметь в виду, что возможность субъекта осознавать фактический характер своих поведенческих реакций и их общественную опасность затруднена не вообще, а лишь в конкретном случае совершения противоправного деяния. Субъект же может в целом характеризоваться как лицо, обладающее определенными психофизиологическими аномалиями, что вовсе не означает наличия постоянных затруднений в его интеллектуальной сфере. Но если в конкретном правонарушении психические аномалии сыграли роковую роль в поведенческой реакции, определили ее направленность при социально — объективной стрессовой ситуации, тогда уместно говорить о неполной возможности осознания фактических и социально значимых поведенческих возможностей.

Психические расстройства, не исключающие вменяемости, которые в дальнейшем изложении мы будем именовать «аномалии психики», что более точно отражает психофизиологическую картину неполно вменяемого субъекта, не позволяют в полной мере осознавать смысл происходящего. Они довлеют над интеллектуальными возможностями лица, вследствие чего противоправный способ снятия эмоциональной напряженности в конкретной эмоциогенной ситуации становится для него значительно более вероятен и облегчен.

Согласно законодательной формулировке субъект, психика которого отягчена аномалиями, не может в полной мере осознавать как фактический характер своего поведения, так и его общественную опасность. Правоприменительная оценка аномалий психики должна быть ориентирована на комплексный характер толкования, так как необходимо установить, что субъект был ограничен в возможности осознания не только фактического, но и общественно опасного характера своего поведения. Употребляемый законодателем союз «и» делает такую оценку обязательной.

Фактический характер поведения представляет собой конкретную форму, в которой проявляется психическая реакция человека. Так, например, крайняя степень раздражения, вызванная провоцирующими факторами (оскорблением, противоправным действием и т.п.), может побудить человека выразить свою реакцию в виде нанесения провокатору тяжкого вреда здоровью или даже причинение смерти, используя при этом первые попавшиеся под руку предметы. Так, Г., подозревая свою жену в сожительстве с племянником, пришел домой в «неурочное» время и действительно застал ее с ним в постели. Его реакция была мгновенна: он схватил попавшийся под руку утюг и убил им племянника. Впоследствии на следствии и на суде Г. утверждал, что не отдавал отчета своим действиям, желая лишь одного — получить любым способом удовлетворение за нанесенную обиду.

Существуют и медицинские критерии психических расстройств, не исключающие вменяемости. К ним следует относить аномалии психики, которые не являются психической болезнью и характеризуются дисбалансом сил возбуждения и торможения.

Аномалии психики характерны для различных психических конституций и представляют собой внешне большое разнообразие. Однако несмотря на многообразие психических аномалий, они могут быть подразделены на аномальные состояния и аномальные процессы.

Аномальные состояния определяются относительным постоянством психофизиологических реакций, в отличие от них процессы носят временный, непостоянный характер и зависят от определенных биологических факторов.

В силу многообразия аномальных процессов и состояний законодатель отказался от их перечневого метода, однако он приемлем для описания медицинского критерия невменяемости. Болезненные состояния, характеризующие невменяемость, вполне конкретны и численно ограничены известными в психиатрии болезнями. Психические аномалии могут быть вызваны различными обстоятельствами, отчего их законодательная регламентация была бы заведомо неполной. Тем не менее практически целесообразно указать на ряд аномальных состояний и процессов, достаточно полно изученных психофизиологами и имеющих важное значение для применения ст. 22 УК РФ.

К психическим состояниям аномального типа следует, в частности, относить типы характера, которые психологи называют крайними, — холерический и меланхолический.

Холерический тип характера характеризуется как безудержный, отличающийся быстротой (иногда лихорадочной быстротой) движений и действий, порывистостью, возбудимостью. Преобладание возбуждения над торможением, свойственное этому темпераменту, ярко проявляется в общении с людьми, с которыми холерик допускает резкость, вспыльчивость, раздражительность, эмоциональную несдержанность и на этой почве часто создает конфликтные ситуации. Повышенная импульсивность холерика приводит к тому, что действие у субъекта совершается произвольно. При таких условиях существенная для волевого акта возможность сознательного регулирования ограничивается. В стрессовой ситуации холерик легко может совершить преступление.

Меланхолик, напротив, характеризуется преобладанием процессов торможения над процессами возбуждения, отчего ему свойственна пониженная активность, медлительность, замкнутость, депрессивность. Такие лица чаще всего совершают преступления по неосторожности, что, однако, не исключает умышленных деяний с их стороны.

К аномальным состояниям относятся неврозы и психопатии, которые в различных своих проявлениях также характеризуются дисбалансом психофизиологических процессов возбуждения и торможения. При этом психопаты, согласно данным специалистов, составляют ядро криминального мира. Именно этой категории правонарушителей свойственны такие одиозные черты характера, как злобность, жестокость и т.п. Поведение психопатов определяют мощные примитивные влечения, что дает основания говорить о бессознательной мотивации их преступного поведения.

К аномальным состояниям по признаку дисбаланса процессов возбуждения и торможения следует относить и различного рода акцентуации характера, которые представляют собой усиление отдельных черт характера до такой степени, при которой приспособительные возможности субъекта значительно снижаются в условиях эмоционально напряженной ситуации. Так, например, акцентуированный истерический тип характеризуется эгоцентризмом, внушаемостью, театральностью, что сближает его характерологические особенности с чертами истерика.

К аномальным процессам относятся временные психические развития, которые, однако, нарушают баланс процессов возбуждения и торможения. Некоторые из таких аномальных процессов нашли отражение в законодательном перечне обстоятельств, смягчающих наказание (ст. 61 УК РФ). Это, например, беременность, при которой женщина зачастую бывает обуреваема приступами агрессии; противоправность или аморальность поведения потерпевшего, что может вызывать состояние аффекта, и т.д.

Наличие юридического критерия психических расстройств, не исключающих вменяемости (точно так же, как и в случае установления невменяемости), полностью зависит от медицинского критерия. Аномалии психики влияют на нервную систему таким образом, что субъект оказывается не в состоянии в полной мере осознавать фактический и социальный характер своего поведения. Это естественное положение законодатель отразил термином «в силу»: «Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать…» (ст. 22 УК РФ). При этом следует иметь в виду, что психические аномалии сами по себе не могут определять преступное поведение. Человек может пребывать долгое время в состоянии дисбаланса процессов возбуждения и торможения, но при этом не совершать преступлений. Но если стрессовая или иного рода эмоциогенная ситуация «наложилась» на этот психофизиологический дисбаланс, то в этом случае можно говорить о применении ст. 22 УК РФ. Например, на глазах у мужчины, психика которого «отягчена» истерической акцентуацией, совершается тяжкое оскорбление его возлюбленной, в результате он совершает убийство. В данном случае эмоциогенная ситуация максимально обострила аномальные психические процессы, которые и вызвали конкретный поведенческий акт.

Часть 2 ст. 22 УК РФ устанавливает положение, согласно которому психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания. Это положение нуждается в толковании.

Коль скоро ряд психических аномальных процессов получил официальный статус смягчающих наказание обстоятельств, то эту привилегию было бы вполне справедливо распространить и на другие аномальные процессы и состояния. Это было бы тем более резонно, что при совершении преступления мыслительные процессы аномального человека ущемлены и его поведение является в большей мере следствием психических аномалий, действие которых на принятие решения можно в определенной мере отнести к фатальному влиянию. Что касается возможностей определения психических расстройств, не исключающих вменяемости, то в определенных случаях должна назначаться комплексная психолого — психиатрическая экспертиза, которая в итоговом выводе констатирует наличие или отсутствие у субъекта в момент совершения преступления дисбаланса процессов возбуждения и торможения.