К вопросу о процедуре принятия судом решения об особом порядке судебного разбирательства в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве

04-03-19 admin 0 comment

Абшилава Г.В.
Электронный ресурс, 2010.


Согласно ч. 1 ст. 317.7 УПК РФ судебное заседание и постановление приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, проводятся в порядке, установленном ст. 316 УПК РФ, с учетом требований настоящей статьи. В ч. 1 ст. 317.6 УПК РФ говорится о том, что основанием для принятия судьей решения о проведении судебного заседания в особом порядке является уголовное дело и представление прокурора, указанное в ст. 317.5 УПК РФ.

Первоначальный правовой механизм производства по уголовному делу, по которому между сторонами было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, не включал в себя указание на обязательное проведение предварительных слушаний по делу, однако в свете разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации на эту позицию надо посмотреть по-другому. Согласно п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 28 при решении вопроса об особом порядке судебного разбирательства в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение, установленное нормами главы 40.1 УПК РФ, суду надлежит выполнить требования ст. 317.6 УПК РФ. При поступлении в суд уголовного дела с представлением прокурора (ст. 317.5 УПК РФ) судья (суд) с участием государственного обвинителя, обвиняемого и его защитника должен удостовериться, что государственный обвинитель подтвердил основания, в силу которых с обвиняемым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве (глава 40.1 УПК РФ). При положительном решении судьей вопроса об особом порядке проведения судебного заседания в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве (ч. 1 ст. 317.7 УПК РФ) назначается судебное заседание в порядке, указанном в главе 33 УПК РФ. Если же суд установит, что предусмотренные ч. ч. 1 и 2 ст. 317.6 УПК РФ условия не соблюдены, он принимает решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке (ч. 3 ст. 317.6 УПК РФ) <1>.

———————————

<1> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2009 г. N 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству» // РГ. 2010. 13 января. N 3 (5082).

Таким образом, Пленум Верховного Суда Российской Федерации фактически предусмотрел новое основание для проведения предварительного слушания: при наличии по делу заключенного досудебного соглашения о сотрудничестве и соответствующего представления прокурора, составленного в порядке ст. 317.5 УПК РФ. Данный вывод подтверждается сравнительным анализом вышеприведенного пункта со следующим, 11-м пунктом названного Постановления, где подтверждается возможность назначения судебного заседания в порядке, установленном нормами главы 33 УПК, — при наличии указанных в ч. 1 ст. 314 УПК РФ условий. И только при невыполнении органами предварительного расследования возложенных на них ч. 1 ст. 11 и п. 2 ч. 5 ст. 217 УПК РФ обязанностей у суда появляется основание для проведения предварительного слушания для решения вопроса о возвращении уголовного дела прокурору. Еще ранее Пленум Верховного Суда Российской Федерации по данному поводу дал следующее разъяснение: «Решая вопрос о возможности применения особого порядка судебного разбирательства по уголовному делу, следует иметь в виду, что в нормах главы 40 УПК РФ указаны условия постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, а не условия назначения уголовного дела к рассмотрению. Поэтому при наличии ходатайства обвиняемого о применении особого порядка принятия судебного решения и отсутствии обстоятельств, препятствующих разбирательству уголовного дела в особом порядке, судья при назначении судебного заседания принимает решение о рассмотрении данного дела в особом порядке» <2>. Значит, решение о назначении судебного заседания с проведением судебного разбирательства в особом порядке судья может принять без проведения предварительных слушаний, только если речь идет о досудебной процедуре, предусмотренной п. 2 ч. 5 ст. 217, ст. ст. 314 — 315 УПК РФ. Если же в ходе досудебного производства заключалось соглашение о сотрудничестве и дело было направлено прокурором в суд с обвинительным заключением и представлением, то судья должен назначить предварительные слушания и провести их в соответствии с главой 34 УПК РФ. В этом выводе убеждают следующие соображения.

———————————

<2> Пункт 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2006 г. N 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» // РГ. 20.12.2006.

Из буквального смысла ч. 1 ст. 317.6 УПК РФ следует, что основанием для рассмотрения судом вопроса об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, является уголовное дело, поступившее в суд с представлением прокурора, указанным в ст. 317.5 УПК РФ. Иными словами, суду для назначения судебного заседания в особом порядке достаточно убедиться в наличии, во-первых, уголовного дела с обвинительным заключением, во-вторых, представления прокурора, указанного в ст. 317.5 УПК РФ, в-третьих, отсутствия оснований для проведения предварительных слушаний. Однако формулировка «должен удостовериться, что государственный обвинитель подтвердил основания, в силу которых с обвиняемым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве (глава 40.1 УПК РФ)» предполагает, что суд должен пуститься и в изучение условий, предусмотренных ч. ч. 2 — 4 ст. 317.6 УПК РФ.

Выполнить же все требования указанных частей ст. 317.6 УПК РФ суд вряд ли сможет без проведения судебного заседания по правилам глав 34 — 37 УПК РФ, в том числе не исключаются и элементы судебного следствия при исследовании оснований, условий и результатов досудебного соглашения о сотрудничестве.

Так, из положений ч. ч. 2 — 4 ст. 317.6 УПК РФ вытекает, что судья должен удостовериться в том, что:

1) государственный обвинитель подтвердил активное содействие обвиняемого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления;

2) досудебное соглашение о сотрудничестве было заключено добровольно и при участии защитника;

3) содействие подозреваемого или обвиняемого следствию не заключалось лишь в сообщении сведений о его собственном участии в преступной деятельности.

Согласно ч. 3 ст. 317.6 УПК РФ, если суд установит, что предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи условия не соблюдены, то он принимает решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке. По-видимому, эта формулировка не совсем точна, поскольку несоблюдение требования, указанного в ч. 4 ст. 317.6 УПК, также должно влечь за собой решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке. Ведь данное условие является ключевым и затрагивает сущность соглашения: оно направлено на раскрытие тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных иными лицами.

Когда и в каких пределах возможно судебное следствие?

Мнение о том, что в стадии предания суду имеет место выявление обстоятельств дела и, соответственно, судебное расследование, разделяется большим числом ученых <3>. Н.Н. Ковтун и Р.Р. Магизов отмечают, что при анализе содержательной части судебного заседания прежде всего обращает на себя внимание позиция суда, связанная с проверкой и оценкой представленных сторонами доказательств <4>. Общий смысл главы 40.1 УПК РФ не оставляет сомнений в том, что позиция суда и в стадии подготовки судебного разбирательства, и в стадии судебного разбирательства должна быть активной. Общие признаки, указывающие на наличие возможности проведения судом расследования обстоятельств дела, здесь в наличии: проводится судебное заседание с участием судьи и сторон, может иметь место разрешение правового конфликта с применением правовых средств и принятием процессуального решения, чему предшествует доказательственная деятельность по познанию-обоснованию спорных обстоятельств дела. В УПК РФ имеются прямые указания закона на то, что в ходе судебного заседания могут осуществляться допросы (ч. 8 ст. 234 УПК РФ), исследование протоколов следственных действий и иных документов (ч. 3 ст. 235 УПК РФ), стороны представляют свои доводы и опровергают доводы противника (ч. 4 ст. 234 УПК РФ). Полагаем, все эти следственные действия могут проводиться в том числе и по инициативе суда с целью удостоверения не только оснований заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, но также и выполнения его условий, соблюдения прав и законных интересов обвиняемого, достижения целей правосудия.

———————————

<3> См. об этом: Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России. Н. Новгород, 2002. С. 218, 237; Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: Учебник для вузов. 2-е изд. / Под ред. А.В. Смирнова. СПб.: Литер, 2005. С. 488; Якимович Ю.К., Пан Т.Д. Судебное производство по УПК Российской Федерации. СПб.: Изд-во Р. Асанова «Юридический Центр Пресс», 2005. С. 85; Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Практ. пособие / Под ред. В.П. Верина. М., 2006. С. 177, 180 — 181; Гришин С.П. Судебное следствие в смешанном уголовном процессе (гносеологический, процессуальный и тактико-криминалистический аспекты). М.: Юрлитинформ, 2008. С. 56.

<4> См.: Ковтун Н.Н., Магизов Р.Р. Практика реализации судебного контроля за законностью и обоснованностью применения мер процессуального принуждения: Учебно-практическое пособие. Н. Новгород, 2004. С. 37.

Очевидно, что потребность в исследовании доказательств может возникнуть при проверке выполнения всех трех условий, предусмотренных законом. В частности, судья вправе потребовать от государственного обвинителя, чтобы он представил доказательства того, что обвиняемый оказал активное содействие следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления. Эти доказательства по инициативе суда могут быть исследованы в судебном заседании по правилам, предусмотренным главой 37 УПК РФ. Круг вопросов, выясняемых в связи с выполнением данного требования, связан с соблюдением публично-правового интереса. Прокурор как представитель государства, обвинительной власти должен показать суду (судье), что назначение института, предусмотренного главой 40.1 УПК РФ, в данном случае оправданно, цели досудебного соглашения достигнуты, обвиняемый выполнил в полной мере свои обязательства. Суд сам должен вникнуть в то, насколько результативным оказалось соглашение, т.е. действительно ли наличествует обстоятельство, предусмотренное п. «и» части первой ст. 61 УК РФ.

Кроме того, на суде лежит обязанность установления истины по делу. Он обязан убедиться в том, что в содержащееся в представлении прокурора подтверждение полноты и правдивости сведений, сообщенных обвиняемым при выполнении им обязательств, предусмотренных заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве, соответствует действительности. Сделать это суд может только путем проведения следственных действий в рамках предварительных слушаний.

Предметом судебного расследования во время предварительных слушаний может стать и то, что досудебное соглашение о сотрудничестве было заключено обвиняемым добровольно и при участии защитника. На наш взгляд, роль адвоката-защитника в обеспечении прав и законных интересов при заключении и реализации досудебного соглашения о сотрудничестве несравнимо большая, чем при заявлении обвиняемым ходатайства о проведении судебного разбирательства в особом порядке. Поэтому оправданным является не формальное, а деятельное, содержательное удостоверение судом выполнения этого условия. Различные аспекты участия адвоката в этой процедуре на различных ее этапах, выяснение вопроса о том, насколько реально, а не формально при этом обеспечивались права обвиняемого, могут интересовать судью. Тем более этот интерес будет оправдан, если адвокаты по ходу предварительного расследования дела менялись и к моменту предания обвиняемого суду его интересы представлял адвокат, по сути, не ответственный за действия (бездействия) своих коллег на первоначальных этапах производства по делу и сотрудничества обвиняемого со следствием. Судья обязан выяснить у обвиняемого, насколько соблюдались стороной обвинения его интересы, насколько выполнило свои обязательства государство перед ним и действительно ли обеспечивались его права как человека и гражданина адвокатом в конкретных, ключевых ситуациях заключения и реализации досудебного соглашения о сотрудничестве. Судья обязан по своей инициативе проверить соблюдение условий соглашения в пользу стороны защиты и эффективность действий адвоката-защитника. При этом в случае необходимости судья может потребовать от государственного обвинителя выполнения тех обязательств, которые были взяты обвинительной властью при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, но так и не были выполнены на момент предварительных слушаний.

И наконец, не менее сложным и важным является установление юридического факта, состоящего в том, что содействие подозреваемого или обвиняемого следствию не заключалось лишь в сообщении сведений о его собственном участии в преступной деятельности, а было направлено, так сказать, вовне, т.е. на других лиц, на имущество, полученное преступным путем иными лицами. Сомнения в том, не имеет ли в данном случае ординарный случай деятельного раскаяния, должны быть рассеяны самим судом, если таковые появились у него. В этом плане, на наш взгляд, судья не ограничен в выборе средств для выяснения данного факта. Например, им может быть допрошен обвиняемый, а также должностные лица, которые участвовали в досудебном производстве и сотрудничестве в том или ином качестве. Затребованы надлежащие документы. Проведены иные процессуальные и следственные действия.

Могут ли быть вызваны в судебное заседание участники со стороны обвинения или стороны защиты, имеющие в деле признаваемый законом интерес? Прежде всего с целью выдвижения и обоснования своей позиции относительно условий реализации процедуры, имеющей своим началом заключение досудебного соглашения о сотрудничестве?

Полагаем, что нет. Эти участники не вправе влиять на формирование условий данного соглашения, не могут они и вмешиваться со своими оценками и предъявлением своих условий в ход реализации данного соглашения, в том числе и в судебных стадиях, в том числе в стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Следует согласиться с А.С. Александровым и И.А. Александровой о наличии особой публичности у главы 40.1 УПК РФ. Потерпевший исключен из участия в заключении договора, очевидно, потому, что цель института в конечном счете публичная — борьба с преступностью. Получается, что права и законные интересы потерпевшего оказались жертвой достижения этой задачи. Такую позицию можно понять: интересы потерпевшего могут иметь узкоэгоистический характер, и нельзя ставить достижение публичных задач в зависимость от них <5>. В то же время не исключено, что потерпевший может быть вызван в судебное заседание для дачи показаний о тех или иных обстоятельствах, ставших предметом судебного доказывания, т.е. выступить в качестве свидетеля по делу.

———————————

<5> См.: Александров А.С., Александрова И.А. Проблемы реализации соглашения о досудебном сотрудничестве со следствием: тревога и надежда: Сб-к трудов науч.-практ. конф. «Проблемы процессуальной деятельности, осуществляемой стороной обвинения в стадиях уголовного судопроизводства» (12 — 13 ноября 2009 г., Н. Новгород). Н. Новгород: Приволжская транспортная прокуратура, 2010. С. 33.

Исходя из позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, следует заключить, что наряду с судьей (судом) обязательно участие в судебном заседании государственного обвинителя, обвиняемого и его защитника. Участие других лиц в предварительных слушаниях, проводимых по данному основанию, оправдано только нуждами доказывания спорных обстоятельств дела, затрагивающих фактическую и юридическую стороны заключения и реализации досудебного соглашения о сотрудничестве.

В рамках предварительных слушаний, проводимых по вышерассмотренному основанию, суд не вправе предрешать вопрос о доказанности вины обвиняемого, а также другие вопросы, составляющие существо уголовного дела, однако суд вправе и обязан выяснить, соблюдены ли органами дознания, предварительного следствия и прокуратуры требования уголовно-процессуального закона, регулирующего досудебное производство и соглашение о сотрудничестве, нет ли в связи с этим обстоятельств, препятствующих рассмотрению в особом порядке либо вообще исключающих его рассмотрение судом.