Нет преступления без указания на то в законе

04-03-19 admin 0 comment

Колбаев Р.
Законность, 1998.


Р. Колбаев, прокурор отдела по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам прокуратуры Астраханской области.

Правоприменительная практика по преступлениям, предусмотренным ст. 228 УК РФ, порождает сложные вопросы. В частности, возник вопрос, касающийся общих начал наступления уголовной ответственности за совершение указанных в ст. 228 действий с наркотическими средствами и психотропными веществами в крупном и особо крупном размере. Вопрос связан с действием «Перечня крупных и особо крупных размеров количеств наркотических средств и психотропных веществ, обнаруживаемых в незаконном хранении или обороте», утвержденного Постоянным комитетом по контролю наркотиков 17 декабря 1996 г. (протокол N 53/9-96).

На мой взгляд, Перечень прямо влияет на решение вопроса об относимости того или иного деяния к преступному или непреступному. В зависимости от данных, содержащихся в Перечне, решается судьба гражданина — быть ли ему преступником и нести соответствующее наказание за совершение действий с наркотическими (психотропными) веществами, превышающими по количеству небольшие размеры, или нести ответственность по административному законодательству.

Существующее положение нельзя признать законным. Согласно ст. 3 УК РФ преступность деяния, а также его наказуемость определяются только настоящим Кодексом. Согласно ч. 1 ст. 1 УК уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в Кодекс.

На деле применительно к ст. 228 преступность деяния определяется не только УК РФ, но и Перечнем, что недопустимо, исходя из принципов уголовного законодательства, упомянутых выше.

Перечень не является законом и не входит составной частью в УК. Более того, ст. 228 не является по смыслу бланкетной или отсылочной, так как не содержит прямого или опосредованного указания на дополнительное применение Перечня.

В этой связи вполне обоснованными выглядят разъяснения, данные председателем Постоянного комитета Э. Бабаяном в приложении к Перечню, где он указывает, что размеры количеств наркотических и психотропных веществ носят рекомендательный характер.

Таким образом, в строгом понимании смысла общих положений уголовного закона и в строгом соответствии с принципом законности необходимо прийти к выводу о том, что решение вопроса о наличии или отсутствии в действиях виновного простого или квалифицированного (в зависимости от размера) составов преступления по ст. 228 является прерогативой следователя, прокурора и суда. Практически не исключена ситуация, когда один из перечисленных субъектов на основе данных социологических исследований, заключений медицинских, химических и иных экспертиз придет к выводу, противоречащему выводам, изложенным в Перечне. И в этой ситуации принятое решение нельзя будет назвать незаконным, поскольку указания Постоянного комитета носят рекомендательный характер.

К сожалению, несовершенство конструкции ст. 228 приводит к неопределенности на практике, и в настоящее время во избежание вольного толкования закона приходится руководствоваться имеющимся Перечнем (ввиду главного его достоинства — официальности). Из двух зол приходится выбирать меньшее. Однако оправданность такой ситуации допустима лишь на каком-то коротком временном промежутке.

В этой связи необходимо предпринять меры по внесению изменений в ст. 228 УК. Эти изменения, на наш взгляд, должны касаться пределов наступления и действия уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических и психотропных веществ по аналогии с примечанием к ст. 158 УК применительно к понятиям небольшого, крупного и особо крупного размера.

Заслуживает внимания еще одна проблема. Санкции ч. ч. 2 и 4 ст. 228 не учитывают требований ст. 60 УК о назначении справедливого наказания виновному. Теоретически возможна ситуация, когда виновному в совершении указанных в ч. 2 действий в отношении наркотических (психотропных) веществ в размере от небольшого до крупного могут назначить наказание в виде 7 лет лишения свободы. То же самое наказание можно назначить лицу, виновному в незаконном обороте указанных веществ в размерах, намного превышающих понятие особо крупного размера. При прочих равных условиях, относящихся к личности виновного, такое положение нельзя признать отвечающим принципу социальной справедливости. Вполне обоснованны мнения о необходимости изменения санкций ч. ч. 2 и 4 путем пересмотра либо верхнего предела ч. 2, либо нижнего предела ч. 4 ст. 228 УК РФ.