Понятие корпоративных конфликтов. Разграничение понятий «корпоративный конфликт» и «корпоративный спор», «корпоративное поглощение» и «корпоративный захват»

04-03-19 admin 0 comment

Лаптев В.А.
Электронный ресурс, 2010.


Регулирование корпоративных отношений на современном этапе включает в себя множество норм права. В условиях отсутствия единого кодифицированного закона о корпоративных предприятиях возникает необходимость раскрытия основных правовых категорий, в частности, в случаях корпоративных конфликтов.

Ключевые слова: корпоративный конфликт, спор, поглощение, захват.

Regulation of corporate relations at the contemporary stage includes a lot of norms of law. In conditions of absence of the unified codified law on corporate enterprises there is a necessity of disclosure of basic legal categories in particular in the cases of corporate conflicts.

Key words: corporate conflict, dispute, amalgamation, takeover.

Любая отрасль и подотрасль права, в том числе и корпоративное право, включают в себя дефиниции, используемые при обозначении соответствующих правовых категорий, явлений (действий). Собственно, поэтому нередко говорят, что в суде спор не о праве, а о толковании закона и дефиниций. Задачей данной статьи является разграничение отдельных правовых категорий корпоративного права.

В развитии корпоративного права участвуют многие ученые и специалисты-практики, высказывающие свои мнения о различных правовых категориях. Поскольку законодательное закрепление понятия «корпоративный конфликт» отсутствует, имеют место быть разные подходы к его толкованию. Так, по мнению Д.И. Дедова, конфликт интересов обозначает «противоречие между интересами, которые защищены правом и должны быть удовлетворены действиями другого уполномоченного принципалом лица (поверенного, агента, директора, доверительного управляющего), и личными интересами этого уполномоченного» <1>.

———————————

<1> Дедов Д.И. Конфликт интересов. М., 2004. С. 1.

О.А. Макарова рассматривает корпоративные конфликты как конфликты между органами общества и его акционерами, а также между акционерами, если такой конфликт затрагивает интересы общества <2>.

———————————

<2> См.: Макарова О.А. Корпоративное право: Учебник. М.: Волтерс Клувер, 2005.

Е.И. Никологорская полагает, что корпоративным конфликтом можно признать основанное на коллизии прав и интересов отношение, в котором действия его субъектов сознательно направлены на реализацию взаимоисключающих целей, достижение которых обусловлено их участием в корпоративных правоотношениях <3>.

———————————

<3> См.: Никологорская Е.И. Урегулирование корпоративных конфликтов в акционерных правоотношениях // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. N 7.

По мнению экономистов, под корпоративным конфликтом следует понимать разногласия и споры, возникающие между акционерами общества, акционерами и менеджментом, инвестором (потенциальным акционером) и обществом <4>. В указанном понятии подчеркивается, что даже спор между потенциальным акционером и обществом можно назвать корпоративным, поскольку отношения, пусть несложившиеся, были направлены на «реальное» участие в уставном капитале акционерного общества.

———————————

<4> См.: Корпоративные конфликты: причины их возникновения и способы преодоления / Под ред. А.С. Семенова и Ю.С. Сизова. 2-е изд., стереотип. М.: КомКнига, 2006. С. 11.

Торгово-промышленная палата РФ в п. 1.11.3 Концепции развития законодательства Российской Федерации на период 2008 — 2011 гг. <5> определила корпоративный конфликт как разногласия (споры) между акционерами (инвесторами) и менеджерами общества в связи с нарушением прав акционеров, которые приводят или могут привести к искам к обществу, контролирующему акционеру или управляющему по существу принимаемых им решений, досрочному прекращению полномочий органов управления, существенному изменению в составе акционеров.

———————————

<5> Текст Концепции официально опубликован не был // СПС «Гарант».

Конфликт представляет собой любое противоречие между сторонами корпоративных отношений (в том числе между акционерами/участниками, потенциальными акционерами/участниками, внутри хозяйственного общества). По нашему мнению, «корпоративный конфликт» является родовым понятием по отношению к специальному — «корпоративный спор». Разрешение конфликта возможно путем проведения переговоров, образования согласительной комиссии, а также в судебном порядке.

Не случайно говорят, что любой неразрешимый конфликт переходит в спор, который является прерогативой суда. Так, согласно ст. 1 Арбитражного процессуального кодекса РФ разрешение экономических, в том числе корпоративных, споров является компетенцией арбитражных судов, согласно ст. 11 Гражданского кодекса РФ и ст. 1 Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» <6> экономические споры по соглашению сторон третейского разбирательства могут рассматриваться в третейских судах. Таким образом, корпоративный спор можно охарактеризовать как конфликт, подлежащий рассмотрению в суде. Следует обратить внимание на то, что правосудие осуществляется не только государственными судами как особым видом государственной (публичной) деятельности <7>, а также иными негосударственными институтами — третейскими судами. История правосудия коммерческих споров в России насчитывает около 170 лет <8>.

———————————

<6> Собрание законодательства РФ. 2002. N 30. Ст. 3019.

<7> См.: Юридическая энциклопедия / Отв. ред. Б.Н. Топорнин. М., 2001. С. 821 — 822.

<8> См.: Клеандров М.И. Экономическое правосудие в России: прошлое, настоящее, будущее. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 13.

На первый взгляд разграничение понятий «корпоративный конфликт» и «корпоративный спор» не представляет правового интереса. Однако это не так. Юридические категории отграничивают правовую сущность различных правовых категорий, а следовательно, влияют на правоприменительную практику.

Отсутствие законодательного закрепления понятия «корпоративный конфликт» компенсируется через категорию «корпоративный спор» с принятием Федерального закона от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» <9>, согласно которому Арбитражный процессуальный кодекс РФ был дополнен гл. 28.1 «Рассмотрение дел по корпоративным спорам». Так, ст. 225.1 АПК РФ закреплено, что под корпоративным спором понимаются споры, связанные с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законодательством. Данное понятие достаточно емко и лаконично раскрыло содержание термина.

———————————

<9> Собрание законодательства РФ. 2009. N 29. Ст. 3642.

Следует обратить внимание на последовательность законодателя в части субъектного состава корпоративных споров, где стоит сделать оговорку. Безусловно, невозможно сделать идеальное и свободное от недостатков определение любой правовой категории. К этому лишь надо стремиться. Речь идет о включении в состав потенциальных участников корпоративных конфликтов некоммерческих организаций (некоммерческих партнерств, ассоциаций и союзов, некоммерческих организаций из числа СРО). Напротив, если детально изучить девять видов корпоративных споров, перечисленных в ст. 225.1 АПК РФ, то среди них нет конфликтов в чистом виде по вопросам управления и участия в некоммерческих организациях, и речь идет исключительно о спорах в отношении хозяйственных обществ. Правда, данный список можно расширить, дополнив, например, фондовыми биржами, обеспечивающими торговлю профессиональным участникам фондового рынка акциями <10>, и другие ситуации с участием некоммерческих организаций.

———————————

<10> См.: Ст. 11 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» // Собрание законодательства РФ. 1996. N 17. Ст. 1918.

Следует согласиться с мнением председателя 13-го судебного состава Арбитражного суда Москвы Л. Ильиной, которая считает, что понятию «корпоративный спор» следует давать расширительное толкование и ошибочно подразумевать под ним спор внутри корпорации (между акционером и обществом) <11>. Практика арбитражных судов ушла далеко вперед от законодательства, появляются новые модели корпоративных поглощений, разрешение которых лежит в плоскости корпоративного права.

———————————

<11> См.: Ильина Л. Судьям известны методы и схемы формально законного завладения собственностью // Корпоративные споры. 2008. N 5(17). С. 7.

В юридической практике выделяется понятие «корпоративное поглощение», под которым О.А. Макарова понимает одно из средств повышения эффективного корпоративного управления или объединения активов, в чем могут быть заинтересованы и акционеры, и третьи лица <12>. Следует согласиться с мнением О.А. Макаровой, которая говорит, что в результате поглощения изменяется объем и степень контроля над обществом, его стратегия и процесс принятия решений, происходит смена исполнительных органов и менеджеров, изменяются интересы акционеров и их возможность влияния на деятельность общества, меняется ликвидность акций и их рыночная стоимость.

———————————

<12> См.: Макарова О.А. Указ. соч.

Корпоративное поглощение, совершенное с нарушением законодательства, может закончиться корпоративным конфликтом (спором). Но не каждый корпоративный конфликт возникает в процессе корпоративных поглощений.

Следует различать корпоративное поглощение от некорпоративного. Отличие данных категорий заключается в том, что корпоративное поглощение имеет место быть, если поглощаемое юридическое лицо (либо его активы) осуществляет предпринимательскую (хозяйственную) деятельность в форме хозяйственного общества и товарищества. Акцентирование данного отличия имеет существенное практическое значение при применении соответствующих законов (Закона об акционерных обществах, Закона об обществах с ограниченной ответственностью, Закона о некоммерческих организациях, Закона об унитарных предприятиях и т.д.). В частности, может возникнуть вопрос о юридической ответственности и основаниях для ее применения.

Понятие «корпоративное поглощение» в науке предпринимательского права рассматривается неоднозначно. В энциклопедической литературе мы можем встретить термин «корпоративное поглощение» <13>, под которым подразумевается приобретение одной компанией другой компании. В действующих нормативно-правовых актах России мы нередко можем встретить упоминание такого корпоративного действия, как корпоративное поглощение <14>.

———————————

<13> См.: Годунов И.В. Энциклопедия противодействия организованной преступности. М.: Наука, 2005. С. 311.

<14> См.: распоряжение ФКЦБ РФ от 4 апреля 2002 г. N 421/р «О рекомендации к применению кодекса корпоративного поведения» // Вестник ФКЦБ России. 2002. N 4; распоряжение Правительства РФ от 15 августа 2003 г. N 1163-р «Об утверждении Программы социально-экономического развития РФ на среднесрочную перспективу (2003 — 2005 годы)» // СЗ РФ. 2003. N 34. Ст. 3396.

Нередко корпоративное поглощение отождествляют с корпоративным захватом. При соотношении данных понятий следует отметить, что корпоративное поглощение является родовым понятием, из которого можно выделить как дружественное корпоративное поглощение, так и корпоративный захват.

Видится, что корпоративный захват совершается без воли поглощаемого лица (либо владельца бизнеса — хозяйственного общества), однако это не означает, что действия сопряжены с нарушением закона. Речь идет об экономическом захвате либо господстве. Так, например, если мажоритарный акционер на общем собрании акционеров общества пролоббировал решение о дополнительной эмиссии акций и затем скупил данный пакет акций, тем самым снизил размер пакета акций других акционеров от общего числа уставного капитала, такие действия являются корпоративным захватом по отношению к другим акционерам. Напротив, в случае договоренности приобретаемого лица (либо акционера) с собственниками поглощаемой организации (либо другими акционерами) имеет место дружественное корпоративное поглощение.

В литературе также можно встретить немало работ по корпоративному поглощению. Однако нередко такие работы содержат неоднозначность толкования употребляемых правовых категорий, а также акцентирование на экономических аспектах корпоративных поглощений и упущение значимости правовых моментов таких поглощений. Достаточно интересная работа М.Г. Ионцева «Корпоративные захваты: слияния, поглощения, гринмэйл» <15> имеет спорное положение, согласно которому наряду со слиянием и поглощением в качестве формы корпоративного захвата рассматривается гринмэйл <16> — высокоинтеллектуальное вымогательство. Хотя, по сути, гринмэйл представляет собой некий инструмент, способствующий совершению корпоративного захвата, а не его правовая форма (конструкция).

———————————

<15> См.: Ионцев М.Г. Корпоративные захваты: слияния, поглощения, гринмэйл. М.: Ось-89, 2005.

<16> См.: Там же. С. 10.

В связи с этим следует согласиться с мнением ряда авторов о необходимости отличия гринмэйла от других форм вмешательства третьих лиц в деятельность акционерных обществ, например от недружественного корпоративного поглощения, цель которого состоит в «перехвате» управления в акционерном обществе, в том числе путем получения контрольного пакета акций, смены менеджмента, установления контроля над бизнесом и активами предприятия. Но это не означает, что при осуществлении недружественного корпоративного поглощения не могут использоваться методы корпоративных шантажистов <17>. По мнению М. Слободчикова, следует различать корпоративный шантаж от захвата предприятий. В большинстве своем, последние не связаны с реализацией прав участников (акционеров) хозяйственных обществ, а являются обычными преступными действиями (вывод активов либо захват руководства хозяйственного общества с использованием поддельных документов, силовой захват предприятия и т.д.), ответственность за которые установлена Уголовным кодексом РФ. Захват характеризуется отсутствием воли поглощаемого лица (актива), а лишь иногда он основан на преступлении, например, в форме мошенничества (преступления по ст. 159 УК РФ).

———————————

<17> См.: Слободчикова М. Корпоративный шантаж // Корпоративный юрист. 2006. N 6.

В подтверждение данного тезиса относительно законности корпоративных поглощений, мы можем рассмотреть такую правовую категорию, как холдинг. Слово «холдинг» образовано от английского глагола «to hold» — держать, захватывать или владеть. По структуре холдинг представляет собой основное (материнское, холдинговое) и дочерние общества, первое из которых имеет возможность определять решения, принимаемые дочерними организациями, однако мы не говорим о том, что холдинги образовываются в результате незаконного объединения его участников. Наоборот, речь идет о легальной правовой конструкции, образованной посредством совершения определенных юридических действий (приобретение контрольного пакета акций и т.д.) и наделяющей правом влияния одной организации (материнской) над другими (дочерними).

Учитывая соотношение рассмотренных выше категорий, можно выделить следующие признаки незаконного корпоративного захвата:

— отсутствие воли собственника доли/акций уставного капитала поглощаемого хозяйственного общества либо ее актива;

— спланированные действия (бездействие) инициатора захвата;

— нарушение норм корпоративного законодательства и/или локальных актов;

— результатом захвата выступает переход контроля деятельности хозяйственного общества или права собственности на ее активы агрессору.

Указанные признаки незаконного корпоративного захвата, по сути, являются основанием для привлечения их инициаторов и исполнителей к уголовной ответственности, предусмотренной ст. 159 УК РФ (мошенничество) либо через ст. 30 УК РФ при неоконченном преступлении как попытка совершения мошенничества. Отсутствие одного из указанных признаков не позволяет признать поглощение как корпоративный захват.

Иногда незаконный корпоративный захват отождествляется с рейдерством, однако последнее используется преимущественно в уголовно-правовых аспектах.

Анализ признаков незаконного корпоративного захвата наводит на мысль, что незаконный корпоративный захват представляет собой действия (бездействие) лица (лиц), направленные на приобретение акций/долей уставных (складочных) капиталов организаций либо их активов, совершенные с нарушением норм корпоративного законодательства и локальных актов при отсутствии воли прежнего собственника.

Экономическое господство одного хозяйствующего субъекта над другим, приобретенное посредством незаконного корпоративного захвата, в отношении лиц — организаторов/участников захвата, нередко порождает уголовно-правовые последствия согласно ст. ст. 159, 163, 179, 183, 185, 195, 196, 201, 272, 303, 315 и 325 УК РФ. Тем не менее хотелось бы остановиться на хозяйственно-правовых аспектах незаконных корпоративных захватов, а именно на используемых в практике правовых форм захвата, а также способов их предупреждения и защиты от них.

Известно, что в целях профилактики предотвращения корпоративных конфликтов постоянно принимаются нормативные правовые акты, совершенствующие систему права, среди которых, например, Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. N 312-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса РФ и отдельные законодательные акты Российской Федерации» <18>, Федеральный закон от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» <19>. В г. Москве Постановлением Правительства г. Москвы от 24 декабря 2002 г. N 1059-ПП «О ходе выполнения правовых актов города Москвы по выводу хозяйственных обществ с участием города Москвы на фондовый рынок и мерах по дальнейшему развитию рынка ценных бумаг московских предприятий» <20> (п. 17) столичное правительство предлагало ФКЦБ (ныне — ФСФР) проделать ряд мероприятий, направленных на предотвращение недружественных поглощений (корпоративных захватов).

———————————

<18> Собрание законодательства РФ. 2009. N 1. Ст. 20.

<19> Собрание законодательства РФ. 2009. N 29. Ст. 3642.

<20> См.: Постановление Правительства Москвы от 24 декабря 2002 г. N 1059-ПП «О ходе выполнения правовых актов города Москвы на фондовый рынок и мерах по дальнейшему развитию рынка ценных бумаг московских предприятий» // Вестник мэра и правительства Москвы. 2003. N 4.

Рассмотрение вышеуказанных понятий делает очевидным тот факт, что развитие корпоративного права будет постоянно накладывать отпечаток на используемую в практике терминологию. Это процесс перманентный и зависит от экономической и социальной ситуации в стране.