Особенности соглашения о новации в процедуре несостоятельности (банкротства)

04-03-19 admin 0 comment

Аминов Е.Р.
Электронный ресурс, 2010.


В статье анализируются особенности соглашения о новации в рамках процедуры несостоятельности (банкротства). Автор рассматривает специфику гражданско-правового соглашения о новации в рамках процедуры конкурсного производства, а также на примере мирового соглашения.

Ключевые слова: арбитражный процесс, несостоятельность (банкротство), новация, мировое соглашение.

The article analyses the peculiarities of agreement on novation within the frames of procedure of insolvency (bankruptcy). The author considers the specifics of civil-law agreement on novation within the framework of procedure of bankruptcy proceedings and also at the example of amicable settlement.

Key words: arbitrazh procedure, insolvency (bankruptcy), novation, amicable settlement.

Необходимо признать, что процессуальные особенности новационного соглашения в делах о банкротстве оказывают большое влияние на институт новации в его классическом гражданско-правовом понимании.

Как и мировое соглашение в исковом производстве, такое соглашение следует рассматривать как гражданско-правовую сделку, облеченную в особую процессуальную форму, условия которой утверждаются судом (ч. 4 ст. 150 Закона о банкротстве). В этом аспекте соглашение о новации приобретает правопрекращающий и правообразующий эффект только при наступлении такого юридического факта, как принятие арбитражным судом определения об утверждении мирового соглашения. Обжалование указанного определения в вышестоящие судебные инстанции также может оказать правовой эффект на движение обязательственного правоотношения (п. 4 ст. 150 Закона о банкротстве). В концепции О.С. Красавичкова судебный акт — это необходимый юридический факт сложного юридического состава, что и определяет движение материального правоотношения сторон новационного соглашения. Однако такое не наблюдается в гражданско-правовой новации в рамках обычной коммерческой практики участников гражданского оборота <1>. Показательно, что в динамике обязательственного правоотношения отказ от утверждения мирового соглашения означает его незаключенность (п. 1 ст. 161 Закона о банкротстве).

———————————

<1> См.: Красавчиков О.А. Категории науки гражданского права. Избранные труды: В 2 т. М.: Статут, 2005. Т. 2. С. 119.

Более того, по сравнению с мировым соглашением в исковом производстве Закон о банкротстве предъявляет более жесткие требования к процессуальному юридическому факту — утверждение условий мирового соглашения арбитражным судом: заключение мирового соглашения возможно только после погашения задолженности по требованиям кредиторов первой и второй очереди (п. 1 ст. 158 Закона о банкротстве). Основания для отказа в утверждении мирового соглашения еще более расширены (п. 5 ст. 158, ст. 160 Закона о банкротстве).

Закон о банкротстве предъявляет дополнительные ограничения по сфере применения новационного соглашения помимо тех, которые предусмотрены в п. 2 ст. 414 ГК РФ, что во многом объясняется спецификой правового регулирования процедуры несостоятельности, а также целями и задачами, которые преследует законодательство о банкротстве: жесткие формальные требования (ст. 155 Закона о банкротстве) диктуют и содержательные ограничения. Классическая новация предполагает сохранение прежнего состава участников прекращаемого обязательства — кредитора и должника <2>. Закон о банкротстве допускает заключение мирового соглашения между должником, с одной стороны, и конкурсными кредиторами и уполномоченными органами, с другой стороны (п. 2 ст. 150 Закона о банкротстве). Субъектный состав соглашения о новации расширяется, так как условия мирового соглашения о новации могут быть распространены на всех кредиторов в качестве единого для всех условия. Так, в юридической литературе подчеркивается, что мировое соглашение в процедуре банкротства является многосторонней сделкой (договором) <3>. В связи с этим образуется активная множественность на стороне кредиторов. Более того, в силу п. 2 ст. 150, п. 3 ст. 156 Закона о банкротстве условия о новации распространяются на конкурсных кредиторов, которые голосовали против его заключения при одном допущении: условия мирового соглашения для конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, голосовавших против заключения мирового соглашения или не принимавших участия в голосовании, не могут быть хуже, чем для конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, голосовавших за его заключение. Отметим, что такие кредиторы вступают в новые обязательственные отношения с должником помимо своей воли. Классическая новация такого правила не приемлет и презюмирует отсутствие волеизъявления сторон на новацию обязательства <4>. Такая новация схожа с «необходимой новацией», упоминание о которой встречается у Д.И. Мейера <5>.

———————————

<2> См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть третья: Договоры и обязательства. М.: Статут, 2003. С. 192 — 193.

<3> См.: Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Правовые основы несостоятельности (банкротства): Учеб.-практич. пос. / Под общ. ред. проф. В.С. Якушева. М.: НОРМА, 2001. С. 184 — 185.

<4> См.: Мурзин Д.В., Мурзина Н.Ю. Новация в российском договорном праве. Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. С.С. Алексеева. М., 2000. С. 181 — 182.

<5> См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. М.: Статут, 1997. Ч. 2. С. 341 — 342.

Традиционно новация обязательства требует участия сторон материального правоотношения. Однако Закон о банкротстве допускает участие в качестве стороны мирового соглашения иных третьих лиц, которые принимают на себя права и обязанности, предусмотренные мировым соглашением. С даты утверждения мирового соглашения третьи лица приступают к погашению задолженности перед кредиторами — новационный долг по возникающему обязательству возлагается на лицо, не являющееся субъектом существующих гражданских правоотношений, что немыслимо для общегражданской конструкции новации (п. 3 ст. 150, ст. 157, п. 5 ст. 159 Закона о банкротстве) <6>. Как следствие, «третьи лица после вступления в силу мирового соглашения становятся стороной мирового соглашения как гражданско-правового договора» <7>.

———————————

<6> См.: Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. В.В. Витрянского. М.: Статут, 2003. В соответствии с п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 20 декабря 2005 г. N 97 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с заключением, утверждением и расторжением мировых соглашений в делах о несостоятельности (банкротстве)» третьи лица могут быть солидарными или субсидиарными должниками по отношению к конкурсным кредиторам // Вестник ВАС РФ. 2006. N 3.

<7> Пустовалова Е.Ю. Судьба требований кредиторов при банкротстве должника. М.: Статут, 2003. С. 238.

Данные отступления от классической новации обусловлены целями, которые преследует мировое соглашение, — прекращение процедуры банкротства и наиболее полное удовлетворение требований конкурсных кредиторов, поэтому решением большинства на общем собрании условия о новации распространяются на кредиторов, не желающих прекратить имеющийся долг должника посредством возникновения нового обязательства. С этим связано возможное участие третьих лиц, несущих новые обязанности за должника перед кредиторами по условиям новации. Безусловно, процессуальная специфика правового регулирования несостоятельности придает гражданско-правовому институту несвойственные ему черты.

Если в обычной коммерческой практике стороны новационного соглашения, руководствуясь принципом диспозитивности, свободны в определении своих прав и обязанностей, то при формулировании условий мирового соглашения Закон подчеркивает необходимость соблюдения прав и законных интересов остальных конкурсных кредиторов, в том числе голосовавших против заключения мирового соглашения (п. п. 1, 3 ст. 156 Закона о банкротстве), а при применении условий новации только к отдельным кредиторам (например, при изменении основания обязательства или типа договора, предусмотренного ГК РФ) действует правило, согласно которому удовлетворение требований конкурсных кредиторов в неденежной форме не должно создавать преимущества для таких кредиторов по сравнению с кредиторами, требования которых исполняются в денежной форме <8>.

———————————

<8> См.: п. п. 12, 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 20 декабря 2005 г. N 97 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с заключением, утверждением и расторжением мировых соглашений в делах о несостоятельности (банкротстве)» // Вестник ВАС РФ. 2006. N 3.

В соответствии с п. 3 ст. 156 Закона о банкротстве в случае, если иное не предусмотрено мировым соглашением, залог имущества должника, обеспечивающий исполнение должником принятых на себя обязательств, сохраняется. Отметим, что в случае прекращения обязательств новацией все дополнительные (акцессорные) обязательства, в том числе и залог, по общему правилу прекращаются, если иное не предусмотрено соглашением сторон (п. 3 ст. 414 ГК РФ) <9>. При буквальном толковании анализируемых норм можно констатировать, что судьба дополнительных обязательств в мировом соглашении по делам о банкротстве иная, чем в конструкции классической новации. Однако в процедурах банкротства это правило обходится не общей нормой п. 3 ст. 414 ГК РФ, а нормами, регулирующими залоговые отношения. Как правильно отмечается в современной литературе, «при применении данного положения следует учитывать, что если по условиям мирового соглашения первоначальное обязательство должника будет прекращено (например, денежное обязательство новировано в обязательство предоставить определенное имущество), то залог будет прекращен на основании общих положений о залоге, содержащихся в ГК РФ» <10>.

———————————

<9> См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М.: Юрид. лит., 1975. С. 194.

<10> Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. В.В. Витрянского. М.: Статут, 2003 // СПС «КонсультантПлюс».

В контексте процессуального аспекта новации и его влияние на материальные правоотношения сторон особого внимания заслуживают положения о возможности обжалования определения об утверждении мирового соглашения и последствия его отмены (ст. ст. 162 — 163 Закона о банкротстве). Ранее в Законе о банкротстве 1998 г. был предусмотрен специальный институт — признание недействительным мирового соглашения <11>. Закон 2002 г. данный институт не знает, однако закрепление в качестве основания для отказа в утверждении судом условий мирового соглашения такого основания, как наличие иных предусмотренных гражданским законодательством оснований ничтожности сделок (п. 2 ст. 160 Закона о банкротстве) и субсидиарное применение последствий недействительности ничтожных сделок, предусмотренных гражданским законодательством, к последствиям отмены определения арбитражного суда об утверждении мирового соглашения (п. 6 ст. 163 Закона о банкротстве), позволяет говорить о тождественности правового режима последствий отмены определения об утверждении мирового соглашения и последствий недействительности сделок. В контексте исследования особенностей новационного соглашения данный вывод имеет важное юридическое значение.

———————————

<11> См.: Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 222.

В гражданском праве классическая причинно-следственная связь первоначального обязательства и возникающего, а также юридико-фактические основания новации подразумевают следующие правила: при недействительности первоначального обязательства недействительным является и новое обязательство. Равно как и при недействительности нового обязательства, стороны продолжают быть связанными ранее существовавшим между ними обязательством. Возможные последствия исполнения недействительного обязательства могут быть описаны двухсторонней реституцией (п. 2 ст. 167 ГК РФ), направленной на восстановление прежнего имущественного положения сторон, в необходимых случаях при применении в субсидиарном порядке норм о неосновательном обогащении (п. 1 ст. 1102, ст. 1103 ГК РФ) <12>. Указанный гражданско-правовой механизм при отмене определения суда об утверждении мирового соглашения не действует. Так, в соответствии с п. 2 ст. 163 Закона о банкротстве в случае отмены определения об утверждении мирового соглашения требования кредиторов, в отношении которых были произведены отсрочка и (или) рассрочка причитающихся им платежей или скидка с долгов, восстанавливаются в их неудовлетворенной части, соответственно, требовать возврата уже исполненного по условиям мирового соглашения должник не может. Более того, согласно п. 5 ст. 163 Закона о банкротстве требования кредиторов, с которыми произведены расчеты на условиях мирового соглашения, не противоречащих настоящему Федеральному закону, считаются погашенными. Таким образом, Закон о банкротстве запрещает реституцию сторон, так как термин «считаются погашенными» означает невозможность требования возврата всего полученного по мировому соглашению: предусматривается только одно исключение — кредиторы, требования которых были удовлетворены в соответствии с условиями мирового соглашения, предусматривающими преимущества указанных кредиторов или ущемление прав и законных интересов других кредиторов, обязаны возвратить все полученное в порядке исполнения мирового соглашения, при этом требования указанных кредиторов восстанавливаются в реестре требований кредиторов. Данные правила предусмотрены в целях необходимости обеспечения минимального уровня имущественной стабильности в рамках процедуры банкротства и обеспечения наиболее полного удовлетворения требований кредиторов должника на основании принципов пропорциональности и справедливости.

———————————

<12> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 2-е изд. М.: Статут, 2007. С. 458.

В рассматриваемом процессуальном аспекте новации следует отметить, что недействительность новируемого или новирующего обязательства при мировом соглашении не имеет прямой взаимосвязи, как при обычной новации: так как условия мирового соглашения утверждаются арбитражным судом, то для наступления юридических последствий для движения обязательственного правоотношения необходим такой юридический факт, как отмена судом определения об утверждении мирового соглашения.

В отличие от АПК РФ, Закон о банкротстве предусматривает институт расторжения мирового соглашения в судебном порядке между всеми кредиторами и должником (п. 1 ст. 164 ГК РФ). Определение суда о расторжении мирового соглашения как юридический факт влечет за собой не только процессуальные последствия — возобновление процедуры банкротства, но и последствия в материально-правовых отношениях. При расторжении соглашения о новации, как и любого гражданско-правового договора, действует правило п. 4 ст. 453 ГК РФ, в соответствии с которым стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. С учетом того что мировое соглашение является сделкой, но совершенной в особой процессуальной форме, указанная норма также действует при расторжении мирового соглашения в процедуре банкротства, но с исключением: согласно абз. 2 п. 3 ст. 166 Закона о банкротстве конкурсные кредиторы и уполномоченные органы обязаны возвратить все полученное ими в ходе исполнения мирового соглашения, если они знали или должны были знать о том, что удовлетворение их требований произведено с нарушением прав и законных интересов иных конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, при этом указанные требования восстанавливаются в реестре требований кредиторов, что является исключением, предусмотренным п. 4 ст. 453 ГК РФ. В остальном последствия расторжения мирового соглашения аналогичны обычным последствиям расторжения гражданско-правового договора, в том числе и обязательства соглашения о новации (п. 2, абз. 1 п. 3, п. 4 ст. 166 Закона о банкротстве) <13>.

———————————

<13> См.: п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. N 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» // Вестник ВАС РФ. 2005. N 12.

Специальное нормативное регулирование института новации в законодательстве о банкротстве, связанное прежде всего с запретами и ограничениями, необходимыми для достижения целей и задач правового регулирования несостоятельности, конечно, оправданно. В юридическом аспекте нормы законодательства о банкротстве имеют и должны иметь приоритет перед нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, что определяется спецификой регулируемых отношений. Однако исчерпывающий перечень обязательств, в отношении которых формально запрещается новация, предусмотренный в п. 2 ст. 414 ГК РФ, должен быть дополнен возможностью запрета на новацию в иных отношениях, где такой запрет оправдан. Так, например, в п. 3 ст. 604 Гражданского кодекса Украины предусмотрено, что новация не допускается относительно обязательств о возмещении вреда, причиненного увечьем, другим повреждением здоровья или смертью, об уплате алиментов и в других случаях, установленных законом. Аналогично приведенной норме данный запрет в отечественном гражданском праве может быть установлен иными федеральными законами, так как в настоящее время определить исчерпывающий круг отношений, в которых неприменима новация, невозможно, что требует и формализм современного права, не терпящий казуистики. Представляется, что следует внести изменения на законодательном уровне в текст п. 2 ст. 414 ГК РФ, в связи с чем редакция данной нормы должна выглядеть следующим образом: «Новация не допускается в отношении обязательств по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, и по уплате алиментов, а также в иных случаях, предусмотренных законом». Более того, коллизию в регулировании новации нормами гражданского права и нормами Закона о банкротстве следует разрешить в пользу законодательства о банкротстве, включив в ст. 414 ГК РФ п. 4 в следующей редакции: «Особенности прекращения обязательств новацией в отношениях, связанных с несостоятельностью (банкротством), устанавливаются Законом о несостоятельности (банкротстве)».

Таким образом, особенность правового режима новации в процедуре несостоятельности (банкротстве) определяется целями и задачами института несостоятельности (банкротства), «двуединым» характером складывающихся при этом отношений, а также комплексным нормативным регулированием, включающим как нормы гражданского права, так и специальные нормы законодательства о несостоятельности (банкротстве).

Запрет на новацию обязательств в рамках процедуры конкурсного производства обусловлен целями данной стадии — обеспечение определенности имущественного положения конкурсных кредиторов и должника; формирование конкурсной массы из состава имущества должника и завершение процедуры ликвидации должника. Новация, порождающая новое обязательство должника, в отличие от отступного, достижение таких целей не обеспечивает.

Процессуальные особенности новации заключаются в следующем: на любой стадии процедуры несостоятельности (банкротства) новация возможна в особой процессуальной форме — в форме мирового соглашения. При этом мировое соглашение не является новацией в гражданско-правовом понимании; на движение материального правоотношения сторон новационного соглашения влияет такой юридический факт, как определение суда об утверждении мирового соглашения; определения суда об отказе в утверждении мирового соглашения, а также судебный акт об отмене определения об утверждении мирового соглашения. Правопрекращающий и правообразующий эффект новации, судьба прекращенного и возникающего обязательства в динамике обязательственного правоотношения зависят от принятия соответствующего судебного акта по делам о несостоятельности (банкротстве).

Наличие дополнительных ограничений к содержанию новации в форме мирового соглашения обусловлено необходимостью соблюдения прав и законных интересов конкурсных кредиторов должника, а также общими целями института несостоятельности (банкротства).

Новация в форме мирового соглашения допускает расширение круга участников соглашения о новации, не состоящих в непосредственных обязательственных отношениях с должником, в том числе помимо их воли.

Реституционные правила Гражданского кодекса Российской Федерации о последствиях недействительности прекращенного и возникшего обязательства в случаях отмены определения суда об утверждении мирового соглашения к новации применяются субсидиарно: основное правило заключается в недопустимости возврата всего исполненного по условиям мирового соглашения.