Роль МВД в цензурной политике до образования Главного управления по делам печати

04-03-19 admin 0 comment

Амбросьев А.В.
Электронный ресурс, 2010.


В начале 60-х годов XIX в. в Российской империи в ходе буржуазно-демократических реформ происходит изменение в организации цензуры. Власть признает возрастание влияния прессы на общественное мнение и за счет реорганизации цензуры пытается усилить контроль над ней, использовать средства массовой информации в своих интересах. Цензура переходит в ведение МВД. Ведущую роль в этой реорганизации сыграл министр внутренних дел граф П.А. Валуев. Он создает систему поддержки прессы, лояльной власти. Основным органом государства, осуществлявшим цензуру и проводившим политику власти в отношении средств массовой информации, становится Главное управление по делам печати МВД Российской империи.

Ключевые слова: Министерство внутренних дел Российской империи, цензура, Главное управление по делам печати Министерства внутренних дел, Главное управление цензуры Министерства народного просвещения, пресса, журналистика.

In the beginning of 1860-s in the course of bourgeois-democracy reforms in the Russian Empire the change in organization of censorship took place. The authorities recognize increase of impact of press on public opinion and at the account of reorganization of censorship try to strengthen control thereof, use the means of mass media in its own interests. The censorship was transferred to the MVD. The leading role in this reorganization was played by the Minister of internal affairs count P.A. Valuev. He created the system of support of press loyal to the authorities. The Main Department of Publishing Issues of the MVD of the Russian Empire has become the main agency of the state effectuating censorship and policy of the authorities with regard to mass media.

Key words: Ministry of Internal Affairs of the Russian Empire, censorship, Main Department of Publishing Issues of the Ministry of People’s Education, press, journalism.

С 1804 по 1862 г. цензура в России находилась в ведении Министерства народного просвещения (в 1817 — 1824 гг. — Министерства духовных дел и народного просвещения). В 1804 — 1826 гг. она подчинялась Главному управлению училищ, в 1826 — 1828 гг. — Верховному цензурному комитету, в 1828 — 1862 гг. — Главному управлению цензуры, в 1863 — 1865 гг. — Совету министра внутренних дел по делам книгопечатания, в 1865 — 1917 гг. — Главному управлению по делам печати <1>.

———————————

<1> См.: Гринченко Н.А., Патрушева Н.Г. Центральные учреждения цензурного ведомства (1808 — 1917) // Книжное дело в России в XIX — начале XX века: Сб. научных трудов. СПб., 2008. Вып. N 14. С. 186.

Предложение о том, чтобы цензура перешла под опеку Министерства внутренних дел, было высказано министром народного просвещения Е.В. Путятиным, сменившим на этом посту Е.П. Ковалевского в 1861 г. В первую очередь он отметил возросшую роль журналистики, ее «разрушительное направление» и «весьма вредное» влияние на общество. При этом цензура бессильна что-либо предпринять, так как «журналисты находят, к сожалению, сочувствие к себе большинства», «на их стороне общественное мнение». Министр предлагал установить для периодики систему залогов, когда власть имела бы возможность «в случае уклонения» от «благонамеренности» издания оштрафовать издателя или редактора, использовав залог. Далее Путятин логично приходил к выводу: «Но при этих условиях, дающих цензуре характер как бы карательный, она не может оставаться при Министерстве народного просвещения, а по естественному порядку должна перейти в Министерство внутренних дел».

Граф Путятин этим самым открыто высказал то, на что уповали многие высшие чиновники. Без сомнения, Министерство внутренних дел имело значительно большие возможности в борьбе с «разрушительными началами», могло предпринять более действенные меры против печатных изданий, выходящих за рамки дозволенного цензурой и распоряжениями властей. Устранялось и двойственное положение цензурного ведомства. Фактически министр народного просвещения граф Е.В. Путятин предопределил значительный поворот в деятельности российской цензуры. Для обсуждения поставленной им проблемы 22 ноября 1861 г. был организован подготовительный комитет под председательством А.А. Берте.

Проблема реорганизации цензуры решалась несколько позднее и другими государственными деятелями. 25 декабря 1861 г. министром народного просвещения был назначен А.В. Головнин, а с апреля 1861 г. министром внутренних дел стал граф П.А. Валуев. Историк А.А. Корнилов называет Головнина «умным и последовательным либералом». При нем были выработаны Либеральный университетский устав 1863 г., Устав гимназий 1864 г., Положение о начальных народных училищах и др. Вероятно, можно его заслугой считать то, что Министерство народного просвещения перестало непосредственно заниматься цензурой. В этом отношении Головнин нашел общий язык с министром внутренних дел графом П.А. Валуевым, стремившимся расширить власть своего ведомства. Уже в 1862 г. оба министерства в равной степени занимались вопросами цензуры, разграничив свои обязанности <2>.

———————————

<2> См.: Жирков Г.В. История цензуры в России XIX — XX вв.: Учеб. пос. М.: Аспект Пресс, 2001. С. 119 — 120.

10 марта 1862 г. вышел Указ Сената о преобразовании управления цензурой, пока еще сохранивший цензуру за двумя ведомствами: Министерство внутренних дел должно было наблюдать за печатью и деятельностью цензоров, а Министерство народного просвещения — заниматься всеми остальными вопросами цензуры. Ведомственная пресса находилась под контролем соответствующих министров и губернаторов. Вместо канцелярии Главного управления цензуры создавалась Особенная канцелярия Министерства народного просвещения. Опека цензуры со стороны Министерства внутренних дел этим Указом усиливалась. Высшей цензурной инстанцией вместо Главного управления цензуры стал Совет министра внутренних дел по делам книгопечатания. Но изменения произошли только в названии и статусе: кадровый состав остался прежний, основная роль в управлении цензурой перешла к министру внутренних дел.

О совместных усилиях двух ведомств по созданию более жесткого цензурного режима свидетельствует письмо А.В. Головнина графу П.А. Валуеву от 17 мая 1862 г., где он просит: «Благоволите приказать Вашим наблюдателям обращать внимание не только на частные случаи упущений, но на общее направление, какое примут главные журналы и газеты, дабы за общее вредное направление подвергнуть запрещению». Первые шаги к переходу цензуры в ведение Министерства внутренних дел были сделаны.

Существование двух руководящих цензурой министерств вело, несмотря на всю гибкость А.В. Головнина, к противоречиям между ними. Кроме того, постоянные столкновения с графом П.А. Валуевым, его настойчивые указания на упущение Министерства народного просвещения мешали А.В. Головнину заниматься своими прямыми обязанностями. Александр II поддержал мнение П.А. Валуева о передаче цензуры в Министерство внутренних дел <3>.

———————————

<3> См.: Борисов А.В. Министры внутренних дел России, 1802 — октябрь 1917 г. СПб., 2001.

Уже 10 января 1863 г. вопрос был решен, 14 января вышел именной Указ Императора, по которому цензурное управление было полностью передано Министерству внутренних дел. Этим актом, можно сказать, был предопределен новый принцип организации цензуры в государстве. И это было важным шагом на пути к цензурной реформе, внесшим ясность в намерения власти <4>.

———————————

<4> См.: Патрушева Н.Г. История цензурных учреждений в России во второй половине XIX — начале XX века: Сб. научных трудов. Вып. N 10. СПб., 2000.

Для управления цензурным ведомством было создано два новых учреждения. Руководящим органом цензуры стал Совет министра внутренних дел по делам книгопечатания (к нему перешли обязанности членов Главного управления цензуры), а исполнительным — Центральное управление по цензурному ведомству (выполняло функции Канцелярии с 16 января 1863 г. до 1 сентября 1865 г.) <5>. Обязанностью членов Совета был просмотр периодических изданий — наблюдение за направлением периодики и действиями цензоров. После упразднения Совета министра внутренних дел по делам книгопечатания восемь чиновников продолжили службу в цензурном ведомстве <6>.

———————————

<5> ПСЗ. Собр. 2. Т. 41. N 41990.

<6> См.: Пржецлавский О.А. Воспоминания цензора, 1830 — 1865 // Рус. старина. 1875. N 9. С. 153 — 155.

В Министерство внутренних дел были переданы цензурные учреждения и суммы на их содержание. По Указу от 25 января 1863 г. главой цензурного ведомства временно стал председатель С.-Петербургского цензурного комитета Н.В. Медем. Кроме обязанностей по руководству этим комитетом на него были возложены и дополнительные: сообщение всем цензурным учреждениям распоряжений министра внутренних дел, ведение переговоров с другими ведомствами, дела по личному составу цензурного ведомства и по периодической печати <7>.

———————————

<7> ПСЗ. Собр. 2. Т. 38. N 39211.

Переход цензуры под контроль Министерства внутренних дел означал усиление ее охранительной функции, что было обусловлено определенными объективными основаниями. Государство вынуждено было защитить себя от развивающегося революционного движения и терроризма, получившего достаточно широкое распространение в России 60-х годов XIX в. Субъективные честолюбивые устремления министра внутренних дел графа П.А. Валуева совпали с потребностью охранять порядок в стране.

Граф П.А. Валуев — государственный деятель новой для России формации. Отличительными чертами его были широкое образование, поразительная работоспособность, умение улавливать веяние времени и настроение верховной власти. Но особо важно отметить то, что Валуев оценил значение журналистики, знал журналистику изнутри, так как сам был публицистом, представлял характер творческого процесса и т.д. <8>. В одной из первых своих записок императору он утверждал: «Влияние прессы не подлежит никакому сомнению. Ни одно правительство, допускающее печатные толки в делах общественных, не пренебрегает пользою, которую может оказать ему печатный орган его собственных воззрений». В записке от 26 июня 1862 г. «О внутреннем состоянии России» Валуев подчеркивает: «Пресса стала неоспоримой силой. Это факт не исключительный, а общий, который вытекает из универсальных форм цивилизации» <9>.

———————————

<8> См.: Чернуха В.Г. Главное управление по делам печати в 1865 — 1881 гг. // Книжное дело в России во второй половине XIX — начале XX века: Сб. науч. тр. Вып. 6. СПб., 1992. С. 23 — 25.

<9> Борисов А.В. Указ. соч. С. 94.

Необходимо обратить внимание на то, что именно П.А. Валуев стал основателем нового, более сложного и гибкого, подхода в создании цензурного режима в государстве: регулирование отношений с журналистикой не только через цензурный аппарат, но и через другие средства, объединенные понятием «покровительство правительства», но негласного, «чтобы не уронить доверия публики к изданию, на которое тотчас может упасть обвинение в подкупности». С другой стороны, покровительствовать надо тем изданиям, которые вызывают «интерес у читателей», ведутся талантливо. Под покровительством понималось оказание прямой материальной или иной поддержки. Александр II внял министру. Этим началась новая страница в истории цензуры: определенные издания стали получать правительственные льготы и оплачивали их содержанием публикуемых в них статей. Граф П.А. Валуев добился того, что такой газетой стало «Наше время» (редактор — Н.Ф. Павлов), затем более авторитетная газета «Голос» (редактор — А.А. Краевский), позднее, в конце 70 — 80-х годов, газеты «Отголоски», «Берег». Все эти издания не имели популярности в аудитории, поэтому вполне справедлива реплика газеты «Новое время» (редактор — А.С. Суворин) от 3 января 1881 г. по поводу кончины «Берега»: «Казенные и частные субсидии могут дать газете кратковременное существование, но не могут дать читателей» <10>.

———————————

<10> Жирков Г.В. Указ. соч. С. 130.

Одной из важных сторон программы министра внутренних дел П.А. Валуева в области журналистики было регулирование диапазона ее информации. Министр быстро оценил то, что журналистика несет обществу разностороннюю информацию. В этом была одна из основных забот любого издания. В связи с этим перед цензурным ведомством открывались новые возможности. Не обязательно было действовать только запретами. Так, период реформирования общества сопровождался обострением его внимания к проблемам политики. Министр внутренних дел стремился предоставить прессе такое поле деятельности, которое отвлекало бы ее от сосредоточенности на политических вопросах, а именно проблемы общественной и хозяйственной деятельности («земско-хозяйственные учреждения, новые предприятия, банки, заводы, железные дороги и т.д.»). «Это будет питать активность значительной части прессы, наряду с людьми, замечал П.А. Валуев в записке императору 26 июня 1862 г., — которые шумят и фрондируют в настоящее время потому, что им нечего делать» <11>.

———————————

<11> Валуев П.А. Дневник. М., 1961. Т. 2.

Делая краткий вывод, необходимо отметить, что программа П.А. Валуева усиливала цензурный режим. Он теперь поддерживался не только новым цензурным ведомством, но и целым рядом своеобразных мер, регуляторов социальной информации общества. Министерство внутренних дел закрепило за собой право определять цензурную политику, успешно организовывать работу, о чем говорит достаточно длительное существование Главного управления по делам печати, в течение полувека (1865 — 1917 гг.) осуществлявшего политику самодержавия в сфере печати.