Злоупотребление правом: теоретические аспекты

04-03-19 admin 0 comment

Малиновский А.А.
Журнал российского права, 1998.


Малиновский Алексей Александрович — доцент МГИМО МИД РФ (Университет).

Проблема злоупотребления правом имеет давнюю историю. Еще римские юристы сталкивались с тем, что управомочный субъект реализовал предоставленное ему законом право в ущерб другим лицам. Например, собственник земельного участка, построив дом, затенял тем самым часть сада соседа или воспрепятствовал проходу через свою территорию, не разрешал отводить воду по границам своего владения. Создавалась такая ситуация, при которой собственник, реализуя предоставленное ему законом право владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, ущемлял интересы других лиц. Однако римские правоведы отрицали саму возможность злоупотребления правом, утверждая, что «nullus videtur dolo facere, qui jure suo utitur» (никто не считается поступающим злоумышленно, если он пользуется своим правом).

Вопрос о том, можно ли употребить право во зло (особенно учитывая известный тезис Ульпиана: «Право есть искусство добра и справедливости»), до сих пор остается спорным. Хотя термин «злоупотребление правом» используется довольно долгое время в законодательстве многих стран (начиная с французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г. и германского Гражданского уложения 1896 г.), некоторые правоведы (С.Н. Братусь, М.В. Самойлова) считают его лишенным юридического смысла. Неприемлющие данное понятие апеллируют к словам французского юриста Планиоля, утверждавшего, что право кончается там, где начинается злоупотребление правом.

По мнению Н.С. Малеина, «идея злоупотребления правом не получила ясного и убедительного обоснования и объяснения в современной литературе. В специальной монографии <*> о пределах осуществления гражданских прав под злоупотреблением правом понимаются такие случаи, когда управомочный субъект действует в границах принадлежащего ему субъективного права, в рамках тех возможностей, которые составляют содержание данного права, но использует такие формы его реализации, которые выходят за установленные законом пределы осуществления права. Но одно из двух: или субъект действует «в границах принадлежащего ему права», и тогда не злоупотребляет своим правом; или он выходит «за пределы, установленные законом», и таким образом нарушая закон, не злоупотребляет правом, а совершает элементарное правонарушение, за которое должна следовать ответственность. В обоих случаях для идеи и общей нормы о злоупотреблении правом нет места» <**>.

———————————

<*> Н.С. Малеин имеет в виду работу В.П. Грибанова «Пределы осуществления и защиты гражданских прав» (М., 1972).

<**> Малеин Н.С. Юридическая ответственность и справедливость. М., 1992. С. 160.

Другие ученые придерживаются противоположного мнения. Так, В.Д. Горобец считает, что злоупотребление правом представляет собой осуществление субъективного права в противоречии с его назначением. В результате злоупотребления правом причиняется ущерб правам и законным интересам граждан, государству и обществу в целом <*>.

———————————

<*> См.: Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1994. С. 324.

Югославский правовед Радмила Кавачевич — Куштрумович под злоупотреблением правом понимает осуществление права в противоречии с общепризнанной и защищенной законом целью или в противоречии с господствующей моралью общества <*>.

———————————

<*> См.: Интересная книга о злоупотреблении правом // Государство и право. 1997, N 4. С. 122 — 124.

Анализируя проблему злоупотребления правом, отметим, что в юриспруденции под злом (в зависимости от отрасли права и правовой системы страны) понимаются вред (ущерб) или убытки. Вредом называется уничтожение или умаление материальных и нематериальных благ. Под убытками следует понимать реальный ущерб, а также упущенную выгоду. Высшее предназначение права — минимизировать возможность причинения вреда (ущерба, убытков) одним субъектом другому посредством защиты интересов личности, общества, государства, установления равной для всех людей меры свободы, возведения в закон справедливости. Употребление права во зло всегда приводит к умалению чьих-либо интересов и в конечном счете — к торжеству несправедливости.

Итак, злоупотребление правом есть такая форма реализации права в противоречии с его назначением, посредством которой субъект причиняет вред другим участникам правоотношений.

Не вызывает сомнения тот факт, что злоупотреблять можно лишь субъективным правом, под которым следует понимать не только различные права и свободы, но и властные или должностные полномочия, недобросовестное использование которых наиболее часто встречается в практике. Поэтому субъектами, злоупотребляющими своими правами, могут быть: 1) носители конституционных прав и свобод (граждане, политические партии, средства массовой информации); 2) предприятия, учреждения, организации (например, предприятие — монополист, злоупотребляющий доминирующим положением на рынке); 3) государственные органы и их должностные лица.

Исследование законодательства, регламентирующего поведение (деятельность) вышеуказанных субъектов, дает возможность классифицировать различного рода злоупотребления правом на правомерные, законодательно ограничиваемые и противоправные.

В первом случае субъект, злоупотребляя правом, не нарушает правовых предписаний и, следовательно, не посягает на чьи-либо права и законные интересы, а затрудняет их осуществление, ограничивает возможность их реализации другими субъектами права. Так, автолюбитель, двигаясь по улице города со скоростью 20 км/ч из-за боязни попасть в аварию и тем самым создавая затор, не нарушает право других водителей развивать скорость до 60 км/ч, а лишь временно ограничивает возможность реализовать это право на практике.

Интересные примеры правомерного злоупотребления коллективными правами и общественными свободами приводит французский ученый П. Сандевуар <*>. Так, по его мнению, злоупотребление правом на забастовку затрудняет реализацию другими субъектами права на труд и права собственности в случае занятия забастовщиками служебных помещений (сидячая забастовка, мешающая работать небастующим сотрудникам) и выставления пикетов (становится невозможным проход на рабочее место). Аналогичная картина складывается при блокировании портов, отказе от разгрузки скоропортящихся продуктов.

Правомерное злоупотребление правом причиняет вред неохраняемым законом отношениям, поэтому такие злоупотребления в зависимости от конкретных обстоятельств можно рассматривать как аморальные или нецелесообразные.

———————————

<*> См.: Сандевуар П. Введение в право. М., 1994. С. 303.

Субъект действует аморально, если не соотносит свое поведение с конкретно — историческими представлениями о добре и зле, хорошем и плохом, с общечеловеческими ценностями, регулирующими отношение людей друг к другу, к семье, обществу, государству.

Субъект поступает нецелесообразно, если указанную в законе цель рациональнее достичь путем использования других правовых средств.

В последнее время наиболее часто стали встречаться случаи правомерного злоупотребления свободой совести и свободой вероисповедания представителями тоталитарных сект. Под их влиянием люди добровольно бросают учебу или работу, уходят из семьи, передают свое имущество в собственность религиозной организации, воспитывают детей исключительно в соответствии с догмами своего вероучения. Другой пример — применение следователями такой меры пресечения, как содержание под стражей, к лицам, впервые совершившим нетяжкие преступные деяния.

Таким образом, злоупотребление правом происходит при реализации субъектом своих прав в виде использования правовых предписаний. Поскольку субъектом соблюдаются запрещающие нормы, он не совершает правонарушений и не подлежит юридической ответственности.

Второй вид злоупотреблений правом — законодательно ограничиваемые злоупотребления. В данном случае возможность употребления прав во зло ограничивается предписаниями закона, которые не содержат санкций (следовательно, злоупотребляющий правом не может быть привлечен к юридической ответственности), а направлены на то, чтобы:

1. Воспрепятствовать злоупотреблению правом в какой-либо сфере общественных отношений. Например, ст. 10 ГК РФ («Пределы осуществления гражданских прав») предписывает: «Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

В случае несоблюдения вышеуказанных требований суд, арбитражный суд или третейский суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права».

2. Исключить дальнейшую возможность конкретного субъекта злоупотреблять своим субъективным правом. Так, ст. 69 Семейного кодекса РФ устанавливает, что родители могут быть лишены родительских прав, если они злоупотребляют своими родительскими правами (например, заставляют детей попрошайничать, не разрешают им учиться).

3. Ограничить целенаправленное злоупотребление правом. Например, в ст. 18 Основного закона ФРГ указывается: «Тот, кто злоупотребляет свободой мнений, свободой печати, свободой преподавания, свободой собраний, свободой объединений, тайной переписки, почтовой и телесвязи, собственностью или правом убежища для борьбы против основ свободного демократического строя, лишается этих прав».

Злоупотребления правом второго вида признаются законодателем нежелательными, поскольку они могут причинить вред охраняемым законом отношениям. Правовыми последствиями, наступающими за совершение таких злоупотреблений, являются лишение лица конкретного субъективного права либо отказ в защите принадлежащих ему прав.

Третий вид злоупотребления правом — неправомерное злоупотребление, которое необходимо рассматривать как одну из форм противоправного и наказуемого деяния. Субъектами этих деяний, как правило, являются сотрудники правоохранительных органов, руководящие работники, журналисты, то есть лица, наделенные законом властью, специальными правами или полномочиями для осуществления общественно значимых функций.

Данный вид злоупотреблений характеризуется следующими признаками:

1) субъект противоправно реализует предоставленное ему субъективное право;

2) реализацией субъективного права причиняется вред охраняемым законом отношениям, нарушаются права, законные интересы личности, общества, государства;

3) наличествует причинно — следственная связь между противоправным деянием и негативными последствиями.

Ответственность за совершение этих деяний может быть установлена как в законе (например, ст. 285 УК РФ — «Злоупотребление должностными полномочиями», ст. 59 Закона РФ «О средствах массовой информации»), так и в подзаконном акте (должностных инструкциях, дисциплинарных уставах и др.). Однако в статье нормативного правового акта не всегда может указываться та или иная форма злоупотребления. Очень часто злоупотребление правом является способом совершения других правонарушений. Так, по мнению Ф.М. Решетникова, конкретные виды злоупотреблений должностных лиц, например, могут быть квалифицированы не как самостоятельные должностные преступления, а как посягательства на права граждан (нарушение тайны переписки), как преступления против правосудия (незаконный арест, неправосудный приговор) или против собственности (присвоение имущества путем должностного подлога) <*>.

———————————

<*> См.: Ответственность за должностные преступления в зарубежных странах / Под ред. Ф.М. Решетникова. М., 1994. С. 7.

То же самое относится и к другим субъектам. Например, журналист, злоупотребляющий свободой массовой информации, может совершить такие преступления, как клевета, оскорбление, публичные призывы к изменению конституционного строя России, возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды.

Таким образом, неправомерное злоупотребление правом может быть как конкретно указанной в законе формой противоправного и наказуемого деяния (например, в ст. 185 УК РФ — «Злоупотребления при выпуске ценных бумаг»), так и способом совершения значительного числа правонарушений (например, злоупотребляя свободой слова, оратор на митинге призывает к развязыванию агрессивной войны).

Исследуя проблему злоупотребления правом, необходимо выделить юридические и психологические аспекты. Юридический аспект заключается в том, что само содержание объективного права нередко позволяет использовать правовые предписания во вред другим субъектам права. Существующие пробелы в праве (законе) дают возможность, руководствуясь принципом «разрешено все, что не запрещено законом», вполне легально злоупотреблять правом. Именно так и поступали, например, организаторы финансовых пирамид, пользуясь правом на свободу предпринимательства и отсутствием в УК РФ санкций за заведомо ложное и фиктивное банкротство. Многие из них до сих пор не выполнили свои финансовые обязательства перед вкладчиками.

В тех случаях, когда субъективному праву не корреспондируется юридическая обязанность, за неисполнение которой предусмотрена юридическая ответственность, субъект имеет возможность правомерно злоупотреблять правом.

Однако было бы ошибочно полагать, что субъект может злоупотреблять лишь таким субъективным правом, юридическую основу которого составляет пробельное, противоречивое и вообще весьма далекое от правового идеала законодательство. Иногда закон содержит нормы, напрямую предоставляющие возможность безнаказанно злоупотреблять правом. Наиболее характерный пример — институт депутатского иммунитета. Безусловно, гарантии неприкосновенности являются важным элементом функционирования народного представительства. Вместе с тем известны случаи целенаправленного использования депутатами своего статуса для различного рода злоупотреблений.

Психологический аспект злоупотребления правом выражается в психическом отношении субъекта к возможности реализации права в противоречии с его назначением, в результате чего может быть причинен вред личности, обществу, государству. Принято считать, что злоупотребление — это умышленное использование права исключительно с целью причинения вреда. Других мнений в юридической науке по этому поводу не высказывалось. Действительно, в большинстве случаев имеет место умышленное и целенаправленное причинение вреда. Более того, в законодательстве эта цель может непосредственно указываться, например, в качестве обязательного признака состава преступления. Однако такой подход нельзя признать единственно верным, поскольку понятия добра и зла, как правило, существуют не абстрактно, а применительно к конкретному субъекту. Поэтому злоупотребляющий правом может искренне считать, что делает доброе дело, достигает благих целей. Вряд ли, например, родители, проявляющие излишнюю строгость в воспитании, имеют целью унизить либо оскорбить ребенка, причинить вред его здоровью.

Таким образом, умышленно злоупотреблять правом можно как исключительно с целью причинения вреда, так и с любой другой целью. Например, предприятие, злоупотребляя доминирующим положением на рынке, преследует цель не только разорить конкурента, но и получить прибыль, укрепить свое финансовое могущество.

Иногда субъект может вообще не задумываться о каких-либо негативных последствиях реализации своего права. Важно подчеркнуть, что вред посредством злоупотребления правом причиняется в любом случае, однако это не всегда охватывается умыслом субъекта.

Другой аспект проблемы заключается в поисках таких методов воздействия на индивида, которые ограничивают возможность злоупотребления правом. В правоведении еще со времен римского права считается, что идеальным средством достижения этой цели являются «добрые нравы» или «добрая совесть» субъектов права, то есть умышленное непричинение зла, основанное на лучших человеческих побуждениях. В законодательстве некоторых стран (ФРГ, США) эти понятия используются в качестве критериев должного поведения. Считается, что, поскольку право не всегда соответствует нравственности, человек обязан действовать не только в соответствии с правовыми предписаниями, но и в согласии со своей совестью, с нормами господствующей в обществе морали. Поэтому индивид, реализуя субъективное право, должен руководствоваться не только правовым, но и нравственным сознанием.

В качестве попытки ограничить негативные последствия злоупотребления правом субъектами, обладающими властью, специальными правами и полномочиями, можно рассматривать принятие ими формально определенных моральных обязательств перед обществом (например, присяга президента). Некоторые моральные нормы такого рода имеют кодифицированный характер (например, Кодекс чести судьи РФ). Практически во всех демократических странах приняты кодексы этики журналистов, которые регламентируют не только права и обязанности, но и вопросы ответственности. Наиболее строгой санкцией является исключение из профессионального сообщества.

В заключение отметим, что термин «злоупотребление правом» довольно точно выражает имеющее место в правовой действительности явление. Однако при его использовании как в законодательстве, так и в юридической науке необходимо учитывать всю его многозначность.