Понятие специального субъекта преступления

04-03-19 admin 0 comment

Семенов С.А.
Журнал российского права, 1998.


Семенов Сергей Александрович — аспирант ИЗиСП.

Выделение составов преступлений со специальным субъектом — один из основных способов дифференциации уголовной ответственности и наказания, определения целенаправленности уголовной репрессии.

В УК РСФСР 1960 г. насчитывалось около 130 статей, в которых для субъекта преступления, помимо общих обязательных признаков (вменяемость и достижение возраста уголовной ответственности), указан ряд других качеств (признаков). В новом УК Российской Федерации также содержится большое количество статей об ответственности за деяния со специальным субъектом. Так, субъектом преступлений против военной службы могут быть только военнослужащие и военнообязанные, призванные на военные сборы; субъектом должностных преступлений — должностные лица и т.д. Такие признаки называются дополнительными, а субъект преступления, обладающий ими, получил общепризнанное название «специальный субъект».

В научной литературе исследованию этой проблемы уделено значительное внимание. Однако не все вопросы нашли должное разрешение.

В настоящей статье рассматриваются основные аспекты понятия специального субъекта преступления.

Известно, что преступлением признается совершенное общественно опасное деяние (действие или бездействие), запрещенное уголовным законом под угрозой наказания. Опасность такого деяния состоит в том, что оно наносит ущерб общественным отношениям, охраняемым уголовным законом, или ставит их в опасность его причинения. Поскольку деяние — это акт поведения определенного лица, можно говорить, что это лицо и наносит ущерб общественным отношениям.

Таким образом, между общественными отношениями (являющимися объектом преступления) и лицом, причиняющим им вред (посягающим на них), — субъектом преступления — существует неразрывная взаимосвязь. Наличие урона, нанесенного объекту, предполагает существование лица, причинившего его, а преступник, в свою очередь, немыслим вне общественного отношения, которое он нарушил. Эта взаимосвязь объективно предполагает наличие определенного соответствия субъекта преступления его объекту. Субъект должен обладать такими качествами, признаками, характер которых определяется видом нарушаемого общественного отношения.

Различные по своей сути общественные отношения обладают однородными признаками, составляющими внутреннее содержание этих отношений. Общепризнанно, что любое общественное отношение имеет следующий состав:

а) предмет — вещь или явление, вокруг которых и разворачиваются (существуют) эти отношения;

б) субъекты отношения — лица, реализующие свои интересы относительно предмета общественного отношения;

в) взаимосвязь между субъектами общественного отношения (социальная связь).

Ущерб общественному отношению наносится путем неправомерного поведения (в рассматриваемом случае — совершением преступного деяния) одного из его участников. Механизм причинения ущерба определяется неправомерностью этого поведения.

Воздействие может быть направлено на предмет общественного отношения (например, повреждение или уничтожение чужого имущества), на другого участника данного отношения (убийство, нанесение телесных повреждений), а также на непосредственное содержание общественного отношения — социальную связь (уклонение от очередного призыва на действительную военную службу). Воздействие одного из субъектов правоотношения непосредственно на социальную связь между его участниками неизбежно ведет к разрыву или изменению такой связи. При этом возможны следующие виды воздействия:

— лицо исключает или пытается исключить себя из числа участников общественного отношения (например, дезертирство, побег из мест лишения свободы);

— лицо не совершает тех действий, которые являются общественно необходимыми (халатность и др.);

— лицо видоизменяет содержание общественного отношения, пытаясь придать ему не свойственный правопорядку характер (например, при получении взятки) <*>.

———————————

<*> См.: Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М., 1960, С. 149.

Однако лицо — участник общественного отношения может оказать воздействие на социальную связь далеко не всегда. Для этого субъект отношения должен обладать, помимо общеправового статуса, включающего его правосубъектность и основные конституционные права и свободы, дополнительными признаками (быть военнослужащим, должностным лицом и т.д.).

Но поскольку ущерб общественному отношению наносится одним из его участников (субъектов), то последний является не чем иным, как субъектом преступления, если данное общественное отношение подлежит уголовно — правовому регулированию. Соответственно субъект общественного отношения, обладающий определенными признаками, в силу наличия которых он может причинять ущерб указанному отношению, воздействуя на саму его сущность — социальную связь, может быть определен как специальный субъект преступления.

Таким образом, специфика преступления со специальным субъектом такова, что вред общественному отношению (объекту преступления) наносится изнутри одним из субъектов правоотношения, являющимся одновременно и субъектом преступления <*>.

———————————

<*> См.: Таций В.Я. Ответственность за хозяйственные преступления. Объект и система. Харьков, 1984. С. 108; Калякин Д.В. Субъект воинского преступления: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1994. С. 10.

С учетом приведенных теоретических положений можно предложить следующее его определение: специальным субъектом преступления называется вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности и обладающее детерминированными качествами субъекта преступления, признаками, при наличии которых данное лицо только и может совершить общественно опасное деяние, описанное диспозицией статьи Особенной части УК.

В юридической литературе представлены и иные определения специального субъекта. Так, B.C. Орлов, первым среди современных ученых исследовавший эти проблемы, считал, что специальными субъектами преступления именуются субъекты, обладающие не только общими свойствами всех субъектов преступления, но и характеризующиеся дополнительными особыми, лишь им присущими <*>. Правильно отметив необходимость наличия у специального субъекта, кроме основных признаков (вменяемости и достижения возраста наступления уголовной ответственности), дополнительных качеств, он, однако, не указал, что эти качества должны быть не произвольными, а именно такими, при наличии которых лицо может совершить общественно опасное деяние, описанное в уголовном законе (например, обладание определенными властными полномочиями должностного лица, чтобы быть субъектом должностного преступления).

———————————

<*> Орлов B.C. Субъект преступления. М., 1958. С. 138.

В.А. Владимиров и Г.А. Левицкий называли специальным субъектом физическое вменяемое лицо, виновное в совершении такого общественно опасного деяния, состав которого в качестве обязательного элемента включает те или иные признаки, характеризующие его исполнителя <*>. Данное определение охватывает случаи соучастия в преступлениях со специальным субъектом. Однако к существенным его недостаткам следует отнести то, что здесь упущен такой важнейший признак субъекта преступления, как достижение установленного для уголовной ответственности возраста. К признакам субъекта преступления отнесены признаки субъективной стороны (вина) и не обозначены их дополнительные источники, а также связь их с возможностью совершения преступного деяния.

———————————

<*> См.: Владимиров В.А., Левицкий Г.А. Субъект преступления по советскому уголовному праву. М., 1964. С. 8.

Н.С. Лейкина и Н.П. Грабовская рассматривали в качестве специальных субъектов преступления субъектов, обладающих конкретными особенностями, указанными в диспозиции статьи <*>. Безусловно, заслуживает одобрения ссылка авторов на источник признаков специального субъекта (диспозиция статьи уголовного закона). Но в целом это определение, на наш взгляд, небесспорно. В нем оставлены без внимания такие признаки общего субъекта, как вменяемость и достижение определенного возраста уголовной ответственности.

———————————

<*> См.: Курс советского уголовного права. Общая часть. Л., 1968. Т. 1. С. 389.

Р. Орымбаев в своей монографии впервые в научной литературе, посвященной проблемам специального субъекта, определил последнего как лицо, которое, кроме необходимых признаков субъекта (вменяемость, достижение определенного возраста), должно обладать еще особыми дополнительными признаками, ограничивающими возможность его привлечения к уголовной ответственности за совершение данного преступления <*>. В этом определении не отмечена необходимость наличия признаков специального субъекта в уголовно — правовой норме. Вызывает возражение также указание исследователя на ограничение возможности привлечения лица к уголовной ответственности.

———————————

<*> См.: Орымбаев Р. Специальный субъект преступления. Алма — Ата. 1977. С. 46.

Основанием уголовной ответственности является совершение лицом общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом. Для установления наличия преступления необходимо установить в содеянном всю совокупность признаков, присущих составу преступления данного вида. Отсюда следует, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом. Данное положение получило законодательное выражение в ст. 8 Уголовного кодекса РФ.

В число признаков состава преступления, наряду с другими, входят и признаки субъекта. Р. Орымбаев сюда включает признаки, связанные с ответственностью за совершенное преступление. То есть в данном случае они указываются еще до установления всех признаков состава преступления, что в принципе невозможно. Автор подменяет один из признаков, наличие которых позволяет считать субъект преступления специальным, значением его выделения из всего круга физических лиц, вменяемых и достигших установленного возраста.

Проанализируем еще одно определение, которое дает В.В. Устименко: «Специальный субъект преступления — это лицо, обладающее наряду с вменяемостью и возрастом уголовной ответственности и иными дополнительными юридическими признаками, предусмотренными в уголовном законе или прямо вытекающими из него, ограничивающими круг лиц, которые могут нести ответственность по данному закону» <*>. Данная точка зрения также вызывает некоторые замечания. Представляется небесспорной мысль о том, что дополнительные признаки лица, делающие его специальным субъектом, могут прямо вытекать из закона. Но каким образом могут вытекать из закона, например, признаки субъекта такого преступления, как обман потребителей, осуществляемый в магазинах, на других предприятиях, реализующих товары или оказывающих услуги населению (ст. 200 УК РФ)? Тем более что не все работники предприятий торговли могут быть субъектом указанного преступления, а только те из них, которые выполняют работу, непосредственно связанную с реализацией товаров. Признаки субъекта здесь не вытекают прямо из закона, а выводятся путем его логического толкования. В той же работе В.В. Устименко вносит предложение о целесообразности указывать признаки специального субъекта в диспозиции статьи уголовного закона <**>.

———————————

<*> Устименко В.В. Специальный субъект преступления. Харьков. 1989. С. 11.

<**> См.: Там же. С. 19.

Согласно одному из последних определений, предложенному Л.Д. Ермаковой, специальный субъект преступления, кроме общих, обладает дополнительными признаками, указанными в диспозиции уголовно — правовой нормы, отражающими специфические свойства преступника <*>. Но и оно содержит дискуссионные положения. Говоря о дополнительных признаках субъекта, отражающих специфические свойства преступника, автор допускает некоторые неточности. Чтобы вести речь о личности преступника, нужно установить, что лицо действительно совершило преступление, а для этого необходимо выявить в содеянном все признаки состава данного вида преступления, включая и признаки субъекта. А Л.Д. Ермакова выводит признаки субъекта преступления из признаков преступника. Неудачно, на наш взгляд, использовано прилагательное «специфический», что означает «особый, отличительный, свойственный только данному предмету» <**>, «составляющий исключительную особенность кого-, чего-нибудь, свойственный исключительному кому-, чему-нибудь» <***>. Признаки специального субъекта (пол, родственные отношения, должностное положение и пр.) свойственны широкому кругу лиц и отнюдь не исключительно преступникам.

———————————

<*> См.: Уголовное право. Общая часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова и др. М., 1994. С. 211.

<**> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1953. С. 698.

<***> См.: Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н. Ушакова. Т. 4. М., 1940. С. 433.

Обобщая обзор представленных в научной литературе определений изучаемого понятия, необходимо заметить, что их недостатки обусловлены, по-видимому, имевшим место в течение продолжительного времени принижением роли науки уголовного права в жизни нашего общества, отстранением ее представителей от непосредственной работы по подготовке законов. Как правильно отметил М.И. Ковалев, вместо критической оценки того или иного закона ученые спешили превознести его достоинства и не обращали внимания на недостатки <*>.

———————————

<*> См.: Ковалев М.И. Некоторые вопросы перестройки и проблемы теории уголовного законодательства // Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Свердловск, 1989. С. 3.

Появление каждого нового закона, содержащего уголовно — правовые нормы, наделяющие субъекта преступления какими-то качествами сверх его обязательных признаков, воспринималось как безусловное руководство к изменению или уточнению уголовно — правовых теорий и институтов, связанных с этой проблемой. Так, в начальный период разработки учения о специальном субъекте преступления (1958 — 1970 гг.) считалось, что им является такой субъект преступления, который обладает (наряду с обязательными) дополнительными признаками, детерминирующими возможность лица совершить общественно опасное деяние, предусмотренное в диспозиции уголовного закона. Иными словами, наличие данных признаков признавалось необходимым и достаточным условием возможности совершения преступления определенного вида <*>. Согласно этому положению к ним не относятся повторность, рецидив во всех его видах, административная преюдиция <**>.

———————————

<*> См.: Орлов B.C. Указ соч. С. 138; Рашковская Ш.С. Советское уголовное право. Часть Общая. Вып. 6. М., 1960. С. 6 и сл.

<**> Курс советского уголовного права. Часть Общая. Т. 1. Л., 1968. С. 382 — 388; Догель П.С. Учение о личности преступника в советском уголовном праве. Владивосток, 1970. С. 85; Кузнецов А.В. Уголовное право и личность. М., 1977. С. 47.

После внесения в 1962 г. в УК нормы, предусматривающей ответственность за действия, дезорганизующие работу ИТУ, субъектом которых были названы особо опасный рецидивист и лицо, осужденное за тяжкое преступление, ряд ученых стали рассматривать особо опасного рецидивиста как специального субъекта преступления <*>. Так даже не очень удачная законодательная формулировка (что было признано позднее самим законодателем, изменившим в 1984 г. редакцию ст. 77.1 УК РСФСР, в силу чего совершение этих действий особо опасным рецидивистом стало признаком не основного, а квалифицированного состава преступления) изменила господствовавшее в научной литературе мнение.

———————————

<*> Орымбаев Р. Указ. соч. С. 39; Владимиров В.А., Левицкий Г.А. Указ. соч. С. 9; Ниедре А.М. Уголовно — правовые меры борьбы с рецидивной преступностью // Актуальные проблемы борьбы с рецидивной преступностью. Рига. 1989. С. 76 — 77; Советское уголовное право. Общая часть / Под ред. Г.А. Кригера, Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского. М., 1989. С. 101; Устименко В.В. Указ. соч. С. 33.

Завершая анализ существующих в юридической литературе определений специального субъекта, приходим к выводу, что их существенным недостатком является отсутствие указания на предопределенность дополнительных его признаков характером общественного отношения, причинение вреда которому и составляет суть преступления. Поэтому, на наш взгляд, предлагаемое определение специального субъекта преступления является наиболее полным. Напомню, что, по мнению автора, таким субъектом следует считать вменяемое лицо, достигшее установленного законом возраста уголовной ответственности и обладающее предусмотренными законом признаками, детерминированными качествами объекта преступления, которые позволяют данному лицу совершить общественно опасное деяние, описанное диспозицией статьи Особенной части Уголовного кодекса.