Право и судопроизводство в США

04-03-19 admin 0 comment

Avniko Lordkipanidze
, 2012.


Право и судопроизводство в США.

Федеральная и штатная системы судоустройства. Структура судебных органов США является довольно своеобразной в силу присущего ей дуализма, т.е. одновременного существования двух систем судоустройства: судов штатов и федеральных судов. Этот дуализм базируется на конституции, которая одни вопросы относит к юрисдикции федеральных органов, а другие – к юрисдикции штатов.

Суды штатов расположены в каждом графстве, городе, поселении. Они рассматривают все вопросы и споры, за исключением тех, которые отнесены к компетенции федеральных судов. Компетенция же федеральных судов определяется конституцией и принятыми на ее основе законами конгресса.

Если в первоначальный (колониальный) период американская судебная система отражала во многом структуру английского судоустройства, то после завоевания независимости и принятия конституции она приняла современную структуру. Суды были отделены от законодательных органов.

Первоначально федеральная судебная система была учреждена в 1777 г., в период образования конфедерации. Однако она была довольно ограниченной. Согласно договору о конфедерации, конгресс был наделен полномочиями учреждать суды, а самому конгрессу было предоставлено право выступать в качестве последней апелляционной инстанции по спорам между штатами.

В Конституции США, принятой в 1789 г., судебной системе посвящен специальный раздел. Конституция предусматривает создание конгрессом Верховного суда с функциями суда обычной и апелляционной юрисдикции, а также других судов, создаваемых на основании закона. В том же 1789 г. конгрессом был принят Закон о судоустройстве (Judiciary Act of 1789). Этим Законом и были учреждены указанные суды.

Высшим судом США является Верховный суд (The Supreme Court of the United States). Он рассматривает споры между штатами, споры, в которых стороной выступает иностранный посол, споры между США и штатами, а также между штатом и гражданами другого штата. Одной из его важнейших функций является рассмотрение вопросов о соответствии законов США конституции. Верховный Суд является высшей апелляционной инстанцией по отношению ко всем нижестоящим судам (by appeal). Верховный суд рассматривает также любые дела в порядке certiorari, т.e. по всем делам, в которых затрагивается какой-либо важный вопрос федерального характера, имеющий принципиальной значение. Третьим способом пересмотра решений нижестоящих судов, который применяет Верховный суд, является рассмотрение аппеляций by certification, т.е. в том случае, когда апелляционый суд США испрашивает инструкции по принципиальным вопросам права в конкретном деле.

Апелляционные суды США(U.S. Сourts of Аppeals) созданы как промежуточные апелляционные инстанции между Верховным судом и нижестоящими судами с целью освободить Верховный суд США от рассмотрения множества апелляций других судов. Имеется 11 окружных апелляционных федеральных судов. Они занимаются пересмотром всех окончательных решений районных федеральных судов, а также рассматривают апелляции на решения налоговых судов и ряда административных органов, например Управления по трудовым отношениям (Labor Relations Board).

Районные федеральные суды (U.S. district courts). Всего имеется 94 таких суда: 89 судов в 50 штатах и по одному суду в Федеральном округе Колумбия, Зоне Панамского канала, Гуаме, Пуэрто-Рико и на Вирджинских островах. Районным судам подсудны споры, вытекающие из морских перевозок, банкротств, патентных и авторских прав, дел, связанных с консулами иностранных государств, и ряд других.

Претензионный суд (U.S. Court of Claims) рассматривает претензии частных лиц или корпораций к федеральному правительству.

Судоустройство штатов в целом идентично, хотя в некоторых штатах имеются свои особенности. Высшие судебные органы всех штатов, кроме шт. Нью-Гемпшир, были учреждены конституциями штатов; высший суд указанного штата учрежден законом штата, принятым в соответствии с конституционными полномочиями.

В большинстве штатов высший судебный орган именуется верховным судом. В шт. Вирджиния высший суд назван верховным апелляционным судом.

Количество судей в верховных судах колеблется от трех до девяти. Суды состоят из главного судьи (chief justice) и членов суда (associate justices). Срок выполнения обязанностей судей также неодинаков для всех штатов. В большинстве из них он установлен от шести до десяти лет. Однако есть штаты, где срок службы в качестве судьи определен от двух лет до пожизненного. В 22 штатах судьи избираются населением. В таких штатах, как Делавер, Нью-Джерси, судьи назначаются губернатором с согласия сената штата. Верховные суды большинства штатов расположены и осуществляют свою деятельность в столицах штатов. Верховные суды рассматривают апелляции на решения нижестоящих судов и, кроме того, споры и разногласия, связанные с толкованием конституции и законов штата.

В штатах учреждены также промежуточные апелляционные суды. Они созданы в ряде штатов (Колорадо и других 22 штатах) в связи с большим ростом числа апелляций, что серьезно затрудняло работу верховных судов. Как правило, эти суды выполняют целиком функции по рассмотрению апелляций на решения нижестоящих судов общей или специальной юрисдикции. Однако некоторые из промежуточных апелляционных судов наделены функциями специальной юрисдикции.

Следующей ступенью в судоустройстве штатов являются суды общей юрисдикции, которые рассматривают в качестве судов первой инстанции гражданские, уголовные, бракоразводные и другие споры.

Наряду с судами общей юрисдикции имеются суды с ограниченной или специальной юрисдикцией. К их компетенции обычно относятся споры на небольшие суммы, а также мелкие уголовные дела.

Например, судебная система шт. Алабама организована следующим образом. Суд высшей инстанции (court of ultimate review) – Верховный суд штата; Апелляционные суды – апелляционый суд по уголовным делам (court of criminal appeal) и апелляционный суд по гражданских делам (court of civil appeals); суды обшей юрисдикции (Trial courts of general jurisdiction) – окружные суды (circuit courts); суды ограниченной или специальной юрисдикции (courts of limited jurisdiction) – суды по наследственным делам (courts of probate); суды графств (county courts); суды справедливости (justice courts); уголовные суды (recorder courts).

Структура судов шт. Нью-Йорк отличается от структуры судов других штатов. Современная судебная система штата существует в том виде, в каком она была организована в 1961 г. в соответствии с принятым дополнением к конституции штата о реорганизации судов (Court Reorganization Amendment).

Высшим судом штата является Апелляционный суд. Он является конечной инстанцией по гражданским и уголовным делам. Кроме того, этот суд рассматривает вопросы о конституционности законов штата. Апелляционный суд рассматривает только вопросы права, за исключением дел, по которым выносится приговор с применением смертной казни, или дел, по которым сам суд обнаружил новые фактические обстоятельства, которые не были известны суду низшей инстанции.

Высшим судом общей юрисдикции является Верховный суд штата. У суда имеется 4 апелляционных отделения по количеству 4-х судебных округов (департаментов) штата. Этот суд имеет также исключительную юрисдикцию по делам о разводе. В рамках Верховного суда существуют также три апелляционные сессии, которые рассматривают вопросы, отнесенные к компетенции апелляционных отделений.

Претензионный суд рассматривает иски, предъявляемые частными лицами к штату или его органам, и наоборот. Интересы штата в таких делах представляет генеральный атторней. Решение суда может быть обжаловано в апелляционном порядке в соответствующее апелляционное отделение Верховного суда.

Семейный суд (family court) рассматривает все дела, вытекающие из семейных отношений, кроме дел о разводе, аннулировании брака и вопросов о раздельном жительстве супругов. Суд по делу о наследствах (surrogate’s court) решает дела, связанные с наследством и опекой.

О правовой защите судей. Американское законодательство уделяет повышенное внимание поддержанию высокого статуса судей в государственно-правовой системе страны, в первую очередь, с точки зрения обеспечения их независимости. Члены большинства федеральных судов на всех уровнях назначаются президентом после утверждения каждой кандидатуры сенатом и, согласно конституции, остаются в должности до тех пор, пока они «ведут себя безупречно», т.е. практически пожизненно. Исключение составляют лишь судьи ряда специализированных судов (например, судов по делам о банкротстве, претензионных судов, суда по делам внешней торговли, военных трибуналов, судов в ряде островных владений США и т.п.). Их члены назначаются на определенный срок, как правило 10-15 лет.

Назначенные президентом пожизненно, федеральные судьи могут быть отстранены от должности только в порядке импичмента за «измену, взяточничество и другие серьезные преступления и правонарушения» на основании соответствующего решения конгресса. Дополнительным инструментом обеспечения независимости судопроизводства является конституционный запрет на снижение заработной платы федерального судьи на протяжении всего срока его пребывания в должности.

На уровне штатов, каждый из которых имеет собственную судебную систему (отличную не только от аналогичных систем в других штатах, но и от федеральной системы судопроизводства, которая не имеет над ними прав «верховенства» ), способы заполнения судебных вакансий гораздо более разнообразны. Судьи могут назначаться губернатором с последующим одобрением законодательным собранием или без такового, назначаться законодательным собранием, избираться населением округа и т.п., а сроки их пребывания в должности могут варьироваться. При этом для снятия с должности используются соответствующие методу назначения механизмы (например, для отстранения избранного населением округа судьи требуется проведение референдума по его отзыву), практическое использование которых не менее сложно, чем импичмент на федеральном уровне.

Вместе с тем, законодательство страны, как федеральное, так и штатов, не предоставляет судьям автоматического иммунитета от уголовного или гражданского преследования. Судья может быть арестован сотрудниками полиции или других правоохранительных структур при наличии соответствующего ордера, либо задержан на месте преступления. Существующие в правоохранительных органах и в системе прокурорского надзора внутриведомственные инструкции содержат весьма высокие критерии обоснованности обвинения для получения следствием ордера на арест судьи в рамках уголовного дела. Однако в случае выдачи такового (а на это, как и в отношении любого гражданина, требуется согласие судьи соответствующей юрисдикции), дальнейшая судьба подследственного формально практически не отличается от положения любого другого арестованного американца. Единственное исключение существует в отношении федеральных судей (как и других федеральных служащих, например сотрудников ФБР). При подаче против них иска в суд штата федеральное правительство через представляющую его в судах службу Генерального солиситора, которая является структурным подразделением минюста США, может потребовать передачи дела из-под юрисдикции штата на рассмотрение в федеральном суде того округа, к которому относится данный штат.

Примечательно, что пожизненный статус судьи не является препятствием для проведения полномасштабного уголовного и судебного разбирательства, вплоть до вынесения приговора. Известен случай, когда судья был осужден и провел в тюрьме уже около года, прежде чем сенат США наконец рассмотрел вопрос о его отстранении от должности в порядке импичмента.

Единственным видом иммунитета, которым пользуются судьи, является иммунитет от гражданских исков на решения, принятые ими в рамках судебного процесса (гражданские иски против судьи как частного лица, например по поводу его имущественных, семейных отношений и т.п., под этy категорию не подпадают и рассматриваются в обычном порядке).

Частичным основанием для этого служит Закон о пределах ответственности федеральных служащих за действия, совершенные в ходе исполнения служебных обязанностей (Federal Tort Claims Act), инкорпорированный в §§ 1346 и 2671 – 2680 Раздела 28 Свода законов США. Но решающим фактором является существующая в рамках действующего в США англосаксонского «общего» права и подтвержденная многочисленными судебными решениями т.н. «доктрина судебного иммунитета» . На практике это сводится к тому, что когда какое-либо юридическое или физическое лицо обвиняет лично судью в том, что своим решением тот нанес ему какой-либо ущерб, то такие иски по поступлении на предварительное рассмотрение в суд соответствующей юрисдикции, как правило, сразу отклоняются (кроме случаев явного превышения судьей своих полномочий). Присутствие обвиняемого судьи при этом необязательно, но от него все же требуется представление формального требования об отклонении иска – письменно или через адвоката. В таких случаях расходы судей на организацию защиты обычно покрываются государством. Разновидностью этой доктрины является принцип «законотворческого иммунитета» судьи, освобождающий его от ответственности за принятые решения по организации работы суда.

В то же время, судья не защищен от ответственности за нарушения в ходе служебной деятельности, непосредственно не связанной с судебным процессом (например, при приеме на работу и увольнении сотрудников своего аппарата). В этом случае судья может стать ответчиком по гражданскому иску.

В целом, в последние десятилетия одной из серьезных проблем американского правосудия было не создание для судей каких-либо дополнительных видов иммунитета, а, наоборот, попытки усиления их дисциплинарной ответственности при сохранении конституционного пожизненного статуса. Основную проблему представляют при этом действия судей, идущие вразрез с их статусом, но «не дотягивающие» до импичмента (некомпетентность, необъективность, эксцентричное поведение, алкоголизм и т.п.). В таких случаях жалобы на поведение судьи (его решения подлежат обжалованию в апелляционном порядке) могут быть поданы на имя председателя апелляционного суда данного округа, который, являясь по должности главным судьей в округе, дает указание о проведении проверки. По ее результатам могут быть приняты некоторые меры, но в основном лишь полуформального «воспитательного» характера. Отдельную проблему представляют судьи преклонного возраста и тяжело больные судьи, не желающие уйти на пенсию или в отставку. Несмотря на ряд шагов, предпринятых для устранения этих аномалий (от поощрительных – возможность раннего выхода на пенсию с сохранением заработной платы, до дисциплинарных – отстранение от рассмотрения дел при сохранении конституционного статуса и денежного содержания), действенное решение пока не найдено ни на уровне федеральной судебной системы, ни в штатах.

Важной частью системы комплексной защиты судей является обеспечение их личной безопасности. В связи с участившимися в последнее время террористическими актами против госучреждений, включая суды, был проведен комплексный анализ их безопасности. Принятые по ее результатам меры включают запрет на парковку автотранспорта вблизи зданий суда, усиление охраны подземных гаражей, усовершенствование систем наружного видеонаблюдения. Личная охрана судьям в обычном порядке не предоставляется, однако по запросу судьи соответствующие органы могут произвести проверку его дома, а в случае поступления угроз в его адрес – организовать круглосуточную охрану. Кроме того, многие судьи получают разрешение властей соответствующего штата на ношение огнестрельного оружия (что в США, впрочем, может сделать практически любой гражданин). Вместе с тем, попытки провести через конгресс закон о выдаче судьям федеральных лицензий на ношение оружия пока не принесли результата.

Особенности уголовно-процессуального законодательства и судопроизводства по делам несовершеннолетних в отдельных штатах. По оценкам американских криминологов, несмотря на некоторое снижение общих показателей, преступность среди несовершеннолетних по-прежнему остается одной из наиболее острых социальных проблем в США.

Более того, на фоне определенного улучшения криминогенной обстановки в стране в последнее время наблюдается увеличение доли тяжких и насильственных преступлений, совершаемых несовершеннолетними. Так, по данным ФБР, в 1996 г. подростками было совершено около 13% насильственных преступлений, причем почти 8% всех убийств. В 1986 г., например, эти показатели составляли соответственно 9% и 5%. Эксперты также весьма озабочены тем, что одновременно происходит снижение количества арестов преступников из числа несовершеннолетних. Одной из причин недостаточной эффективности принимаемых мер по сдерживанию роста преступности среди подростков стало несовершенство действующего в США уголовно-процессуального законодательства и процедур, особенно на уровне штатов.

Некоторые специалисты в области права считают его «слишком либеральным» и выступают за ужесточение санкции. Они также высказываются за расширение сферы применения тех норм, которые в значительной степени ограничивают права обвиняемых и подсудимых. Другие же видят главную проблему в «недемократичности» существующих правил и поэтому призывают к «более гуманным» подходам к разрешению в судах дел несовершеннолетних.

В этой связи основным объектом дискуссий стал т.н. «механизм передачи дел» (Transfer Mechanism), т.е. юридически закрепленная возможность судебного расследования дел совершеннолетних на общих основаниях, без учета их возраста и без предоставления дополнительных прав на защиту. На практике это означает передачу дела из специализированного суда для несовершеннолетних в суд общей юрисдикции.

Такая передача дела может быть осуществлена, например, путем принятия решения о «дискреционном отказе» (Discretionary Waiver) от его расследования. При этом слово «дискреционный» предполагает, что такое решение принимается специализированным судом самостоятельно, т.е. по его усмотрению. Основанием могут служить какие-либо обстоятельства, которые судья сочтет существенными в рассматриваемом деле: возраст подсудимого, состав инкриминируемого преступления, прошлые судимости и т.п. Возможность «дискреционного отказа» закреплена в законодательстве всех штатов, за исключением шт. Коннектикут, Массачусетс, Небраска, Нью-Йорк и Нью-Мексико.

В отдельных случаях суд для несовершеннолетних обязан передавать дела в суд общей юрисдикции. Такая процедура называется «обязательный отказ» (Mandatory Waiver) и предусматривается в тех случаях, когда суд для несовершеннолетних установил возможную причину или мотив (Probable Cause) совершения подростком уголовно наказуемого деяния и, таким образом, его вина практически считается очевидной. В отличие от «дискреционного отказа», положения об «обязательном отказе» содержатся в законодательстве только 14 шт. (Коннектикут, Делавэр, Джорджия, Иллинойс, Индиана, Кентукки, Луизиана, Сев. Каролина, Сев. Дакота, Огайо, Род-Айленд, Юж. Каролина, Вирджиния и Зап. Вирджиния).

Кроме того, законодательство таких шт., как Аляска, Аризона, Калифорния, Колорадо, Иллинойс, Канзас, Миннесота, Невада, Нью-Гемпшир, Нью-Джерси, Сев. Дакота, Пенсильвания, Род-Айленд, Юта (всего 14) и Федерального округа Колумбия, допускает возможность также и «предполагаемого отказа» (Presumtive Waiver), представляющего собой как бы отложенное решение о передаче дела в обычный уголовный суд, которое вступает в силу в том случае, если подсудимый и его адвокаты не докажут, что он не может быть осужден, т.к. подлежит «реабилитации» (Juvenile Rehabilitaion), т.е. помещению в специальный лагерь по перевоспитанию.

Законодательство шт. Аризона, Арканзас, Флорида, Джорджия, Луизиана, Массачусетс, Мичиган, Монтана, Небраска, Оклахома, Вермонт, Вирджиния, Вайоминг и Федерального округа Колумбия наделяет прокуроров правом самим принимать решение о том, какой суд будет рассматривать уголовное дело несовершеннолетнего, если оно подсудно как специализированному суду для несовершеннолетних, так и обычному суду.

В 28 штатах законодательство предусматривает возможность т.н. «законных исключений» (Statutory Exclusion), схожих по своему действию с процедурой «обязательного отказа» . В случае применения в отношении обвиняемого этой нормы его дело автоматически выводится из-под юрисдикции специализированного суда для несовершеннолетних и передается в обычный суд. Чаще всего под ее действие подпадают лица старше 16 лет, совершившие особо тяжкие преступления.

В большинстве штатов действует норма судебного прецедента, получившая условное название «признанный однажды взрослым – остается взрослым навсегда» (Once an Adult – Always an Adult). Согласно этому правилу, если хотя бы однажды дело конкретного несовершеннолетнего лица было передано через процедуру «отказа» в обычный уголовный суд или когда-либо прежде он уже был осужден в уголовном суде, его дело может рассматривать исключительно «взрослый» суд. Данная норма отсутствует только в законодательстве шт. Аляска, Арканзас, Колорадо, Коннектикут, Джорджия, Иллинойс, Кентукки, Луизиана, Мэриленд, Массачусетс, Небраска, Нью-Джерси, Нью-Мексико, Нью-Йорк, Сев. Каролина, Юж. Каролина, Вермонт, Зап. Вирджиния и Вайоминг.

Одновременно почти в половине штатов действуют положения, защищающие несовершеннолетних от произвольной передачи их дел во «взрослый» суд. Соответствующая процедура носит название «обратный отказ» (Reverse Waiver) и предусматривает возможность подачи подростком, осужденным в обычном уголовном суде, апелляции с просьбой передать его дело в специализированный суд для несовершеннолетних с целью пересмотра уже вынесенного приговора. Однако зачастую применение нормы «обратного отказа» обставляется различными условиями. Так, в шт. Аризона такие прошения разрешено подавать лишь тем, кто на момент предварительного слушания в суде не имел у полиции репутации «злостного правонарушителя» .

По вполне очевидным причинам адвокаты, представляющие защиту детей и подростков в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства, их родители или другие законные представители стараются, чтобы дело рассматривал специализированный суд для несовершеннолетних. Как правило, такой суд выносит более мягкие приговоры в связи с тем, что законодательство всех штатов (за исключением Аризоны) не устанавливает для него минимальных пределов наказания осужденных. Регламент слушаний там более либеральный, нежели в обычном суде, и поэтому дает защите дополнительные возможности для того, чтобы «выиграть» дело или повлиять на судебное решение в пользу подсудимого. Он предусматривает также ограничения на проведение открытых заседаний и запрещает огласку судебных материалов, касающихся прежде всего «персональных» данных о подсудимом.

О деятельности Администрации по контролю за алкогольной продукцией, табачными изделиями и огнестрельным оружием. Единственная в полном смысле правоохранительная структура в системе минфина США, Администрация по контролю наделена полномочиями по борьбе с насильственными преступлениями, надзору за уплатой федеральных налогов и выполнением федеральных законов в отношении алкоголя, табачных продуктов, оружия, взрывчатых веществ и поджогов. Администрация является самым экономически эффективным агентством в правоохранительной системе, приносящим в федеральный бюджет 35 долл. в обмен на каждый потраченный доллар из ассигнований конгресса. Объем дохода, принесенного в 1998 г. ведомством в бюджет государства, составляет 14 млрд.долл.

Несмотря на свою относительную молодость – Администрация была отделена от Службы внутренних доходов и получила статус самостоятельного ведомства в 1972 г., – история ее фактического существования насчитывает более двух веков. Первоначально минфин начал осуществлять контроль за сбором налогов на алкогольную продукцию в 1790-х гг., одновременно с принятием конгрессом соответствующих законов, для чего в министерстве из нескольких специалистов было сформировано специальное подразделение. В 1920-х гг. после вступления в силу поправки к конституции, запрещающей ввоз и продажу спиртных напитков, это подразделение в 1927 г. приобрело статус управления. В 1934 г., с выходом в свет закона об огнестрельном оружии, действующем и в настоящее время, к компетенции управления добавилась еще одна область – контроль за регистрацией, лицензированием и продажей различных видов оружия, а в 1982 г. конгресс вменил в обязанность ведомства расследования преступлений, связанных с поджогами собственности. .

На Администрацию возложены функции по надзору за уплатой федеральных налогов на продажу алкоголя и табачной продукции и пресечению мошенничества и обмана потребителей, противодействию незаконному изготовлению и распространению спиртного и контрабанде табачных изделий между штатами. Уникальной для этого ведомства сферой деятельности является лабораторный анализ качества поступающих на рынок новых видов алкогольной продукции, который проводится в Национальном лабораторном центре, расположенном в г.Роквил, шт.Мэриленд.

Администрация, работая в тесном контакте с федеральными и местными правоохранительными органами тщательно следит за соблюдением правил изготовления, лицензирования и продажи огнестрельного оружия, осуществляет контроль за производством взрывчатых веществ и устройств, способных оказывать разрушительное действие. Сотрудники Администрации занимаются расследованием преступлений, связанных с использованием или контрабандой огнестрельного оружия, работая в тесном контакте с офицерами ФБР и других ведомств. Большая доля расследований приходится и на инциденты с применением взрывчатых веществ и поджоги собственности с целью получения выгоды.

В 1978 г. в рамках Администрации была создана Национальная группа быстрого реагирования, структурно состоящая из четырех находящихся в разных регионах США оперативных подразделений. Группа сыграла важную роль в расследовании взрывов в Оклахома Сити, Центре мировой торговли в Нью-Йорке и в Атланте. В целях борьбы с угрозой для американских граждан и собственности за границей и расследования чрезвычайных происшествий позже была создана специальная Группа быстрого реагирования на инциденты за рубежом, на сегодняшний день имеющая опыт работы в 14 странах.

Защита авторских прав. Регулирование и защита авторских прав на объекты интеллектуальной собственности (ИС) строится на ряде многосторонних и двусторонних международных соглашений. Наиболее важными из них являются: Парижская конвенция по охране промышленной собственности 1883 г. и Бернская конвенция 1886 г. по защите литературных и артистических работ. Данные конвенции легли в основу действующей с 1967 г. Всемирной организации интеллектуальной собственности, ВОИС (World Intellectual Property Organization – WIPO). С 1974 г. ВОИС входит в ООН на правах специализированного отделения. С 1994 г. в рамках системы соглашений ВТО действует Соглашение о торговых аспектах защиты прав интеллектуальной собственности (ТРИПС).

В соответствии с Конвенцией, учредившей ВОИС, интеллектуальная собственность подразделяется на промсобственность и авторское право. К первой относятся изобретения, полезные модели, товарные знаки, промобразцы, знаки обслуживания и фирменные наименования. Авторское право относится к произведениям искусства, литературным, музыкальным, кинематографическим произведениям, а также к научным изобретениям, среди которых следует отметить компьютерное программное обеспечение.

В США правовая защита авторского права закреплена в конституции (Статья 1, Раздел 8), а также в резолюции конгресса 1783 г. об охране прав авторов и издателей. Развитие технологий привело к расширению толкования принципа авторского права, включив в него архитектурный дизайн, программное обеспечение, графические работы и кино- и аудиопродукцию. Функции регистрации и право применения законодательства по авторскому праву возложены с 1870 г. на Библиотеку конгресса, а с 1897 г. на созданное при Библиотеке конгресса Федеральное Агентство по авторскому праву. В 1989 г. США присоединились к Бернской Конвенции по защите литературных и артистических работ.

В основу законодательства по промышленной собственности был положен Федеральный патентный закон 1790 г., в дальнейшем вошедший в конституцию. Международная система охраны промсобственности осуществляется как в рамках ВОИС, так и на основе двусторонних соглашений.

Наибольшее количество объектов промышленной собственности защищается в США (в 1992 г. в США была подана 187 тыс. заявок, для сравнения в РФ в том же году – 45,5 тыс., а в СССР в 1988 г. – 174,6 тыс.).

Из-за ряда расхождений в законодательстве США с принятыми международными нормами до сих пор не подписан международный договор, дополняющий Парижскую Конвенцию в отношении патентов (дипломатическая конференция по его заключению состоялась в июне 1991 г. в Гааге). Только в 1994 г. в США была введена система гласности заявок на выдачу патента, т.е. публикации содержания заявки, как это принято в большинстве развитых стран мира. До сих пор не устранено главное расхождение, касающееся базового принципа определения приоритета изобретения. Все страны-члены ВОИС придерживаются принципа, что изобретателем является лицо, первым подавшее заявку в национальное патентное ведомство. В США, напротив, патент может быть выдан не тому лицу, которое первое подало заявку на патент, а тому, кто сможет доказать, что данное изобретение сделано им.

Рамки международных договоров в период до ВТО (1994 г.), устанавливающие и защищающие ИС и которые в целом координируются в рамках ВОИС, были неадекватны в основном по причине отсутствия механизма их обязательного выполнения.

США исходят из того, что сильная защита ИС является предпосылкой для перевода технологий в другие страны. Возрастающая пропорция торговли в областях, основанных на знаниях, делает эти положения еще более актуальными.

По данным международной торговой комиссии США (US International Trade Commission) в 1997 г. поступления от экспорта ИС составили около 30 млрд.долл. (в том числе 22 млрд.долл. экспорт зарубежным дочерним компаниям американских корпораций и 7 млрд.долл. – иностранным компаниям). За аналогичный период стоимость импортированной в США ИС составила 7,5 млрд.долл. По статье «торговля услугами» внешнеторгового баланса страны, положительное сальдо США по торговле ИС составляет 31%. Во внешнеторговых операциях США с ИС преобладает внутрикорпоративная торговля (80% экспорта и 74% импорта), что отражает стремление компаний, обладающих ИС, сохранить над ней определенную степень контроля.

Внутрикорпоративная внешняя торговля ИС в 1997 г. имела следующую структуру: 30% экспорта американских корпораций приходилось на машиностроительный сектор, включая производство компьютеров, при положительном сальдо около 3,5 млрд.долл. На продажу технологий приходилось 62% экспорта, причем ежегодные темпы роста экспорта в этой группе в среднем составляют около 10%. Наибольшая доля экспорта приходится на сектор электронной и электротехнической промышленности, без учета экспорта компьютерных технологий (1,8 млрд.долл.). Вторым крупнейшим экспортером является химический сектор (500 млн.долл.). Третье место занимает сектор услуг и управления (около 300 млн.долл.).

США стали первым государством, принявшим меры по защите своей ИС на международном рынке. В рамках Закона о торговле и конкуренции 1974 г. и внесенных в него конгрессом в 1988 г. поправок (раздел 301) предусматривается выявление стран, нарушающих права американских граждан на ИС. Ежегодно Аппарат Торгового представителя США (US Trade Representative) представляет перечень стран, не обеспечивающих адекватной охраны ИС. Перечень состоит из трех списков: первого – «приоритетные зарубежные страны», т.е. страны, в которых допускаются самые грубые нарушения в вопросах защиты ИС, второго – «страны, подлежащие приоритетному наблюдению», и третьего – «страны, подлежащие просто наблюдению» . США могут принимать в отношении стран, занесенных в первый список, весьма жесткие санкции, например, увеличение импортных пошлин, сокращение импортных квот, приостановление либо аннулирование особых льгот, ранее предоставленных данной стране в соответствии с соглашением о торговле, однако, если страна доказала свою решимость обеспечить США доступ на свой рынок, она может быть исключена из данного перечня в любой момент.

По данным, опубликованным Международным союзом по правам ИС (International Intellectual Property Alliance – ПРА), в 1997 г. потери американских компаний в результате нарушения прав на ИС составили более 11 млрд.долл. ПPA на правах коллективных членов объединяет Ассоциацию американских издателей, Американскую ассоциацию сбыта кинопродукции, Объединение по программному обеспечению, Ассоциацию по интерактивному цифровому пограммному обеспечению, Американскую ассоциацию кинематографии, Национальную ассоциацию производителей музыкальной продукции и Ассоциацию звукозаписи Америки.

Потери США в результате нарушения прав интеллектуальной собственности в 1997 г. по сравнению с предыдущим годом увеличились на 15%. По данным Альянса программного обеспечения бизнеса, около 50% единиц программного обеспечения, используемых в мире, – установлено незаконно. Наибольший уровень «пиратского» использования продукции программного обеспечения приходится на страны Вост. Европы – 80% от всех используемых программ. Средний показатель для стран Бл. Востока и Африки составляет 75%, Лат. Америки – 68%, АТР – 55%, ЕС – 43%. Согласно американским официальным данным, по некоторым отдельным странам уровень пиратства колеблется от стран с высоким уровнем: Вьетнам – 99%, Китай – 96%, Оман – 95%, Россия – 90%, до стран с низкими показателями: США – 28%, Австралия – 32%, Великобритания – 34%, Дания – 35%, ФРГ – 36%.

В целом, по регионам наблюдается снижение уровня пиратства: в 1997 г. этот показатель снизился по сравнению с предыдущим годом в странах Лат. Америки на 7%, в Вост. Европе на 5%, в ЕС на 6%, и только в Сев. Америке он увеличился примерно на 1%.

В 1998 г. Управление Торгового Представителя США подготовило и опубликовало очередной список «приоритетных зарубежных стран» в соответствии со «специальным разделом 301» Основу списка составляют страны с высоким уровнем пиратства в области ИС, такие как Болгария, Греция, Индия, Индонезия, Парагвай, Россия, Турция. В то же время, входящие в этот список ЕС и Аргентина и имеющие относительно невысокий уровень пиратского использования ИС включены туда по ряду причин. Первый – из-за несогласия предоставлять американским владельцам ИС национальный режим распределения доходов от проката видеокассет и артистических представлений, а также из-за неприемлемости американской фармпромышленности ныне существующей единой европейской системы товарных знаков. Вторая – из-за отказа предоставить адекватную и эффективную патентную защиту американским фармкомпаниям.

Основные претензии в адрес России связаны, прежде всего, с нарушением авторских прав американских владельцев ИС на программную, видео- и аудиопродукции. Вступивший в 1997 г. в силу новый УК РФ, предусматривающий уголовное наказание за пиратство, несомненно, повлиял на снижение уровня пиратства в стране. Однако, как отмечают американские специалисты, параллельно с принятием нового УК не было создано эффективного механизма правового применения в области защиты ИС. В то же время на американском рынке имеют место неоднократные случаи пиратства в отношении российской ИС. Наибольший ущерб приносит распространение аудио- и видеопродукции на русском языке, являющейся в основном пиратской, особенно в Нью-Йорке и Филадельфии, где проживает значительная часть русскоязычной иммиграции.

Известные случаи судебного разбирательства между российскими изданиями ИТАР-ТАСС, «Эхо планеты», «Комсомольская правда», «Московский комсомолец», «Аргументы и факты» с нью-йоркской русскоязычной газетой «Курьер», а также судебный иск российского режиссера Н. Михалкова к кабельной телевизионной компании WMNB в связи с пиратским показом его фильма «Утомленные солнцем» являются единичными случаями положительного судебного решения для российской стороны. Многие российские владельцы ИС, в отличие от их американских коллег, жестко отстаивающих свои права на ИС, занимают достаточно пассивную позицию.