Ликвидация юридических лиц

04-03-19 admin 0 comment

Вольнов А., Фролова Л.
Российская юстиция, 1998.


А. Вольнов, предприниматель.

Л. Фролова, главный специалист арбитражного суда Ставропольского края.

После введения в действие части первой ГК РФ прошло уже более 3 лет. Однако ни у научных работников, ни у практиков до сих пор не сформировалось единого мнения о порядке применения отдельных положений нового Кодекса.

Одним из таких спорных положений является норма ст. 61 ГК РФ (точнее, ее п. 2). В нем предусмотрены основания добровольной и принудительной ликвидации юридических лиц. При буквальном истолковании абз. 1 п. 2 ст. 61 ГК можно сделать единственный вывод о том, что признание судом недействительной регистрации юридического лица является основанием только для его добровольной ликвидации. Подобная позиция законодателя вызывает недоумение. Ведь нормой этой же статьи предусмотрено, что суд признает недействительной регистрацию юридического лица «…в связи с допущенными при его создании нарушениями закона или иных правовых актов, если эти нарушения носят неустранимый характер».

Таким образом, суд одновременно с признанием недействительности регистрации подтверждает, что нарушения при создании юридического лица носят именно неустранимый характер. Очевидно, что в связи с неустранимостью нарушений изменить что-либо в учредительных документах юридического лица или в порядке его регистрации невозможно. Такое юридическое лицо просто не должно было быть создано.

Последовательное, систематическое толкование нормы приводит к выводу о том, что признание судом регистрации недействительной является основанием только для принудительной ликвидации юридического лица, хотя данная норма и помещена законодателем среди оснований для добровольной ликвидации. По нашему мнению, норма, изложенная в п. 2 ст. 61 ГК, должна истолковываться именно таким образом. Кстати, ранее действовавший Закон РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» относил решение суда о признании недействительными учредительных документов к основаниям для его принудительной ликвидации.

Необходимо отметить и некоторые терминологические различия при подходе к данной проблеме. Если определение ликвидации как «принудительной» используют практически все авторы, то при описании ликвидации по решению учредителей либо органа юридического лица используют как термин «добровольная», так и «обычная». В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ по конкретному делу (Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1996. N 6. С. 68) предлагалось «признать несостоявшейся государственную регистрацию товарищества с ограниченной ответственностью…», хотя решением суда, на которое был принесен протест, были удовлетворены исковые требования о признании недействительной государственной регистрации товарищества. Все это указывает не только на отсутствие единого научного подхода к терминологии, но и на существенно отличающийся объем правового содержания, вкладываемого в тот или иной термин.

Разноголосица во взглядах на проблему, возникшую из-за нечеткой формулировки ст. 61 ГК, отразилась и на рассмотрении конкретных дел судами. Единый подход в правоприменительной практике к данной проблеме не сформирован. Суды при рассмотрении споров принимают решения и о признании недействительной регистрации юридического лица и одновременно могут выйти за пределы исковых требований, приняв решение о его принудительной ликвидации. Иллюстрацией может служить Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 3070/96 от 26 ноября 1996 г., которым отменены решение и все состоявшиеся постановления по делу о признании недействительным постановления главы администрации о регистрации общества с ограниченной ответственностью, созданного путем преобразования арендного предприятия, его устава, учредительного договора и договора аренды (Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997. N 3. С. 62). Требование о ликвидации общества истцом не заявлялось, однако суд вышел за пределы исковых требований и принял решение и о ликвидации юридического лица, поручив Челябинскому облпотребсоюзу создать ликвидационную комиссию. Передав дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, Президиум указал, что при новом рассмотрении дела суду надлежит решить вопрос о целесообразности ликвидации ООО «Челябинский дроболитейный завод», имея в виду, что признание недействительными его учредительных документов и постановления о его регистрации восстанавливает статус арендного предприятия, организационно — правовая форма которого заинтересованными сторонами может быть приведена в соответствие с требованиями гл. 4 ГК РФ.

Оценка правомерности выхода за пределы исковых требований Президиумом не дана, но из текста Постановления можно сделать вывод, что решение о принудительной ликвидации, вынесенное судом по делу, соответствует действующему законодательству.

Как видно из изложенного, проблема отнесения одного из оснований ликвидации юридических лиц — признания недействительной его регистрации — к основаниям добровольной или принудительной ликвидации носит не только теоретический, но и сугубо практический характер. По нашему мнению, решением данной проблемы могло бы быть внесение одним из субъектов законодательной инициативы в Государственную Думу проекта федерального закона о внесении изменений и дополнений в ГК РФ, с предложением изложить п. 2 ст. 61 ГК РФ в следующей редакции:

«2. Юридическое лицо может быть ликвидировано:

по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами, в том числе в связи с истечением срока, на который создано юридическое лицо, с достижением цели, ради которой оно создано;

по решению суда, в случае признания недействительной регистрации юридического лица в связи с допущенными при его создании нарушениями закона или иных правовых актов, если эти нарушения носят неустранимый характер; в случае осуществления деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) либо деятельности, запрещенной законом, либо с иными неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов, либо при систематическом осуществлении общественной или религиозной организацией (объединением), благотворительным или иным фондом деятельности, противоречащей его уставным целям, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом».

В случае внесения изменений в предложенной редакции абз. 2 п. 3 ст. 61 ГК будет логически продолжать норму о принудительной ликвидации юридического лица на основании решения суда о признании недействительной его регистрации. Суды при принятии решения о признании недействительной государственной регистрации юридического лица будут одновременно принимать решение и о его ликвидации.

Еще одной проблемой, связанной с ликвидацией юридического лица, является так называемое «восстановление» статуса юридического лица, правопредшественника организации, акт о государственной регистрации которой признан недействительным судом или отменен регистрирующим органом.

В практике Высшего Арбитражного Суда РФ имеется несколько дел, по которым его Президиум занимал следующую позицию: если юридическое лицо, акт о государственной регистрации которого оспаривается, имело правопредшественника, то в случае удовлетворения исковых требований «восстанавливается» статус организации, в ходе реорганизации которой был создан ответчик (Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997. N 3. С. 62).

Однако такая позиция арбитражного суда противоречит п. 2 ст. 51 и п. 8 ст. 63 ГК РФ: юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации, но прекращает свое существование после внесения записи в Единый государственный реестр юридических лиц о ликвидации. При этом подобная запись может появиться только после проведения процедуры ликвидации юридического лица, предусмотренной ст. ст. 61 — 64 ГК РФ, вопрос о которой в рассматриваемом случае у суда вообще не возникает. Суд «пропускает» процедуру ликвидации юридического лица, считая, видимо, что его правопредшественник станет правопреемником по его обязательствам и что организация — правопредшественник уже прекратила свое существование.

По нашему мнению, «восстановление статуса» юридического лица невозможно. Это подтверждается и установленной процедурой ведения Государственного реестра предприятий.

На сегодняшний день отсутствует единая система государственной регистрации и ведения Единого государственного реестра юридических лиц, предусмотренная п. 1 ст. 51 ГК РФ и возложенная на органы юстиции. Порядок регистрации и ведения реестра будет определен федеральным законом о регистрации юридических лиц. До признания утратившими силу ст. ст. 34 и 35 Закона РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» регистрацию вновь созданных юридических лиц осуществляют различные исполнительные органы государственной власти и местного самоуправления (районные и городские администрации, регистрационные палаты субъектов Федерации, подразделения Министерства юстиции РФ). Все они ведут свои реестры юридических лиц, при этом отсутствует нормативно установленный порядок обмена информацией между ними или передача информации по вновь создаваемым и ликвидируемым юридическим лицам единому органу.

Единственным наиболее полным реестром юридических лиц, независимо от их организационно — правовой формы, который ведется на территории всей страны, является Государственный реестр предприятий. Его ведение осуществляет Госналогслужба России в соответствии с п. 26 Положения о Государственной налоговой службе Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 1991 г. «О Государственной налоговой службе Российской Федерации».

Исключение из Государственного реестра означает изъятие сведений о ликвидированном предприятии из соответствующего списка, возврат ликвидационной комиссией документа, подтверждающего акт включения предприятия в Государственный реестр и передачу его на архивное хранение. При реорганизации вновь созданному юридическому лицу присваивают новый номер в Госреестре. Информация же о правопредшественнике сдается в архив.

«Восстановление статуса» юридического лица невозможно и в связи с тем, что изменения в гражданском законодательстве за последние годы носили радикальный характер — исчез целый ряд организационно — правовых форм юридических лиц, являвшихся правопредшественниками существующих сегодня организаций (арендные предприятия, индивидуальные частные предприятия и т.д.).

Видимо, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, формирующий сегодня практику применения законодательства арбитражными судами, придет к такому же выводу: 11 марта 1997 г. им принято Постановление N 3053/96, в котором указано, что признание судом недействительной регистрации акционерного общества, созданного в результате реорганизации путем преобразования муниципального предприятия, в связи с допущенными при этом нарушениями закона или иных правовых актов, является основанием для ликвидации этого акционерного общества в порядке ст. 61 ГК РФ. Речь в этом случае не идет ни о каком «восстановлении статуса» муниципального предприятия — правопредшественника акционерного общества.

В связи с рассмотрением споров о признании недействительной регистрации юридических лиц и (или) их учредительных документов судебной практикой была сделана попытка разрешить еще одну проблему. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, ссылаясь на Положение о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности, в своем Постановлении по делу N 3280/96 от 15 июля 1997 г. указал, что иск о признании учредительных документов недействительными может быть заявлен до регистрации соответствующего юридического лица. После осуществления регистрации должны предъявляться иски о признании недействительными актов о государственной регистрации юридического лица в связи с допущенными при его создании нарушениями закона или иных правовых актов. Подобная позиция, как минимум, весьма спорна, так как возможность предъявления иска о признании оспоримой сделки недействительной или о применении последствий недействительности ничтожной сделки установлена параграфом 2 части первой ГК РФ, который имеет большую юридическую силу и принят позже.

Еще одна проблема, связанная с ликвидацией юридических лиц, возникает при отмене администрацией (регистрирующим органом) постановления (решения) о регистрации юридического лица. Не оценивая законность подобных действий регистрирующего органа, можно оценить возникающие при этом правовые коллизии. На практике возникают ситуации, когда, несмотря на отмену регистрирующим органом решения о государственной регистрации и спустя несколько лет после этого, юридическое лицо не ликвидируется, продолжает работать, состоять в Государственном реестре предприятий (аналогичная ситуация, кстати, возникает и при признании недействительной регистрации юридического лица). В таких ситуациях возникает правовая неопределенность в отношении объема правоспособности самого юридического лица, его органов управления, действительности заключаемых от его имени сделок, наличия самого имени (фирменного наименования) юридического лица, с которым оно участвует в гражданском обороте. При этом единственным способом привести ситуацию в соответствие с гражданским законодательством (предполагающим добросовестность участников гражданских правоотношений, направленность действий коммерческих организаций на извлечение прибыли) является обращение налоговой инспекции с иском о ликвидации такого юридического лица и взыскании в бюджет всего дохода, полученного за период деятельности после признания регистрации недействительной.

Тем не менее сложилась определенная практика, при которой после признания судом государственной регистрации юридического лица недействительной его участники (собственники) принимают решение или о приведении учредительных документов в соответствие с действующим законодательством, или о «перерегистрации», или о реорганизации. При этом как бы «забывается», что привести в соответствие можно только те учредительные документы (а это прежде всего письменные тексты сделок, заключенных при учреждении юридического лица), которые являются недействительными только частично. Но признание регистрации недействительной подтверждает, что учредительные документы содержат такие противоречащие закону положения, которые носят неустранимый характер.

Реорганизовать юридическое лицо в добровольном порядке можно только по решению его учредителей либо органа юридического лица, а в случае признания недействительной государственной регистрации (т.е. и учредительных документов) отсутствуют учредительные документы, органы юридического лица и его участники.

Процедура же «перерегистрации» вообще не предусмотрена гражданским законодательством.