Информация как объект гражданских правоотношений

04-03-19 admin 0 comment

Лобанов Г.
Бизнес-адвокат, 1998.

«А от дерева познания добра и зла,

не ешь от него…»

(Библия, Глава 2, П. 17,

Первая книга Моисеева, Бытие)

Григорий Лобанов, юрист.

Люди, общаясь между собой, обмениваются информацией. Вопрос состоит в том, какая информация может быть объектом гражданских правоотношений. Надо сказать, что информация как объект гражданского права появилась в Российском законодательстве лишь с 1 января 1995 г. (ст. 128 Гражданского кодекса Российской Федерации). По-видимому, дореволюционная цивилистика также не знала информации как объекта гражданско — правовых сделок. Во всяком случае мне не удалось в известных книгах Шершеневича, лекциях Мейера обнаружить информацию в виде предмета гражданского оборота. Серьезная работа, посвященная Римскому законодательству, — «Римское частное право» (под ред. Новицкого И.Б. и Перетерского И.С. — М.: Юристъ, 1996), также не содержит сведений об информации применительно к возможности совершения с нею гражданско — правовых сделок.

Полагаю, что включение информации в коммерческие отношения стало возможным в связи с развитием общества в целом — его коммуникационных связей, имеющих различную физическую природу. Информация стала реальной величиной, способной влиять на имущественное положение членов общества — участников гражданско — правовых отношений, в основном обеспечивающих экономическое развитие общества.

Прежде чем найти какие-нибудь критерии отнесения информации к объектам гражданских прав необходимо уяснить содержание самого понятия «информация».

«Говоря об информации, мы имеем в виду, прежде всего, особый способ взаимодействия, через который осуществляется передача изменения от B к A в процессе отражения, способ, реализующийся через поток сигналов, идущих от объекта к субъекту и особым образом в нем преобразуемых. Уровень сложности и форма информации зависят, следовательно, от качественных характеристик объекта и субъекта, от типа передающих сигналов, которые на самом высоком уровне реализуются в форме языковых знаковых систем» (Фролов И.Т. Введение в философию. — М. 1989. С. 322). Единственное, что хотелось бы добавить к данной выше общей характеристике информации, — это то, что на практике в качестве объекта может выступать иной субъект, передающий информацию. Проще говоря, передача информации может осуществляться между субъектами.

По мнению автора, информация — суть материальный, реальный объект, распространяемый, в частности, в виде радио- и телевизионных сигналов, световых сигналов (отраженный свет), — имеется в виду информация, получаемая индивидуумом при чтении печатных изданий.

Видимо, следует иметь в виду, что, помимо указанных выше способов «проникновения» в человека информации, есть и другие, обусловленные физиологией человека, в частности, путем проявления обоняния, осязания, чувства вкуса и т.д.

Я полагаю, что материальная природа радио-, теле- и световых сигналов, а именно о них, в основном, пойдет речь в данной работе, видится в том, что названные формы информации могут существовать после прекращения передачи информации, правда, лишь очень короткое время в масштабе земных расстояний.

Что касается содержания самой информации, то философы говорят, что «…знание — это всегда информация, но не всякая информация — знание» (Фролов И.Т. Введение в философию. — М. 1989. С. 322).

По-видимому, знание и представляет собой определенный интерес для гражданского оборота, который во многом носит коммерческий характер, поскольку «именно благодаря ему» обеспечивается функционирование общества в целом и рост благосостояния (хотя и не всегда) каждого гражданина в отдельности.

Для того чтобы выйти на критерии гражданско — правовой информации (как объекта гражданского права), «пойдем от противного» — попытаемся отбросить информацию, которая, очевидно, не может служить объектом гражданских правоотношений.

Во-первых, это информация, распространяемая любым способом, являющаяся элементом бытового общения.

Во-вторых, информация, связанная с обеспечением функций государства — внешних и внутренних. В основном, государство в ходе реализации своих полномочий выступает с позиции власти, а это означает, что гражданско — правовой обмен информацией в рамках властных отношений невозможен, поскольку предполагает равенство субъектов в процессе реализации создаваемых ими правил. (Но могут быть исключения, когда государство и иные аналогичные субъекты выступают в качестве участников гражданского оборота и, следовательно, вправе совершать сделки с информацией (ст. 124 Гражданского кодекса Российской Федерации).)

В-третьих, информация, связанная с реализацией норм морали. По-видимому, в данном вопросе можно исходить из того, что раз нормы морали вне норм права, то, следовательно, информация, используемая в ходе регулирования «моральных» отношений не может являться объектом гражданско — правовых правил.

В-четвертых, информация, обеспечивающая отправление религиозных отношений. На практике нам известно, что все, что связано с распространением религиозных норм посредством передачи информации (проведение богослужений, показ религиозных обрядов на телевизионных каналах и т.д.), не является объектом гражданских правоотношений. Исключение может составлять распространение религиозной литературы (в том числе за плату), оказание платных религиозных услуг, в ходе которых совершаются определенные действия и потребляется информация, и т.д.

По-видимому, можно выделить еще много видов информации, которая не может являться объектом гражданского оборота. Однако попытаемся все-таки выделить критерии, по которым можно было бы отнести информацию к объектам гражданско — правовых сделок.

Первое. Информация как объект (ст. 128 ГК РФ) может быть предметом отношений лишь между участниками гражданского оборота.

Второе. Тесно связано с первым критерием. Отношения по поводу информации должны строиться на принципах, предусмотренных ст. 1 ГК РФ. То есть как только во взаимоотношениях субъектов появляется «неравенство» — информация как объект сделки «исчезает».

Третье. Гражданский оборот, в основном, обеспечивает экономическое развитие общества. Следовательно, в качестве критерия можно было бы выделить ее стоимость. Например, при создании книги, радио-, телепроизведения возникает стоимость информации, поскольку были затрачены определенные материальные и «духовные ресурсы».

Четвертое. Это полезность информации для субъекта. Надо сказать, что на практике возможен вид информации, который нельзя отнести ни к потребительской, ни к экономической информации. Допустим, это информация, связанная с некоторыми сторонами жизни политического либо государственного деятеля (информация, не затрагивающая прав и свобод этого лица). Такая информация не обладает ни экономическим, ни потребительским потенциалом, но эти сведения полезны для приобретателя информации, поскольку они могут повлиять на ход политической игры «в отдельно взятой стране». По-видимому, подобная информация в конечном итоге всегда затрагивает экономические интересы противоборствующих политических и финансовых групп.

Думаю, что при наличии у читателя некоторой любознательности можно попытаться найти еще какое-то качество признаков гражданско — правовой информации.

Допустим, мы установили, что информация как объект гражданских правоотношений должна удовлетворять указанным выше условиям, хотя следует признать, что границы приведенных требований к информации весьма зыбки, поэтому, по моему глубокому убеждению, реальный гражданский оборот и судебная практика еще внесут свои коррективы в предложенные автором «наброски» классификации гражданско — правовой информации.

Итак, стороны решили совершить юридические действия с информацией. Один субъект, у которого есть некоторая информация, желает ее передать другому субъекту (допустим, возмездно), которому данная информация необходима в силу ее коммерческих, потребительских и иных свойств.

При этом мы не будем говорить об информации, имеющей ограничения оборотоспособности, в частности, составляющей служебную и коммерческую тайну (ст. 139 ГК РФ). Кроме этого, предметом последующего анализа будет являться информация, распространяемая посредством радиоволн (теле- и радиоинформация), а также отпечатанная на бумаге в виде книг, газет и журналов, передаваемая заинтересованному субъекту в отраженном свете, т.е. путем распространения электромагнитных волн.

Рассмотрим случаи, когда информация распространяется посредством телевидения.

Между действием субъекта, передающего информацию, и получением информации потребителем практически отсутствует промежуток времени, когда телеинформация находилась между организацией, передающей информацию, и физическим лицом, ее воспринимающим. Следовательно, если пренебречь этим бесконечно малым промежутком времени, то, очевидно, можно говорить об информационной услуге (ст. 779 ГК РФ) как действии, неразрывно (почти неразрывно) связанном с информацией.

В данном случае информационная услуга выступает как объект сделки.

А теперь давайте попытаемся разобраться в правовой природе отношений, возникающих между телевизионным каналом, функционирующим в виде организационно — правовой формы, предусмотренной гражданским законодательством, и индивидуумом — физическим лицом.

То есть имеется телеканал как организация, который распространяет в эфире информацию, поступающую на телеприемник гражданина — потребителя информации.

Мы видим, что юридически есть и Услугодатель, оказывающий услугу в виде передачи конкретной информации, и Услугополучатель — физическое лицо, ее потребляющее. При этом нам известно, что информация является объектом гражданского права.

Следовательно, у нас есть все для установления гражданских правовых отношений — налицо субъекты и объект отношений. Но, как известно, для заключения договора необходимо получение лицом, направившим оферту, ее акцепта (ст. 433 ГК РФ).

В данном случае офертой является сама услуга, точнее, результат действий Услугодателя, выражающийся в объективном отражении информации на телеэкране гражданина — потребителя.

Человек, прежде чем акцептовать данную оферту, свободно решает, нужна ли ему эта информация. Если нужна, то он акцептует оферту путем совершения конклюдентных действий (продолжая смотреть телевизор). Если Услугополучатель не заинтересован в получении такой услуги, то он либо переключает программу, либо выключает телевизор.

Что касается формы договора, то она, естественно, является устной. При этом такое положение в отношении формы не противоречит требованиям ст. 434 ГК РФ. Известны случаи, когда заключение подобных договоров осуществлялось в письменной форме, но в рамках функционирования кабельного телевидения. В таких случаях, как правило, телеуслуги являются платными.

А теперь рассмотрим ситуацию, когда информация распространяется в письменной форме, т.е. в виде книг, газет, журналов.

По всей видимости, правовая природа таких отношений несколько иная. У нас с вами есть организация, выпускающая печатную информацию, распространяющая ее через определенную сеть распространителей — организаций или физических лиц, и потребитель информации, который ее покупает с целью удовлетворения своих информационных потребностей.

Как правило, между указанными лицами возникают отношения купли — продажи. Продавец — организация, выпускающая печатную продукцию, — и потребитель информации (всегда физическое лицо. — Прим. авт.). При этом информация, «потребленная» физическим лицом, может использоваться в целях повышения экономической эффективности лица юридического (допустим, в печатном издании содержится рекламная информация, позволяющая в будущем весьма расширить рынки сбыта продукции, производимой организацией).

И все-таки давайте ответим на вопрос (хотя бы для себя): когда мы покупаем книгу, что мы приобретаем — предмет, имеющий определенное количество страниц, или информацию, содержащуюся в этом предмете? Конечно, нас интересует информация, и только информация. Никто не приобретает книгу для того, чтобы забивать ею гвозди!

Следовательно, правила, предусмотренные § 2 гл. 30 ГК РФ, посвященные розничной купле — продаже, касаются информации. Применительно к данным условиям информация выступает как товар, вот и все.

Кстати, не противоречит природе «информационных отношений» ст. 495 ГК РФ, регламентирующая предоставление покупателю информации о товаре. В данном случае, если речь идет о книге, то покупатель получает от продавца предварительную информацию о том, какого рода предлагается ему книга — детектив, историческая и т.д.

Что касается газет, то применительно к ст. 495 ГК РФ информировать об информации нецелесообразно, поскольку информирование происходит в процессе чтения, причем покупатель примерно представляет, какого рода информацию он получит: политические новости, информацию о культурной жизни общества и т.д.

А если у кого-то возникнет необходимость приобрести информацию у конкретного субъекта. Конечно, в данной статье речь не идет об авторских отношениях. Мы говорим о сделке, объектом которой являются сведения. Как это сделать юридически корректно.

Думаю, что в таком случае в отношении формы сделки купли — продажи информации следует исходить из требований гл. 9 § 1 ГК РФ. В частности, нам известно, что форма сделки зависит от стоимости ее предмета.

Однако очень важно определить точно требования к предоставляемой информации. Ее объем, перечень вопросов, на которые она должна отвечать, т.е. количественные и качественные параметры информации. В противном случае, если представленная информация не будет соответствовать условиям договора, то, видимо, можно ставить вопрос о применении гражданско — правовой ответственности к недобросовестному контрагенту.

Надо сказать, что информация как объект купли — продажи уверенно «пробивает дорогу» в рамках ИНТЕРНЕТА, поскольку такие сделки купли — продажи информации уже совершаются. По всей видимости, не за горами то время, когда возникнут споры, касающиеся имущественной ответственности продавца информации, предоставившего «товар» не того качества и количества.