Очерк истории советского наследственного права

04-03-19 admin 0 comment

Абраменков М.С.
Электронный ресурс, 2010.


В статье рассматриваются особенности развития отечественного законодательства о наследовании в советский период — от принятия Декрета ВЦИК «Об отмене наследования» до 1991 г., а также с 1991 г. до принятия части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации.

Ключевые слова: наследование, наследование по закону, наследование по завещанию, советское наследственное право.

The article considers peculiarities of development of Russian legislation on inheriting during the Soviet period — from adoption of Decree of the Council of People’s Commissars «On Revocation of Inheriting» up to 1991 and also from 1991 up to adoption of the third part of the Civil Code of the Russian Federation.

Key words: inheriting, legal succession, testamentary succession, soviet inheritance law.

Революционные события октября 1917 г. круто изменили путь развития отечественного права в целом и гражданского, в том числе наследственного, права в частности. Нормы ранее действовавшего законодательства — Свода законов Российской империи — фактически прекратили свое действие, применяясь лишь в части, «не противоречащей революционной совести и революционному правосознанию».

Одним из первых актов советской власти, касающихся регулирования наследственных отношений, стал Декрет ВЦИК «Об отмене наследования» от 27 апреля 1918 г. <1> (далее — Декрет). Данному акту была придана обратная сила. Как отмечал В.И. Серебровский, Декрет «являлся одним из звеньев в общей цепи мероприятий… направленных на ликвидацию капиталистической частной собственности» <2>.

———————————

<1> СУ РСФСР. 1918. N 34. Ст. 456.

<2> См.: Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. М., 2003. С. 45.

В ст. I Декрета устанавливалось, что «наследование как по закону, так и по духовному завещанию отменяется. После смерти владельца имущество, ему принадлежавшее (как движимое, так и недвижимое), становится государственным достоянием Российской Социалистической Советской Федеративной Республики». Оставшиеся после смерти собственника нетрудоспособные родственники по прямой восходящей и нисходящей линии, его полнородные и неполнородные братья и сестры, а также переживший супруг получали содержание из имущества. Если оставшегося имущества было недостаточно для удовлетворения всех родственников умершего, то приоритет отдавался требованиям наиболее нуждающихся из них (ст. II, III Декрета). Никакого различия между детьми законными и внебрачными, а также между усыновленными, усыновителями и кровными родственниками в аспекте их взаимных наследственных прав не делалось (ст. II). Завещания как основания наследования Декрет не допускал.

Управление имуществом умершего возлагалось на местный Совет, который должен был опубликовать сообщение о смерти владельца и вызове лиц, имеющих право на получение содержания. Указанные лица должны были заявить о своих правах в течение года со дня публикации сообщения, в противном случае они лишались права на получение содержания (ст. V — VII Декрета). В случае если имущество умершего не превышало десяти тысяч рублей, в частности состояло только из усадьбы, домашней обстановки и средств производства трудового хозяйства в городе или деревне, то оно поступало в непосредственное управление и распоряжение имеющихся налицо супруга и родственников (ст. IX). Примечательно, что в юридической литературе того времени указывалось, что случаи перехода имущества умершего лица к государству на основании норм Декрета практически не имели места <3>. Кроме того, действовал Декрет об отмене наследования весьма недолго — уже Декретом ВЦИК от 22 мая 1922 г. <4> за супругом и прямыми нисходящими потомками вновь было признано «право наследования по завещанию и по закону».

———————————

<3> См., например: Гойхбарг А.Г. Хозяйственное право РСФСР. Т. 1. Гражданский кодекс. М., 1923. С. 176.

<4> СУ РСФСР. 1922. N 36. Ст. 425.

Переход от военного коммунизма к новой экономической политике потребовал соответствующей перестройки правового регулирования общественных отношений в сфере хозяйственного оборота, что и было воплощено в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. <5> (далее — ГК 1922 г.), введенном в действие с 1 января 1923 г. Нормы наследственного права занимали в Кодексе отдельный раздел, включавший в себя 20 статей (ст. 416 — 435 ГК 1922 г.). Имущество умершего переходило к указанным в законе лицам в порядке наследования лишь в том случае, если его стоимость не превышала десяти тысяч золотых рублей, за исключением прав, вытекающих из договоров, заключенных государственными органами с частными лицами (арендных, концессионных и пр.). В стоимость наследства не включались, в частности, долги умершего в размере не уплаченной по день открытия наследства капитальной суммы с наросшими на нее процентами, а также не полученная, но начисленная заработная плата рабочих и служащих, вознаграждение за медицинскую помощь и за уход во время предсмертной болезни наследодателя, расходы на погребение наследодателя, налоги и пошлины, причитающиеся с наследодателя.

———————————

<5> СУ РСФСР. 1922. N 71. Ст. 904.

Круг наследников по закону и по завещанию полностью совпадал — к ним относились прямые нисходящие наследники умершего (дети, внуки, правнуки), переживший супруг, а также нетрудоспособные и неимущие лица, фактически находившиеся на полном иждивении умершего не менее года до его смерти (ст. 418). Наследство делилось между всеми законными наследниками поголовно, на равные доли (ст. 420). Кроме того, те наследники, которые проживали вместе с наследодателем, получали предметы обычной домашней обстановки и обихода (ст. 421). Очередности призвания к преемству в имуществе умершего закон не знал, не было также норм и о наследовании по праву представления. Данные нормы, как отмечалось в литературе тех лет, способствовали «вытеснению и ликвидации капиталистических элементов» <6>. Следует отметить, что почти одновременно с ГК 1922 г. — 18 мая 1923 г. — был издан Декрет, утверждавший Инструкцию о наследственных пошлинах и о наследственных имуществах, переходящих к государству <7>. В соответствии с данным актом от пошлины полностью освобождалось лишь имущество, стоимость которого составляла менее одной тысячи рублей. В 1926 г. ставки наследственных пошлин были значительно повышены, а норма о предельном денежном эквиваленте наследства утратила силу.

———————————

<6> См.: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 48.

<7> СУ РСФСР. 1923. N 59. Ст. 565.

Согласно ст. 422 ГК 1922 г. завещание представляло собой сделанное полностью дееспособным лицом (т.е. достигшим 18 лет) в письменной форме распоряжение на случай смерти, посредством которого он мог предоставить имущество кому-либо из лиц, относящихся к наследникам по закону, или изменить предусмотренный законом порядок раздела наследства между ними. В завещании могло также содержаться указание на лишение наследства одного, нескольких или всех наследников по закону. В соответствии со ст. 424 ГК 1922 г. допускались завещания, в которых на тот случай, если бы назначенный по завещанию наследник умер раньше открытия наследства или не принял его, завещатель призывает к наследованию кого-либо другого из законных наследников (субституция). Кроме того, в ст. 423 было закреплено правило о том, что «на получающего по завещанию наследственное имущество завещатель может возложить исполнение какого-либо обязательства в пользу одного, нескольких или всех остальных законных наследников, которые в силу этого распоряжения получают право требовать исполнения соответствующего обязательства со стороны наследника по завещанию» (завещательный отказ — легат).

Завещание должно было быть подписано завещателем или рукоприкладчиком и представлено нотариусу для внесения в актовую книгу. Завещателю выдавалась специальная выписка, по юридической силе приравненная к подлинному завещанию. Исполнение завещания возлагалось на указанных в нем наследников или на лицо, специально назначенное в завещании (ст. 427).

Сразу по смерти наследодателя орган записи актов гражданского состояния должен был известить об этом компетентный народный суд, который, в свою очередь, принимал меры к охранению наследственного имущества до явки наследников, но не более чем на шесть месяцев. Присутствующие в месте открытия наследства наследники должны были в течение трех месяцев после принятия таких мер заявить суду об отказе от наследства, в противном случае они считались принявшими наследство. Доля отказавшегося наследника переходила государству. Отсутствующие наследники могли принять наследство лично или через представителя в течение шести месяцев со дня принятия мер охранения наследства. Кроме того, наследники могли просить у народного судьи выдачи свидетельства, подтверждающего их права на наследство (ст. 429 — 431, 435 ГК 1922 г.).

Ответственность наследника по долгам наследодателя ограничивалась действительной стоимостью наследственного имущества (ст. 434).

В случае неявки наследников в течение шести месяцев по принятии мер охранения наследственного имущества, а равно в случае отказа наследников от наследства (за исключением упомянутого выше случая субституции) имущество признавалось выморочным и поступало в распоряжение соответствующих государственных органов.

В период с 1923 по 1945 г. в гражданское законодательство вносился ряд изменений, затронувших в том числе и юридическую регламентацию наследственных отношений, причем на разных уровнях. В 1928 г. круг наследников по закону был дополнен усыновленными и их потомством <8>. В том же году было разрешено составлять завещания в пользу государства и его органов, партийных, профессиональных и кооперативных организаций. Одновременно было введено правило об обязательной доле в наследстве: завещатель не мог лишить наследства несовершеннолетних наследников или предоставить им имущество в размере менее 3/4 их законной доли. Завещатель получил право возложить на наследников по завещанию обязанность по совершению каких-либо действий, служащих достижению общеполезной цели (завещательное возложение).

———————————

<8> См.: Блинков О.Е. Унификация советского наследственного права в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. «О наследниках по закону и по завещанию» // История государства и права. 2006. N 6.

В 1926 г. процедура внесения завещания в актовую книгу была заменена его нотариальным удостоверением. В 1929 г. право удостоверять завещания было также предоставлено советским консулам, если советский гражданин составлял завещание за границей, а также капитанам морских судов — в случае составления завещания на судне (с 1930 г. — и капитанам судов внутреннего плавания). В 1942 г. для отдельных воинских частей был введен упрощенный порядок удостоверения завещаний лиц, служащих в рядах армии и флота. С 1930 г. полномочия по охране наследственного имущества перешли к нотариальным органам, причем принятие данных мер имело место лишь в тех случаях, когда это считалось целесообразным в интересах государства или наследников. Следует также отметить, что Конституция СССР 1936 г. закрепила право граждан на наследование.

Существенные новеллы были внесены в отечественное законодательство о наследовании Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. «О наследниках по закону и по завещанию» <9>. Прежде всего была введена отсутствовавшая ранее очередность призвания к наследованию: 1) в первую очередь призывались к преемству дети наследодателя, в том числе усыновленные, его супруг и нетрудоспособные родители, а также иные нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего не менее года до его смерти. Внуки и правнуки наследодателя могли наследовать по праву представления; 2) к наследникам второй очереди относились трудоспособные родители умершего; 3) наконец, в третью очередь наследовали его братья и сестры. Значительно расширились пределы свободы завещания — при отсутствии законных наследников имущество могло быть завещано любому лицу. При этом размер обязательной доли был увеличен до полной законной доли, а к числу необходимых наследников были отнесены помимо несовершеннолетних детей умершего иные нетрудоспособные наследники. Кроме норм, включенных Указом 1945 г., в ГК РСФСР 1922 г. в том же году были внесены и иные изменения в части регулирования наследственных отношений. Так, было отменено правило о переходе к государству доли наследника, отказавшегося от наследства, — она переходила к иным наследникам по закону. Иными словами, было введено правило о приращении наследственных долей.

———————————

<9> Ведомости ВС СССР. 1945. N 15.

Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. сохранял свое действие более сорока лет. Применение его положений органами суда и нотариата выявило массу пробелов в регулировании наследственных и иных гражданских отношений, обусловленных в числе прочего тем обстоятельством, что Кодекс содержал в себе архаичные, устаревшие нормы. Существенным шагом на пути модернизации советского наследственного права стало принятие 8 декабря 1961 г. и введение в действие с 1 мая 1962 г. Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик (далее — Основы ГЗ 1961 г.) <10>. Нормам о наследовании в данном акте посвящался раздел VII, объединявший пять статей (ст. 117 — 121).

———————————

<10> Ведомости ВС СССР. 1961. N 50. Ст. 525.

В ст. 117 Основ ГЗ 1961 г. закреплялось два основания наследования — по закону и по завещанию, причем первое могло иметь место тогда и постольку, когда и поскольку в завещании не устанавливалось иного. В том случае, если не было наследников ни по закону, ни по завещанию, либо ни один из наследников не принял наследства, либо все наследники лишены завещателем наследства, имущество умершего в порядке наследования переходило к государству как выморочное. В отношении наследования по закону Основы ГЗ 1961 г. устанавливали лишь принципиальные положения, детализация которых, по замыслу законодателя, должна была иметь место в гражданских кодексах союзных республик. В частности, был определен состав только первой очереди наследников, к которым относились дети (в том числе усыновленные), супруг и родители (усыновители) умершего, а также ребенок наследодателя, родившийся после его смерти. Внуки и правнуки наследодателя призывались по праву представления. Гражданским законодательством союзных республик могли устанавливаться последующие очереди наследников. Согласно Основам ГЗ 1961 г. к наследованию призывались и нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего не менее года до его смерти, — они включались в состав той очереди, которая призывалась к наследованию, а при отсутствии законных наследников наследовали самостоятельно. Предметы обычной домашней обстановки и обихода переходили к наследникам по закону, проживавшим совместно с наследодателем, независимо от их очереди и наследственной доли, а условия наследования этого имущества устанавливались законодательством союзных республик.

Завещать имущество в соответствии со ст. 119 Основ ГЗ 1961 г. можно было любому лицу — как входящему, так и не входящему в круг наследников по закону. При этом несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя (в том числе усыновленные), а также нетрудоспособные супруг, родители (усыновители) и иждивенцы умершего наследовали, независимо от содержания завещания, не менее двух третей доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону. Если такие наследники также имели право на предметы обычной домашней обстановки и обихода, то стоимость их учитывалась при определении размера обязательной доли. Порядок распоряжения на случай смерти вкладами в сберкассах и в Государственном банке СССР определялся уставами данных кредитных организаций и иными специальными правилами.

Местом открытия наследства признавалось последнее постоянное место жительства умершего, а если оно неизвестно — место нахождения имущества или его основной части. Ответственность наследника по долгам наследодателя ограничивалась действительной стоимостью перешедшего к нему имущества (на этих же условиях отвечало по таким долгам государство, приобретая выморочное имущество).

Принятие Основ ГЗ 1961 г. в качестве общесоюзного акта кодификации гражданского законодательства предполагало разработку и принятие соответствующих отраслевых кодексов в союзных республиках. В 1964 г. был принят новый Гражданский кодекс РСФСР <11>, отразивший основные изменения в социально-экономической жизни страны. Нормы о наследовании составляли в Кодексе (далее — ГК РСФСР 1964 г.) отдельный раздел, включавший в себя 35 статей (ст. 527 — 561).

———————————

<11> Ведомости ВС РСФСР. 1964. N 24. Ст. 406.

Положения об основаниях наследования, содержавшиеся в ст. 527, были идентичны правилам, закрепленным в ст. 117 Основ ГЗ 1961 г. Кроме того, в ГК РСФСР 1964 г. были включены правила о времени открытия наследства (ст. 528). К числу наследников относились лица, находящиеся в живых к моменту открытия наследства, а также зачатые при жизни наследодателя и родившиеся после его смерти (ст. 530).

Существенной новеллой ГК РСФСР 1964 г. стали правила о недостойных наследниках. Согласно ч. 1 ст. 531 не имели права наследовать ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими противозаконными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали призванию их к наследованию, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке. Также не наследовали по закону родители после детей, в отношении которых они были лишены родительских прав и не восстановлены в этих правах на момент открытия наследства, а также родители и совершеннолетние дети, злостно уклонявшиеся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя, если это обстоятельство подтверждено в судебном порядке (ч. 2 ст. 531).

Правила о наследовании по закону в ГК РСФСР 1964 г. были сконструированы следующим образом. В соответствии с указанием, содержавшимся в Основах ГЗ 1961 г., российский законодатель расширил число очередей до двух, включив во вторую очередь братьев и сестер умершего, его деда и бабку <12> как со стороны отца, так и со стороны матери. Правила о наследовании нетрудоспособными иждивенцами наследодателя текстуально совпадали с положениями ст. 117 Основ ГЗ 1961 г. Усыновленные и их потомство не наследовали после смерти родителей усыновленного, других его кровных родственников по восходящей линии, а также его кровных братьев и сестер. Родители усыновленного и другие его кровные родственники по восходящей линии, а также его кровные братья и сестры не наследовали после смерти усыновленного и его потомства.

———————————

<12> В качестве «лирического отступления» можно отметить, что ныне действующий ГК РФ более «вежлив», именуя родителей отца и матери умершего его дедушкой и бабушкой (ст. 1143).

ГК РСФСР 1964 г. закреплял в весьма широких пределах свободу завещания. Наследодатель мог: завещать свое имущество или его часть любому лицу по своему усмотрению (ст. 534, 537), лишить в завещании наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, кроме лиц, имеющих право на обязательную долю, — их перечень совпадал с таковым, закрепленным в Основах ГЗ 1961 г. (ст. 535), подназначить наследника, если основной наследник, указанный в завещании, умрет до открытия наследства или не примет его (ст. 536), возложить на наследника обязанность исполнить завещательный отказ (ст. 538) или завещательное возложение (ст. 539), отменить или изменить завещание (ст. 543). Завещание должно было совершаться письменно с указанием даты и места его составления и нотариально удостоверялось. К нотариально удостоверенным завещаниям приравнивались: 1) завещания военнослужащих, удостоверенные командованием соответствующей воинской части; 2) завещания граждан, находящихся на морских или речных судах, плавающих под флагом СССР, удостоверенные во время плавания капитаном судна; 3) завещания граждан, находящихся на излечении в больницах, госпиталях, санаториях и других стационарных лечебных учреждениях, а также в домах инвалидов, удостоверенные главным, старшим или дежурным врачом; 4) завещания граждан, находящихся в разведочных, арктических и т.п. экспедициях, удостоверенные начальником экспедиции. В 1974 г. право удостоверять завещания было предоставлено начальникам военно-лечебных учреждений (госпиталей и т.п.), а также начальникам мест лишения свободы. В случаях, указанных в законе, завещание могло быть подписано не самим завещателем, а другим лицом — рукоприкладчиком (ст. 542 ГК РСФСР 1964 г.).

Исполнение завещания по общему правилу возлагалось на указанных в нем наследников, но могло быть возложено завещателем и на лицо, не являющееся наследником, — исполнителя завещания. Согласие исполнителя на отправление соответствующих функций выражалось в надписи на самом завещании либо в заявлении, приложенном к завещанию. Исполнителю завещания не выплачивалось вознаграждение, но он имел право на возмещение за счет наследства необходимых расходов, понесенных им по охране наследственного имущества и по управлению этим имуществом (ст. 544 — 545).

Законом устанавливался срок — шесть месяцев со дня открытия наследства — для принятия наследником решения о том, примет ли он наследство или откажется от него. Принятие наследства могло осуществляться двумя способами — формально, когда наследник подавал в нотариальную контору заявление о принятии наследства, и фактически, когда он вступил во владение наследственным имуществом. При этом наследник, фактически владевший и управлявший наследственным имуществом, ожидая явки других наследников, не имел права распоряжаться им до истечения срока на принятие наследства или до получения свидетельства о праве на наследство. Он имел право лишь на покрытие за счет наследственного имущества тех необходимых расходов, которые были связаны с: 1) покрытием затрат по уходу за наследодателем во время его болезни, а также на его похороны; 2) содержанием граждан, находившихся на иждивении наследодателя; 3) удовлетворением претензий по заработной плате и претензий, приравненных к ним; 4) охраной наследственного имущества и управлением им (ст. 549 ГК РСФСР 1964 г.). Принятое наследником наследство считалось принадлежащим ему с момента открытия наследства.

Отказ от наследства совершался посредством подачи нотариусу соответствующего заявления. Отказ мог быть простым, когда наследник не указывал, в чью пользу он отказывается от своей части имущества, или направленным, когда отказывающийся передавал свою долю другим наследникам по закону или по завещанию либо государству или коллективным образованиям (ст. 550).

ГК РСФСР 1964 г. закрепил институт приращения наследственных долей. В том случае, если наследник по закону не принимал наследство или отказ от наследства был простым либо он был лишен завещателем права наследования, его доля переходила к иным наследникам по закону и распределялась между ними в равных долях. Аналогичные правила действовали и для случая отпадения одного из наследников по завещанию, если только наследодатель не подназначил ему наследника (ст. 551).

Государство могло стать обладателем наследственного имущества полностью или в части: 1) если имущество завещано государству; 2) если у наследодателя не было наследников ни по закону, ни по завещанию; 3) если все наследники были лишены завещателем права наследования; 4) если ни один из наследников не принял наследства; 5) если кто-нибудь из наследников отказался от наследства в пользу государства; 6) если при отсутствии наследников по закону завещана только часть имущества наследодателя (ст. 552).

Принятие наследства или отказ от него не могли быть совершены под условием или с оговорками и носили бесповоротный характер (ст. 546, 550).

Права наследника на перешедшее к нему имущество оформлялись свидетельством о праве на наследство (ст. 557 — 558).

Наследник, принявший наследство (в т.ч. государство), отвечал по долгам наследодателя в пределах действительной стоимости перешедшего к нему наследственного имущества (ст. 553). Кредиторы наследодателя должны были в течение шести месяцев со дня открытия наследства предъявить свои претензии принявшим наследство наследникам или исполнителю завещания или нотариальной конторе по месту открытия наследства либо предъявить иск в суде к наследственному имуществу (ст. 554).

В тех случаях, когда этого требовали интересы государства, наследников, отказополучателей или кредиторов наследодателя, нотариальная контора или исполком местного Совета (в местностях, где не было нотариусов) могли принять меры по охране и управлению наследственным имуществом на срок до принятия наследства всеми наследниками, а если оно не принято — до истечения срока на принятие наследства (ст. 555 — 556).

Раздел наследственного имущества производился по соглашению принявших наследство наследников в соответствии с причитающимися им долями, а при недостижении соглашения — в судебном порядке. При наличии зачатого, но еще не родившегося наследника наследники были вправе произвести раздел наследственного имущества только с выделом причитающейся ему наследственной доли.

Для некоторых видов имущества, принадлежавших наследодателю, в законе были установлены специальные правила. Так, предметы обычной домашней обстановки и обихода переходили к наследникам по закону, проживавшим совместно с наследодателем до его смерти не менее одного года, независимо от их очереди и наследственной доли (ст. 533 ГК РСФСР 1964 г.). В случае смерти члена колхозного (единоличного крестьянского) двора наследование в имуществе двора не имело места, если только после его смерти других членов двора не оставалось (ст. 560). Согласно ст. 561 граждане, имевшие вклады в государственных трудовых сберегательных кассах или в Государственном банке СССР, могли сделать распоряжение сберегательной кассе или банку о выдаче вклада в случае своей смерти любому лицу или государству. В этих случаях вклад не входил в состав наследственного имущества. При отсутствии такого распоряжения вклад наследовался на общих основаниях.

Как известно, начало 90-х годов прошлого столетия было ознаменовано для нашей страны коренными преобразованиями в социальном, политическом и экономическом строе, потребовавшими кардинального изменения юридической регламентации гражданского оборота. В частности, был значительно расширен круг имущественных благ, которые могли находиться в частной собственности граждан и, следовательно, переходить к иным лицам в порядке наследования, — предприятия как сложные имущественные комплексы, пакеты акций, земельные участки и пр. Принятые в 1991 г. Основы гражданского законодательства ССР и союзных республик <13>, несмотря на присутствие в них ряда новелл в сфере наследования (отмена особого режима наследования вкладов, кроме вкладов в Сберегательном банке РФ и пр.), не могли справиться с поставленной задачей. В период с 1991 по 2002 г. на территории РФ сохранял свое действие ГК РСФСР 1964 г., причем наиболее существенные изменения, касающиеся наследственных отношений, были внесены в него только в 2001 г., когда Федеральным законом, принятым Государственной Думой 11 апреля 2001 г. и вступившим в силу 17 мая того же года <14>, был расширен до четырех очередей круг наследников по закону: в третью очередь призывались к наследованию дяди и тети наследодателя, а в четвертую — его прадеды и прабабки как со стороны деда, так и со стороны бабки. К числу наследующих по праву представления законодатель отнес племянников и племянниц умершего, а также его двоюродных братьев и сестер.

———————————

<13> Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. N 26. Ст. 733.

<14> СЗ РФ. 2001. N 21. Ст. 2060.

В ноябре 2001 г. была принята третья часть Гражданского кодекса РФ (вступила в силу 1 марта 2002 г.), содержащая в себе раздел V «Наследственное право» и отражающая новый этап в развитии отечественного законодательства о наследовании.