Среднесрочное заключение в российской и европейских тюремных системах (1879 — 1917 гг.)

04-03-19 admin 0 comment

Алексеев В.И.
Электронный ресурс, 2010.


История тюремного заключения в России подразделяется на три периода: устрашительный, филантропический и уголовно-политический. Первый период в истории тюрьмы характеризуется тем, что тюрьма стремилась отрезать арестанта от общества; и продолжался указанный период до начала XIX столетия. Второй период — филантропический, с 1819 г., который ставил задачу улучшения положения арестантов в тюрьмах. Третий период — уголовно-политический период в истории тюремного заключения. Он «поставил себе задачу создать для карательных мер такие признаки, в силу которых они сами удовлетворяли бы интересам общества и заключенных как будущих членов общества» <1>. Принято считать началом третьего периода время, когда приступила к деятельности комиссия по тюремному преобразованию под председательством В.А. Соллогуба (1872 г.).

———————————

<1> Фойницкий И.Я. На досуге. Т. 1. СПб., 1898. С. 425.

Поворотным пунктом уголовно-политического периода в истории тюремного заключения стал Закон от 11 декабря 1879 г. «Об основных положениях, имеющих служить руководством при преобразовании тюремной части и при пересмотре Уложения о наказаниях». В нем была установлена новая лестница наказаний, связанная с лишением свободы, наказаний уголовных и исправительных: а) ссылка на каторгу без срока и на срок; б) заключение в исправительном доме на срок до шести лет; в) заключение в тюрьме на время до одного года; г) арест до трех месяцев <2>. Основанием к включению в Закон столь определенных постановлений о большей или меньшей продолжительности содержания арестантов в тех или других местах заключения послужили соображения о необходимости проектирования трех отдельных видов тюрем: краткосрочного (тюремного), среднесрочного (исправительного дома) и долгосрочного (карательного) <3>.

———————————

<2> ПСЗ III. N 60268.

<3> ГАРФ. Ф. 122. Оп. 6. Д. 55. Л. 254 об.

Мысль о делении тюрем на краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные принадлежит Екатерине II, и составителем проекта она была применена ввиду тех задач, которые лежат на тюрьме политического периода. «В.А. Соллогуб твердо стоял на стороне этого деления, исходя из того начала, что вина преступления имеет три степени: minimum, medium, maximum. Он находил весьма существенным для тюремной системы, чтобы каждая из них отличалась от другой не только специальными принципами дисциплины, но и резко отмежеванными сроками заключения» <4>. На основании всех этих соображений особый комитет, учрежденный для окончательного обсуждения тюремного преобразования, под председательством гр. Зубова большинством голосов признал существенно полезным проектируемое рассматриваемыми статьями подразделение мест заключения на краткосрочное, среднесрочное и долгосрочное.

———————————

<4> Фойницкий И.Я. На досуге. Т. 1. СПб., 1898. С. 212 — 213.

Принципиальная модель института исправительных наказаний в российской тюремной системе имеет существенное отличие от прежней по Уложению о наказаниях 1845 г. По Закону от 11 декабря 1879 г. в систему исправительных учреждений вводится исправительный дом как среднесрочное заключение. Его появление в пенитенциарной политике государства можно считать крупной удачей. Механизм функционирования исправительного дома можно изобразить как эскиз будущей модели и ее осуществление через ряд последовательно реализуемых исследовательских компонентов.

Под моделью понимается такая мысленно представляемая система, в которой имеется «внутренне связанная совокупность суждений, выраженных вербально, статистически или количественно» <5>. «Это, — по мнению С.А. Капитонова, — объективно обусловленная связь между элементами системы, которой, в сущности, и обязано своим появлением системное качество» <6>. Новый Закон устанавливает режим содержания арестантов, арестантский труд, духовно-нравственное воздействие на обвиняемых. К исправительному дому после соответствующих тюремных преобразований, по мнению правительственной комиссии, ежегодно будут приговариваться 10 000 человек, которые ранее отбывали наказание в исправительно-арестантских отделениях, к ссылке на поселение около 3000 человек, и низшим степеням каторжных работ около 1500 человек, к ссылке на житье около 500 человек и к высшим степеням рабочего дома около 1000 человек. Всего от 15 000 до 16 000 человек <7>.

———————————

<5> Плесовских В.Д. Правовые и научные проблемы порядка управления в России. Тюмень, 2000. С. 15.

<6> Капитонов С.А. Правообеспечительная функция милиции. СПб., 2004. С. 12.

<7> ГАРФ. Ф. 122. Оп. 1. Д. 176. Л. 109 об.

Исходя из вышеизложенного, многочисленность исправительных наказаний по Уложению о наказаниях 1845 г. стала совершенно непригодной к исполнению закона. Из пяти предписываемых старым законом видов исправительного лишения свободы, по мнению комиссии, достаточно одного исправительного учреждения — заключения в исправительном доме <8>. Исправительный дом обладает многими пенитенциарными свойствами: одиночным заключением, привлечением арестантов к труду, более обширным правовым воздействием, которые как элементы системы совмещают в себе требования строгости и исправления <9>. Таким представлялся реформаторам статус исправительного дома.

———————————

<8> См.: Россия. Государственный Совет. Департамент законов. Материалы. Т. 84 (1874 г.). Д. 102. Док. N 6. С. 29.

<9> См.: Алексеев В.И. Тюремная реформа в России 1879 г. М.: Компания «Спутник», 2004. С. 212.

Особенность назначения смирительного дома (исправительного дома. — В.А.) в Германии состоит в том, что суд его может назначить для исполнения наказания лишь тогда, когда им будет назначено, что деяние совершено по бесчестным побуждениям <10>. «Что касается судебной функции, то она в известной степени дополняет законодательную» <11>. В определении характера и размера кары позиция С.В. Познышева заключалась в том, что законодатель должен избегать чрезмерного стеснения судьи и предоставить ему достаточный простор для определения вины подсудимого на основе его убеждений <12>.

———————————

<10> ГАРФ. Ф. 122. Оп. 1. Д. 176. Л. 164 об.

<11> Люблинский П.И. Основания судейского усмотрения. СПб., 1905. С. 9.

<12> См.: Познышев С.В. Основные вопросы о наказании. М., 1904. С. 394.

Исправительный дом в зарубежных тюремных системах занял прочное место и стал исключительно востребованным исправительным учреждением. Вместе с тем некоторые подготовленные программы (Донжу, Блюэ, Гору-Ромена) во Франции: обращение с заключенными, денежное вознаграждение труда арестантов, устройство тюрем — так и остались проектами <13>. Разброс мнений об исправительном доме в зарубежных тюремных системах представляется следующим. Так, Гольцендорф считает, что подготовительной ступенью домов заточения в целях устрашения преступников является предварительное одиночное заключение <14>.

———————————

<13> См.: Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. М., 1999. С. 343.

<14> См.: Ирландская тюремная система, в особенности тюремные заведения, до отпущения арестантов на свободу. Соч. Гольцендорфа / Пер. с нем. СПб., 1864. С. 37.

Связь исправительных учреждений и общества (попечительных общества от тюрьмах), пишет Иономе, выступает как одна из форм сочетания правового воздействия на арестантов, привлечения их к труду и использования различных форм духовно-нравственного влияния на них <15>. «Те, кто страшится труда, — в дом постоянного труда» <16>. По мнению Г.А. Розенберга, нравственное воспитание должно быть соединено с заботой о здоровье и обучении ремеслу наказуемого <17>. В соответствии с § 23 ГУУ в Германии досрочным освобождением могли пользоваться только присужденные на более продолжительные сроки в смирительном доме <18>. Комитет тюремных директоров (США) сожалеет о том, что так мало освободил заключенных досрочно <19>. И это обстоятельство не могло успешно влиять на специально-предупредительную деятельность в местах лишения свободы.

———————————

<15> См.: Иономе Р. О карательных заведениях. Популярная лекция / Пер. с нем. СПб., 1867. С. 6 — 10.

<16> Лейсс Г. В исправительной тюрьме. СПб., 1903. С. 23.

<17> Розенберг Г.А. Центральные тюрьмы великого герцогства Баденского в Брухсале / Пер. с нем. Киев, 1894. С. 4.

<18> См.: Сборник статей и сведений по тюремному вопросу. Вып. 1. СПб., 1880. С. 8.

<19> См.: Shellen Bookspan. Agern of Goodness. L. 1991. S. 43 — 44.

Обращает на себя внимание тот факт, что в европейских тюремных системах становится возможным улучшение профессиональных качеств служащих исправительных учреждений. Сочетание психолого-педагогической направленности наказания с мерами правового принуждения и специфического государственного управления ведет к совершенствованию исполнения наказания, повышению квалификации деятельности тюремной администрации.

Ознакомление с творчеством И. Стевенса позволяет заключить, что, во-первых, власть директора распространяется на всех служащих в тюрьмах; во-вторых, он имел право и обязан был следить, соответствует ли священник своему назначению <20>. Дело в том, что если юридическая конструкция духовно-нравственного воздействия на арестантов не вызывала никаких сомнений, то практическое исполнение закона в некоторых европейских тюремных системах не соответствовало выдвинутой концепции пенитенциарной политики государства. Тюрьмы германские вообще забросили интеллектуальное образование. Во Франции подбор книг в библиотеке неудачен. Круг школьного преподавания в Пруссии узок, ограничивался чтением, письмом, арифметикой <21>.

———————————

<20> См.: Стевенс И. Одиночные тюрьмы в Бельгии, их физическая и нравственная гигиена. М., 1903. С. 155.

<21> См.: Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. СПб., 1889. С. 375.

Уголовно-политический период в истории пенитенциарной политики потребовал как от реформаторов, так и от законодателя четкого разграничения между исправительными учреждениями, которые бы не только по форме, но и по содержанию обладали соответствующими свойствами исправительного заключения. Теперь такие правовые понятия, как краткосрочное лишение свободы или долгосрочное, обязательный тяжкий или продолжительный труд, представляются величинами, в значительной степени поддающимися сравнительному измерению и их оценке <22>.

———————————

<22> См.: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 2. Пг., 1915. С. 10.

Поэтому в первую очередь в проекте положения о тюрьмах, составленного комиссией под председательством В. Соллогуба, поставлен был вопрос о классификации тюрем, т.е. устанавливаемые им виды мест заключения. Следует обратить внимание на то, как записан этот важнейший принцип пенитенциарной науки на I Международном тюремном конгрессе (1872 г.): «…тюрьмы, так же как и арестанты, должны распределяться и классифицироваться по степеням, вследствие этого явятся тюрьмы для арестантов, не подвергнутых еще испытанию, для несовершеннолетних, для женщин, исправительные дома, тюрьмы для тяжких преступников и тюрьмы для неисправимых» <23>.

———————————

<23> Малинин Ф.Н. Постановления шести международных тюремных конгрессов. СПб., 1904. С. 21.

Применение исправительного дома в европейских тюремных системах дает представление об общих направлениях исполнения наказания. Предварительное одиночное заключение гарантирует индивидуализацию наказания, изоляцию заключенного, тем самым закон исключал вредное влияние одних арестантов на других. По мотивам преступления закон устанавливал и характер духовного влияния на него. Затем наступает период привлечения арестантов к труду. В Англии труд в исправительных домах был пенитенциарно направленным, что позволяло «привлекать к труду большее количество бродяг и преступников» <24>. Цель труда, который ранее был принудительным, скорее содержала нравственные начала, и законодатель его рассматривал как необходимое дополнение к установленному режиму. Эффективность его применения для целей исправления гораздо шире. За добросовестный труд арестант получает вознаграждение, и это формирует его заинтересованность в нем.

———————————

<24> Андреященко Р.А. Пенитенциарная система Англии и Уэльса в XVI — XX вв.: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С. 14.

Таким образом, в европейских тюремных системах исправительному дому как пенитенциарному учреждению, его становлению и развитию уделяется должное внимание. Как среднесрочное заключение оно включает в программу исправления арестантов и карательные элементы, и меры воспитательного характера. Высок уровень духовного потенциала этих исправительных учреждений, в которых осуществлялось как школьное обучение, так и нравственное воспитание.

Представляют особый интерес проекты преобразования тюремной системы, выработанные комиссиями и комитетом под председательством Палена (1870 г.), Соллогуба (1872 г.), Зубова (1873 г.), К.К. Грота (1877 г.). В названных проектах предусматривается порядок и условия содержания в исправительном доме. С учетом ожидаемого пенитенциарного результата в нем планировалось осуществить предварительное одиночное заключение, тюремный труд, ночное разобщение, духовно-нравственное воздействие. Срок содержания от 1,5 до 5 лет (ст. 10 — 14 § 1 (1877 г.)) <25>.

———————————

<25> ГАРФ. Ф. 122. Оп. 1. Д. 176. Л. 105.

Отличие проекта тюремных преобразований (1877 г.) состоит в том, что он окончательно формирует предварительное одиночное заключение, а право суда — присоединить одиночное заключение к наказанию в исправительном доме <26>. По мнению М. Фуко, «наказание должно быть индивидуальным и определяться не только индивидуальностью правонарушителя… но и индивидуальностью наказываемого» <27>. Можно с полным основанием сделать вывод о том, что «оптимальным способом достижения… результатов является превентивное устрашение» <28>. Такой императив волеизъявления реформаторов назначения предварительного одиночного заключения был присущ и иностранным реформаторам, и законодателям. В проектах предшествующих российских реформаторов таких задач не ставилось. Из этого следует, что, во-первых, качество нормативного регулирования исполнения наказания становится пенитенциарно направленным; во-вторых, попечительство как элемент системы существенно повышает эффективность исполнения наказания; в-третьих, угроза наказанием оказывает частно-предупредительное воздействие на заключенных, непосредственное влияние на уровень антиобщественной активности.

———————————

<26> Там же. Л. 106.

<27> Фуко М. Указ. соч. С. 357.

<28> Усс А.В. Социально-интегративная роль уголовного права. Красноярск, 1993. С. 59.

Исправительный дом идет дальше тюремного заключения как в его устройстве, так и по используемым мерам тюремной деятельности. По применяемым пенитенциарным средствам он есть синтез различных норм, институтов, отдельных отраслей права, применение которых в дедуктивно-гипотетическом представлении после реформирования предстанет как модель нормативной организации исполнения наказания.

В правительственной комиссии (1877 г.) вопрос о конкретном применении предварительного одиночного заключения в принципе был согласован. Различие позиций членов комиссии было в том, что некоторые из них предлагали сократить срок одиночного заключения, но были единогласны в установлении «полного, в особенности на ночь, разобщения заключенных в течение всего последующего времени наказания, свободного от работ и других занятий» <29>. В частности, ст. 124 проекта (1872 г.) устанавливает систему «общих дневных работ и ночного разъединения» <30>.

———————————

<29> Усс А.В. Указ. соч. С. 59.

<30> ГАРФ. Ф. 122. Оп. 1. Д. 176. Л. 105.

Выделение проектом столь важного ориентира в содержании арестантов, обозначенное нормативным предписанием не случайно. «В иных тюрьмах, независимо от тюремного начальства, арестанты имели свое внутреннее самоуправление» <31>, т.е. «в действительности тюрьма управлялась арестантской общиной» <32>. «Человек, пренебрегавший новым обществом и общественными отношениями, подвергался серьезным испытаниям» <33>. Иначе говоря, появление тюремной субкультуры в местах лишения свободы вело к войне арестантов с законом, снижению динамики реализации правовых предписаний, которое было не способно снять проблему управляемости правопорядка.

———————————

<31> ГАРФ. Ф. 122. Оп. 6. Д. 55. Л. 254.

<32> О настоящем положении тюремного вопроса. СПб., 1870. С. 13.

<33> Общий обзор деятельности Министерства юстиции и Правительствующего Сената за царствование императора Александра III. СПб., 1901. С. 105.

Метод сравнительного правоведения позволяет рассмотреть отдельные принципы пенитенциарной науки, которые были заложены в другом проекте тюремных преобразований под председательством гр. Палена (1870 г.). Сразу отметим, что проект «Об исправительных тюрьмах» (1870 г.) не был утвержден по политическим мотивам и другим обстоятельствам. Несмотря на это, в Санкт-Петербурге и Москве в виде опыта устраиваются исправительные тюрьмы <34>, которые являлись прообразом исправительных домов. Как показали дальнейшие практические шаги по тюремному устройству, в этом была необходимость. Был получен отечественный опыт пенитенциарно-педагогического воздействия на арестантов. Проведена апробация различных зарубежных систем, отдельных элементов прогрессивной системы исполнения наказания. Как элемент системы попечительство об арестантах входит в практику деятельности тюремной администрации.

———————————

<34> См.: Ядринцев Н.М. Русская община в тюрьме и ссылке. СПб., 1872. С. 598.

Граф В.А. Соллогуб — смотритель Московского рабоче-смирительного дома — большое внимание уделял обязательному труду заключенных и духовно-нравственному воздействию. В соответствии с проектом об исправительных тюрьмах труд имел деление на принудительный, т.е. труд карательный, и поощрительный (доброхотный). В свою очередь, последний, как установил проект, был дисциплинарный и ремесленный (ст. 62 проекта) <35>. По мнению Н.Д. Сергеевского, обязательная работа заключенного могла быть двоякой: хозяйственной и подрядной <36>. Статья 59 проекта устанавливает работы в исправительных тюрьмах: «а) относящиеся к тюремному хозяйству и б) посторонние» <37>. Различие тюремных работ в московском и санкт-петербургских исправительных учреждениях состояло в том, что в последних были постоянные, хозяйственные, но не подрядные <38>. Внедряется ночное разобщение арестантов (ст. 56 проекта) <39>.

———————————

<35> ГАРФ. Ф. 122. Оп. 3. Д. 294. Л. 20.

<36> Там же. Л. 14.

<37> См.: Сергеевский Н.Д. Русское уголовное право. СПб., 1915. С. 151.

<38> См.: ГАРФ. Ф. 122. Оп. 3. Д. 294. Л. 52 об.

<39> См.: Российский исторический журнал. 2004. N 1. С. 39.

Формальными, внешними факторами сходства столичных исправительных тюрем с зарубежными являются обязательный труд, ночное разобщение, духовное воздействие на арестантов. Но есть и отличие. Если в зарубежных аналогах уже применялось предварительное одиночное заключение, кратковременное, то в 60 — 70-х годах XIX столетия в России оно не применялось. Общим в устройстве исправительных тюрем в Санкт-Петербурге, Москве с образцовым исправительным домом в Филадельфии (1835 г.) является: предупреждение опасности разврата между заключенными и внушение о необходимости любви к труду <40>. Отметим различие в содержании арестантов. В столичных исправительных тюрьмах они содержались по оборнской системе, в Филадельфии — по пенсильванской.

———————————

<40> ГАРФ. Ф. 122. Оп. 3. Д. 294. Л. 52 об.

Таким образом, в проекте об исправительных тюрьмах (1870 г.) были заложены важные принципы пенитенциарной науки: арестантский труд в совокупности с режимом поощрения и вознаграждения за добросовестное отношение к нему, духовно-нравственное воздействие. Попечение об арестантах впервые получает свое воплощение в мерах тюремной деятельности. Это наглядно подтверждается в столичных исправительных тюрьмах и в европейских тюремных системах.