Заградотряды Красной армии и войск НКВД в Великой Отечественной войне (историко-правовой аспект служебно-боевого применения)

04-03-19 admin 0 comment

Сотосов А.А.
Электронный ресурс, 2010.


28 июля 1942 г. увидел свет Приказ наркома обороны СССР N 227, известный как «Ни шагу назад!» <1>, с которым связывают появление в Красной армии заградительных отрядов. В этом Приказе Сталин потребовал: «…б) сформировать в пределах армии 3 — 5 хорошо вооруженных заградительных отрядов (до 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной…».

———————————

<1> Приказ Президиума Верховного Совета СССР от 28 июля 1942 г. N 227 «О мерах по укреплению воинской дисциплины и порядка в Красной армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций» // Великая Отечественная 1941 — 1945 гг.: Сборник документов. М., 1996. Т. 13. С. 275 — 279.

Долгое время эта тема находилась под запретом, и историки старались обходить ее стороной. Но и последние два десятилетия гласности серьезных изменений не принесли — заградотряды продолжают оставаться малоизученным явлением.

Рисуется зловещий образ «палачей из НКВД», которые, удобно устроившись позади боевых порядков фронтовых частей, только и ждали, когда последние начнут отступать без Приказа, чтобы начать безжалостно расстреливать их из автоматов и пулеметов. Причем все это, как правило, приводится, чтобы проиллюстрировать «людоедскую» сущность сталинского режима. Однако основная масса «разоблачателей» и «обличителей» грешит тем, что не считает нужным хоть сколько-нибудь подкрепить свои утверждения ссылками на документы.

На самом деле Приказ о формировании заградотрядов был издан задолго до знаменитого «Ни шагу назад». 27 июня 1941 г., на пятый день войны, Третье управление наркомата обороны СССР издает директиву N 35523 <2> о работе органов в военное время. Эта директива, в частности, предусматривала создание «подвижных контрольно-заградительных отрядов на дорогах, железнодорожных узлах, для прочистки лесов и т.д., выделяемых командованием, с включением в их состав оперативных работников органов Третьего управления». В задачу этих отрядов входило собственно задержание дезертиров и «всего подозрительного элемента, проникшего на линию фронта».

———————————

<2> Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т. 2. Начало. Книга 1. 22 июня — 31 августа 1941 г. М., 2000. С. 92 — 93.

Воссоздать с абсолютной точностью то, как действовали заградотряды и штрафные части на всех участках фронтов во все периоды войны, невозможно. Документы отражают лишь статистику, а ветераны из этих подразделений не слишком распространяются о «своей» войне.

Для того чтобы представить себе красноармейцев самого начала войны, вспомним, кем были солдаты, призванные в июне 1941 г.

В стране, где большинство населения были крестьянами, армия также состояла в основном из них. Рожденный в 20-х годах, этот солдат знал обо всех ужасах коллективизации, о колхозах, голоде, репрессиях. Пропаганда не успела еще окончательно уничтожить в людях воспоминания о прошлой жизни. При этом правительство, которое возглавляло страну, олицетворяло в его глазах победившую диктатуру, перед которой он смирился, стараясь вытерпеть все трудности, которые она ему уготовила. Во время июньской катастрофы 1941 г. этот солдат, воевавший «за власть Советов» и внезапно, в одночасье, потерявший эту власть, просто не мог понять, как ему быть дальше.

Миллионы попавших в плен — это как раз те самые потерявшие уверенность, растерянные и сбитые с толку солдаты. Командиры понимали не больше, чем рядовые, — вплоть до самого Сталина никто не мог сказать, что делать в сложившихся обстоятельствах. Моральное состояние солдат и офицеров было настолько низким, что над армией, гораздо более сильной, чем та, что напала на СССР, нависла угроза полного поражения. Что оставалось делать солдату? Бежать — в 1941 г. для большинства это был честный поступок. Ведь они шли в тыл, к своим.

Как только Верховное главнокомандование уяснило себе, что привычное построение больших масс войск в приграничной полосе разваливается под ударами мобильной армии, способной маневрировать с учетом сложившейся обстановки, оно начало принимать меры. В первую очередь необходимо было прекратить разброд и шатание в войсках. Так в Красной армии появились заградотряды.

По сути, существовало три вида заградотрядов — армейские, войск НКВД, а также те, которые формировали территориальные управления НКВД из своих сотрудников. Их функции во многом пересекались, но во многом и отличались друг от друга. Армейские заградотряды занимались собственно пресечением отступления действующих частей. Именно в их задачу входило выявление паникеров и их расстрел перед строем. Заградотряды НКВД как раз работой с частями были заняты меньше. Они наводили порядок в ближнем тылу, разыскивали дезертиров, возвращали их в части, ловили диверсантов и мародеров, уничтожали бандитов и вообще обеспечивали нормальную работу тыла — несли охрану коммуникаций, дорог, линий связи, штабов, госпиталей, других служб <3>.

———————————

<3> Пыхалов И. Великая оболганная война. М.: Яуза; Эксмо, 2005. 480 с.

На отдельных фронтах предпринимались попытки разработать документы по организации служебно-боевой деятельности войск НКВД, например такие, как Инструкция войсками по охране тыла Северо-Западного фронта. 18 сентября 1941 года Военным советом Ленинградского фронта было принято Постановление N 00274 «Об усилении борьбы с дезертирством и проникновением вражеских элементов на территорию г. Ленинграда», которым создавались заградительные отряды для сосредоточения и проверки всех военнослужащих, задержанных без документов <4>.

———————————

<4> Миняйленко Н.Н. Организационно-правовые основы служебно-боевого применения войск НКВД СССР в годы блокады Ленинграда (1941 — 1944 гг.) // Историческое наследие Великой Отечественной войны (1941 — 1945 гг.): методология оценки и значение для подготовки офицеров ВВ МВД России: Материалы межвузовской научно-практической конференции. Новосибирск: НВИ ВВ им. генерала армии И.К. Яковлева МВД России, 2010. С. 249 — 255.

Таким образом, заградотряды являлись подразделениями военной полиции, и зачастую им приходилось применять оружие против диверсантов, мародеров и бандитов, действовавших в прифронтовой полосе. Нельзя забывать также и о враждебно относившихся к «большевикам» жителях территорий, отошедших к СССР по договору с Германией.

В августе 1941 г., к примеру, немецкие войска высадили в тыл Красной армии в Эстонии в районе залива Колга группу разведчиков, в которую входили эстонцы, прошедшие специальную подготовку в Финляндии. Они собрали из местных жителей крупный отряд, который попытался устроить диверсии на прифронтовых коммуникациях. Правда, единственной удавшейся диверсией стал взрыв железной дороги Таллин — Ленинград. После этого диверсантов быстро окружили заградотряды НКВД, загнали в болото и полностью уничтожили. Теперь «подвиг отряда Эрна» в Эстонии отмечается ежегодными военно-спортивными играми, но тогда НКВД было не до игр — в тылу действовал вооруженный противник, который угрожал армейским коммуникациям.

Историки указывают на множество документов времен войны, свидетельствующих о том, что заградотряды часто действовали вместе с регулярными частями Красной армии. Они фактически являлись второй линией обороны, принимая на себя удар после прорыва первой. В той же Эстонии заградотряды во время отражения вражеских атак теряли до 60% личного состава. В НКВД непрерывным потоком шли жалобы из особых отделов, которые сетовали, что заградотряды используют не по назначению, наравне со стрелковыми частями, что приводит к «неоправданным потерям». А во многих операциях, например в Сталинградском сражении, сами понятия «линия фронта» и «тыл» переставали существовать: город на Волге представлял собой сплошную полосу боевых действий, где с немцами воевали и части Красной армии, и войска НКВД <5>.

———————————

<5> Биленко С.В. На охране тыла страны. Истребительные батальоны и полки в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг. М.: Мир, 1988. 479 с.

О том, какую роль заградотряды сыграли в пресечении бегства красноармейцев с поля боя, говорит статистика. Вот цифры, которые были приведены в докладной записке комиссара госбезопасности 3-го ранга Мильштейна народному комиссару внутренних дел Берии, — записка посвящена действиям особых отделов и заградительных отрядов войск НКВД СССР за период с начала войны по 10 октября 1941 г.: «С начала войны по 10-е октября с.г. Особыми отделами НКВД и заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла задержано 657364 военнослужащих, отставших от своих частей и бежавших с фронта. Из них оперативными заслонами Особых отделов задержано 249969 человек и заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла — 407395 военнослужащих. Из числа задержанных Особыми отделами арестовано 25878 человек, остальные 632486 человек сформированы в части и вновь направлены на фронт. В числе арестованных Особыми отделами шпионов — 1505; диверсантов — 308; изменников — 2621; трусов и паникеров — 2643; дезертиров — 8772; распространителей провокационных слухов — 3987; самострельщиков — 1671; других — 4371… По постановлениям Особых отделов и по приговорам Военных трибуналов расстреляно 10201 человек, из них расстреляно перед строем — 3321 человек».

Бросается в глаза огромное число расстрелянных — десять тысяч человек. Из них можно было сформировать целую дивизию. Однако на эти цифры можно взглянуть и под другим углом — заградотрядами были расстреляны полтора процента задержанных. То есть в военное время, в условиях тяжелейшего отступления по всему фронту, высшей мере наказания были подвергнуты три человека из двухсот. На самом деле в массовых расстрелах просто не было нужды. Солдаты не понаслышке знали о том, насколько суровым может быть НКВД в условиях войны. Чаще всего для того, чтобы остановить паническое бегство, достаточно было одного лишь присутствия заградотряда в тылу.

Вот еще один документ из архивов ФСБ. Он не в состоянии осветить всю действительную картину заградительных отрядов, но на определенные размышления навести может. Это сводный доклад управления особых отделов руководству НКВД. Он не датирован, но ряд косвенных признаков указывают, что написан он был не ранее 15 октября 1942 г. Отсюда видно, что это лишь первые результаты действий заградотрядов.

«В соответствии с Приказом НКО N 227 в частях, действующих в Красной армии, по состоянию на 15 октября с.г. сформировано 193 заградительных отряда.

Из них в частях Сталинградского фронта сформировано — 16 и Донского — 25, а всего 41 отряд, которые подчинены Особым отделам НКВД армий. Заградительными отрядами с начала их формирования (с 1 августа по 15 октября с.г.) задержано 140755 военнослужащих, сбежавших с передовой линии фронта.

Из числа задержанных: арестовано 3980 человек, расстреляно 1189 человек, направлено в штрафные роты 2776 человек, штрафные батальоны 185 человек, возвращено в свои части и на пересыльные пункты 131094 человека.

Наибольшее число задержаний и арестов произведено заградительными отрядами Донского и Сталинградского фронтов.

По Донскому фронту задержано 36109 человек, арестовано 736 человек, расстреляно 433 человека, направлено в штрафные роты 1056 человек, штрафные батальоны 33 человека, возвращено в свои части и на пересыльные пункты 32933 человека.

По Сталинградскому фронту задержано 15649 человек, арестовано 244 человека, расстреляно 278 человек, направлено в штрафные роты 218 человек, в штрафные батальоны 42, возвращено в свои части и на пересыльные пункты 14833 человека.

Следует отметить, что заградительные отряды, и особенно отряды на Сталинградском и Донском фронтах (подчиненные особым отделам НКВД армий), в период ожесточенных боев с противником сыграли свою положительную роль в деле наведения порядка в частях и предупреждения неорганизованного отхода с занимаемых ими рубежей, возвращения значительного числа военнослужащих на передовую линию фронта.

29 августа с.г. штаб 29 стр. дивизии 64 армии Сталинградского фронта был окружен прорвавшимися танками противника, части дивизии, потеряв управление, в панике отходили в тыл. Действующий за боевыми порядками частей дивизии заградотряд (начальник отряда лейтенант госбезопасности Филатов), приняв решительные меры, приостановил отходящих в беспорядке военнослужащих и возвратил их на ранее занимаемые рубежи обороны. На другом участке этой дивизии противник пытался прорваться в глубь обороны. Заградотряд вступил в бой и задержал продвижение врага.

20 сентября с.г. противник занял восточную окраину Мелеховской. Сводная бригада под натиском противника начала самовольный отход на другой рубеж. Действиями заградотряда 47 армии Черноморской группы войск в бригаде был наведен порядок. Бригада заняла прежние рубежи, и по инициативе политрука роты этого же заградотряда Пестова совместными действиями с бригадой противник был отброшен от Мелеховской.

В критические моменты, когда требовалась поддержка для удержания занимаемых рубежей, заградительные отряды вступали непосредственно в бой с противником, успешно сдерживали его натиск и наносили ему потери.

Отмечен ряд фактов, когда заградительные отряды отдельными командирами соединений использовались неправильно. Значительное число заградотрядов направлялось в бой наравне с линейными подразделениями, которые несли потери, вследствие чего отводились на переформирование и служба заграждения не осуществлялась. 19 сентября с.г. командование 240 стр. дивизии Воронежского фронта одной из рот заградотряда 38-й армии дало боевое задание очистить рощу от группы немецких автоматчиков. В боях за рощу эта рота потеряла 31 человека, из них убитыми 18 человек.

Заградительный отряд 29-й армии Западного фронта, будучи в оперативном подчинении у командира 246 стр. дивизии, использовался как строевая часть. Принимая участие в одной из атак, отряд из 118 человек личного состава потерял убитыми и ранеными 109 человек, в связи с чем заново формировался.

В 1-й гвардейской армии Донского фронта по приказу командующего армией Чистякова (59) и члена Военного совета Абрамова (60) 2 заградительных отряда неоднократно направлялись в бой, как обыкновенные подразделения. В результате отряды потеряли более 65% личного состава и впоследствии расформированы. В связи с этим приказ Военного совета фронта о передаче 5 заградительных отрядов в подчинение 24-й армии не выполнен. Подпись (Казакевич)» <6>.

———————————

<6> Справка ОО НКВД СТО в УОО НКВД СССР о деятельности заградительных отрядов Сталинградского и Донского фронтов [Не ранее 15 октября] 1942 г. // ЦА ФСБ РФ, ф. 14, оп. 4, д. 386, л. 22 — 24.

Прежде всего, из этого красноречивого документа становится ясно, почему тема заградительных отрядов замалчивалась во времена советской власти. Мы все воспитывались на постулатах всенародного отпора врагу, беззаветной преданности советских людей своей Родине, массового героизма советских воинов.

Эти идеологические установки как-то начинают подмываться, когда читаешь в этом документе о том, что только в пределах Сталинградского фронта к середине октября 1942 г. заградотрядовцами задержано более 15 тыс. беглецов с фронта, а по всей линии советско-германского фронта более 140 тыс., т.е. по численности более десяти полнокровных дивизий. При этом достаточно ясно, что ведь задержаны далеко не все бежавшие с фронта. В лучшем случае половина.

Статистика показывает, что во время самых страшных боев Сталинградской битвы, когда на Волге было остановлено немецкое наступление, процент расстрелянных не превышал 0,8 — менее одного человека из ста. Никаких массовых репрессий, расстрелов из пулеметов отступавших частей не было. С каждым дезертиром и трусом разбирались индивидуально и обычно направляли его обратно в строй — в свою либо в штрафную часть.

С переходом в наступление и изменением положения на фронтах, в соответствии с Приказом НКО от 29 октября 1944 г. N 349 «О расформировании отдельных заградительных отрядов», заградительные отряды были расформированы.

В 1945 г. они вообще переключились на борьбу с сопротивлением местных жителей и ликвидацию оставшихся в тылу групп немецких солдат. Армии они были не нужны. Моральное состояние советских солдат улучшалось по мере продвижения к Берлину, да и бежать с фронта в чужой стране не так просто, как на своей территории.

Весной 1945 г. армии СССР и Германии словно бы поменялись местами. Сталин уже понял, что командующие фронтами и армиями должны свободно распоряжаться своими соединениями, а Гитлер, теряя империю под ударами союзников, стал требовать беспрекословного подчинения себе всех войск рейха, чем еще больше осложнил ситуацию на фронтах. Когда Красная армия погнала врага через границу СССР и дальше, на Запад, ситуация стала зеркально противоположной, причем немецкой армии оказались свойственны практически все недостатки советской образца 1941 — 1942 гг. Немцы собирали ополчение, удерживая его на позициях при помощи заградотрядов, расстреливали и вешали дезертиров и «самострельщиков», формировали штрафные части.

Тот факт, что СССР победил Германию, не может целиком и полностью оправдать заградотряды. Но само их существование также не является свидетельством какой-то особой бесчеловечности войск НКВД. Эти меры были логичными в той ситуации, в которой Красная армия оказалась в 1941 — 1942 гг.

Итак, заградительные отряды задерживали дезертиров и подозрительный элемент в тылу фронта, останавливали отступающие войска. В критической ситуации сами вступали в бой с немцами. Выполняя свои прямые задачи, заградотряд мог открыть огонь над головами бегущих подразделений или расстрелять трусов и паникеров перед строем, но непременно в индивидуальном порядке. Вот что говорится об этом в вышедшем в 2001 г. фундаментальном исследовании «Россия и СССР в войнах XX века»: «Что же касается заградительных отрядов, о которых из-за отсутствия достоверной информации, распространялось (как и о штрафных частях) много всяких домыслов и небылиц (гнали войска под дулами пулеметов в наступление, расстреливали отступающие части и т.д.), то никому из исследователей пока еще не удалось найти в архивах ни одного факта, который подтверждал бы, что заградительные отряды стреляли по своим войскам. Не приводятся такие случаи и в воспоминаниях фронтовиков».