Незаконное поступление российского оружия и боеприпасов в сопредельные восточные страны (историко-криминологическое исследование)

04-03-19 admin 0 comment

Невский С.А.
Электронный ресурс, 2010.


В статье исследуются вопросы незаконного поступления российских оружия и боеприпасов в сопредельные восточные государства (Турцию, Персию, Китай) в начале XX в. При этом указываются основные маршруты следования оружия и боеприпасов, способы их сокрытия при пересечении границы. Большое внимание уделено межведомственному взаимодействию по предупреждению незаконного оборота оружия.

Ключевые слова: незаконный оборот оружия, контрабандный провоз, Генеральный штаб, надзор за оружием, Министерство внутренних дел.

The article studies the issues of illegal delivery of Russian arms and ammunition to neighboring east countries (Turkey, Persia, China) in the beginning of the XX century. At that the author shows basic routes of delivery of arms and ammunition, means of hiding there of when crossing the borders. The great attention is drawn to inter-departmental cooperation aimed at prevention of illegal turnover of arms.

Key words: illegal turnover of arms, illegal traffic, General Headquarters, supervision of arms, Ministry of Internal Affairs.

В начале XX в. неконтролируемый оборот оружия и боеприпасов в России достиг критического состояния, что было обусловлено событиями первой русской революции. О незаконном ввозе оружия и боеприпасов в Российскую империю из Европы для нужд различных партий в последнее время был опубликован ряд научных работ, основанных на исследовании архивных материалов <1>. Однако незаконный оборот оружия и боеприпасов, осуществлявшийся в начале XX в., характеризуется еще одной чертой — его нелегальными поставками из России в восточные страны, в частности в Персию, Турцию, Китай.

———————————

<1> См.: Невский С.А. Незаконный оборот оружия в России в конце XIX — начале XX в. // Уголовное право. 2001. N 1. С. 66 — 67; Невский С.А. Из истории борьбы с незаконным оборотом оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ в России // Общество и право. 2007. N 2. С. 53 — 62; Невский С.А. Революционное движение и незаконный оборот оружия и боеприпасов в России в начале XX в. // Теория и практика общественного развития. 2009. N 1. С. 111 — 120; и др.

Еще в конце XIX в. были установлены факты организованных поставок оружия и боеприпасов в данные страны. Так, в результате проведенного поручиком Отдельного корпуса жандармов Герарди и начальником Судного отделения Главного Артиллерийского управления подполковником Альмедингеном расследования о незаконном обороте оружия на Кавказе был установлен 131 сбытчик оружия в 39 населенных пунктах страны. Как отмечалось в материалах расследования, это «лица, через которая нарезное оружие казенных образцов распространяется, как среди местного населения, так и переправляются всякими путями в Китай, Персию и Армению, как Персидскую так и Турецкую» <2>.

———————————

<2> Государственный архив Российской Федерации (далее — ГАРФ). Ф. 102. 2-е делопроизв. 1899. Оп. 56. Д. 54. Ч. 5. Л. 4 об, 5 (здесь и далее при цитировании исторических документов сохранены их стиль и орфография).

Генеральный консул в Тавризе действительный статский советник Петров в донесении от 30 сентября 1897 г. N 1065 сообщал, что «с некоторых пор на тавризских базарах стали появляться в продаже наши новые трехлинейные винтовки и патроны к ним с бездымным порохом… По всей нашей границе существует правильная организация тайного провоза в Персию военного оружия и военных припасов, что не может, конечно, не обратить нашего серьезного внимания» <3>.

———————————

<3> ГАРФ. Ф. 102. 2-е делопроизв. 1897. Оп. 54. Д. 121. Л. 4.

18 февраля (2 марта) 1908 г. российский посланник в Тегеране гофмейстер Гартвиг направил в Министерство иностранных дел Российской империи секретную телеграмму (за N 84), в которой сообщил, что шах обратил его внимание на продолжающийся усиленный подвоз с Кавказа в Персию снарядов и оружия и просил принять строгие меры к недопущению их ввоза в Персию из Баку и Ленкорани. При этом посланник отметил, что совершенное покушение на шаха было произведено бомбами русского происхождения, партия таких бомб была задержана Энзелийской таможней <4>.

———————————

<4> ГАРФ. Ф. 102. Особ. отдел. 1908. Оп. 238. Д. 32. Л. 31.

Начальник Генерального штаба в письме на имя П.А. Столыпина от 7 января 1908 г. (исх. N 33) отметил, что донесения негласных агентов и офицеров, бывших в командировках с целями разведывательного характера, постоянно указывали на факт вооружения как курдской иррегулярной конницы в Турции, так и всадников кочевых племен в Персии русскими трехлинейными винтовками казенного образца <5>. В письме Главного артиллерийского управления в Совет Министров от 11 августа 1909 г. (со ссылкой на указанное выше письмо начальника Генерального штаба от 7 января 1908 г. N 33) было определено примерное количество российского оружия, находившегося на вооружении армейских подразделений в Турции: «снабжение нашими 3-х лин. винтовками регулярных войск азиатских государств постепенно возрастает и что теперь уже число наших винтовок в Гамидийских полках в Турции колеблется от 50 до 500 штук в полку, а общее количество 3-х лин. винтовок в Гамидийской коннице достигает уже — 10.000 штук» <6>. В частности, в 25-м полку, выставленном Гуссейн-пашой Гайдеранлинским, количество трехлинейных винтовок достигало 500 штук. При этом большая часть винтовок, приобретенных Гуссейн-пашой, была доставлена через российскую границу вблизи Оргова, меньшая часть — вблизи Абасгельского поста из Кагызмана через западную часть Агрыдана, 60 винтовок и значительное количество патронов были получены через Батум из Варшавы. Доставка винтовок через границу вблизи Оргова была организована двумя руководителями проживающих там курдов Гассан-Ханом и Халиф-беем, которые скупали винтовки у персов Эриванской губернии и продавали их турецким курдам. Доставкой винтовок в Турции из Кагызмана в Алашкерд руководили также руководители курдов, проживавших в приграничье <7>.

———————————

<5> ГАРФ. Ф. 102. Особ. отдел. 1908. Оп. 238. Д. 32. Л. 2.

<6> ГАРФ. Ф. 102. 2-е делопроизв. 1909. Оп. 66. Д. 14. Ч. 11. Л. 12.

<7> ГАРФ. Ф. 102. Особый отдел. 1908. Оп. 238. Д. 32. Л. 8, 8 об.

Главными пунктами сбыта оружия в Турцию считалась Варшава, «где этим делом руководит специальный турецкий агент, который доставляет закупленное оружие на фелюгах к побережью Чернаго моря и Эривань, где главари курдов скупают эти ружья у наших персов и перепродают их турецким курдам. Последний город является и главным поставщиком оружия в Персию, которое перевозится в разобранном виде с персидскими товарами, либо открыто через Джульфу, либо контрабандой, причем таким способом доставляется в Персию до 2.000 винтовок в год» <8>.

———————————

<8> ГАРФ. Ф. 102. 2-е делопроизв. 1909. Оп. 66. Д. 14. Ч. 11. Л. 12, 12 об.

В упомянутом письме начальника Генерального штаба на имя П.А. Столыпина от 7 января 1908 г. (исх. N 33) были также указаны пути поступления оружия из России в Персию: «1) губернатор Маранда (дорога Тавриз — Джульфа), Шуаджа-э-Низам, ведет в своем районе торговлю винтовками, покупаемыми им в Эривани. Пособниками его являются жители персидских селений Суджа (Шудже), Маранда и Гелим-кая, отправляющиеся с персидскими товарами через Джульфу в Эривань, скупающие здесь винтовки и в разобранном виде в цибиках чая, кипах ситца и тюках кож перевозящие их или открыто через Джульфу, или в виде контрабанды чрез Шахтахтинскую переправу через Аракс (у с. Арабляр). В с. Маранд имеется мастер, умеющий собирать винтовки. Таким способом попадают в Персию до 2.000 винтовок в год, идущих на вооружение кочевников. 2) На участке от Асландуза до Белясувара идет охота на наших пограничников, у которых Шахсеване — Мунгалу отбивают до 7-ми винтовок в год. 3) Шахсеване — Каджабеглу провозят винтовки через Астару при содействии Бакинских армян и татар. 4) Талыши делают тоже через Ала-Лан, а Караджадагцы — через Худаферинскую переправу. 4) Макинский губернатор Эгбал-Салтанэ, он же Хан Макинский, состоит в дружбе с русскими, турецкими и персидскими таможенными чиновниками. В Эривани у него есть тесть Пана-хан, к которому он приезжает 2 — 3 раза в год. На обратном пути он везет с собой транспорты ружей, которые во вьюках его проходят незамеченными. Тот же Пана-хан нередко отправляет ему оружие при помощи наших курдов через персидско-русскую, русско-турецкую и турецко-персидскую границы (близ Арарата)» <9>.

———————————

<9> ГАРФ. Ф. 102. Особ. отдел. 1908. Оп. 238. Д. 32. Л. 3, 3 об., 4.

Одновременно было отмечено, что строгий надзор за оружием в войсковых частях Кавказского военного округа исключал возможность пропажи значительных партий оружия, но при этом в некоторых войсковых частях были выявлены дубликаты винтовок (одного завода, года изготовления и под одним номером), что доказывало факт выпуска казенными оружейными заводами одноименных экземпляров винтовок. Незаконно транспортируемые через Батум и Трапезонд значительные партии оружия имели клейма «брак» и «Ижевский оружейный завод» <10>.

———————————

<10> ГАРФ. Ф. 102. Особ. отдел. 1908. Оп. 238. Д. 32. Л. 4 об., 5.

В справке Министерства иностранных дел Российской империи, направленной в Комиссию Генерального штаба по выработке мероприятий против ввоза в Турцию и Персию русских трехлинейных винтовок и патронов в 1911 г., было обращено внимание на то, что «за последнее время наблюдается особенно усиленный вывоз русскаго огнестрельнаго оружия в Персию, что объясняется главным образом слабой охраной нашей Закавказской границы. Оружие это преимущественно трехлинейное проникает исключительно в смежныя с Империей северныя персидския провинции, в то время как юг и восток обслуживаются главным образом ружьями тех систем, которыя существуют в приграничных с Персией странах, т.е. Пибоди, Мартини и Маузера. Часто русское оружие крадется в складах, реже крадется нижними чинами или составляется из бракованных частей. Точно так же и патроны либо крадутся, либо утаиваются солдатами во время стрельбы. Продается наше оружие по очень высокой цене: от 180 до 300 руб. за винтовку и от 18 до 70 руб. за сто патронов. Купить наше оружие можно всюду: в лавках, на базарах, в селениях. В Мешеди его можно приобретать даже в казенной упаковке, чем ясно доказывается, что оружие воруется из складов». Далее в справке были указаны направления следования контрабанды оружия и боеприпасов и местности, куда она направлялась: «1) Астрабадская провинция. Груз направляется туда либо морем, либо сухим путем, главным образом в Гюмюш-Тепе, а также в Ходжа-Нефест. 2) Азербайджан, Адербиль и Маку. Перевозится оружие через Джульфу, Шахтахты, Сиях-руд и Худаферин, а главная продажа его производится в Хое, Мараге, Агари, Ардебиле и в различных крупных селениях сказанных округов. Оружие почти все Ижевского завода. 3) Астара. Контрабанда провозится вдоль реки Астаринки, выше пограничного места, сухим путем, или же морем на рыбачьих лодках — вдоль персидского берега» <11>.

———————————

<11> ГАРФ. Ф. 102. 2-е делопроизв. 1909. Оп. 66. Д. 14. ч. 11. Л. 83, 83 об.

В секретном письме от 14 декабря 1912 г. N 9885 на имя генерал-квартирмейстера Генерального штаба о каналах контрабанды российского оружия за рубеж начальник штаба Кавказского военного округа указывал следующее: «Ввиду полученных Штабом округа сведений об усиленном контрабандном провозе через русско-персидскую границу оружия и огнестрельных припасов, было произведено расследование через Начальников: VI-го Пограничного Округа и Кавказского Таможенного Округа. Полученные результаты сводятся к следующему: Оружие и огнестрельные припасы, провозимые контрабандным путем в Персию, поставляются главным образом из центральных губерний России, что подтверждается целым рядом фактов задержаний, как на море, так и на станциях железных дорог. Перевозка оружия и патронов контрабандным путем из России в Персию совершается водою и по железной дороге, причем наиболее удобным и широко практикуемым способом является перевозка водою, а именно: по Волге на Астрахань, Баку, Ленкорань или Астару, иногда же из Баку непосредственно в Персидскую Астару и на Энзели. Перевозка оружия и патронов водою производится преимущественно на частных пароходах и парусных шкунах, при чем отправители постоянно прибегают ко всякого рода ухищрениям, тщательно скрывая и маскируя оружие и патроны в бочках с сахаром, в керосине наливных шкун и т.д. Груз с оружием и патронами обыкновенно посылается на предъявителя квитанции, а по прибытии его к месту назначения за получением является посланный хозяином чаще всего нанятый им за небольшую плату какой-либо бедняк, который и доставляет полученный груз по принадлежности… В русские порты Ленкорань и Астару прибывает сравнительно незначительное количество огнестрельных припасов, преимущественно для персидского приграничного населения. Пароходы, идущие из Баку в указанные выше порты, имея в числе багажа тщательно укрытые патроны и оружие, свободно разгружаются, особенно в Ленкорани, так как таможенный досмотр судов каботажного плавания не обязателен. Выгруженный товар со скрытыми в нем огнестрельными припасами и оружием легко провозится в Персию, в особенности через так называемую Верийскую тропу, идущую из гор. Ленкорани на Лерин в Кильвяз и Карабах-юрды. С раскрытием, однако, подобного образа провоза патронов контрабандисты стали их отправлять из Баку морем непосредственно в Энзели и Персидскую Астару. Но, благодаря предупреждению с нашей стороны директора персидской таможни, персидскими чинами в настоящее время делаются досмотры всех грузов, выгружаемых в названных портах, причем задерживаются иногда значительные партии огнестрельных припасов. Ввиду этого поставщики в Персию патронов стали прибегать к посредничеству Астаринских и Ленкоранских рыбаков, рыбных ватаг и отправляют оружие и патроны контрабандным путем на рыбачьих лодках. Если нагрузка патронов и оружия в г. Баку представляется почему-то затруднительной, то контрабандисты благодаря прочной и хорошей организации дела доставляют этот груз на киржимах и лодках на Свиной остров, недалеко от г. Баку, где нет ни таможенных лиц, ни администрации, и откуда спокойно перегружаются на проходящие из Астрахани парусныя шкуны, которые и привозят оружие и огнестрельные припасы в Персию, без захода в русские порты» <12>.

———————————

<12> ГАРФ. Ф. 102. 2-е делопроизводство. 1909. Оп. 66. Д. 14. Ч. 11. Л. 119, 119 об., 120, 120 об.

Проведенный военным ведомством анализ состояния незаконного оборота оружия показал необходимость межведомственного взаимодействия в деятельности по его пресечению. В частности, начальник Генерального штаба в письме на имя П.А. Столыпина от 7 января 1908 г. (исх. N 33) подчеркнул, что «отдельные мероприятия со стороны всех заинтересованных ведомств, без должной взаимосвязи их, едва ли приведут к решительным результатам и явятся лишь паллиативом», и высказал мнение о необходимости создания межведомственной комиссии для разработки соответствующих мер…» <13>.

———————————

<13> ГАРФ. Ф. 102. Особ. отдел. 1908. Оп. 238. Д. 32. Л. 5 об.

В 1908 г. по приказанию военного министра генерала от инфантерии А.Ф. Редигера при Главном артиллерийском управлении была образована межведомственная комиссия под председательством инспектора оружейных и патронных заводов генерал-лейтенанта Бестужева-Рюмина «для выработки мероприятий, могущих препятствовать вывозу наших винтовок через Азиатскую границу» <14>, в которую вошли представители всех заинтересованных ведомств.

———————————

<14> ГАРФ. Ф. 102. 2-е делопроизв. 1909. Оп. 66. Д. 14. Ч. 11. Л. 12 об.

Главной мерой, которую, по мнению комиссии, необходимо было предпринять, являлось установление надзора за изготовлением и торговлей оружием непосредственно в империи, что же касалось мероприятий против вывоза в Турцию и Персию русского оружия, то в этом случае комиссия полагала принять меры к усилению одновременно таможенного надзора на российских азиатских границах. В своем заключении комиссия высказала следующие предложения: «1) Необходимо установить наказание до потери некоторых прав за изготовление, продажу, кражу, пособничество к продаже и краже, за тайный провоз через границу нашего 3-х лин. оружия. 2) Запретить нашим оружейным заводам продажу с торгов получающего брака частей 3-х лин. оружия и установить отправку бракованных частей в Ижевский сталеделательный завод для переплавки. 3) Установить обязательную пороховую пробу всего огнестрельного оружия, как привозимого из заграницы, так и изготовляемого в империи, наложив взыскание за уклонение от такой пробы. 4) Установить обязательный периодический внезапный осмотр оружейных фабрик, магазинов и кустарей, поручив это или полиции с обязательным присутствием специалиста по изготовлению оружия, или возложить на особых лиц подобно тому, как это сделано для фабричной инспекции. 5) Поручить нашим оружейным заводам выработать инструкцию для определения того, какое оружие разрешается изготовлять, продавать и привозить из заграницы» <15>.

———————————

<15> ГАРФ. Ф. 102. 2-е делопроизв. 1909. Оп. 66. Д. 14. Ч. 11. Л. 12 об, 13.

Материалы работы данной комиссии с предложениями были доложены в Совет Министров, где получили одобрение. Одновременно Совет Министров высказал пожелание, чтобы на основании этих предложений были разработаны законодательные меры. Подготовка законопроекта была возложена на военное министерство с привлечением заинтересованных ведомств. В частности, по распоряжению П.А. Столыпина от Министерства внутренних дел для участия в работе совещания для выработки мероприятий против хищений казенных русских винтовок и патронов к ним и «продажи их враждебным русскому Правительству элементам, а также и против вывоза означенных предметов в Турцию и Персию» был назначен и.о. вице-директора Департамента полиции коллежский советник С.П. Белецкий <16>.

———————————

<16> ГАРФ. Ф. 102. 2-е делопроизв. 1909. Оп. 66. Д. 14. Ч. 11. Л. 4.