Правовой режим охраны и защиты авторских прав на программное обеспечение для ЭВМ

04-03-19 admin 0 comment

Стулов С.А.
Электронный ресурс, 2010.


В статье рассматриваются существующие в РФ правовые способы охраны авторских прав на программное обеспечение для ЭВМ и эффективность их правовых режимов. Предлагается авторское определение термина «программа для ЭВМ». Обосновывается необходимость декриминализации правонарушений, связанных с незаконным использованием программ для ЭВМ.

Ключевые слова: авторское право, программное обеспечение для ЭВМ, интеллектуальная собственность, правовая охрана.

Legal Regime of defense and protection of author’s rights to software for computer

S.A. Stulov

The article gives characteristics of the process of legal reform of representative model of democracy under influence of informational technologies, considers the essence and role of blogs as instruments of contemporary communication including the political sphere and also as a form of realization by citizens of the right to participation in government of the state.

Key words: democracy, electronic democracy, cyber-democracy, electronic voting, electronic citizenship, political activity of citizens.

В российском законодательстве программы для ЭВМ согласно ст. 1259, 1261 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК) <1> относятся к объектам авторского права и охраняются так же, как произведения литературы.

———————————

<1> ГОСТ 19781-90. Обеспечение систем обработки информации: программное. Термины и определения. Взамен ГОСТ 19781-93, ГОСТ 19.004-80. Введ. с 27.08.1990 // М.: Стандартинформ, 2008. С. 16.

Особенностью программного обеспечения для ЭВМ как предмета правового регулирования является то, что этому техническому понятию, определенному в ГОСТе 19781-90 <2> как данные, предназначенные для управления конкретными компонентами системы обработки информации в целях реализации определенного алгоритма, было дано юридическое определение, сформулированное в Федеральном законе от 23 сентября 1992 г. «О правовой охране программ и баз данных для ЭВМ» <3>, которое без изменений перешло в ст. 1261 ГК РФ, где определено, что программа для ЭВМ — это представленная в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения.

———————————

<2> Гражданский кодекс РФ (часть четвертая) от 18.12.2006 N 230-ФЗ // СЗ РФ. 2006. N 52 (ч. 1). Ст. 5496.

<3> Закон РФ от 23.09.1992 N 3523-1 «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» // Российская газета. 20.10.1992. N 229.

Такое определение, с одной стороны, сужает круг охватываемых объектов, так как существуют программы, предназначенные не для получения результата, а, например, для обеспечения работоспособности устройств, работающих не только на компьютерных устройствах (яркий пример тому — современные телефоны). С другой стороны, охрана всех подготовительных материалов как программ, наоборот, расширяет круг объектов, относящихся к программам, по сути, ими не являющимися, так как подготовительные материалы очень разнообразны и охраняются авторским правом изначально — это, например, изображения, используемые в программе, или не являются объектом авторского права: алгоритм работы программы, техническое задание на ее разработку.

Проблема определения программы для ЭВМ давно рассматривалась различными авторами <4>, и заимствование законодателем определения программы для ЭВМ из ранее действовавшего закона без учета современного понимания этого термина представляется необоснованным. Автором предлагается следующее определение: «Программа для ЭВМ — это данные, зафиксированные на материальном носителе, представленные в машиночитаемом виде, предназначенные для управления электронными устройствами».

———————————

<4> Закон РФ от 23.03.1992 N 3523-1 «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» // Российская газета. 20.10.1992. N 229.

Далее рассмотрим, какие меры ответственности предусмотрены в российском законодательстве за незаконное использование программ.

В первую очередь — это уголовная ответственность за незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, предусмотренная ч. 2, 3 ст. 146 Уголовного кодекса РФ (далее — УК) <5>; при этом стоит отметить, что нарушение авторских прав относится к области частного права, и такие дела, по нашему мнению, должны быть отнесены к делам частно-публичного обвинения, однако, как и большинство преступлений, они относятся к уголовным делам публичного обвинения. В России были попытки расширить список дел, которые должны быть отнесены к делам частно-публичного обвинения <6>, однако такие изменения не были приняты.

———————————

<5> Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2954.

<6> Шамардин А.А. Законодательное определение круга составов преступлений дела // Механизм реализации норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: проблемы и пути их решения: Сборник материалов. Ижевск: Детектив-информ, 2003. С. 82 — 88.

При выявлении нелицензионных программ на компьютерах, принадлежащих юридическому лицу, необходимо определить, какое физическое лицо или группа лиц несут уголовную ответственность, отвечает ли руководитель организации за нелицензионные программы?

Ответ на последний вопрос можно найти в Постановлении Президиума Пермского краевого суда <7> по нашумевшему делу с участием директора сельской школы Поносова. В данном уголовном деле Поносов был привлечен к уголовной ответственности как директор муниципальной школы, отвечающий за соблюдение законодательства при организации деятельности школы, в том числе авторских и смежных прав в учебном заведении, так как на компьютерах, принадлежащих школе, были обнаружены нелицензионные копии операционной системы Windows XP.

———————————

<7> Постановление Президиума Пермского краевого суда от 19.12.2008 г. по делу N 44-У-6093.

Но ч. 2, 3 ст. 146 УК не предусматривают должностных лиц в качестве самостоятельных субъектов преступлений, поэтому при решении вопроса о виновности руководителя организации следует установить, каким образом и какими действиями были нарушены авторские права. Наличие программ для ЭВМ на компьютерах не является их использованием. Субъектом преступления является тот работник, который осуществил установку (инсталляцию) программы.

Такая позиция основана на том, что ст. 146 УК является бланкетной нормой, т.е. не содержит в себе ни определение объектов авторского права, ни в каких случаях их использование является незаконным. Данные понятия содержатся в гражданском законодательстве, которое регулирует обращение объектов авторского права. Термин «использование произведения» содержится в ч. 2 ст. 1270 ГК РФ, в которой приведен открытый перечень действий, которые определяются этим термином. В приведенном перечне отсутствует такое действие, которое в первую очередь ассоциируется со словосочетанием «использование программы», а именно запуск программы на исполнение и эксплуатация программы на ЭВМ для выполнения тех функций, для которых она предназначена. При запуске программы на исполнение создается лишь временная копия, которая является частью технологического процесса, имеющего единственной целью использование записи, при этом не создается нового экземпляра произведения.

Таким образом, запуск программы на исполнение или факт наличия программы на жестком диске компьютера не является использованием программы, а использованием программы является в том числе установка ее на ЭВМ. Соответственно, уголовной ответственности подлежит то лицо, которое осуществило установку программы на ЭВМ с нарушением гражданского законодательства. О том, что понятие контрафакта является юридическим, указано и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 15 от 19 июня 2006 г. <8>.

———————————

<8> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2006 N 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» // Российская газета. Федеральный выпуск. 28.06.2006 N 4103.

Недостатком существующего сегодня подхода к защите прав на программы является то, что к уголовной ответственности за их незаконное использование могут привлекаться работники, которые не имеют возможности проверить законность приобретения программы, разобраться в особенностях лицензионного договора. Особо хотелось бы отметить возможность привлечения системных администраторов к ответственности за использование пиратских программ, установленных другими сотрудниками, так как наличие должностной инструкции, предусматривающей обслуживание компьютерной техники, и показаний свидетелей о том, что данный работник занимается установкой всех программ на предприятии, могут послужить достаточными доказательствами вины.

Руководитель организации может быть привлечен к уголовной ответственности как соучастник, если установка программы без ее приобретения совершалась по его указанию или с его ведома, однако доказать такое соучастие практически невозможно.

По нашему мнению, установленная уголовная ответственность за незаконное использование объектов авторских и смежных прав не способствует предотвращению использования нелицензионных программ юридическими лицами, так как к ответственности не привлекаются лица, которые заинтересованы в совершении таких правонарушений, а направлена, прежде всего, на персонал, обслуживающий ЭВМ.

Привлечение к уголовной ответственности пользователей, использующих нелицензионные программы исключительно в личных целях, является явно несоразмерным наказанием по отношению к совершенному правонарушению. И следует если не полностью разрешить свободное использование программ для ЭВМ в личных целях, исключив п. 3 из ст. 1273, то хотя бы не признавать использование в личных целях преступлением. Так, в Директиве N 2004/48/ЕС продекларировано, что уголовная ответственность за нарушение прав интеллектуальной собственности (далее — ИС) хотя и может быть предусмотрена странами-участницами, но, как следует из указанной Директивы, эффективные гражданско-правовые средства защиты прав ИС позволяют в значительной мере исключить применение уголовных средств, что отвечает общим принципам минимизации карательных видов ответственности к нарушениям частных прав, к которым относятся права ИС <9>.

———————————

<9> Фелицына С.Б., Антипина И.Г. О директиве Европейского союза о защите прав интеллектуальной собственности // Изобретательство. 2005. N 5.

Задача по борьбе с нарушениями авторских прав может быть успешно реализована при помощи административной ответственности, которая установлена ст. 7.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях <10> за незаконное использование экземпляров произведений или фонограмм в целях извлечения дохода в случаях, если экземпляры произведений или фонограмм являются контрафактными в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и смежных правах либо на экземплярах произведений или фонограмм указана ложная информация об их изготовителях, о месте их производства, а также об обладателях авторских и смежных прав, а равно иное нарушение авторских и смежных прав в целях извлечения дохода.

———————————

<10> Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ // СЗ РФ. 2001. N 1 (ч. 1). Ст. 1.

На сегодняшний день привлечение к административной ответственности по таким делам не получило особого распространения. Усиление мер административной ответственности, которое может включать в себя как установление ответственности за правонарушения, совершенные и без цели извлечения дохода, так и увеличение наказания, позволит тем самым частично отказаться от уголовного наказания за нарушение авторских прав.

Такие изменения не повлияют на возможность правообладателей обращаться в суд для защиты исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности на основании ст. 1252 ГК РФ, в которой перечислены основные способы защиты нарушенных прав.

Гражданские и уголовные дела о нарушении авторских прав на программы для ЭВМ связаны с тем, что в настоящее время большинство гражданских исков от правообладателей за незаконное использование программ заявляются в рамках уголовных дел, это связано с распределением бремени доказывания обстоятельств дела в судебном процессе, этот вопрос рассмотрен в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 15, где указано, что:

— истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком;

— ответчик обязан доказать выполнение им требований законодательства об авторском праве при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Данная позиция основывается на том, что в судебном процессе каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается (п. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса <11>, п. 1 ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса <12>), отсюда следует обязанность истца доказать факт использования ответчиком программы для ЭВМ при обращении в суд.

———————————

<11> Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. // СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532.

<12> Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. // СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.

Факт использования программы, доказательство которого требует специальных знаний, устанавливается чаще всего компьютерно-технической экспертизой в рамках уголовного дела, так как истцу доказать факт использования программы ответчиком самостоятельно затруднительно, но такая экспертиза может назначаться и в рамках производства по административному делу.

Поскольку правообладатели не обладают возможностями по выявлению незаконного использования программ для ЭВМ, то данная задача должна решаться правоохранительными органами, которые должны выявлять незаконное использование программ для ЭВМ в деятельности предприятий.

Таким образом, даже полный отказ от уголовной ответственности за незаконное использование программ для ЭВМ не лишит правообладателей возможности заявлять гражданские иски и не снизит возможности для выявления подобных правонарушений в деятельности хозяйствующих субъектов.