Ответственность за незаконное подключение к газопроводу

04-03-19 admin 0 comment

Надолинский И.
Уголовное право, 2010.


Незаконное подключение к газопроводу, как правило, производится физическими лицами, ранее отключенными от потребления газа по месту своего жительства в связи с образовавшейся задолженностью за потребленный газ, путем самодельно изготовленных сгонов или срывания пломб и заглушек. В ряде случаев самовольно снимаются счетчики и подключаются к системе газоснабжения на период оформления документов по подключению к газоснабжению.

Рассматривая вопрос о наличии в действиях лиц, незаконно подключившихся к газопроводу, составов уголовно наказуемых деяний, предусмотренных п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ, либо административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.19 КоАП РФ, автор проанализировал практику применения этих норм в ряде регионов Российской Федерации. Увы, но, как и во многих иных случаях, единообразная правоприменительная практика пока не сложилась, о чем свидетельствует, в частности, информация, полученная от коллег из прокуратур республик Татарстан, Башкортостан, Чечня, Оренбургской области. В связи с этим эмпирической основой нашего исследования стали рассмотренные уголовные дела по фактам привлечения лиц к уголовной ответственности по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ Неклиновским районным судом Ростовской области.

Ф-н осужден по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ за то, что после того, как его домовладение было отключено работниками Неклиновского участка ООО «РостовРегионГаз» от магистрального газопровода за систематическую неуплату за потребляемый газ, 10 сентября 2009 г. он самовольно подключился к магистральному газопроводу и за период с 10 сентября 2009 г. по 1 февраля 2010 г. тайно похитил из газопровода природный газ согласно расчету, предоставленному ООО «РостовРегионГаз», на общую сумму 10902 руб. Приговором от 30 июня 2010 г. ему назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы условно без штрафа и без ограничения свободы.

Ж-ко осужден по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ за то, что после того, как его домовладение было отключено работниками Таганрогского участка ООО «РостовРегионГаз» от магистрального газопровода за систематическую неуплату за потребляемый газ, он самовольно подключился к магистральному газопроводу и за период с 15 июня 2009 г. по 15 декабря 2009 г. тайно похитил из газопровода природный газ согласно расчету, предоставленному ООО «РостовРегионГаз», на общую сумму 7463 руб. Приговором от 2 июня 2010 г. ему назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы условно без штрафа и без ограничения свободы.

При аналогичных обстоятельствах по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ осуждены по другим уголовным делам и иные лица. Все указанные уголовные дела рассмотрены в особом порядке.

Давая юридическую оценку указанным действиям, следует учесть, что между осужденными и ООО «РостовРегионГаз» изначально существовали гражданско-правовые отношения, поскольку порядок и условия поставки и потребления газа, урегулированы гражданским законодательством, в частности § 6 гл. 30 ч. 2 ГК, Федеральным законом от 31 марта 1999 г. N 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации», постановлениями Правительства РФ от 23 мая 2006 г. N 307 «О порядке предоставления коммунальных услуг гражданам», от 21 июля 2008 г. N 549 «О порядке поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан».

Так, п. 2 ст. 548 ГК РФ установлено, что к отношениям, связанным со снабжением через присоединенную сеть газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и другими товарами, Правила о договоре энергоснабжения (ст. ст. 539 — 547) применяются, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не вытекает из существа обязательства. В соответствии со ст. 540 ГК РФ в случае, когда абонентом по договору энергоснабжения выступает гражданин, использующий энергию для бытового потребления, договор считается заключенным с момента первого фактического подключения абонента в установленном порядке к присоединенной сети. Если иное не предусмотрено соглашением сторон, такой договор считается заключенным на неопределенный срок и может быть изменен или расторгнут по основаниям, предусмотренным ст. 546 ГК.

С физическими лицами, впоследствии осужденными, были заключены соответствующие договоры, и ими до определенного момента производилась оплата потребляемого газа. Впоследствии же, повторим, они были отключены от поставки газа в одностороннем порядке в связи с систематической неуплатой. Однако изменение и расторжение договора в данном случае предусмотрено ст. 546 ГК РФ, согласно которой гражданин (абонент) вправе расторгнуть договор в одностороннем порядке при условии уведомления об этом энергоснабжающей организации и полной оплаты использованной энергии, а перерыв в подаче, прекращение или ограничение подачи энергии (газа) допускаются лишь по соглашению сторон, за исключением случаев, когда удостоверенное органом государственного энергетического надзора неудовлетворительное состояние энергетических установок абонента угрожает аварией или создает угрозу жизни и безопасности граждан. О перерыве в подаче, прекращении или об ограничении подачи энергии энергоснабжающая организация должна предупредить абонента. Перерыв в подаче, прекращение или ограничение подачи энергии без согласования с абонентом и без соответствующего его предупреждения допускаются в случае необходимости принять неотложные меры по предотвращению или ликвидации аварии при условии немедленного уведомления абонента об этом.

Таким образом, прекращение подачи газоснабжения абонентам, когда по договору энергоснабжения выступает гражданин, в связи с неуплатой за пользование газоснабжением нормами ГК РФ не предусмотрено.

Постановлением Правительства РФ от 21 июля 2008 г. N 549 «О порядке поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан», принятым в соответствии с Федеральным законом «О газоснабжении в Российской Федерации», утверждены Правила поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан. Данные правила регламентируют отношения, возникающие при поставке газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан в соответствии с договором о поставке газа (далее — договор), в том числе устанавливают особенности заключения, исполнения, изменения и прекращения договора, его существенные условия, а также порядок определения объема потребленного газа и размера платежа за него.

В п. 23 Правил установлено, что поставщик газа вправе приостанавливать в одностороннем порядке подачу газа до полного погашения абонентом задолженности по оплате потребленного газа. Пунктами 45 — 54 Правил урегулированы порядок и условия приостановления исполнения договора, внесения в него изменений и расторжения.

Так, поставщик газа вправе в одностороннем порядке приостановить исполнение обязательств по поставке газа с предварительным письменным уведомлением абонента, в частности из-за неоплаты или неполной оплаты потребленного газа в течение 3 расчетных периодов подряд. До приостановления исполнения договора поставщик газа обязан направить абоненту 2 уведомления о предстоящем приостановлении подачи газа и его причинах. Направление первого уведомления о предстоящем приостановлении подачи газа осуществляется не позднее чем за 40 календарных дней, а второго — не позднее чем за 20 календарных дней до дня приостановления подачи газа. Подача газа без предварительного уведомления абонента может быть приостановлена в случаях: а) аварии в газораспределительной сети; б) аварии внутридомового газового оборудования или утечки газа из внутридомового газового оборудования; в) если техническое состояние внутридомового газового оборудования по заключению специализированной организации, с которой абонент заключил договор о техническом обслуживании указанного оборудования, создает угрозу возникновения аварии. Договор по иску поставщика газа может быть расторгнут в судебном порядке в случае, если абонент в течение 3 месяцев со дня приостановления подачи газа не принял мер по устранению причин, послуживших основанием для приостановления поставки газа.

По уголовным делам, а также по материалам проверок, по которым вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, договоры по поставке газоснабжения не расторгались, а были всего лишь приостановлены до устранения абонентом причин, послуживших основанием для приостановления подачи газа.

В нарушение указанных норм, а также заключенных договоров поставки газа абонентами самостоятельно, без устранения причин, послуживших основанием для приостановления подачи газа, произведено подключение к газопользованию, т.е. были нарушены условия заключенного договора — произведено несанкционированное подключение.

Вопросы несанкционированного подключения абонентов урегулированы Правилами предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 23 мая 2006 г. N 307, которые разработаны в целях защиты прав потребителей коммунальных услуг в соответствии со ст. 157 Жилищного кодекса.

Так, п. 34 Правил определено, что в случае обнаружения несанкционированного подключения к системе трубопроводов, электрических сетей, оборудования, устройств и сооружений на них, предназначенных для предоставления коммунальных услуг, за надлежащее техническое состояние и безопасность которых отвечает исполнитель (присоединенная сеть), исполнитель вправе произвести перерасчет размера платы за потребленные без надлежащего учета коммунальные услуги за 6 месяцев, предшествующие месяцу, в котором было выявлено совершение указанного действия, и выполнять дальнейшие расчеты с потребителем в соответствии с п. п. 19, 21 и 22 Правил до дня устранения нарушений включительно.

В утвержденных Правилах также регламентирован порядок приостановления или ограничения предоставления коммунальных услуг и определено, что приостановление или ограничение предоставления коммунальных услуг (либо подачи коммунальных ресурсов) не может считаться расторжением договора. Кроме того, в соответствии с требованиями указанных Правил предоставления коммунальных услуг гражданам газ для предоставления коммунальных услуг определен как «коммунальный ресурс», а деятельность по обеспечению комфортных условий проживания граждан в жилых помещениях определена как «коммунальные услуги».

Изложенное свидетельствует, что исследуемые правоотношения состоят в реализации жилищных прав и обязанностей, так как газ использовался гражданами в коммунальных, а не иных целях, т.е. лица уклонялись от материальных затрат, направленных на погашение образовавшейся задолженности и возобновление подачи газа по заключенному договору.

Согласно примечанию к ст. 158 УК РФ, под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездные изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. В связи с этим в статьях Уголовного кодекса, устанавливающих ответственность за хищение, в качестве предмета хищения рассматривается имущество, которым можно владеть, пользоваться и распоряжаться по своему усмотрению.

Предметом кражи являются энергоресурсы, которые имеют определенную физическую форму и обладают экономической ценностью, стоимостью. Объективная сторона кражи газа заключается в его изъятии из владения собственника либо законного владельца и (или) обращении газа в пользу виновного лица либо других лиц и причинении ущерба собственнику или иному владельцу. Изъятие и (или) обращение газа в пользу виновного лица должны быть противоправными и безвозмездными. Противоправность означает не только противозаконность действий, т.е. совершение действий вопреки порядку, установленному нормативными актами, но и отсутствие у лица действительного или предполагаемого права на изъятие и (или) обращение газа в свою пользу.

Таким образом, признаки состава уголовно наказуемого деяния, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ, имеют место в случае несанкционированных умышленных врезок в газораспределительную сеть с корыстной целью. Данный вывод согласуется с обоснованием, изложенным в пояснительной записке к проекту Федерального закона от 30 декабря 2006 г. N 283-ФЗ, которым ст. 158 УК РФ была дополнена указанием на обсуждаемый квалифицирующий признак. Согласно пояснительной записке, изменения в ст. 158 УК РФ требовались в связи необходимостью усиления защищенности нефтепроводов, нефтепродуктопроводов от преступных посягательств ввиду распространения фактов хищения нефти и нефтепродуктов с помощью несанкционированных врезок в трубопроводы, а также из вдольтрассовых технологических устройств.

Несанкционированные врезки в трубопроводы при совершении хищений нефти и газа дополнительно квалифицируются по ст. 215.3 УК, предусматривающей уголовную ответственность за приведение в негодность нефтепроводов, нефтепродуктопроводов, но при условии, что врезки были сопряжены с разрушением, повреждением или приведением иным способом в негодное для эксплуатации состояние соответствующих трубопроводов, а также технологически связанных с ними объектов, сооружений, средств связи, автоматики, сигнализации и повлекли или могли повлечь нарушение их нормальной работы.

Субъективная сторона данных преступлений характеризуется виной в виде прямого умысла и корыстной целью (признаком преступления, предусмотренного ст. 215.3 УК РФ, альтернативным корыстным побуждениям, законодатель назвал хулиганский мотив).

По делам о самовольном подключении к сетевому газопроводу и использовании газа необходимо учитывать обстоятельства, имеющие значение для установления вины лица. Речь идет о случаях, когда виновный не имеет умысла на безвозмездное использование газа, но в силу определенных обстоятельств не смог заключить договор с поставщиком газа, получить разрешение, установить прибор учета газа и т.д.

При оценке деяний виновных по делам указанной категории важно и то, что газопроводная сеть в населенных пунктах предназначена для подключения к ней и использования газа населением и организациями. Имеется существенное различие между магистральными трубопроводами, предназначенными для транспортировки газа, и трубопроводной сетью, газопроводной сетью в населенных пунктах, предназначенной для обеспечения населения газом. Самовольная врезка в трубу сети газопровода в населенных пунктах по ст. 215.3 УК РФ квалифицироваться не может, поскольку она совершена в отношении трубопровода сети газоснабжения, который предназначен для такового, а потому такие последствия, как при повреждении магистральных нефтегазопроводов, наступить не могут.

Сложен вопрос о конкуренции ст. ст. 167 и 215.3 УК РФ. Последняя норма специализирована по отношению к первой на предмете преступления и корыстном мотиве. Однако основной состав умышленного уничтожения или повреждения имущества более узок, нежели основной состав приведения в негодность нефтепроводов, нефтепродуктопроводов и газопроводов, поскольку включает конститутивный признак причинения значительного ущерба. При этом крупный ущерб, равно как и тяжкие последствия (ч. 3 ст. 215.3 УК РФ), — признаки оценочные, неформализуемые. Таким образом, как и в целом ряде иных случаев, вопрос о соотношении указанных норм как общей и специальной по отношению ко всем деяниям решен быть не может.

Полагаем, что если, к примеру, в результате хулигански мотивированного повреждения газопровода причинен крупный материальный ущерб, который можно признать значительным, но в то же время нельзя отнести к тяжким последствиям, то содеянное должно квалифицироваться по ч. 2 ст. 167 УК РФ, если же такой значительный ущерб удается оценить как тяжкие последствия, то действия требуют вменения состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 215.3 УК РФ.

За самовольное подключение и использование электрической, тепловой энергии, нефти или газа предусмотрена административная ответственность: в соответствии со ст. 7.19 КоАП РФ самовольное подключение к энергетическим сетям, нефтепроводам, нефтепродуктопроводам и газопроводам, а равно самовольное (безучетное) использование электрической, тепловой энергии, нефти, газа или нефтепродуктов влечет административную ответственность (в ред. ФЗ от 22 июня 2007 г. N 116-ФЗ). В связи с изложенным возникает необходимость в разграничении административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.19 КоАП РФ, и преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

С учетом того что ни КоАП РФ, ни УК РФ не предусматривают конкретный размер материального ущерба, причинение которого при незаконном использовании газа влечет уголовную ответственность, в 2007 г. по запросу прокуратуры области Ростовским областным судом проведено обобщение судебной практики и даны разъяснения, согласно которым вопросы, связанные с незаконным использованием электроэнергии, газа, рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства в тех случаях, когда граждане являются абонентами компании — поставщика энергоресурсов и имеют с ней договорные отношения (потребитель и поставщик), но потребляют электроэнергию (бытовой газ) с нарушением этого договора. В связи с этим в судах сложилась практика, в соответствии с которой споры, возникающие из-за нарушения договорных отношений на поставку электроэнергии и бытового газа, разрешаются в гражданско-правовом порядке.