Антимонопольный контроль за экономической концентрацией как инструмент рыночного администрирования в различных юрисдикциях

04-03-19 admin 0 comment

Павлов С.А.
Административное и муниципальное право, 2010.


Статья кратко отражает опыт наиболее развитых в экономическом плане стран в области рыночного администрирования с применением такого комплексного инструмента как контроль за экономической концентрацией на рынках.

Ключевые слова: антимонопольный контроль, экономическая концентрация, рынки, Европейский союз, США, Россия, коэффициент концентрации, экономика.

Anti-monopoly control over economic concentration as an instrument of market administration in various jurisdictions

S.A. Pavlov

The article includes brief analysis of the experience of most economically developed states in the sphere of market administration, and of application of control over economic concentration in markets, as a complex instrument of such administration.

Key words: anti-monopoly control, economic concentration, market, the European Union, the USA, Russia, coefficient of concentration, economics.

Наряду с устойчивым усилением интеграционных процессов на российских и мировых промышленных и товарных рынках, на протяжении последних 20 лет наблюдается активное развитие как государственных, так и надгосударственных правовых инициатив и антимонопольных практик в сфере развития конкуренции.

При этом наиболее прогрессивные в этом плане юрисдикции используют целый комплекс мер рыночного администрирования в целях развития конкуренции.

Россия также активно участвует в процессах формирования как национального, так и международного конкурентного права, являясь стороной многих международных договоров в области конкуренции, а также участником международных организаций, осуществляющих политику развития и защиты конкуренции на международных рынках.

Большим шагом вперед в указанном направлении явилось принятие в Российской Федерации Федерального закона «О защите конкуренции», вобравшем в себя ряд передовых правовых концепций, выработанных и применяемых в различных юрисдикциях.

В данном аспекте можно согласиться с теми учеными, которые, учитывая возможность скорого присоединения России к ВТО, считают целесообразным дальнейшую корректировку российского антимонопольного законодательства в направлении активного использования позитивного опыта ЕС, в том числе и опыта проведения реформ в сфере контроля соглашений, злоупотреблений доминирующим положением и контроля за экономической концентрацией, что является логическим развитием общей внешнеполитической концепции России на европейском направлении <1>.

———————————

<1> См.: Войцехович А.А. Основные подходы к реформированию антимонопольного законодательства России в контексте гармонизации международных конкурентных норм // Научный вестник Уральской академии государственной службы. 2008. Декабрь. Выпуск N 3 (4). С. 60.

Антимонопольное законодательство Европейского союза представляет особый интерес для исследования не только в том плане, что в последнее время российские законодатели идут по пути сближения, а порой даже заимствования некоторых правовых институтов и конструкций, применяемых в законодательном регулировании контроля за концентрацией в ЕС, но так же и в том плане, что многие негативные тенденции в российской экономической жизни можно преодолеть, опираясь на положительный опыт ЕС и используя его в процессе разработки собственного пути развития антимонопольного законодательства.

Как справедливо отмечают исследователи <2> права в данной области, историко-теоретический анализ развития антимонопольного законодательства ЕС позволяет выделить два основополагающих уровня правового регулирования экономической концентрации: национальный и наднациональный.

———————————

<2> См.: Толоконников А. Национальный и наднациональный уровни европейского антимонопольного регулирования // Ежемесячный информационно-аналитический журнал «Обозреватель-Observer» [Электронный ресурс]. 2006. N 7 (198). URL: www.rau.su/ observer/ N7_2006/ 7_08.HTM.

Национальный уровень правового регулирования в указанной сфере представлен прежде всего законодательными источниками антимонопольного права стран — участниц Европейского союза.

Однако в последнее время наибольший импульс развития получил именно наднациональный уровень правового регулирования конкурентных отношений.

Как обозначает А. Толоконников, наднациональный уровень правового регулирования в этой области представлен значительными правовыми инициативами и созданием целого ряда правовых гарантий защиты конкуренции в период с середины XX по начало XXI в.

При этом отмечается, что одной из важных причин, побудивших европейские государства к разработке общего антимонопольного законодательства, стали успехи антимонопольных мер в США, демонстрировавшим, что государственная поддержка конкуренции крайне положительно сказывается на экономическом росте.

Начало развития наднационального антимонопольного законодательства в Европе было положено Парижским договором о создании Европейского сообщества угля и стали 1951 г., участниками которого стали Франция, Германия, Италия и страны Бенилюкса. Парижский договор запрещал создание торговых барьеров, дискриминационную и иную ограничительную практику, способную составить угрозу для свободной конкуренции в отношениях шести государств-участников. Это был первый акт общеевропейского масштаба, обозначивший общие направления политики поддержки конкуренции на просторах Европы.

Основные правовые нормы наднационального антимонопольного регулирования заложены также в ст. ст. 81 — 89 Римского договора о создании ЕЭС и конкретизированы в многочисленных подзаконных актах Европейского сообщества в виде регламентов Совета ЕС, регламентов Европейской комиссии, решений, рекомендаций и отзывов, указаний, сообщений, ознакомительных писем, Еврокомиссии, а также решениями Европейского суда.

Одним из эффективных инструментов рыночного администрирования, как в США, так и в Европе, по праву считается государственный антимонопольный контроль за экономической концентрацией на рынках определенных товаров и услуг.

В ст. 66 Парижского договора 1951 г. закреплены особенности правовой оценки слияний и сделок, приводящих к концентрации на рынках угля и стали.

В данном источнике права мы впервые сталкиваемся с термином «концентрация» в контексте антимонопольного права. Парижским договором 1951 г. предусмотрено, что одобряет соответствующую сделку специализированный орган по контролю за концентрацией только в том случае, если сделка экономической концентрации не предоставляет какому-либо хозяйствующему субъекту или группам таких субъектов возможности контролировать цены, ограничивать производство и распределение, нарушать свободную торговлю между государствами-членами или создавать себе преимущественное привилегированное положение на рынке.

Несмотря на тот факт, что к моменту вступления в силу Римского договора о создании Европейского экономического сообщества 1957 г. данные правовые нормы не нашли своего отражения в его тексте, в 1989 г. слияния и концентрация стали объектом антимонопольного регулирования в ЕС в силу издания специального Регламента о слияниях.

После окончания периода интеграции в единый Европейский рынок, с 1973 г., специализированной Комиссией ЕС по конкуренции велась целенаправленная работа по подготовке регламентных документов, касающихся концентраций предприятий, что привело к появлению 21 декабря 1989 г. Регламентного акта ЕС о слияниях под номером 4064/89. Этот Регламентный акт впервые дал определение понятию «концентрация», объединив в нем два критерия: средства и результат.

Таким образом, если рассматривать европейское конкурентное законодательство в аспекте изучения проблем экономической концентрации, то можно сделать вывод о том, что само понятие «экономическая концентрация» не раскрывается в европейских законах и международных договорах, а конкретизируется в подзаконных регламентных актах.

Подтверждением этому может служить принятый в рамках дальнейшего совершенствования общеевропейского законодательства Регламентный акт N 139/2004, который с некоторыми изменениями применяется в настоящее время и включает в круг операций по концентрации — слияния, приобретения, получение контроля, создание совместных предприятий, имеющие уровень ЕС.

Следует заметить, что с принятием данного акта наметилась отчетливая тенденция в области конкурентной политики ЕС, которая направлена в большей мере на защиту интересов потребителей.

Одним из доктринальных в Европейском союзе принято считать понятие экономической концентрации, предложенное авторами глоссария экономики промышленности и конкурентного права: адъюнкт-профессором факультета торговли и делового администрирования Британского университета Р.С. Хемани и директором по связям с общественностью университета Конкордии Д.М. Шапиро <3>. Указанный словарь в алфавитном порядке перечисляет и разъясняет ключевые понятия антимонопольного права и был разработан с целью систематизации таких фундаментальных понятий европейского антимонопольного права, как конкуренция, злоупотребление доминирующим положением, экономическая концентрация, приобретения, фиксирование цен и ряда других понятий.

———————————

<3> Glossary of industrial organisation economics and competition law OECD (Глоссарий экономики промышленности и конкурентного права ОЭСР). P. 26 — 32.

Согласно формулировке, используемой в глоссарии, «экономическая концентрация» представляет собой ситуацию, при которой небольшое количество компаний осуществляет значительный объем экономической деятельности на рынке за счет объемов продаж, активов или занятости.

При этом, как указывается в словаре, есть по крайней мере четыре концепции в подходе к указанной категории: совокупная концентрация (отражает относительное положение крупных предприятий в экономике с целью экономического, статистического и политического анализа), промышленная или рыночная концентрация (отражает относительные позиции крупнейших предприятий и уровень рыночной власти в определенной отрасли промышленности или торговли с целью их антимонопольного контроля), потребительская концентрация (измеряет долю продукции, которую приобретает определенное количество покупателей на рынке) и концентрация собственности (отражает тенденции изменения направления движения капиталов на рынке акций).

Реальность посягательства на конкуренцию в Европейском союзе оценивается через призму ряда экономических показателей.

В зарубежной и отечественной экономической литературе обширно представлены различные методы исследования и технологии проведения расчетов по определению основных показателей рыночной концентрации.

Как указывает в своем исследовании И.В. Князева, в зависимости от методов расчета, экономического содержания и направления анализа все искомые показатели концентрации можно представить в виде обособленных групп <4> — абсолютных и относительных показателей.

———————————

<4> См.: Князева И.В. Антимонопольная политика в России: Учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Национальная экономика». М., 2009. Ссылается на: Фойерштак Р. Развитие статистики концентрации в производящем секторе // Экономика и статистика. 1983. N 5. С. 46.

К абсолютным показателям концентрации она относит прямые (Коэффициент концентрации (CR) и Коэффициент Линда (L) и суммарные показатели (Индекс Херфиндаля-Хиршмана (HHI), Коэффициент Розенблюта (I), Коэффициент Холла-Тайдмана (HT) и другие.

Коэффициент рыночной концентрации (CR) — один из наиболее распространенных и часто применяемых абсолютных показателей рыночной концентрации во многих экономически развитых странах мира, в том числе США и России.

Данный показатель определяется как сумма рыночных долей крупнейших продавцов на рынке конкретного товара (может измеряться в процентах и в долях) и определяется для различного количества предприятий — участников рынка.

В США этот показатель рассчитывают для 4, 8, 20, 50, 100 крупнейших компаний — участников рынка.

В Российской Федерации коэффициент концентрации рассчитывается для трех (CR-3), четырех (CR-4), шести (CR-6), восьми (CR-8) крупнейших компаний — участников рынка определенного товара.

Коэффициент концентрации определяется как сумма рыночных долей i крупнейших продавцов рынка:

n

CR = SUMq

i i

i = 1

где CR — индекс концентрации i фирм, %

i

q — доля продаж i-й фирмы в объеме реализации рынка, %

i

n — количество хозяйствующих субъектов (фирм) на данном рынке.

Коэффициент концентрации может измеряться в процентах и в долях. Данный абсолютный показатель позволяет не только сопоставить по уровню концентрации различные отрасли или рынки, но и проанализировать динамику степени концентрации и определить за счет каких предприятий наметилась тенденция к изменению концентрации на рынке.

Указанный коэффициент не является единственно верным показателем концентрации и используется наравне с некоторыми другими по той причине, что обладает существенным недостатком — он не чувствителен к различным вариантам распределения рыночных долей между компаниями-конкурентами.

Одним из наиболее популярных обобщающих показателей концентрации является индекс Херфиндаля-Хиршмана (HHI), который учитывает как количество компаний на рынке, так и неравенство распределения рыночных долей между конкурентами. Значение данного индекса снижается с увеличением числа компаний и возрастает с усилением неравенства между компаниями при любом их количестве.

Коэффициент Херфиндаля-Хиршмана (HHI) вычисляется как сумма квадратов долей всех компаний, действующих на рынке и измеряется в процентах или долях:

n 2

HHI = SUMq

i = 1

где HHI — индекс Херфиндаля-Хиршмана;

2

q — доля продаж i-й фирмы в объеме реализации рынка;

n — количество хозяйствующих субъектов (фирм) на данном рынке.

Чем меньше HHI, тем меньше концентрация и сильнее конкуренция на данном рынке. Для конкурентного рынка, число предприятий на котором не превышает 100, HHI стремится к единице, а для монополизированного рынка — к 10000.

На основании различных значений коэффициентов концентрации (CR) и индексов Херфиндаля-Хиршмана (HHI) по степени концентрации выделяются три типа рынков: высококонцентрированные, среднеконцентрированные и низкоконцентрированные (таблица 1).

Показатели рыночной концентрации позволяют определить степень монополизации рынка и равномерность распределения участников.

Чем больше продавцов с равными по масштабам объемами предложения на рынке, тем меньше соответствующие показатели.

Однако данный абсолютный показатель концентрации (HHI) тоже не идеален и обладает существенным недостатком — для его вычисления необходимы большие объемы аналитической информации обо всех участниках рынка.

Кроме вышеупомянутых индексов, при анализе структуры рынка специалисты используют в качестве вспомогательных многие другие критерии, такие, например, как: индекс Линда (L), коэффициент Холла-тайдмана (HT), коэффициент энтропии (E), коэффициент вариации (V), дисперсия логарифмов рыночных долей, коэффициент относительной концентрации (K), кривую Лоренца, индекс Лернера и другие методы, которые в совокупности позволяют достаточно объективно определить структуру того или иного рынка.

Таким образом, государственный антимонопольный контроль за экономической концентрацией является комплексным, системным инструментом рыночного администрирования и государственного контроля, использующим не только правовые средства, но и экономические, математические и статистические методы исследования.

При этом совокупный антимонопольный инструментарий в современном мире довольно универсален и основные методы исследования рынков используются в тех или иных сочетаниях во всех исследуемых юрисдикциях.

Уникальность в подходе к контролю за экономической концентрацией в исследуемых юрисдикциях зачастую определяется не столько набором средств и методов анализа, сколько целями, которые перед собой ставят рыночные администраторы.

В Европейском союзе ключевым в рыночном администрировании является понятие «благосостояние потребителя».

Выдвижение на первый план интересов конечных потребителей товаров, работ и услуг на рынках Европейского союза отнюдь не номинально и проявляется непосредственно в правотворческих инициативах европейских законодателей.

«Благосостояние потребителя» — один из ярких примеров проявления в тексте Регламентного акта N 139/2004 новой тенденции антимонопольного законодательства ЕС.

Так, в абзаце 3 ст. 81 Регламентного акта СЕ по концентрации предприятий N 139/2004 говорится, что в нарушение запрета на ограничительные сделки или согласованные сделки, эти сделки разрешаются, если это позволит улучшить производимую продукцию или ее распределение, или будет способствовать развитию технического или экономического прогресса, т.е. в результате потребитель получит свою часть выгоды от этой сделки.

Учитывая важность экономических последствий принимаемых решений по вопросу концентраций, Регламентный акт N 139/2004 ввел систему предварительного контроля о сделках и процедурах, приводящих к экономической концентрации на рынке определенного товара.

С точки зрения самой процедуры контроля за экономической концентрацией, специализированным наднациональным органом Европейского союза, на основе принципа обязательности уведомления о совершении сделок и действий, используется эффект приостанавливания (отлагательный эффект) сделки, которая может привести к усилению экономической концентрации на рынке определенного товара. Комиссия имеет возможность вести предварительный контроль за операциями по концентрации. Она имеет возможность действовать тремя различными способами:

а) принять решение о неприменимости Регламентного акта;

б) подтвердить соответствие концентрации данному акту, в случае необходимости временно;

в) возбудить судебный процесс с правом его приостановления в случае серьезных сомнений и в некоторых случаях с выдачей разрешений на определенных условиях или с наложением временного запрета.

Регламентным актом N 139/2004 установлены пороговые значения для осуществления контроля за концентрацией со стороны антимонопольного органа. Пороговые значения устанавливаются в зависимости от величины совокупного торгового оборота компаний, участвующих в сделке.

Кроме вышеупомянутых нововведений, регламентный акт по концентрации предприятий N 139/2004 исключил официальную регистрацию одной и той же сделки концентрации в разных внутригосударственных контролирующих конкуренцию органах Европейского союза, вводя принцип «дополнительного характера», согласно которому контролировать определенную концентрацию правомочны наиболее удобно расположенные органы, т.е. на более подходящем уровне.

Таким образом, напрашивается вывод о том, что современное антимонопольное законодательство Европейского союза, оперируя таким современным и действенным инструментом рыночного администрирования, как контроль за экономической концентрацией, в целом направлено на преимущественную защиту интересов конечных потребителей товаров и услуг на рынках.

Не удивительно, что в Европейском союзе рассматриваемый инструмент рыночного администрирования действует гораздо эффективнее, чем в нашей стране, ведь сложная юридическая база по защите конкуренции создавалась в ЕС на основе более чем сорокалетнего опыта, накопленного в ходе расследования сотен тысяч антимонопольных дел.

Наше государство этим, конечно, похвастаться пока не может, однако опыт, приобретенный нашими европейскими коллегами, несомненно, должен быть учтен.

Помимо этого, представляется достаточно продуманным и логичным использование европейскими законодателями в качестве экономического критерия, применяемого для квалификации достижения пороговых значений контроля за экономической концентрацией, такого критерия, как размер совокупного торгового оборота сторон сделки. Указанный экономический критерий, оцениваемый антимонопольным органом в совокупности с другими критериями, по нашему мнению, позволяет с достаточной долей вероятности судить о возможности сторон сделки влиять на состояние экономической концентрации в будущем.

Во всех экономически развитых странах мира, при разработке и осуществлении государственной политики в социально-экономической сфере, большое внимание уделяется общественным отношениям, связанным с развитием товарных рынков и конкуренции, а также с предупреждением и пресечением монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции.

Традиционно такого рода общественные отношения входят в предмет правового регулирования антимонопольного или конкурентного законодательства.

В большинстве европейских стран эта отрасль называется антимонопольным законодательством.

В США же исторически закрепился институт антитрестовского законодательства или антираста. Однако, несмотря на различия в наименовании вышеуказанных отраслей, все они служат одним целям и призваны защищать свободную рыночную конкуренцию, ограничивать монополистическую деятельность и бороться с недобросовестной конкуренцией. При этом концепции взаимоотношений власти и бизнеса в вопросах конкурентной политики в ведущих мировых экономиках различны, так же, как отличаются и законодательные подходы к регулированию конкурентных отношений. Отличаются они прежде всего по своей природе и источникам правового регулирования.

К примеру, в Великобритании, стране с традиционно поощрительным отношением к бизнесу и конкуренции, отрасль антимонопольного права сравнительно молода. В США же, напротив, законы о конкуренции приняты довольно давно и понятие антитрестовского (антимонопольного) регулирования являются одним из ключевых институтов в государственной политике еще с конца XIX в.

Как отмечает в своем исследовании М.В. Ковалькова <5>, в мировой практике в зависимости от принципиального отношения законов к самому факту существования монополистических взаимодействий сложилось два типа антимонопольного законодательства: американское и западноевропейское.

———————————

<5> См.: Ковалькова М.В. Государственный антимонопольный контроль в российском и американском праве: Сравнительно-правовой аспект: Дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2005. С. 12.

Американское антитрестовское законодательство формально запрещает любую форму монополистического сговора или союза. Согласно ст. 1 закона Шермана <6> (The Sherman Antitrust Act), в США все монополии являются противоправными, а каждое лицо, которое монополизирует либо пытается монополизировать какую-либо область торговли между штатами или с иностранными государствами, либо участвует в сговоре с другим лицом или лицами с этой же целью, тем самым совершает уголовное преступление.

———————————

<6> The Sherman Antitrust Act. 15. U.S.C. § 1 — 7. Public documents of Antitrust Division. [Electronic resource] URL: http:// www.justice.gov/ atr/ pubdocs.html.

Западноевропейский же тип законодательства является более либеральным, оно строится на принципе контроля за монополистическими объединениями и ограничения их злоупотреблений <7>.

———————————

<7> См.: Окрепилова И.Г. Зарубежный опыт антимонопольного регулирования. СПб.: Северо-западная секция содействия экономической науки, 2000. С. 3; Еременко В.И. Правовое регулирование конкурентных отношений в России и за рубежом: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2001. С. 75.

Антитрестовское законодательство США имеет глубокую историю, разнообразно средствами государственного воздействия на экономику и богатейшим опытом антимонопольного регулирования, который оказал влияние на развитие законодательства о конкуренции многих других экономически развитых стран.

Особой сферой действия отраслевой политики США является регулирование слияний и поглощений фирм — определение критериев, при которых подобное взаимодействие фирм не допускается.

При этом американские законодатели отказались от преимущественного использования категории «экономическая концентрация» в угоду сложившейся практике администрирования экономической сферы.

На сегодняшний день антитрестовское законодательство США предусматривает несколько типов, так называемых «деловых комбинаций», подлежащих контролю со стороны антимонопольного органа. В рамках настоящего исследования представляется необходимым рассмотреть каждый тип таких комбинаций в отдельности, хотя в реальной жизни антимонопольному органу зачастую приходится иметь дело с целыми цепочками взаимопереплетающихся действий хозяйствующих субъектов.

Одним из распространенных типов комбинаций выступают слияния. В данном случае необходимо говорить о сугубо американской трактовке данного термина, включающего в себя приобретения акций или иных видов участия в капитале и доходах компании, таких как проценты от участия в товариществе или компании с ограниченной ответственностью (LLC), когда они своим результатом предполагают приобретение контроля над объектом сделки.

Вторым типом комбинаций, подлежащих контролю со стороны антимонопольного органа, являются сделки, предметом которых выступает приобретение активов компании, при котором у приобретающей компании появляется возможность влиять на корпоративную политику целевой компании. Ряд таких приобретений законодатели относят к «дружественным» и «недружественным поглощениям».

Третьим типом деловых комбинаций, являющихся объектом предварительного антимонопольного контроля в США, является участие в совместных предприятиях.

Американскими законодателями, на основе многолетней судебной практики, выработан достаточно детальный алгоритм проведения государственного антимонопольного контроля за слияниями и поглощениями хозяйствующих субъектов, который закреплен в Законе о Федеральной торговой комиссии (The Federal Trade Comission Act of 1914), Законе Харта-Скотта Родино по совершенствованию антимонопольного законодательства (Hart-Scott Rodino Act of 1976) и ряде других законодательных и подзаконных актов США.

Законом Харта-Скотта Родино (15 U.S.C. §18a) предусмотрено предварительное уведомление антимонопольного органа о любом приобретении «голосующих ценных бумаг», или «активов», если в результате такого приобретения будут превышены пороговые значения, ежегодно корректируемые национальным антимонопольным органом с учетом инфляции. Подобная привязка пороговых значений к колебаниям одного из важнейших экономических показателей экономики США отнюдь не случайна и используется в практике контроля за экономической концентрацией с целью предотвращения рыночных злоупотреблений.

Основными инструментами государственного контроля за экономической концентрацией в США являются: предварительный анализ влияния крупных сделок на состояние конкуренции на рынке определенного товара, право антимонопольного органа выдвигать ряд требований поведенческого и организационного характера хозяйствующим субъектам, полномочия антимонопольных органов давать согласие или отказывать в разрешении на соответствующие действия (сделки), полномочия в судебном порядке признать недействительной соответствующую сделку или все транзакции, произведенные во исполнение основной сделки, в случае, если последующий анализ выявил возможные отрицательные конкурентные последствия на определенном рынке.

Таким образом, концепции рыночного администрирования в США и Европейском союзе различны как по своей правовой природе, так и по направленности, однако общим для указанных юрисдикций является активное использование в рыночном администрировании такого метода, как контроль за экономической концентрацией.

Указанный инструмент используется в Соединенных Штатах с целью контроля за злоупотреблениями крупных корпораций и недопущения установления монопольной власти на рынке определенного товара.

В Европейском союзе указанный инструмент активно используется как национальными, так и наднациональными антимонопольными органами, однако в данной юрисдикции акцент антимонопольного контроля за экономической концентрацией смещен в сторону необходимости улучшения благосостояния потребителей.

Соответственно, инструментарий антимонопольного контроля за экономической концентрацией в указанных юрисдикциях варьируется в зависимости от целей, преследуемых регулятором. В США формально запрещаются некоторые формы слияний и поглощений, остальные же находятся под строгим контролем Федеральной торговой комиссии и проводятся в соответствии со строго регламентированными практиками по горизонтальным и вертикальным слияниям.

Европейский союз более либерален в подходе к контролю за концентрацией и постоянно реформирует структуру рыночного администрирования с целью максимальной унификации и упрощения процедур согласования. Специализированная Европейская комиссия по контролю за слияниями вправе применять периоды ожидания, в течение которых рекомендовать сторонам сделки предоставить дополнительные документы или совершить действия.

Таблица 1. Типы рынков

—————————T————————-T———————¬

¦ Типы рынков ¦ Значения CR-3 и ¦ Значения CR-4 и ¦

¦ ¦ HHI ¦ HHI ¦

+————————-+————————-+———————+

¦ Высококонцентрированные ¦ При 70% < CR-3 < 100% ¦При 80% < CR-4 < 100%¦

¦ ¦ 2000 < HHI < 10000 ¦ 1800 < HHI < 10000 ¦

+————————-+————————-+———————+

¦ Среднеконцентрированные ¦ При 45% < CR-3 <70% ¦При 45% < CR-4 < 80% ¦

¦ ¦ 1000 < HHI < 2000 ¦ 1000 < HHI < 1800 ¦

+————————-+————————-+———————+

¦ Низкоконцентрированные ¦ При CR-3 < 45% ¦ При CR < 45% ¦

¦ ¦ HHI < 1000 ¦ HHI < 1000 ¦

L————————-+————————-+———————-

Библиографический список

1. Войцехович А.А. Основные подходы к реформированию антимонопольного законодательства России в контексте гармонизации международных конкурентных норм // Научный вестник Уральской академии государственной службы. 2008. Декабрь. Выпуск N 3 (4).

2. Еременко В.И. Правовое регулирование конкурентных отношений в России и за рубежом: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2001.

3. Glossary of industrial organisation economics and competition law OECD (Глоссарий экономики промышленности и конкурентного права ОЭСР).

4. Ковалькова М.В. Государственный антимонопольный контроль в российском и американском праве: Сравнительно-правовой аспект: Дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2005.

5. Князева И.В. Антимонопольная политика в России: Учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Национальная экономика». М., 2009.

6. Окрепилова И.Г. Зарубежный опыт антимонопольного регулирования. СПб.: Северо-западная секция содействия экономической науке, 2000.

7. Толоконников А. Национальный и наднациональный уровни европейского антимонопольного регулирования // Ежемесячный информационно-аналитический журнал «Обозреватель-Observer» [Электронный ресурс]. 2006. N 7 (198). URL: www.rau.su/ observer/ N7_2006/ 7_08.HTM.

8. The Sherman Antitrust Act. 15. U.S.C. § 1 — 7. Public documents of Antitrust Division. [Electronic resource] URL: http:// www.justice.gov/ atr/ pubdocs.html.