Реализация публичных интересов на стадии производства в суде надзорной инстанции в гражданском процессе

04-03-19 admin 0 comment

Алексеевская Е.И.
Журнал российского права, 2010.


После внесения изменений в ГПК РФ Федеральным законом от 4 декабря 2007 г. N 330-ФЗ правила проверки вступивших в законную силу судебных постановлений в суде надзорной инстанции претерпели изменения: с одного года до шести месяцев сокращен срок на обращение в суд надзорной инстанции, введено условие обязательной проверки судебных постановлений до вступления их в законную силу, сокращены некоторые дополнительные надзорные инстанции, сужены основания для отмены (изменения) судебных постановлений в порядке надзора, конкретизирован порядок осуществления полномочий Президиума ВС РФ и установлены пределы проверки в порядке надзора.

В связи с этим вызывает необходимость анализ применения новой редакции ст. 389 ГПК РФ, призванной обеспечивать единство судебной практики посредством проверки судебных постановлений, нарушающих права, свободы и законные интересы неопределенного круга лиц, иные публичные интересы. Представляет интерес ряд вопросов о соотношении публичного и частного интереса в материальном праве; о порядке проведения надзорной проверки вступивших в законную силу судебных постановлений по делам, подсудным мировым судьям, и о порядке реализации публичных интересов на стадии производства в суде надзорной инстанции.

Рассмотрим обозначенные вопросы последовательно на примере конкретного судебного постановления, надзорное производство по которому было инициировано надзорной жалобой в защиту публичных интересов. Учитывая то, что в последние годы большое внимание уделялось защите именно частных интересов, защита публичных интересов отступила на второй план. Президиумом ВС РФ вынесено Постановление от 24 июня 2009 г. N 25пв09 <1>, которым достигается баланс частных и публичных интересов посредством отмены незаконных судебных постановлений по делу и тем самым еще раз подчеркивается паритет судебной защиты всех субъектов гражданских, трудовых и иных правоотношений, закрепленный в ст. 19 Конституции РФ и ст. 2 ГПК РФ.

———————————

<1> БВС РФ. 2010. N 1. С. 14 — 15.

Так, К. обратилась к мировому судье с иском к войсковой части о взыскании задолженности по заработной плате, процентов за задержку в ее выплате и компенсации морального вреда. В обоснование требований истица указала, что работала в воинской части в числе гражданского персонала и ее заработная плата должна исчисляться с учетом Единой тарифной сетки работников бюджетной сферы. По мнению истицы, в нарушение ст. 133 ТК РФ размер тарифной ставки, применяющийся при расчете ее заработной платы в период с 1 января 2005 г. по 30 апреля 2006 г., составлял менее минимального размера оплаты труда.

Решением мирового судьи, оставленным без изменения апелляционным определением, исковые требования удовлетворены.

В надзорной жалобе войсковой части поставлен вопрос о проверке в порядке ст. 389 ГПК РФ решения мирового судьи и определения апелляционной инстанции.

Президиум ВС РФ, отменяя проверяемые судебные постановления, указал, что войсковая часть является бюджетным учреждением по смыслу ст. 6 БК РФ и финансируется исключительно из федерального бюджета. Незаконное взыскание бюджетных средств нарушает общественные, т.е. публичные, интересы в целевом расходовании бюджетных средств.

В период с 1 января 2005 г. по 6 октября 2006 г. ст. 133 ТК РФ действовала в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ и предусматривала положение, согласно которому месячная заработная плата работника, отработавшего за этот период норму рабочего времени и выполнившего нормы труда (трудовые обязанности), не могла быть ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда. В ч. 3 ст. 133 ТК РФ были определены источники, за счет которых обеспечивается минимальный размер оплаты труда, установленный федеральным законом. Часть 4 ст. 133 ТК РФ, предусматривающая при оплате труда на основе тарифной системы в качестве обязательного основания для увеличения тарифных ставок (окладов) повышение минимального размера оплаты труда, была введена в действие Федеральным законом от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ с 6 октября 2006 г.

Неправильное применение ст. 133 ТК РФ нижестоящими судебными инстанциями заключалось в том, что в период, в который истица просила взыскать недоплаченную заработную плату, действующее законодательство не содержало ограничений по размерам тарифных ставок, окладов (должностных окладов), а также базовых окладов (базовых должностных окладов), базовых ставок заработной платы по профессиональным квалификационным группам работников и не ставило их в зависимость от минимального размера оплаты труда и, следовательно, повышение минимального размера оплаты труда федеральным законом не являлось обязательным основанием для одновременного повышения размера тарифной ставки (оклада) работников бюджетной сферы.

Президиум ВС РФ также указал, что, удовлетворяя иск К. в нарушение действующего на момент рассмотрения законодательства, мировой судья не только нарушил публичные интересы, но и допустил нарушение единства судебной практики, поскольку решение противоречит правовой позиции Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ, изложенной в судебном Определении от 3 августа 2005 г. по делу N 58-Г05-21. Согласно этой позиции по смыслу ст. 129, 133 ТК РФ, в редакции, действовавшей до 6 октября 2006 г., понятия «минимальный размер оплаты труда» и «тарифная ставка» различны и повышение минимального размера оплаты труда федеральным законом не является обязательным основанием для одновременного повышения тарифных ставок (окладов) работников государственных учреждений субъектов РФ органами государственной власти субъекта РФ.

При рассмотрении данного дела в судах первой и второй инстанций баланс интересов был нарушен в пользу частноправовых интересов.

В чем же заключается нарушение публичных интересов в указанном деле?

«Интерес» в переводе с латинского языка означает «имеет значение», «важно». В социологии этот термин понимается как реальная причина социальных действий, лежащая в основе непосредственных мотивов индивидов, социальных групп.

В основе трудовой деятельности как социальной деятельности индивида (частный интерес) лежит заинтересованность в получении вознаграждения. Вознаграждение за труд (в большинстве случаев это единственный доход работника) расходуется на удовлетворение его потребностей. Общество как совокупность индивидов заинтересовано в получении вознаграждения ее членов и в государственной защите этого интереса.

Государство установило в ст. 21 ТК РФ право работника на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, сложностью труда, количеством выполненной работы.

Данная норма выражает интересы каждого работника и воспроизводит интерес общества в целом. Свидетельством этого утверждения может служить не только то, что государство, санкционируя перечисленные права работника, гарантирует их защиту, но и воспроизведение этого всеобщего интереса в Европейской социальной хартии (п. 4 ст. 1, ст. 4) и документах Международной организации труда по вопросам оплаты труда.

Интересы работодателя направлены на соблюдение своих прав, которые не всегда совпадают с интересами работника.

Для обеспечения интересов работника и работодателя государство устанавливает правовое регулирование трудовых отношений. Интересы работника и работодателя согласовываются на основе принципов правового регулирования трудовых и иных отношений, непосредственно с ними связанных. Государственные интересы прослеживаются в принципах, лежащих в основе правового регулирования трудовых отношений. К интересам государства в сфере трудового законодательства, помимо тех, которые возникают из задач трудового законодательства, можно отнести реализацию публичных и частноправовых интересов.

Не следует упускать из виду и то обстоятельство, что государство выступает не только регулятором трудовых отношений, но и работодателем. Государство, предусматривая в законах особые условия прохождения государственной службы и вознаграждения за исполнение служебных обязанностей по заранее установленной тарифной системе за счет средств федерального бюджета, выступает как публичный орган, выражающий общие интересы. Качество, в котором выступает государство, когда согласовывает частноправовые и публично-правовые интересы, подчеркивал КС РФ в Постановлении от 15 июля 2009 г. N 13-П. Европейский суд по правам человека в Постановлении по жалобе Ицлаев против России от 9 октября 2009 г. отметил, что трудовые споры между властями и государственными служащими, чьи обязанности олицетворяют деятельность государственной службы, поскольку последние выступают в качестве представителей органов государственной власти, ответственных за защиту общих интересов государства, не являются гражданскими и исключены из сферы действия п. 1 ст. 6 Конвенции. Однако применительно к данному делу требования о выплате заработной платы Ицлаеву как главе администрации села составляют гражданские права в смысле ст. 6 Конвенции, поскольку российским законодательством предусмотрено право подачи такого искового заявления.

Изложенная позиция Европейского суда по правам человека подтверждает, что область государственной службы находится за рамками гражданских прав ввиду осуществления особых функций, а в случае распространения государством гарантий защиты на данный вид деятельности ее правовое регулирование может содержать оправданные изъятия. К числу таких особенностей правового регулирования относится тарифная система выплаты вознаграждения за осуществление данного рода деятельности. Европейский суд по правам человека в Постановлении по жалобе Шестаков против России от 18 июня 2002 г. заявил, что уважает решение законодателя относительно того, что является публичным интересом. Воспроизводя в законе какое-либо положение относительно прав и законных интересов каждого, законодатель, по сути, устанавливает баланс интересов. Стремление к достижению этого баланса отражено в структуре ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. в целом, и в частности в ее пункте 2, гласящем, что каждое «лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов». В рассматриваемом примере судебной практики восстановление справедливости посредством судебного разбирательства, в результате которого был восстановлен баланс частных и публичных интересов, соответствовало принципам международного права и нормам российского законодательства.

Государственные интересы применительно к рассмотренному выше делу заключаются в обеспечении равенства прав и возможностей работников — государственных служащих, в обеспечении их справедливой заработной платой, установленной федеральным законом. Эти принципы перекликаются с обязанностью работодателя обеспечить работникам равную оплату за труд равной ценности.

Следовательно, интересы государства и работодателя в обеспечении работников равной справедливой оплатой за труд равной ценности совпадают. Общественные интересы в данном случае также нацелены на соблюдение равноправия в вопросе оплаты труда. Однако здесь акцент сделан на справедливость оплаты труда. Общество заинтересовано в справедливом, равном распределении ограниченных ресурсов и благ. Поэтому, на мой взгляд, понятие «публичный интерес», под которым принято понимать «в публичном праве признанный государством и обеспеченный правом интерес социальной общности, удовлетворение которого служит условием и гарантией ее существования и развития» <2>, наиболее точно отражает целевую направленность интереса общества и, следовательно, вектор повышенного внимания каждого. Ограниченность материальных благ обусловливает повышенное внимание каждого к их распределению. Сбалансированность федерального бюджета обеспечивает выполнение государством своих обязательств перед гражданами и обществом. Нарушение сбалансированности федерального бюджета чревато созданием ситуации, когда обеспечение прав граждан и общества будет затруднительно. Примером этого может служить социальная напряженность в некоторых странах Европы, не способных выполнять ряд социальных программ в условиях дефицита государственного бюджета в период экономического кризиса.

———————————

<2> Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия. 5-е изд., доп. и перераб. / Под ред. М.Ю. Тихомирова. М., 2002. С. 726.

Повышение стоимости благ вызывает заинтересованность работника в получении вознаграждения за труд в большем размере, которое обеспечило бы ему удовлетворение его потребностей. В данном случае работник из числа гражданского персонала воинской части, получая заработную плату по заранее установленной тарифной системе за счет средств федерального бюджета, полагал, что размер заработной платы должен был быть увеличен в связи с изменением минимального размера оплаты труда. Однако в период времени, к которому относится спор, не было нормы, устанавливающей обязанность повышения тарифных ставок в связи с повышением минимального размера оплаты труда. Такое положение было введено Федеральным законом от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ.

Следовательно, не было основания для увеличения заработной платы истицы с 1 января 2005 г. по 30 апреля 2006 г.

Обязанность войсковой части как работодателя по выплате заработной платы работнику тесно связана с бюджетным финансированием и целевым расходованием бюджетных средств. Возложение на войсковую часть обязанности по выплате заработной платы, исчисляемой без учета единых правил и норм трудового законодательства, в большем размере, чем предусмотрено трудовым договором и законом, влечет перерасход бюджетных средств, предназначенных для оплаты труда работников. Перерасход бюджетных средств, предназначенных на оплату труда, нарушает публичные интересы в сфере бюджетного и трудового законодательства.

Интересы работодателя, государства и общества в данном случае совпадают, поскольку направлены на целевое расходование бюджетных средств, предназначенных на оплату труда, на выполнение бюджетных обязательств в пределах установленных законом лимитов и на обеспечение равной оплаты за труд равной ценности. Учет (частного) интереса государственных служащих в получении обусловленного договором и федеральным законом вознаграждения осуществляется при формировании бюджетной сметы — документа, устанавливающего расходы бюджетных обязательств бюджетного учреждения в соответствующем финансовом году.

Общественный и государственный интересы в бюджетных отношениях также совпадают. Общественный интерес при этом заключается в соблюдении социальной справедливости, а именно в недопущении неравного подхода в вопросе исчисления заработной платы работникам за труд равной ценности.

Решение мирового судьи, ошибочно удовлетворившего исковые требования, возложило на войсковую часть обязанность по выплате истице заработной платы в повышенном размере, который не предусмотрен договором и федеральным законом, что повлекло нарушение публичных интересов в сфере трудовых и бюджетных отношений.

Вывод о том, что незаконное расходование бюджетных средств нарушает публичные интересы, следует также из разъяснения ВС РФ по вопросу права прокурора обращаться в суд с заявлением в защиту интересов внебюджетных фондов (Пенсионного фонда, Фонда обязательного медицинского страхования) <3>. В нем приводится обоснование права прокурора обратиться в суд в защиту интересов РФ в случае нарушения ее имущественных и иных прав в соответствии с ч. 1 ст. 45 ГПК РФ. «Поскольку собственником средств, направляемых в Пенсионный фонд России, является государство, то на основании ч. 1 ст. 45 ГПК прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту его нарушенных имущественных прав и иных прав и законных интересов.

———————————

<3> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2004 г. // БВС РФ. 2004. N 11. С. 27.

Исходя из этого, в случае, если гражданином была незаконно получена пенсия, суд возбуждает гражданское дело по заявлению прокурора, предъявленному в интересах Пенсионного фонда, собственником средств которого является Российская Федерация» <4>.

———————————

<4> Кнышев В.П., Потапенко С.В., Горохов Б.А. Практика применения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации: Практ. пособие / Под ред. В.М. Жуйкова. М., 2006. С. 165.

Из приведенного разъяснения следует, что интерес (имущественный) РФ предопределяется принадлежностью денежных средств, поступающих в соответствующие внебюджетные фонды.

На незаконное взыскание денежных средств с организации, финансируемой из федерального бюджета, как на нарушение публичных интересов обращал внимание ВС РФ в своем комментарии к рассматриваемому Постановлению от 24 июня 2009 г. N 25пв09, опубликованному в официальном издании «Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации» <5>.

———————————

<5> БВС РФ. 2010. N 1. С. 14.

Публичный интерес в данном случае также заключается в получении государственными служащими вознаграждения в предусмотренном законом размере за исполнение одних и тех же служебных обязанностей. Нарушение равенства в вопросе оплаты вознаграждения нарушает принцип равенства всех перед законом, воспроизведенный в ст. 19 Конституции РФ. Принцип равенства подразумевает отсутствие у любого индивида каких-либо привилегий перед другими.

Названный принцип находится в тесной взаимосвязи с другим конституционным принципом о том, что осуществление прав человека не должно нарушать права других лиц. Часть 3 ст. 17 Конституции РФ воспроизводит принцип соблюдения баланса частноправовых и публичных интересов, защита которых — обязанность государства. Как справедливо замечено, данный принцип «призван обеспечить нормальную жизнедеятельность общества и каждого человека» <6>.

———————————

<6> Конституция Российской Федерации: Науч.-практ. комментарий / Под ред. Б.Н. Топорнина. М., 1997. С. 171 (автор Комментария — В.А. Карташкин).

Паритетная реализация частноправовых и публичных интересов в материальном праве предполагает равную судебную защиту. Статья 2 ГПК РФ предусматривает в качестве задачи гражданского судопроизводства защиту прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов РФ и ее субъектов, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений.

Согласно п. 1 ч. 2 ст. 377 ГПК РФ вступившие в законную силу судебные постановления мировых судей могут быть проверены в президиуме областного и соответствующего ему суда. Президиум областного и другого соответствующего ему суда проверяет законность обжалуемых судебных постановлений на предмет выявления нарушений, которые являются основанием для отмены (изменения) вступивших в законную силу судебных постановлений в суде надзорной инстанции. Статья 387 ГПК РФ в качестве оснований для отмены (изменения) судебных постановлений в порядке надзора называет нарушения норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Следовательно, ГПК РФ устанавливает проверку судебных постановлений по делам, подсудным мировым судьям, лишь в одной надзорной инстанции — президиуме областного и другого соответствующего суда. Эта проверка осуществляется в целях защиты частноправовых и публичных интересов.

Вступившие в законную силу судебные постановления по делам, подсудным мировым судьям, могут быть проверены в Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ, если они были изменены в президиуме областного и другого соответствующего ему суда, в частности, когда надзорная инстанция областного суда внесла изменения в судебные постановления мирового судьи или вынесла новое решение либо когда определения об оставлении судебных постановлений без изменения вынесены с существенным нарушением норм процессуального права, ввиду чего они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в соответствующий президиум <7>. В противном случае проверка Судебной коллегией ВС РФ судебных постановлений по делам, подсудным мировым судьям, исключена.

———————————

<7> См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за III квартал 2003 г. // БВС РФ. 2004. N 3. С. 25 — 26.

Согласно ч. 1 ст. 389 ГПК РФ в целях обеспечения единства судебной практики Председатель ВС РФ или его заместитель вправе по жалобе заинтересованных лиц или по представлению прокурора внести в Президиум ВС РФ представление о пересмотре в порядке надзора судебных постановлений, нарушающих права, свободы или законные интересы неопределенного круга лиц, иные публичные интересы, либо пересмотре принятых с нарушением правил подведомственности или подсудности.

Приведенное положение не только устанавливает цель надзорной проверки — обеспечение единства судебной практики, но и указывает, что объект проверки — судебные постановления, а также то, что они нарушают права, свободы или законные интересы неопределенного круга лиц, иные публичные интересы. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что ч. 1 ст. 389 ГПК РФ, указывающая цель проведения проверки Президиумом ВС РФ, а также, чьи права и законные интересы нарушены, не устанавливает, какие судебные постановления подлежат проверке в порядке надзора. Исходя из цели проведения такой проверки, можно предположить, что надзор за соблюдением единства судебной практики распространяется на судебные постановления мировых судей.

Данный вывод согласуется с позицией КС РФ, изложенной в Постановлении от 5 февраля 2007 г. N 2-П, в соответствии с которой в целях обеспечения единства судебной практики не исключается проверка судебных постановлений по делам, подсудным мировым судьям, в порядке ст. 389 ГПК РФ <8>. Следует отметить, что проверка Президиумом ВС РФ судебных постановлений по делам, подсудным мировым судьям, осуществлялась с момента введения в действие ГПК РФ <9>.

———————————

<8> РГ. 2007. 14 февр.

<9> См.: Постановление Президиума ВС РФ от 23 ноября 2005 г. N 252пв05 // БВС РФ. 2006. N 7. С. 1; Постановление Президиума ВС РФ от 1 августа 2007 г. N 13пв06 // БВС РФ. 2008. N 1. С. 13.

Ввиду того что определением судьи надзорной инстанции Вологодского областного суда было отказано в истребовании дела, иного способа исправления судебной ошибки, допущенной мировым судьей и апелляционной инстанцией, кроме как проверка обжалуемых судебных постановлений в порядке ст. 389 ГПК РФ, нет.

Из вышесказанного следует, что проверка судебных постановлений в порядке ст. 389 ГПК РФ имеет следующие задачи: 1) обеспечение судебной защиты частноправовых и публичных интересов, воспроизведенных в нормах материального права; 2) обеспечение частноправовых и публичных интересов, установленных в нормах процессуального права, и 3) обеспечение единства судебной практики, что является конституционной задачей ВС РФ как высшего судебного органа в системе судов общей юрисдикции.

Таким образом, независимо от того, избран ли путь защиты публичных интересов посредством обращения с надзорной жалобой, представлением в президиум областного и другого соответствующего ему суда либо в Президиум ВС РФ в порядке ст. 389 ГПК РФ, гражданское судопроизводство гарантирует их защиту.

Право на обращение в суд в защиту частноправовых и публичных интересов в гражданском процессе осуществляется посредством подачи заявления. Для инициирования надзорного производства лицу, указанному в ч. 1 и 3 ст. 376 ГПК РФ, необходимо подать надзорную жалобу либо представление в суд надзорной инстанции.

Обращение войсковой части с надзорной жалобой, содержащей просьбу проверить решение мирового судьи и апелляционное определение в порядке ст. 389 ГПК РФ, является важным шагом для реализации судебной защиты публичных интересов на стадии производства в суде надзорной инстанции.

Лица, указанные в ч. 1 и 3 ст. 376 ГПК РФ, в своем обращении должны указать, какими судебными постановлениями нарушаются публичные интересы и в чем именно состоит это нарушение. При этом, исходя из содержания ст. 387 ГПК РФ, в своем прошении лицо также должно указать, каким законом (его статьей) охраняются публичные интересы.

Следует иметь в виду, что государством гарантируется судебная защита только охраняемых законом интересов, именуемых в российском законодательстве законными интересами. Интересы, которые находятся за рамками закона, как в случае разницы денежного вознаграждения между ошибочно назначенным и предусмотренным законом размером, не подпадают под защиту государства и, следовательно, не являются законными интересами.

Ввиду того, что проверка в порядке ст. 389 ГПК РФ осуществляется Президиумом ВС РФ в целях соблюдения единства судебной практики, в надзорной жалобе (представлении прокурора) также должно содержаться указание на то, в чем состоит нарушение единства судебной практики обжалуемыми судебными постановлениями, и обоснование этого довода.

Соблюдение этих требований ГПК РФ при составлении надзорной жалобы (представления прокурора) является необходимым условием для защиты законных интересов, соблюдения баланса частноправовых и публичных интересов. Перечисленные сведения важны, поскольку определяют предмет проверки и ее пределы.

Согласно ч. 1.1 ст. 390 ГПК РФ при рассмотрении дела в надзорном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов надзорной жалобы или представления прокурора. Данная норма устанавливает общее правило рассмотрения дела в суде надзорной инстанции, однако ч. 1 ст. 389 и ч. 2 ст. 378 ГПК РФ указывают на то, что Президиум ВС РФ проверяет правильность применения и толкования норм права нижестоящими судами, которая оценивается также с точки зрения соблюдения единства судебной практики. На важность соблюдения приведенного положения Кодекса обращал внимание ВС РФ в Постановлении Пленума от 12 февраля 2008 г. N 2 (п. 7).

Европейский суд по правам человека при оценке справедливости судебного процесса в российских судах и надлежащего применения надзорной процедуры, в результате которой отменяется вступившее в законную силу и подлежащее исполнению судебное решение, исследовал вопрос о соблюдении баланса интересов. Так, в Постановлении от 10 апреля 2008 г. по жалобе Лучкина против России Европейский суд по правам человека, констатируя нарушение ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., указал: «Не было заявлено в суде надзорной инстанции, что в ходе предыдущих судебных процессов были допущены фундаментальные нарушения», однако вступившие в законную силу судебные постановления были отменены в надзорном порядке.

Войсковая часть в надзорной жалобе заявила о нарушении единства судебной практики по вопросу исчисления заработной платы и просила проверить правильность толкования нижестоящими судами норм трудового законодательства. Из ста исков к войсковой части по пятидесяти из них в результате неправильного разрешения дел из федерального бюджета будет необоснованно удержано более 1,5 млн. рублей. Просьба войсковой части обоснована позицией Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ, изложенной в Определении от 3 августа 2005 г. N 58-Г05-21.

Следующим этапом в реализации судебной защиты на данной стадии процесса является оценка и признание судом надзорной инстанции указанных в надзорной жалобе (представлении прокурора) нарушений существенными. Здесь следует оговориться, что такая оценка и признание происходят, по сути, дважды: первый раз, когда должностное лицо — Председатель ВС РФ (и его заместитель) изучает жалобу (представление прокурора) и принимает волевое решение о внесении представления в порядке ст. 389 ГПК РФ, а второй — при рассмотрении жалобы с истребованным делом в Президиуме ВС РФ.

Пленум ВС РФ в п. 6 Постановления от 12 февраля 2008 г. N 2 «О применении норм Гражданского процессуального законодательства в суде надзорной инстанции в связи с принятием и введением в действие Федерального закона от 4 декабря 2007 года N 330-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» обратил внимание судов общей юрисдикции на ограничение числа оснований для отмены судебных постановлений в порядке надзора, указав, что не всякое нарушение норм материального и процессуального права из числа указанных в ст. 363 и 364 ГПК РФ повлияло на исход дела, а лишь те, которые имели место в ходе предшествующего разбирательства.

Исходя из содержания ст. 387 и ч. 1 ст. 389 ГПК РФ, суд надзорной инстанции должен прийти к выводу о том, что без отмены (изменения) обжалуемых судебных постановлений невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. При рассмотрении надзорной жалобы войсковой части с истребованным делом Президиум ВС РФ пришел к таким выводам и указал их в постановлении.

При этом важно наличие в мотивировочной части судебного постановления суда надзорной инстанции вывода о том, что отмена или изменение обжалуемых судебных постановлений будет максимально способствовать достижению баланса частноправовых и публичных интересов.

В случае если указанные в надзорной жалобе (представлении прокурора) нарушения не являются существенными в смысле ст. 387 ГПК РФ и обжалуемые судебные постановления не нарушают единства судебной практики, полномочия суда надзорной инстанции по отмене или изменению обжалуемых судебных постановлений не могут быть реализованы. В ином случае это не соответствовало бы требованиям справедливого судебного разбирательства в смысле ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и ст. 1 Протокола N 1 к этой Конвенции, поскольку отмена вступившего в законную силу судебного решения привела бы к возобновлению производства по делу, что могло создать правовую неопределенность, нарушив баланс интересов в деле.

Правильное и единообразное толкование норм материального права имеет существенное значение при разрешении аналогичных споров в судах, ориентирует на принятие судами законных решений, исключающих необоснованное взыскание денежных средств с государственных учреждений, финансируемых из федерального бюджета, и вышеизложенный вывод Президиума ВС РФ обосновывает отмену вступивших в законную силу решения мирового судьи и определение суда апелляционной инстанции в целях обеспечения единства судебной практики. Обеспечение единства применения и толкования норм права при разрешении аналогичных дел является аспектом соблюдения публичного интереса, заключающегося в единообразном применении принципов правосудия, правил судопроизводства и материального права.

Библиографический список

Кнышев В.П., Потапенко С.В., Горохов Б.А. Практика применения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации: Практ. пособие / Под ред. В.М. Жуйкова. М., 2006.

Конституция Российской Федерации: Науч.-практ. комментарий / Под ред. Б.Н. Топорнина. М., 1997.

Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия. 5-е изд., доп. и перераб. / Под ред. М.Ю. Тихомирова. М., 2002.