Новые положения законодательства об исполнительном производстве

04-03-19 admin 0 comment

Гладышев С.И.
Журнал российского права, 1998.


Гладышев Сергей Иванович — ведущий юрисконсульт Юридического управления Внешэкономбанка.

Происходящие в стране экономические преобразования, переход к рыночной форме хозяйствования предопределили насущную необходимость в судебной реформе, одним из частных вопросов которой явилась проблема невозможности эффективного принудительного исполнения судебных актов и актов других органов. Низкий уровень исполнения судебных решений уже давно является тревожным симптомом тяжелого недуга правоисполнительной структуры. Ее несовершенство не так сильно было заметно в период существования командно — административной системы, когда можно было обратиться за содействием в партийные или вышестоящие хозяйственные структуры. В настоящее время основная часть решений по гражданским делам судов общей юрисдикции и решения арбитражных судов исполняются с большим трудом.

Механизм принудительного исполнения судебных решений формировался в иных условиях и по своей природе не был рассчитан на реальное обращение взыскания на имущество юридических и физических лиц по долговым обязательствам. Исполнение судебных решений — заключительный этап защиты нарушенных прав и интересов. Реализация юрисдикционного акта и есть в большинстве случаев тот результат, по которому можно судить об эффективности правоприменительной деятельности. Тем самым, неисполнение решений судов делает бессмысленным их вынесение и, следовательно, саму судебную деятельность по гражданским делам, что, по существу, означает отказ в государственной защите прав граждан и организаций.

Принимая во внимание, что увеличение эффективности исполнения судебных решений может привести к увеличению притока платежей в бюджет, в 1995 г. Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в порядке законодательной инициативы внесли в Государственную Думу проекты Федеральных законов «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах», разработанных с участием Министерства юстиции РФ. 21 июля 1997 года Президентом РФ были подписаны Федеральные законы «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах», которые вступили в силу с 6 ноября 1997 года. Тем самым, с принятием названных Законов исполнительное производство перестает регулироваться ГПК (проект нового ГПК не содержит положений об исполнительном производстве) и суды освобождаются от не свойственных им функций исполнения собственных решений, а тем более постановлений несудебных органов.

Однако следует заметить, что, несмотря на принятие и вступление в силу Закона «Об исполнительном производстве», гл. 38 ГПК РСФСР до настоящего момента официально не отменена и тем самым формально вступает в противоречие с нормами указанного Закона.

Прежде чем приступить к рассмотрению положений Закона «Об исполнительном производстве» (в дальнейшем именуется Закон), касающихся института, регулирующего порядок обращения взыскания на имущество должника, следует сразу оговориться, что изложенный ниже комментарий рассчитан на совершение исполнительного производства в отношении должника — юридического лица, и поэтому будут рассматриваться те нормы и положения Закона, которые в большей степени соответствуют выбранной теме.

Наиболее эффективным способом реализации судебного решения является добровольное исполнение его должником, однако в случае если должник не исполняет предписание судебного акта добровольно, к нему могут быть применены меры принудительного исполнения. Применение подобных мер возможно при наличии предусмотренных законом оснований (ст. 44 Закона), а именно:

предъявление в установленном федеральным законом надлежащим образом оформленного исполнительного документа; принятие судебным приставом — исполнителем постановления о возбуждении исполнительного производства; истечение срока, установленного судебным приставом — исполнителем для добровольного исполнения.

Сами по себе меры принудительного исполнения представляют собой различные виды обращения взыскания на имущество должника. Термин «имущество» является родовым и согласно ст. 128 ГК включает в себя не только вещи, но также деньги, ценные бумаги и имущественные права. Наиболее употребительной мерой принудительного исполнения является обращение взыскания на имущество должника, поэтому именно этой мере мы уделим наибольшее внимание. Положения о порядке обращения взыскания на имущество должника, об аресте и реализации данного имущества содержатся в главах 4 и 5 Закона, причем глава 5 является специальной (применяется, если должником является организация) и имеет приоритетный характер по отношению к главе 4, включающей в себя общие положения.

Понятие «обращение взыскания на имущество» имеет широкое значение и согласно ст. 46 Закона включает в себя арест (опись), изъятие и принудительную реализацию имущества (с целью получения его денежного эквивалента). Арест имущества должника в соответствии со ст. 51 Закона включает опись имущества, объявление запрета распоряжаться им, а при необходимости — ограничение права пользования имуществом, его изъятие или передача на хранение. Виды, объемы и сроки ограничения определяются судебным приставом — исполнителем в каждом конкретном случае с учетом свойств имущества, значимости его для собственника или владельца, хозяйственного, бытового или иного использования и других факторов. Случаи применения ареста строго регламентированы и перечислены в Законе (ст. 51). Арест применяется:

для обеспечения сохранности имущества должника, которое подлежит последующей передаче взыскателю или дальнейшей реализации (при наличии постановления судебного пристава — исполнителя об открытии исполнительного производства); при исполнении судебного акта о конфискации имущества должника; при исполнении определения суда о наложении ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или у других лиц.

Статья 59 Закона разъясняет, что входит в понятие «имущество» должника — организации, а также в каком порядке накладывается арест и осуществляется реализация этого имущества. В статье 59 прямо говорится о трех очередях. К четвертой очереди согласно ст. 49 Закона можно отнести заложенное должником имущество, взыскание на которое может быть обращено при недостаточности у должника иного имущества (то есть если не хватило свободного от обременения имущества, указанного в первых трех очередях) с соблюдением установленных гражданским законодательством прав залогодержателя. При этом залогодержатель, оставивший за собой заложенное имущество, обязан удовлетворить требования кредиторов, пользующиеся преимуществом перед его требованием, из стоимости заложенного имущества в размере, не превышающим стоимости этого имущества. Статья 46 предусматривает предельный размер и объем взыскания, который определяется в соответствии с размером и объемом, необходимым для исполнения исполнительного документа с учетом взыскания исполнительного сбора и расходов по совершению исполнительных действий. Закон подробно регламентирует, на какое имущество должника взыскание налагается в приоритетном порядке.

Итак, в силу сложившейся практики в составе имущества, отнесенного статьей 59 Закона к первой очереди, взыскание по исполнительным документам прежде всего обращается на денежные средства должника в рублях и иностранной валюте и иные ценности (например, ценные бумаги), в том числе находящиеся в банке (ст. 46 Закона). При этом в соответствии со ст. 57 Закона наличные денежные средства в рублях и иностранной валюте, хранящиеся в сейфах кассы должника и находящиеся в изолированном помещении этой кассы или иных помещениях, подлежат изъятию немедленно по их обнаружении. Изъятые денежные средства в рублях в тот же день сдаются в банк для перечисления на счет взыскателя в размере долга, на счет внебюджетного фонда развития исполнительного производства в размере суммы исполнительского сбора, для зачисления в бюджеты всех уровней, а оставшиеся средства, предназначенные для покрытия расходов по совершению исполнительных действий, вносятся на депозитный счет подразделения судебных приставов — исполнителей. В том же порядке распределяются средства, полученные от продажи валюты должника, при взыскании задолженности в рублях (ст. 47 Закона).

Изъятые наличные денежные средства в иностранной валюте согласно ст. 47 Закона судебный пристав — исполнитель не позднее следующего дня после дня изъятия сдает для продажи в банк, имеющий право продажи иностранной валюты на внутреннем валютном рынке Российской Федерации. Обязательному изъятию в силу ст. 51 Закона, помимо денежных средств в рублях и иностранной валюте, подлежат драгоценные металлы и драгоценные камни, ювелирные и другие изделия из золота, серебра, платины и металлов платиновой группы, драгоценных камней и жемчуга, а также лом и отдельные части таких изделий. После изъятия наличных денежных средств, если их удалось выявить у должника, судебный пристав принимает меры по наложению ареста на денежные средства, находящиеся на счетах и во вкладах в банках (ст. 57 Закона).

При отсутствии у должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя, взыскание обращается на денежные средства должника в валюте. Сумма задолженности может быть рассчитана по курсу ЦБ РФ на момент наложения ареста на денежные средства должника. Если у судебного пристава — исполнителя нет сведений о наличии или отсутствии у должника денежных средств и иных ценностей, то он обращается с запросом в налоговые органы, которые обязаны дать ответ в 3-дневный срок (ст. 46 Закона).

Следует подчеркнуть, что порядок обращения взыскания на денежные средства должника, изложенный в главах 4 и 5 Закона, применяется только при обращении в банк судебного пристава — исполнителя, но никак не взыскателя. Поэтому, если обращение взыскания на денежные средства на счете должника в банке осуществляется по требованию судебного пристава — исполнителя, то здесь неважно, взыскиваются ли по исполнительному листу рубли или валюта; в этом случае Закон предписывает накладывать арест на денежные средства вообще, однако в размере, достаточном для удовлетворения требования взыскателя.

Если исполнительный документ поступил в банк должника от взыскателя, то банк будет производить взыскание либо в рублях, либо в конкретной валюте, указанной в исполнительном документе. Нередко имеет место ситуация, когда в банк поступает исполнительный документ на взыскание денежной суммы, например, в немецких марках. А в данном банке, предположим, должник имеет как расчетный рублевый, так и несколько валютных счетов, причем на всех счетах находятся крупные суммы денежных средств, за исключением валютного счета в немецких марках, остаток по которому — ноль. В этом случае банк возвращает исполнительный документ с отметкой о невозможности полного или частичного исполнения вследствие отсутствия денежных средств, хотя в реальности совокупной суммы денежных средств должника с лихвой хватило бы на погашение задолженности. Самостоятельно или по указанию взыскателя (хотя бы взыскатель и знал о наличии у должника денежных средств в иной валюте) банк произвести перерасчет из одной валюты в другую не может. Почему? Потому что банк или иная кредитная организация согласно ст. 5 Закона не являются органами принудительного исполнения. Такая прерогатива предоставлена Законом исключительно судебному приставу — исполнителю.

В данной ситуации взыскатель может изменить порядок исполнения в соответствии со ст. 355 ГПК РСФСР, ст. 205 АПК, к примеру, с взыскания задолженности в одной валюте на взыскание в другой валюте или рублях (при этом следует помнить, что изменение порядка исполнения не является основанием для перерыва срока исполнительной давности). Однако и это не дает ему полной гарантии хотя бы потому, что, во-первых, законодательство не ограничивает организации в количестве открываемых счетов, а во-вторых, должник может произвести конвертацию денежных средств в иную «безопасную» от взыскания валюту. Следует добавить, что банки нередко предупреждают своих клиентов о поступлении инкассового поручения и исполнительного листа с тем, чтобы должник успел изменить номер счета или конвертировать денежные средства. Поэтому после неудачной погони за счетами должника взыскателю остается только обратиться к судебному приставу — исполнителю.

Также имеют место другие случаи, когда изыскатель обращается в банк с просьбой указать реквизиты необходимого счета должника для предъявления к данному счету инкассового поручения по исполнительному документу. В этих случаях банку следует руководствоваться ст. 857 ГК, предписывающей ему предоставлять сведения, составляющие банковскую тайну, только самим клиентам или их представителям. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и в порядке, предусмотренных законом. Взыскатель же может получить сведения об имеющихся у должника денежных средствах и иных ценностях, находящихся на счетах в банках, обратившись с запросом в налоговую инспекцию по месту нахождения должника. Статья 46 Закона ему такую возможность предоставляет. Однако это вовсе не означает, что взыскатель обязан ею воспользоваться. Ранее имел место иной порядок обращения взыскания на имущество должника, по которому взыскание производилось после получения взыскателем отметки банка, обслуживающего счет должника, о недостаточности денежных средств должника для удовлетворения требований взыскателя. Отметка банка служила доказательством соблюдения взыскателем указанного порядка. При отсутствии данного доказательства изыскатель не вправе был обратиться к судебному приставу — исполнителю для наложения взыскания на имущество должника (п. 2 Временного положения о порядке обращения взыскания на имущество организаций, утвержденного Указом Президента РФ от 14.02.96). Теперь же в случае если взыскатель не смог самостоятельно найти должника и его имущество, то согласно ст. 28 Закона розыск должника и его имущества может проводиться через службу судебных приставов — исполнителей.

Нельзя также оставить без внимания другой случай, когда судебный пристав — исполнитель возвращает взыскателю исполнительный документ с указанием, что исполнительное производство не может быть проведено в связи с тем, что исполнительный документ предусматривает взыскание задолженности в иностранной валюте, а все исчисления и расчеты на территории Российской Федерации производятся в рублях. В соответствии со ст. 140, 317 ГК использование иностранной валюты, а также платежных документов в иностранной валюте при осуществлении расчетов на территории Российской Федерации по обязательствам допускается в случаях, в порядке и на условиях, определенных законом или в установленном им порядке. Письмом Государственного арбитража СССР N С-13/ОП-107 от 04.09.90 «О предъявлении и рассмотрении претензий и исков в иностранной валюте» предусмотрено: при предъявлении предприятием, учреждением, организацией претензии и иска в иностранной валюте сумма претензии и цена иска определяется в той валюте, в которой производились или должны были быть произведены расчеты между сторонами; в решениях государственного арбитража в удовлетворении предъявленных в иностранной валюте исков и в выданных согласно этим решениям приказах арбитража предусматривается взыскание соответствующей суммы в иностранной валюте и государственной пошлины в рублях.

Таким образом, если в конкретном случае исполнение обязательства в валюте не противоречит законодательству, как это имеет место, например, с Внешэкономбанком, устав которого (утвержденный постановлением Совета Министров СССР) предусматривает предоставление Банком кредитов в иностранной валюте, то нет оснований для прекращения исполнительного производства. Более того, следует учитывать, что исполнительный документ, по которому взыскание не производилось или произведено частично, возвращается взыскателю по основаниям, предусмотренным ст. 26 Закона. Перечень, указанный в ст. 26, не включает в себя основание, которое мы привели в качестве примера. Однако судебная практика исходит из противоположного, и поэтому во избежание нежелательных затруднений в решении суда следует указывать рублевый эквивалент присужденной суммы в иностранной валюте (хотя из-за имеющей место инфляции это крайне невыгодно для взыскателя) или изменять способ и порядок исполнения решения.

Согласно ст. 47 Закона в случае взыскания задолженности в рублях при аресте денежных средств должника в иностранной валюте, находящихся на хранении на счетах и во вкладах в банке, который имеет право продажи иностранной валюты на внутреннем российском валютном рынке, судебный пристав — исполнитель своим постановлением обязывает этот банк осуществить продажу валюты в размере, необходимом для исполнения. Если же данный банк не обладает правом продажи валюты, то судебный пристав — исполнитель обязывает его перевести необходимую для взыскания сумму в банк, подобным правом обладающий. Данные постановления судебного пристава — исполнителя должны быть исполнены банком в семидневный срок со дня их поступления. Копии постановлений направляются сторонам, которые могут обжаловать эти постановления в суде по месту проведения исполнения в 10-дневный срок.

При отсутствии у должника денежных средств, достаточных для погашения задолженности, взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее должнику на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления (за исключением имущества, изъятого из оборота или ограниченного в обороте), независимо от того, где и в чьем фактическом пользовании оно находится. К этому имуществу могут быть применены меры принудительного исполнения (ст. 58 Закона). Следует, однако, добавить, что в соответствии со ст. 56, 120 ГК учреждение (владеющее имуществом собственника на праве оперативного управления — ст. 296 ГК) отвечает по своим обязательствам лишь находящимися в его распоряжении денежными средствами. При недостаточности имеющихся у учреждения денежных средств субсидиарную ответственность по его обязательствам несет собственник соответствующего имущества, то есть государство или муниципальное образование.

В случае ареста судебным приставом — исполнителем принадлежащего должнику имущества третьей очереди он согласно ст. 60 Закона в трехдневный срок после осуществления ареста направляет в Федеральное управление по делам о несостоятельности (банкротстве) при Государственном комитете Российской Федерации по управлению государственным имуществом уведомление о произведенном аресте имущества должника с приложением сведений о составе и стоимости имущества, на которое наложен арест, а также о сумме требований взыскателя. Копия указанного уведомления направляется в налоговый орган, контролирующий осуществление должником платежей в бюджеты всех уровней и государственные бюджетные фонды. Несоблюдение данного порядка, а именно уведомления Федерального управления о несостоятельности (банкротстве) произведенных судебным приставом — исполнителем действиях, ведет к прямому нарушению последним прав должника (например, у должника могут быть задолженности по заработной плате или иным платежам перед взыскателями первой очереди) или взыскателя, что является основанием для признания судом действий судебного пристава — исполнителя неправомерными и, соответственно, для отмены ареста и признания договора купли — продажи имущества должника ничтожным в порядке ст. 168 ГК.

По предложению Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве) при Госкомитете РФ по управлению госимуществом судебный пристав — исполнитель может за счет средств фонда развития исполнительного производства опубликовать в печати сообщение об обращении взыскания на имущество должника — организации. Получив от Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве) уведомление об осуществлении управлением действий по возбуждению в арбитражном суде производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника — организации, судебный пристав — исполнитель обращается в арбитражный суд с заявлением об отсрочке исполнения исполнительного документа до возбуждения судом производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника.

В случае возбуждения арбитражным судом производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника — организации исполнительное производство и реализация его имущества, на которое обращено взыскание, приостанавливаются до рассмотрения арбитражным судом вопроса по существу.

Арест на имущество должника согласно ст. 51 Закона налагается не позднее одного месяца со дня вручения должнику постановления о возбуждении исполнительного производства, а в необходимых случаях — одновременно с его вручением. Как было указано выше, арест имущества состоит в описи имущества, запрете распоряжаться им, а при необходимости — и ограничении права пользования имуществом, его изъятия или передачи на хранение. Нарушение запрета судебного пристава — исполнителя распоряжаться имуществом или несоблюдение ограничения права пользования имуществом должника, на которое наложен арест, влечет ответственность, предусмотренную ст. 4, 87 Закона. Изъятие арестованного имущества с передачей его для дальнейшей реализации производится в срок, установленный судебным приставом — исполнителем, по истечении пяти дней после наложения ареста. Это общее правило, из которого Законом предусмотрены исключения. В частности, при наличии конкретных обстоятельств судебный пристав — исполнитель при совершении исполнительных действий вправе одновременно с арестом имущества изъять все имущество или отдельные предметы; вещи и иное имущество, подвергающееся быстрой порче, изымаются и передаются для реализации немедленно.

При аресте имущества одновременно происходит его оценка для целей сопоставления стоимости имущества и суммы задолженности. Оценка имущества должника согласно ст. 52 Закона производится судебным приставом — исполнителем по рыночным ценам, действующим на день исполнения исполнительного документа, за исключением случаев, когда она производится по регулярным ценам. Однако, если оценка отдельных предметов представляет затруднение либо должник или взыскатель возражают против оценки, произведенной судебным приставом — исполнителем, судебный пристав — исполнитель назначает специалиста для определения стоимости имущества. В этом случае сторона, оспаривающая оценку имущества, несет расходы по назначению специалиста.

Согласно ст. 53 Закона вопрос о хранении имущества должника решается одновременно с наложением ареста. Хранителем имущества может быть как сам должник, так и третье лицо, назначенное судебным приставом — исполнителем. Необходимость назначения хранителем третьего лица возникает в случае, если есть основания предполагать возможное злоупотребление должника или его отказ от хранения. Имущество должника передается на хранение под роспись в акте ареста. Хранитель может пользоваться этим имуществом, если по свойствам имущества пользование им не ведет к его уничтожению или уменьшению его ценности. Запрет на пользование, на наш взгляд, должен быть оговорен в акте.

За хранение имущества хранитель получает соответствующее вознаграждение, ему также возмещаются понесенные расходы за вычетом фактической выгоды от использования имущества. Закон устанавливает два вида ответственности хранителя: материальную и уголовную. Материальная ответственность заключается в возмещении убытков, причиненных отчуждением, уничтожением или порчей охраняемого имущества. Основанием для уголовной ответственности является растрата, отчуждение, сокрытие или незаконная передача порученного на хранение имущества должника. В случае указанных выше манипуляций с имуществом должника судебному приставу — исполнителю необходимо подготовить акт, в котором должны быть отражены соответствующие события.

Заключительной стадией обращения взыскания на имущество должника является его реализация. В соответствии со ст. 54 Закона реализация арестованного имущества, за исключением имущества, изъятого по закону из оборота, независимо от оснований ареста и видов имущества, осуществляется путем его продажи в двухмесячный срок со дня наложения ареста, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Реализация движимого имущества производится специализированной организацией на основе заключенного с ней договора комиссии или иного договора. Продажа недвижимого имущества должника осуществляется путем проведения торгов специализированной организацией, имеющей право совершать операции с недвижимостью, на основании заявления судебного пристава — исполнителя, составленного в соответствии с требованиями ст. 62 Закона и с указанием начальной цены имущества. Было бы логичным принять в качестве минимальной начальной цены имущества цену, определенную в акте описи имущества. Организация и порядок проведения торгов осуществляется специализированной организацией согласно ст. 447 — 449 ГК. Торги согласно ст. 63 Закона должны быть проведены в двухмесячный срок со дня получения специализированной организацией соответствующей заявки судебного пристава — исполнителя.

Если имущество должника не будет реализовано в двухмесячный срок, взыскателю предоставляется право оставить это имущество за собой. В случае отказа взыскателя от имущества оно возвращается должнику, а исполнительный документ в порядке ст. 26 Закона — взыскателю. При этом необходимо учитывать, что, несмотря на предусмотренный Законом двухмесячный срок, передача взыскателю недвижимого или движимого имущества возможна только при наступлении определенных условий. В отношении движимого имущества основным является его передача специализированной организации для реализации. По прошествии двух месяцев взыскатель может требовать передачи ему нереализованного имущества должника, и здесь не имеет значения то обстоятельство: реализовывалось ли имущество специализированной организацией, и вообще предпринимала ли она какие-либо попытки в этом направлении. Несмотря на некоторую категоричность, это имеет под собой основания: Закон прямо указывает, что реализация осуществляется через специализированную организацию (уставная правоспособность такой организации должна предусматривать данный вид деятельности); в случае возникновения противоречий оспаривать правомерность передачи взыскателю непроданного имущества будет заинтересованная сторона, то есть должник.

Совершенно иначе этот вопрос решается в отношении недвижимого имущества. Недвижимое имущество должника может быть передано взыскателю только после проведения первых торгов, даже если торги были проведены с нарушением двухмесячного срока.

Статья 61 Закона предусматривает порядок обращения взыскания при реорганизации и ликвидации должника. В случае реорганизации (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) должника взыскание по исполнительным документам обращается на денежные средства и иное имущество той организации, на которую в соответствии со ст. 63, 64 ГК возложена ответственность по обязательствам должника. В случае ликвидации должника исполнительные документы направляются судебным приставом — исполнителем ликвидационной комиссии (ликвидатору) для исполнения, о чем судебный пристав — исполнитель сообщает взыскателю. Однако исполнительное производство может быть прекращено в случае недостаточности имущества ликвидируемой организации для удовлетворения требований взыскателя (ст. 23 Закона).

Распределение денежной суммы, взысканной судебным приставом — исполнителем с должника (в том числе полученной в результате реализации имущества), осуществляется согласно ст. 77 Закона в следующем порядке — по убыванию: оплачивается исполнительский сбор, погашаются штрафы, наложенные на должника в процессе исполнения исполнительного документа, возмещаются расходы по совершению исполнительных действий. Затем происходит удовлетворение требований взыскателей. Оставшаяся после удовлетворения всех требований денежная сумма возвращается должнику.

В процессе исполнительного производства к одному должнику может быть предъявлено несколько требований взыскателей о взыскании с него определенных денежных сумм. В ст. 78 Закон устанавливает пять очередей удовлетворения требований взыскателей. При этом требования каждой последующей очереди удовлетворяются после полного погашения требований предыдущей очереди. Если денежной суммы недостаточно для полного удовлетворения всех требований одной очереди, требования удовлетворяются пропорционально причитающейся каждому взыскателю сумме. Следует учесть, что основания, по которым задолженность относят к той или иной очереди, строго определены в Законе и расширительному толкованию не подлежат.

Учет и первоочередное покрытие расходов по исполнению судебного или иного акта из сумм, взысканных с должника и вырученных от продажи его имущества, были предусмотрены и ранее (п. 16 Временного положения, утвержденного Указом Президента от 14.02.96 N 199, и ст. 224 Инструкции об исполнительном производстве, утвержденной Приказом Минюста СССР от 15.11.85 N 22), однако Закон подробно определил, что относится к подобным расходам, и регламентировал порядок их покрытия, а также определил, за чей счет производится авансирование расходов по совершению исполнительных действий. По аналогии с судебными расходами, состоящими согласно ст. 79 ГПК РСФСР из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела, Закон предусматривает так называемые исполнительские расходы, которые, в свою очередь, состоят из исполнительского сбора (ст. 81) и расходов по совершению исполнительных действий (ст. 82). Цель взыскания исполнительских расходов — частичное возмещение государству затрат на обеспечение функционирования службы судебных приставов; возмещение расходов, связанных с исполнением конкретного судебного акта или акта иного органа; побуждение должника добровольно исполнить свои обязательства.

Исполнительский сбор — это новый вид пошлины, взимаемой при проведении исполнительного производства и применяемый в случае неисполнения должником исполнительного документа без уважительных причин в срок, предусмотренный для добровольного исполнения указанного документа, то есть в срок до 5 дней. Исполнительский сбор взыскивается с должника по постановлению судебного пристава — исполнителя в размере 7% от взыскиваемой суммы или стоимости его имущества. При этом 30% от суммы исполнительского сбора отчисляется в федеральный бюджет, а остальная часть поступает во внебюджетный фонд развития исполнительного производства.

Постановление о взыскании исполнительского сбора выносится при первом поступлении исполнительного документа к судебному приставу — исполнителю. Последующие направления судебному приставу — исполнителю исполнительного документа для исполнения исполнительским сбором не облагаются. Данное постановление выносится после вынесения постановления о возбуждении исполнительного производства по прошествии срока, предоставленного должнику для добровольного исполнения. Однако если арест на имущество должника наложен одновременно с вынесением постановления о возбуждении исполнительного производства, то в этом случае имеет смысл взыскать с должника исполнительский сбор и оформить все три действия исполнительного производства в одном постановлении. При прекращении исполнительного производства ввиду отмены судебного акта, акта другого органа или документа, имеющего согласно Закону силу исполнительного документа, исполнительский сбор возвращается должнику.

Расходами по совершению исполнительных действий согласно ст. 82 Закона являются затраченные на организацию и проведение указанных действий средства из внебюджетного фонда развития исполнительного производства, а также средства сторон и иных лиц, участвующих в исполнительном производстве. К расходам по совершению исполнительных действий Закон относит средства, затраченные на: перевозку, хранение и реализацию имущества должника; оплату работы переводчика, понятых, специалистов и иных лиц, привлеченных в установленном порядке к совершению исполнительных действий; перевод (пересылку) по почте взыскателю взысканных сумм; розыск должника и его имущества; иные необходимые исполнительные действия, совершаемые в процессе реализации исполнительного документа.

Розыск должника или его имущества, а также розыск ребенка по исполнительным документам, указанным в ч. 1 ст. 28, авансируется за счет внебюджетного фонда развития исполнительного производства с последующим взысканием расходов с должника и возмещением их фонду (ч. 1 ст. 84 Закона). Однако в соответствии с ч. 1 ст. 83 Закона взыскатель вправе по своей инициативе произвести авансовый взнос на депозитный счет подразделения судебных приставов — исполнителей в размере, достаточном для производства соответствующих расходов либо их части. Порядок возвращения аванса взыскателю и порядок возмещения расходов по совершению исполнительных действий регламентируются положениями ч. 1 ст. 26, статьями 83 — 84 Закона. При этом необходимо учитывать, что упомянутые положения тесно связаны между собой и взаимно дополняют друг друга. Согласно ст. 26 Закона аванс возвращается взыскателю полностью в случае возвращения исполнительного документа по основаниям, указанным в пунктах 1 и 5 части 1 ст. 26. В остальных случаях аванс возвращается за вычетом расходов по совершению исполнительных действий, но об этом ниже. В соответствии с ч. 3 ст. 26 Закона факт возвращения аванса взыскателю должен быть отражен в постановлении судебного пристава — исполнителя о возвращении исполнительного листа.

Закон четко определяет круг субъектов, за счет которых происходит возмещение расходов по совершению исполнительных действий — за счет должника, взыскателя (Закон дает ему надежду переложить их на должника) и федерального бюджета (во избежание усложнения анализа не будем брать во внимание тот факт, что возмещение расходов возможно не только за счет сторон, но и за счет иных лиц, участвующих в исполнительном производстве, — упоминание об этом содержится в п. 1 ст. 82 Закона).

Возмещение расходов за счет федерального бюджета производится в случае прекращения исполнительного производства на основании п. 6 ст. 23 Закона ввиду отмены постановления, на основании которого был выдан исполнительный документ, расходы относятся на счет федерального бюджета. Это единственный случай по Закону, когда бремя расходов ложится на федеральный бюджет.

Возмещение расходов за счет взыскателя производится: в случае возвращения исполнительного документа по основаниям, указанным в пунктах 3 и 4 части 1 ст. 26 Закона. Авансовый взнос возвращается взыскателю лишь в части, превышающей произведенные судебным приставом — исполнителем расходы по совершению исполнительных действий; в случаях прекращения исполнительного производства из-за безосновательного отказа взыскателя от получения предметов, изъятых у должника при исполнении исполнительного документа о передаче их взыскателю (п. 7 ст. 23 Закона), и возвращения исполнительного документа взыскателю, если он своими действиями (бездействием) препятствовал исполнению исполнительного документа (п. 6 ч. 1 ст. 26 Закона). В обоих случаях взыскателю возвращается часть авансового взноса, превышающая расходы по совершению исполнительных действий (ч. 3 ст. 83 Закона).

Возмещение расходов за счет должника. Общий принцип, которым руководствуется Закон, за исключением частностей, указанных выше, — за все платит должник. Расходы по совершению исполнительных действий взыскиваются с должника и вносятся на депозитный счет подразделения судебных приставов — исполнителей с последующим возмещением внебюджетному фонду развития исполнительного производства (ст. 84 Закона).

Взыскание расходов, отнесение их на счет федерального бюджета, а также возмещение их органу или лицу, которые их понесли, производится на основании постановления судебного пристава — исполнителя, утвержденного старшим судебным приставом. Постановление может быть обжаловано в суд по месту проведения исполнительного производства в 10-дневный срок (ст. 84 Закона).

Закон предусматривает два основания для наложения ответственности: за неисполнение исполнительного документа; за невыполнение законных требований судебного пристава — исполнителя и нарушение законодательства об исполнительном производстве.

В первом случае ответственность налагается на должника (в том числе на его должностные лица) (ст. 85) или на банк (ст. 86), а во втором — на любое должностное лицо, на которое возложена обязанность совершить действия, необходимые для исполнения судебного акта (ст. 87). В соответствии со ст. 73 и ст. 85 Закона в случае невыполнения должником добровольно требований по исполнительному документу без уважительных причин в установленный согласно ст. 9 Закона срок судебный пристав — исполнитель налагает на должника штраф в размере до 200 минимальных размеров оплаты труда и назначает новый срок для исполнения. При последующих нарушениях должником без уважительных причин новых сроков исполнения исполнительного документа размер штрафа каждый раз удваивается. Одновременно с наложением штрафа в двойном размере судебный пристав — исполнитель вносит в соответствующие органы представление о привлечении к административной или уголовной ответственности должностное лицо, которое в силу служебных обязанностей должно исполнить исполнительный документ. В случае, если для исполнения исполнительного документа участие должника необязательно (например, при обращении взыскания на денежные средства на счете должника в банке; обращении взыскания на заработную плату и иные виды доходов должника — глава 6 Закона), судебный пристав — исполнитель организует исполнение и взыскивает с должника трехкратный размер расходов по совершению исполнительных действий. Любое постановление судебного пристава — исполнителя о наложении штрафа должно быть утверждено старшим судебным приставом — исполнителем и может быть обжаловано в суд в 10-дневный срок.

На наш взгляд, весьма противоречивым и неопределенным является положение ч. 4 ст. 73 Закона, в силу которого в случае невозможности исполнения исполнительного документа судебный пристав — исполнитель выносит постановление о возвращении исполнительного документа в суд или иной орган, его выдавший, которое требует также утверждения старшего судебного пристава — исполнителя. Что означает «невозможность» исполнения? Если мы правильно поняли смысл, заложенный законодателем в данное положение, то возвращение судебным приставом — исполнителем исполнительного документа в суд или орган, его выдавший, свидетельствует о прекращении исполнительного производства. Список оснований прекращения исполнительного производства имеется в ст. 23 Закона (при этом следует заметить, что список оснований расширительному толкованию не подлежит) и не включает в себя «новое» основание, введенное ч. 4 ст. 73. О прекращении исполнительного производства суд согласно ст. 24 выносит определение, которое по смыслу п. 6 ч. 1 ст. 27 является основанием для окончания исполнительного производства, в связи с чем судебный пристав — исполнитель выносит постановление, к слову, не требующее утверждения старшего судебного пристава — исполнителя. В таком случае, что же означает утвержденное постановление судебного пристава — исполнителя по смыслу ч. 4 ст. 73 и как данное положение ст. 73 соотносится с остальными положениями Закона? Вопрос остается открытым.

Ответственность банка или иного кредитного учреждения за невыполнение исполнительного документа устанавливается в виде штрафа в размере до 50% от подлежащей взысканию суммы и регламентируется ст. 86 Закона, которая повторяет п. 1 ст. 206 АПК. Также, на наш взгляд, в отношении банков и кредитных организаций может быть применена ст. 91 Закона, рассчитанная в большей мере на защиту физических лиц. Основанием для наложения штрафа, помимо доказанного факта неисполнения банком требований исполнительного документа, является наличие денежных средств на счете должника (ст. 206 АПК не говорит об этом прямо, а только подразумевает) и имевшаяся у банка возможность произвести списание. Для обеспечения доказательства последнего можно обратиться в суд с ходатайством о принуждении ответчика представить лицевые счета должника. Таким образом, достаточно доказательства, что на счете должника находилась любая, даже незначительная сумма, чтобы на банк был наложен штраф за неисполнение.

Вопрос о наложении судом штрафа на банк или иную кредитную организацию регламентируется главой 13 АПК и разрешается в судебном заседании арбитражного суда, принявшего акт, который не исполняется. Это не исковое производство, и поэтому обращение заинтересованного лица в суд происходит на основе заявления о привлечении к ответственности за неисполнение судебного акта. Подача заявления согласно ст. 91 АПК освобождается от уплаты госпошлины, которая, однако, уплачивается в случае обжалования определения суда (по результатам рассмотрения вопроса о наложении штрафа суд выносит определение) в апелляционной и кассационной инстанциях. Уплата штрафа согласно ст. 206 АПК не освобождает от обязанности исполнить судебный акт. В соответствии со ст. 100 АПК штраф, наложенный арбитражным судом на банк или иное кредитное учреждение, взыскивается в федеральный бюджет, поэтому представляется сомнительным, чтобы взыскатель прибегал к помощи ст. 86 Закона и ст. 206 АПК.

Учитывая изложенное выше, необходимо также отметить, что с вступлением в силу Закона ст. 206 АПК вступает в противоречие со ст. 86, 87 Закона. В отличие от ст. 86 Закона, жестко устанавливающей ответственность банка за неисполнение исполнительного документа в виде штрафа в размере 50% от суммы, подлежащей взысканию, АПК в ч. 1 ст. 206 ставит пределы ответственности в зависимость от судейского усмотрения и предусматривает штраф в размере до 50% от суммы, подлежащей взысканию. В противоречие вступает также ч. 3 ст. 206 АПК и ст. 87 Закона. При указанных коллизиях законов, несмотря на всю значимость Кодекса, приоритет следует отдавать Закону, поскольку ранее принятые нормативные акты сохраняют свою силу только в части, не противоречащей более позднему нормативному акту.

Иной порядок предусмотрен ст. 91 Закона, согласно которой, если взыскатель докажет, что на счете должника в банке находились денежные средства в сумме, не меньшей суммы взыскания по исполнительному документу, и банк имел возможность произвести исполнение, но не сделал этого, то в этом случае по решению суда подлежащие удержанию денежные средства в полной сумме могут быть взысканы с банка в пользу взыскателя.

Согласно ст. 87 Закона за нарушение законодательства об исполнительном производстве и невыполнение законных требований судебного пристава — исполнителя, а равно за утрату исполнительного документа либо несвоевременное его отправление, представление неверных сведений о доходах и об имущественном положении должника (следовало бы добавить: «и других сведений, имеющих значение для исполнительного производства» — это могут быть хотя бы сведения о местонахождении должника — организации), должностные лица подвергаются судебным приставом — исполнителем штрафу в размере до 100 минимальных размеров оплаты труда, а за уклонение без уважительных причин от явки по вызову судебного пристава — исполнителя или к месту совершения исполнительных действий — приводу, о чем выносится соответствующее постановление, которое требует утверждения старшего пристава — исполнителя и может быть обжаловано в суд по месту проведения исполнения в 10-дневный срок. Пункт 3 ст. 87 Закона предусматривает уголовную ответственность должностного лица, умышленно не выполняющего законные требования судебного пристава — исполнителя или препятствующего их выполнению, при условии наличия в действиях виновного лица признаков состава преступления.

В соответствии со ст. 315 УК уголовная ответственность наступает за злостное неисполнение судебного акта, а равно за воспрепятствование его исполнению. Неисполнение судебного акта является длящимся преступлением. Злостным данное неисполнение следует считать, если оно продолжалось после письменного предупреждения судебным приставом — исполнителем соответствующих должностных лиц об их обязанности произвести исполнение к установленному сроку. Под воспрепятствованием исполнению судебного акта следует понимать любое действие должностного лица, направленное на то, чтобы исполнение судебного акта стало невозможным. Законченным это преступление считается с момента совершения действия, направленного на недопущение исполнения судебного акта. И неисполнение, и воспрепятствование исполнению судебного акта может совершаться только умышленно и при наличии прямого умысла.

Статью 87 следует рассматривать в совокупности со ст. 4 Закона, которая в отличие от первой имеет более общий характер, устанавливая принцип обязательности требований судебного пристава — исполнителя.

Устанавливая ответственность за неисполнение требований судебного пристава — исполнителя, Закон в ст. 90 одновременно предоставляет сторонам право на обжалование его действий. Закон устанавливает три основания для обжалования: неправомерные действия судебного пристава — исполнителя по исполнению исполнительного документа; отказ в совершении указанных действий; отказ в отводе судебного пристава — исполнителя.

При этом, как и при рассмотрении вопросов о приостановлении и прекращении исполнительного производства (ст. 24), Закон в данном случае исходит из принципа подведомственности спора. Поэтому если исполнительный документ был выдан арбитражным судом, то жалоба потерпевшей стороной должна быть подана в арбитражный суд по месту нахождения судебного пристава — исполнителя в 10-дневный срок со дня совершения действия или отказа в совершении действия. Во всех остальных случаях жалоба подается в суд общей юрисдикции с тем же сроком для обжалования, течение которого для лиц, не извещенных о времени и месте совершения исполнительного действия или отказе в совершении действия, начинается со дня, когда указанному лицу стало об этом известно.

Вред, причиненный судебным приставом — исполнителем организации, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном ст. 1069 ГК.