Понятие и особенности договора добровольного медицинского страхования

04-03-19 admin 0 comment

Герасименко Л.В.
Общество и право, 2010.


В статье рассматриваются возможности восполнить пробелы законодательства и доктрины относительно понятия договора добровольного медицинского страхования. Дается определение договора добровольного медицинского страхования и его особенности относительно других видов страхования.

Ключевые слова: добровольное медицинское страхование, договор, дополнительные социальные гарантии, страховщик, страховая премия, страхователь.

In the item are considered possibility to fill the gaps legislation and doctrines for notions of the agreement of the voluntary medical insurance. It is given determination of the agreement of the voluntary medical insurance and its particularities comparatively other type of the insurance.

Key words: voluntary medical insurance, agreement, additional social warranties, insurer, indemnifying bonus, underwriter.

В юридической литературе определение договора ДМС не сформулировано. Такое положение оправдывается тем, что страхуемые интересы по своей правовой природе различны [1]. Действующий ГК РФ, как, собственно, и ГК РСФСР 1964 г., приводит определения только двух разновидностей страхования: договора имущественного страхования (ст. 929) и договора личного страхования (ст. 934), оставляя иное без внимания. Оправдывая такое положение, некоторые авторы ссылаются на опыт составителей проекта Гражданского уложения России в конце XIX в. Так, М.Б. Смирнова цитирует: «Воздерживаясь от общего определения (договора страхования), редакционная комиссия руководилась следующими соображениями. Определение договора только в том случае может иметь значение, если, с одной стороны, оно обнимает все разновидности данного договора, а с другой — дает действительно возможность отличить данный договор от всех других договоров. Комиссия убедилась, что все бывшие в виду ее определения договора страхования не удовлетворяют одновременно двум требованиям и поэтому полагала, что… надлежит в отношении определенного договора страхования прийти к тому заключению, что страхованию имущества и страхованию лиц должны быть посвящены отдельные определения» [2].

На наш взгляд, необходимо обратить внимание на противоречивое толкование приведенной цитаты. Думается, что ее смысл как раз и состоит в том, что дать единое определение на все виды страхования нельзя, однако авторы изложенной точки зрения не утверждают, что отдельные формы и виды страхования не должны иметь собственных понятий, фокусирующих их особенности, а следовательно, и отличия от иных видов и разновидностей страхования.

Гражданские кодексы республик СНГ: Армении, Беларуси, Кыргызстана, Узбекистана построены по модели, подобной ГК РФ, и также единого определения договора страхования не содержат. Совершенно противоположные подходы к этому вопросу показали ГК Грузии и Туркменистана, которые включают лишь определения договора страхования как такового, при этом деление страхования на имущественное и личное в них вообще отсутствует [3].

Мы не считаем, что невозможно и нецелесообразно дать определение договору страхования как единому гражданско-правовому обязательству. Если данная группа правоотношений выделена Гражданским кодексом по одному общему признаку в отдельную главу, то должно быть единое правовое понятие. Например, договор подряда также имеет разновидности и ГК в этом случае являет пример, когда дается главное понятие обязательства этого вида, а затем через особенности раскрываются понятия его разновидностей.

Очень лаконично и юридически правильно к этому вопросу, по нашему мнению, подошел В.И. Серебровский, который считает, что договор страхования — это самостоятельный (главный) гражданско-правовой договор. В этой самостоятельности он видит ключ к отграничению страхового договора от других договорных форм [4].

Именно единство страхового обязательства позволяет говорить об общем понятии страхового договора. Договор страхования есть волевой акт отдельных субъектов, направленный на создание страхового правоотношения.

В.П. Крюков писал, что, приступая к определению юридической природы страхового договора, предварительно следует иметь в виду, что его юридическая сущность остается точно неопределенной, поэтому данный вопрос служит предметом научных споров. Сложность заключается в том, что страховой договор не вписывается в нормы существующих гражданских правовых сделок; он похож одновременно на договор купли-продажи, поручительства, поставки, займа и т.д. Однако это тождественность лишь внешней стороны, по существу же, страховой договор вполне самобытен и самостоятелен [5].

В юридической литературе представлен подробный анализ соотношения договора страхования со смежными видами договоров, в результате которого делается вывод о самостоятельности договора страхования [6].

В настоящей работе не ставится задача исследовать соотношение страхового обязательства со смежными видами обязательств. Мы отмечаем, что страховое обязательство — это самостоятельное целостное обязательство как институт гражданского права, а медицинское страхование — это часть целого, представленная двумя видами страхования — обязательным и добровольным. Эти рассуждения полезны для вывода, что если нет целого, то как можно исследовать его часть?

Как было сказано выше, договор добровольного медицинского страхования является разновидностью личного страхования. Обобщив представленные точки зрения, учитывая место договора ДМС в системе обязательств по страхованию, а также учитывая гражданско-правовые признаки страхования, можно предложить следующую формулировку договора дополнительного медицинского страхования.

По договору добровольного медицинского страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), организовывать и финансировать единовременно или периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) за предоставляемые медицинские и иные услуги сверх программ обязательного медицинского страхования, оказываемые гражданам в соответствии с согласованной страховой программой, составляющей неотъемлемую часть настоящего договора.

Право на получение страховой суммы принадлежит медицинскому учреждению, в пользу которого заключен договор. Это право в императивной форме установлено п. 1 ст. 934 ГК.

По общему правилу, вытекающему из содержания ст. 927 ГК РФ, основанием возникновения страховых правоотношений при добровольном страховании является договор как правовое средство индивидуального регулирования общественных отношений, в силу которого начинаются и опосредуются правовые взаимоотношения между его основными субъектами — страхователем и страховщиком.

Исследование договора добровольного медицинского страхования позволяет выделить основные юридические признаки, определяющие его особенности по сравнению с другими видами договоров страхования.

1. Договор страхования является взаимным (двусторонне обязывающим). Он характеризуется наличием согласованных действий участников, выражающих их взаимное волеизъявление. Права одной стороны всегда корреспондируют с обязанностями другой, и наоборот [7].

По этому поводу В.Р. Идельсон справедливо отмечал, что страхование есть двусторонняя сделка, так как предполагает права и обязанности у каждого из контрагентов [8]. Для возникновения отношений обязательно заключение договора, основанного на добровольном волеизъявлении сторон, в отличие от обязательного медицинского страхования, которое основано на законе.

2. Возмездность — один из основополагающих признаков договора добровольного медицинского страхования. Принцип возмездности является экономической основой страховых отношений, за счет наличия определенных денежных средств обеспечивающей реализацию тех функций, которые призвано выполнять страхование. На это еще в XIX в. обращал внимание русский цивилист И.И. Степанов, полагая, что страхование предполагает средства, заранее и специально предназначенные для отклонения последствий несчастья, в отличие от простого сбережения на случай денежной нужды [9].

Почти через столетие советские цивилисты К.А. Граве и Л.А. Лунц под страхованием в широком смысле слова понимали прежде всего совокупность мероприятий по созданию ресурсов материальных и (или) денежных средств, за счет которых производится исправление вреда, восстановление потерь в общественном хозяйстве при стихийных бедствиях или несчастных случаях [10]. Опираясь на принцип возмездности, они полагали, что этот фонд должен использоваться только в случаях, когда потери постигают лиц, которые своими взносами участвовали в образовании данного фонда.

Действующее российское законодательство в полной мере отвечает принципам возмездности, отраженным в юридической литературе учеными. Так, необходимым условием договора добровольного медицинского страхования является уплата страховой премии (страховых взносов) и страхового тарифа (ст. ст. 934, 954 ГК РФ и ст. 11 Закона РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации»), за счет которых у страховщиков формируется денежный фонд для удовлетворения потребностей страхователей при наступлении страхового случая, что и свидетельствует о возмездном характере договора.

3. Целевое назначение страхования может быть выделено, по нашему мнению, в качестве самостоятельного признака договора ДМС. Обеспечение возможной потребности — цель данной сделки.

4. Непредсказуемость (случайность) событий, составляющих страховой случай. О случайности страхования в ее юридическом значении свидетельствует определение страхового случая, данное в п. 2 ст. 9 Закона о страховом деле, а также в ст. 942 ГК РФ. Согласно данной норме ГК РФ страховой случай определен как событие, на случай наступления которого осуществляется страхование. При этом характер события должен быть в обязательном порядке согласован сторонами.

5. Рисковый характер страхового договора. В.И. Серебровский считает, что это условие является определяющим для страхования [11]. В страховом договоре от алеаторности зависят возможность наступления и размер обязанности страховщика реализовать страховой интерес, но не обязанность страхователя выплачивать страховую премию. Причем предел ответственности страховщика — существенное условие страховой сделки, которое должно быть предметом договоренности сторон, что прямо предусмотрено ст. 942 ГК РФ.

Договор добровольного медицинского страхования вступает в силу с момента уплаты страховой премии или первого ее взноса (п. 1 ст. 957 ГК). Это обстоятельство дает основание ученым относить этот вид гражданско-правовых договоров к числу реальных [12], что, на наш взгляд, вполне оправданно. Однако следует заметить, что это законодательное положение является диспозитивным. Если стороны предусмотрели вступление договора в силу с момента достижения согласия, такой договор должен рассматриваться как консенсуальный. В этом плане, по нашему мнению, не совсем корректно характеризует договор страхования М.Б. Смирнова. Квалифицирующие признаки договора (реальный, консенсуальный) она указывает методом перечисления [13]. Складывается впечатление, что обе характеристики могут применяться одновременно, в то время как одна исключает другую применительно к конкретному договору.

Договор ДМС относится к числу условных сделок. Страхователь вправе требовать от страховщика возмещения убытков (уплаты страховой суммы) только с момента наступления страхового случая. Страховой случай обладает еще одной присущей условной сделке особенностью: условие и страховой случай в равной мере представляют собой обстоятельства, относительно которых неизвестно, наступят они или не наступят (ст. 157 ГК РФ).

Договор страхования относится к группе каузальных сделок, зависящих от основания их возникновения, так как в нем сильнее, чем в каких-либо иных сделках, прослеживается необходимость соблюдения соответствия между основанием (causa) обязательства и самим правоотношением. Соблюдение компенсационного характера обязательства, недопущение наживы — одно из главных условий существования страхового правоотношения.

Договор страхования всегда срочный. Исходя из прямой зависимости срока действия договора и стоимости страхования, законодатель (ст. 942 ГК РФ) относит условие о сроке к существенным условиям договора страхования. Вопрос о возможности заключения договора страхования поднимается в ответ на письменную просьбу страхователя с заключением соответствующего договора и добросовестного заключения страховой декларации.

Рассматривая правовую сущность страхования, следует отметить, что страховое правоотношение, как и любое другое гражданско-правовое отношение, кроме общеправовых, обладает и специальными признаками, свойственными только страхованию. Речь идет об исторически сложившихся элементах, составляющих внутреннюю структуру страхования. Именно поэтому В.С. Белых и И.В. Кривошеев, полагая, что теория и практика выработали для страхового правоотношения такие понятия, как «страховой интерес», «страховой случай», «страховой риск», «страховая выплата», «страховой взнос» и т.д., вполне обоснованно относят эти элементы к особенностям страховых правоотношений.

Литература

1. Смирнова М.Б. Страховое право: Учебное пособие. ЗАО «Юстицинформ», 2007.

2. Цит. по: Смирнова М.Б. Страховое право: Учебное пособие. ЗАО «Юстицинформ», 2007 (со ссылкой на: Гражданское уложение. Книга пятая: Обязательства: Проект, Высочайше учрежденный Редакционной комиссией по составлению Гражданского уложения. СПб., 1899. Т. 5. С объяснениями. С. 17).

3. Брагинский М.И. Договор страхования. М., 2000. С. 74.

4. Серебровский В.И. Понятие страхового договора в советском праве // Право и жизнь. 1926.

5. См.: Крюков В.П. Страховое право (очерки) (по изданию 1925 г.). М., 1992. С. 5.

6. Абрамов В.Ю. Страхование: теория и практика. Волтерс Клувер, 2006. С. 76.

7. См.: Шиминова М.Я. Основы страхового права России. М., 1993. С. 90.

8. См.: Идельсон В.Р. Страховое право. Лекции, читанные преп. В.Р. Идельсоном в Санкт-Петербургском политехническом институте на экономическом отделении, страховом подотделе в 1907 г. М., 1992. С. 21.

9. См.: Степанов И. Опыт теории страхового договора. Казань, 1875. С. 22.

10. Граве К.А., Лунц Л.А. Страхование. М., 1960. С. 5; Серебровский В.И. Понятие страхового договора в советском праве // Право и жизнь. 1926.

11. Граве К.А., Лунц Л.А. Страхование. М., 1960. С. 55; Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 735; Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. Ч. 2. С. 504; Игбаева Г. Гражданско-правовая характеристика договора страхования // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. N 9.

12. Смирнова М.Б. Страховое право: Учебное пособие. ЗАО «Юстицинформ», 2007.

13. См.: Белых В.С., Кривошеев И.В. Страховое право. М., 2003. С. 16.