Бездокументарные ценные бумаги. Особенности правового регулирования

04-03-19 admin 0 comment

Филлипова М.К.
Право и экономика, 1998.


Филиппова Марина Константиновна

Специалист по гражданскому праву.

Родилась 14 февраля 1975 г. в Мурманске. Окончила Международную академию маркетинга и менеджмента (1996 г.).

1993 — 1994 гг. — специалист I категории в юридическом управлении Комитета РФ по рыболовству; 1994 — 1995 гг. — помощник юриста в Информационно — правовом агентстве; с 1995 г. по настоящее время — старший юрисконсульт ОАО «Московское конструкторско — технологическое бюро».

В настоящее время вопрос об особенностях правового регулирования такой разновидности объектов гражданского права, как бездокументарные ценные бумаги, носит дискуссионный характер. Это обуславливается их правовой природой, а также нечеткостью норм действующего законодательства, которые регулируют отношения, касающиеся бездокументарных ценных бумаг.

Поскольку акционеры составляют одну из наиболее многочисленных групп лиц, владеющих бездокументарными ценными бумагами, то анализ особенностей правового регулирования бездокументарных ценных бумаг при осуществлении и защите прав их владельцев проведем на примере акций.

В Гражданском кодексе Российской Федерации (ч. 1 ст. 142) ценная бумага определяется как «документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении». Таким образом, акция, как и другая ценная бумага, — это документ, предъявление которого необходимо для осуществления выраженного в нем права, причем документ является «ценным» не сам по себе, а потому, что он подтверждает определенные права его владельца на определенные материальные и нематериальные блага, то есть право из ценной бумаги не может существовать отдельно от права на ценную бумагу. В этом заключается основное отличие ценных бумаг от других объектов гражданского права.

С принятием ГК РФ на законодательном уровне в статье 149 было закреплено существование так называемых «бездокументарных ценных бумаг». Указанная статья устанавливает, что права, обычно удостоверенные ценной бумагой, в частности акцией, могут осуществляться субъектами этих прав и без наличия ценной бумаги как документа. В указанном случае наличие прав у акционеров фиксируется в специальном реестре с помощью средств электронно — вычислительной техники и т.п.

Сравнение упомянутых статей ГК РФ приводит к выводу, что основное различие между документарными и бездокументарными ценными бумагами законодатель проводит по форме фиксации прав их владельцев. Однако при более пристальном анализе оказывается, что такое различие не является единственным различием между документарными и бездокументарными ценными бумагами. Более того, это различие как раз и обуславливает определенные особенности правового режима бездокументарных ценных бумаг.

Чтобы уяснить, в чем же состоят особенности бездокументарных акций, отметим для начала, что концепция бездокументарных ценных бумаг была воспринята российским законодательством из системы общего права. Англо — американское законодательство никогда не знало понятия ценной бумаги и оперировало понятием оборотного документа, который являлся договором о денежном платеже, удовлетворяющим определенным формальным требованиям, то есть бумагой, «…предназначенной, главным образом, для производства расчетов по торговым операциям»

*

. Для осуществления прав не требовалось его предъявления и передачи, а в собственность передавалась не ценная бумага, а права. Передача прав в собственность возможна в странах англо — американской системы права, потому, что оно, в отличие от стран с континентальной системой права, не знает разделения прав на вещные и обязательственные.

———————————

*

Агарков М.М. Основы банковского права. Учение о ценных бумагах. — М., 1993. С. 186.

На сегодняшний день, например, в американском праве используется понятие ценной бумаги — «security», которое наряду с банкнотой, акцией включает в себя, в частности, инвестиционный контракт, свидетельство об участии, свидетельство о задолженности и т.п.

*

. Таким образом, традиционное для российского права понятие ценной бумаги совершенно не совпадает с понятиями англо — американского права. В настоящее время не только российские, но и западные юристы отмечают, что появление в доктрине гражданского права России такого понятия, как бездокументарные ценные бумаги, «…приводит к очень сложному вопросу о природе прав их владельцев»

**

.

———————————

*

Батлер У.Э., Гаши — Батлер М.Е. Корпорации и ценные бумаги по праву России и США. — М., 1997.

**

Батлер У.Э., Гаши — Батлер М.Е. Там же. С. 70.

Тому, что гражданское право России восприняло понятие бездокументарной ценной бумаги, есть определенные причины.

Ценные бумаги служат максимальному упрощению передачи прав, которые удостоверены ими, вследствие чего повышается их оборотоспособность, что «…имеет важное значение для хозяйственного оборота. Во-первых, убыстряется оборот разного рода денежных требований, связанных с кредитными и иными операциями. Во-вторых, убыстряется товарный оборот…»

*

. Как известно, при покупке или продаже ценных бумаг, в частности акций, одной из важных характеристик, влияющих на инвестиции в те или иные ценные бумаги, является категория их ликвидности, то есть то, как быстро и с наибольшей простотой, в случае необходимости, ценные бумаги могут быть превращены в деньги. В настоящее время документарные ценные бумаги уже во многом не отвечают указанным требованиям. Так, в связи с развитием и широким использованием в экономическом обороте компьютерных технологий большое распространение получили сделки с акциями, совершаемые, в частности, путем электронного обмена данными (например, биржевые сделки). Как показывает практика, в этих случаях обычно передача самих сертификатов акций в действительности не производится, поскольку они хранятся в депозитарии, который ведет одновременно учет, удостоверение и переход прав на ценные бумаги депонента. В этом случае в передаче акций или их сертификатов от одного приобретателя к другому нет необходимости. Таким образом, акция как документ во многих случаях утрачивает свое изначальное предназначение и существование ее в форме документа становится ненужным. Этот вывод подтверждается и действующим законодательством. Например, пункт 2.3 Положения о депозитарной деятельности в Российской Федерации предусматривает, что передача «…сертификатов ценных бумаг на хранение в депозитарий, сопровождающееся учетом и удостоверением прав на указанные ценные бумаги в депозитарии, влечет за собой изменение способа удостоверения прав на ценные бумаги: удостоверение прав с помощью сертификата заменяется на удостоверение прав с помощью записи на счете депо, открытом в депозитарии»

**

.

———————————

*

Гражданское и торговое право капиталистических государств. / Под ред. Е.А. Васильева. — М., 1993. С. 205.

**

См. пункт 2.3 Положения о депозитарной деятельности в Российской Федерации, утвержденного Постановлением ФКЦБ России 16 ноября 1997 г. N 36.

Широкому распространению в гражданском обороте бездокументарных ценных бумаг способствует также и то, что эмиссия акций в бездокументарной форме позволяет эмитенту избежать значительных расходов, которые необходимы в случае выпуска в обращение документарных акций, поскольку действующее законодательство устанавливает особые требования к бланкам ценных бумаг, к способам их изготовления, печати, защиты от подделок

*

.

———————————

*

Письмо Минфина России от 16 мая 1994 г. N 05-01-04. // Финансовая газета. N 24. 1994. (В ред. письма Минфина России от 13 апреля 1995 г. N 05-01-04. // Финансовая газета. N 18. 1995.)

Однако изложенные причины, по которым в российском праве появилось понятие бездокументарной ценной бумаги, все же не дают повода считать, что правовой режим документарных и бездокументарных ценных бумаг абсолютно одинаков. Правовая особенность документарной ценной бумаги заключается в том, что она не только удостоверяет имущественные права ее владельца, но и является документом, то есть объектом материального мира. В связи с этим закономерно возникает вопрос:

в случае фиксации прав в бездокументарной форме, будет ли считаться такая ценная бумага документом в смысле статьи 142 ГК РФ?

Для уяснения этого вопроса обратимся к статье 2 Закона Российской Федерации от 20 февраля 1995 года N 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации»

*

, которая определяет, что документом является «…зафиксированная на материальном носителе информация, с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать». В случае с бездокументарными ценными бумагами материальный носитель — документ отсутствует. Запись в памяти ЭВМ или в специальном реестре объектом материального мира, конечно, не является, кроме того, бездокументарная ценная бумага не имеет реквизитов, позволяющих отличить ее от других бездокументарных ценных бумаг одного выпуска (серия, номер).

———————————

*

СЗ РФ. N 8. С. 609.

Таким образом, обозначение указанной формы фиксации прав в статье 149 ГК РФ как ценной бумаги носит условный характер и, конечно же, бездокументарная ценная бумага не является ценной бумагой в традиционном понимании.

В отечественной литературе отмечается, что формулировка статьи 149 неудачна, так как противоречит статье 142 ГК РФ и вообще не может применяться в отношении прав, которые фиксируются в бездокументарной форме

*

. Однако представляется, что данные мнения не учитывают, что наилучшей правовой регламентацией является та, которая «…в наибольшей степени соответствует экономической природе регулируемых отношений»

**

. Поэтому, исходя из потребностей развивающегося гражданского оборота, законодатель довольно часто прибегает к помощи определений, носящих характер фикции.

———————————

*

См. например: Крашенинников Е. Обращение бумаг на предъявителя. // Хозяйство и право. 1994. N 10. С. 22 — 23; Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. — М., 1997. С. 59.

**

Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. — М., 1991. С. 14.

Для примера приведем статью 244 ГК РФ, определяющую, что при общей долевой собственности каждому из собственников принадлежит заранее определенная доля в праве собственности. На самом деле, этих долей реально не существует, они являются лишь фикцией, но введение такого понятия необходимо для удобства регулирования отношений, складывающихся между несколькими лицами, имеющими в собственности одно и то же имущество, которое не может быть разделено без изменения его назначения либо в силу закона. Такая практика уходит своими корнями еще в римское право, где, например, для защиты нового, не предусмотренного в законе отношения, судьей допускалось наличие фактов, которых в действительности не существовало. С помощью такой фикции новое отношение подводилось под существующие нормы закона и получало защиту

*

. Таким образом, назвав права, обычно удостоверенные ценной бумагой — документом, бездокументарными ценными бумагами, законодатель, во-первых, указал, что данные права являются не особой, отдельной разновидностью обязательственных прав, а являются теми же правами, которыми обладают и владельцы документарных ценных бумаг с разницей в форме фиксации этих прав, и, во-вторых употребление указанной формулировки удобно с точки зрения юридической техники в целях соблюдения единообразия терминологии.

———————————

*

Новицкий И.Б. Римское право. — М., 1997. С. 43.

Вывод о том, что бездокументарная ценная бумага не является документом, подтверждается и статьей 149 ГК РФ, которая не случайно содержит оговорку: к бездокументарным ценным бумагам «…применяются правила, установленные для ценных бумаг, если иное не вытекает из особенностей фиксации». То есть ГК РФ только приравнивает бездокументарные и документарные ценные бумаги (причем не во всех случаях), но не ставит между ними знака тождества.

В связи с указанными отличиями бездокументарных ценных бумаг закономерно возникает вопрос:

какие же правила, установленные для документарных ценных бумаг, не применяются к бездокументарным ценным бумагам, исходя из особенностей формы фиксации прав?

Обратившись к статье 128 ГК РФ, мы видим, что этой статьей ценные бумаги отнесены к вещам, но применимы ли правила, установленные для вещей, к бездокументарным ценным бумагам? Отнесение традиционных ценных бумаг к вещам возможно потому, что, во-первых, ценная бумага как документ имеет овеществленную форму, во-вторых, право на бумагу неразрывно связано с правом из бумаги и не может быть осуществлено без обладания документом, удостоверяющим это право. Таким образом, владелец акции может истребовать ее у всякого неправомочного приобретателя (ст. 302 ГК РФ), ценная бумага может быть объектом купли — продажи, мены и других сделок, связанных с отчуждением вещей. Право же, удостоверенное акцией, носит обязательственный характер: акционер — субъект этого права имеет определенные права требования в отношении акционерного общества — эмитента акций. Таким образом, обладатель документарной ценной бумаги является субъектом права собственности на документ и субъектом обязательственного правоотношения между ним и акционерным обществом.

При бездокументарной форме выпуска акций вещным правом акционер не обладает, поскольку отсутствует объект материального мира — документ, и акционер выступает лишь кредитором в обязательстве, другой стороной которого является акционерное общество. Поскольку бездокументарная ценная бумага не является вещью, то и применение к бездокументарным ценным бумагам правил, регулирующих вещные отношения, невозможно, в противном случае это бы противоречило, в частности, классическому определению права собственности как совокупности прав владения, пользования и распоряжения имуществом.

Еще Д.И. Мейер отмечал по вопросу отнесения обязательственных прав к вещам, что «если под вещами отвлеченными понимать права, то приходится понимать или права на вещи, или права на чужие действия; но так как имущество составляет объект права, то, значит, и право на вещь или право на чужое действие, составляющее отвлеченное имущество, есть только объект другого права — и получится право на право на вещь, право на право на чужое действие… И таким образом можно продолжать исчисление прав до бесконечности, так что лицо, у которого одно только имущественное право, окажется субъектом множества прав»

*

.

———————————

*

Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 1. — М., 1997. С. 140.

В литературе справедливо указывается, что в современных условиях признание объектом правоотношений собственности только вещи «…становится в ряде случаев слишком узким»

*

и, таким образом, эти правоотношения могут включать в себя определенные права на действия второй стороны на них. В качестве примера приводятся положения ГК РФ, регулирующие продажу предприятия, положения о банковском счете. Однако необходимо иметь в виду, что отнесение обязательственных прав к объектам прав вещных носит единичный характер и может применяться лишь к отдельным обязательственным правам.

———————————

*

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. — М., 1997.

Однако действующее законодательство не отличается четкостью и последовательностью в данном вопросе. Так, Закон «О рынке ценных бумаг»

*

(ст. 16), устанавливающий, что «любые имущественные и неимущественные права, закрепленные в документарной или бездокументарной форме, независимо от их наименования, являются эмиссионными ценными бумагами, если условия их возникновения и обращения соответствуют совокупности признаков эмиссионной ценной бумаги, указанной в статье 2 настоящего Федерального закона», не учел положения статьи 149 ГК РФ, полностью и без всяких оговорок приравняв бездокументарные и документарные ценные бумаги друг к другу.

———————————

*

СЗ РФ. 1996. N 17. Ст. 1918.

Этот вывод подтверждается и статьей 28 Закона, которая носит название «Форма удостоверения права собственности на эмиссионные ценные бумаги». Принятые в развитие Закона нормативные акты также не содержат никаких указаний на особенности бездокументарных ценных бумаг. Например, в Положении о депозитарной деятельности

*

тоже ведется речь о праве собственности или ином вещном праве на любые ценные бумаги. Во многих случаях в законодательстве не учитывается не только невозможность отнесения бездокументарных ценных бумаг к объектам вещных правоотношений, но и различия в форме фиксации прав обладателей ценных бумаг. Так, абзац 4 статьи 29 Закона «О рынке ценных бумаг» устанавливает, что права, которые закреплены эмиссионной ценной бумагой, «…переходят с момента перехода прав на эту ценную бумагу». Поскольку в случае с бездокументарными ценными бумагами не существует документа, то не существует и «прав на бумагу», а распространение указанных положений на бездокументарные ценные бумаги просто абсурдно.

———————————

*

Утверждено Постановлением ФКЦБ России от 16 октября 1997 г. N 36. / Вестник ФКЦБ России. N 8. 1997.

Поскольку бездокументарные акции не могут быть объектами вещных прав, возникает вопрос, возможна ли их купля — продажа.

По определению статьи 454 ГК РФ содержанием отношений, складывающихся при купле — продаже, является передача вещи (товара) в собственность покупателя. Однако пункт 4 статьи 454 ГК РФ допускает возможность применения положений о купле — продаже к продаже имущественных прав. Здесь необходимо отметить, что, во-первых, ГК РФ не приравнивает продажу имущественных прав к договору купли — продажи, а лишь допускает применение норм о купле — продаже, и только в том случае, «…если иное не вытекает из содержания или характера этих прав». Характер и содержание обязательственных прав, возникающих по поводу бездокументарных акций, обуславливает целый ряд ограничений применения к этим отношениям положений о купле — продаже. Так, в случае, предусмотренном пунктом 4 статьи 34 Закона «Об акционерных обществах», акции, поступившие в распоряжение общества, должны быть реализованы обществом не позднее одного года.

В данном случае, при реализации обществом бездокументарных акций, то есть по сути прав требования в отношении самого себя, оно принимает на себя корреспондирующие обязанности перед приобретателем бездокументарных ценных бумаг, то есть становится стороной обязательства. Тогда как при купле — продаже продавец считается исполнившим свои обязанности с момента передачи товара, в приведенном примере обязательства акционерного общества перед приобретателем бездокументарных акций не только не считаются выполненными с момента перехода к нему прав, но, напротив, только возникают с момента перехода бездокументарных акций к их приобретателю. В этом случае продажа прав есть не что иное, как уступка, которая урегулирована специальными нормами ГК РФ. Применение норм о купле — продаже к уступке прав из бездокументарных акций в иных случаях возможна, но, как представляется, в этом нет никакого смысла. Этот вывод подтверждается и пунктом 2 статьи 146 ГК РФ, устанавливающим, что передача прав, удостоверенных именной ценной бумагой, осуществляется в порядке цессии. В настоящее время договоры по уступке бездокументарных акций достаточно часто заключаются в форме договора купли — продажи, однако, как бы ни назывался подобный договор, к нему должны применяться правила об уступке прав.

В связи с тем, что бездокументарные акции не являются объектами вещного права, особенно остро встает вопрос о защите прав владельцев подобного рода ценных бумаг.

Так, статьи 301, 302 ГК РФ предоставляют собственнику право истребовать имущество из чужого незаконного владения, а в определенных случаях и от добросовестного приобретателя (виндикация). Содержанием виндикации является требование о восстановлении владения индивидуально определенной вещью, «…а не о замене ее другой или вещами того же рода, качества, виндикационный иск нельзя предъявлять относительно вещей, определенных только родовыми признаками либо не сохранившимися в натуре»

*

. Таким образом, указанный способ защиты призван защищать вещное право, а поскольку бездокументарная акция — это лишь совокупность обязательственных, а не вещных прав, то и вещно — правовые способы защиты к нему неприменимы.

———————————

*

Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. — М., 1991. С. 211 — 212.

В качестве примера различия способов защиты владельцев документарных ценных бумаг и акционеров, состоящих лишь в обязательственных отношениях с акционерным обществом, рассмотрим следующую ситуацию: акционерное общество А и акционерное общество В заключили договор «купли — продажи» бездокументарных акций. Через определенный промежуток времени по решению суда указанная сделка была признана недействительной, так как директор акционерного общества А при ее заключении превысил свои полномочия. При этом судом была применена двусторонняя реституция. Однако общество Б за этот период времени уступило права из бездокументарных акций организации В. Общество А предъявило виндикационный иск к организации В. Но все вышесказанное позволяет сделать вывод, что предъявление виндикационного иска в отношении бездокументарных ценных бумаг является неправильным. В данном случае применимы только обязательственно — правовые средства защиты прав общества А.

Так, поскольку стороны возвращены судом в первоначальное положение, общество А признается обладателем бездокументарных акций, и, соответственно, включенным в реестр акционеров либо имеющим счет депо в депозитарии, а общество Б признается никогда не имевшим прав, удостоверенных бездокументарными акциями, а значит и последующая сделка считается недействительной, поскольку одним из важных условий действительности сделки является соответствие волеизъявления стороны по сделке ее воле. В данном случае воля и волеизъявление действительного субъекта прав из бездокументарных акций — общества А не только не совпадала с его волеизъявлением, но и вообще отсутствовала.

В указанном случае возникает важный вопрос о правах третьих лиц, которые в подобной ситуации явились приобретателями бездокументарных акций.

Как известно, пункт 3 статьи 35 Конституции Российской Федерации устанавливает, что никто не может быть лишен своего имущества иначе, как по решению суда. Статья 128 ГК РФ под имуществом понимает также и имущественные права. Таким образом, третьи лица в указанной ситуации не могут быть произвольно лишены своих прав, удостоверенных в системе реестра акционеров или депозитария, лишь на основании решения суда, определяющего в указанной нами ситуации правовые последствия совершения сделки с бездокументарными акциями только в отношении обществ А и В. Представляется, что в этом случае общество А должно обратиться в суд с иском о признании сделки между Б и В ничтожной на основании статьи 168 ГК РФ как противоречащей статье 153 ГК РФ.

На практике нередко встречаются случаи неправомерного исключения акционера из реестра акционеров. Представляется, что в подобных ситуациях акционер должен предъявлять исковое требование о признании за ним совокупности прав, удостоверенных ранее записью на его лицевом счете, и восстановления в реестре акционеров акционерного общества. Кроме того, в данном случае акционер может требовать возмещения убытков, причиненных неправомерными действиями реестродержателя.

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что в действующем законодательстве отсутствует четкость в регулировании отношений, возникающих в связи с введением в гражданский оборот понятия бездокументарной ценной бумаги. Поэтому следует обратить внимание всех владельцев бездокументарных ценных бумаг, в частности акций, а также потенциальных приобретателей бездокументарных ценных бумаг, на необходимость при приобретении подобного рода прав и осуществлении с ними различного рода сделок учитывать, что традиционные ценные бумаги и бездокументарные ценные бумаги имеют существенные различия, в том числе и в способах защиты прав их владельцев.