Международно-правовые основы деятельности по проведению совместных (международных) расследований в документах Организации Объединенных Наций

04-03-19 admin 0 comment

Ализаде Ф.Э.
Электронный ресурс, 2010.


На протяжении последних лет международным сообществом разработан и открыт для подписания ряд международных договоров, регламентирующих вопросы международного сотрудничества в борьбе с преступностью. Наряду с правовым регулированием традиционных правовых институтов, таких как выдача и взаимная правовая помощь по уголовным делам, в этих документах заложены международно-правовые основы новых направлений сотрудничества в этой сфере. Одним из них являются совместные (международные) расследования. Главенствующая роль в формировании правового регулирования этого правового института принадлежит Организации Объединенных Наций, документы которой рассматриваются в настоящей статье.

Ключевые слова: международное сотрудничество в борьбе с преступностью, ООН, взаимная правовая помощь по уголовным делам, совместные расследования, совместные следственные группы.

Several international agreement have been recently worked out and available for signing by the international community touching upon questions of international cooperation in combating crimes. Among traditional institutes such as extradition and international criminal cooperation these documents include international legal basis for new directions of cooperation in this field. One of them is joint investigation. UN plays a main role information of international legal settlement of this institute. And in this article UN documents will be analyzed.

Key words: international cooperation in combating crimes, UN, international criminal cooperation, joint investigation, joint investigation teams.

В последней четверти XX столетия правоохранительные системы большинства государств столкнулись с проблемой снижения эффективности уголовного судопроизводства по уголовным делам с так называемым иностранным элементом.

Это требует обновления и совершенствования международно-правового регулирования процессуальных форм международного сотрудничества в борьбе с преступностью. Об активном проведении такой работы свидетельствует открытие для подписания значительного числа международных договоров в этой сфере <1>.

———————————

<1> В их числе можно назвать Схему взаимной правовой помощи по уголовным делам государств Содружества [Британского] 1986 г., Конвенцию об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 г., Межамериканскую конвенцию о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1992 г., Конвенцию о взаимной правовой помощи по уголовным делам Экономического сообщества Западноафриканских государств 1992 г., Конвенции Европейского союза о выдаче 1996 г. и о взаимной правовой помощи по уголовным делам 2000 г.; и др.

Этими международно-правовыми документами регулируется широкий круг уголовно-процессуальных механизмов международного сотрудничества в борьбе с преступностью. Как традиционных (выдача, взаимная правовая помощь по уголовным делам, уголовное преследование по запросам иностранных государств, исполнение приговоров и иных решений иностранных судов по уголовным делам), так и новых (международный розыск, арест и конфискация денежных средств и имущества, полученных преступным путем, использование средств видеоконференцсвязи, трансграничный розыск и собирание доказательств по делам о компьютерных преступлениях).

Вместе с тем практика свидетельствует, что применения традиционных форм международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства (чаще всего ограничивающихся взаимной правовой помощью по уголовным делам в собирании и представлении доказательств, находящихся за рубежом) недостаточно для эффективного расследования и последующего судебного разбирательства по сложным уголовным делам.

Главная причина этого предопределяется тем, что согласно уголовно-процессуальному законодательству различных стран и международным договорам основным практическим механизмом международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства является направление за рубеж и исполнение международных следственных поручений (международных ходатайств об оказании правовой помощи, запросов и т.д.) о конкретных розыскных и процессуальных действиях.

Подобный порядок имеет ряд серьезных недостатков, основными из которых являются:

— территориальная и юрисдикционная отчужденность компетентных органов и судов запрашиваемых государств, исполняющих ходатайства (запросы) о взаимной правовой помощи, от использования их результатов в уголовном судопроизводстве запрашивающего государства;

— широкий круг оснований для отказа в правовой помощи;

— сложности с оценкой и использованием доказательств, полученных в порядке взаимной правовой помощи по уголовным делам из иностранных государств;

— ограничения на использование доказательств, собранных в порядке оказания взаимной правовой помощи, обусловленные принципом специализации;

— сложности соблюдения установленных международными договорами правил сношения компетентных органов запрашиваемых и запрашивающих государств, правил о языке и некоторых иных.

Совокупность этих факторов зачастую влечет невозможность в оптимальные, согласующиеся с требованиями уголовно-процессуального закона сроки обеспечить расследование и привлечение к ответственности лиц, виновных в совершении преступлений. А также способствует нарушению международных обязательств о том, что «каждый… при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом» <2>.

———————————

<2> Статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Проведенные исследования показали, что при собирании доказательств в рамках традиционных процедур взаимной правовой помощи по уголовным делам средний срок исполнения российских ходатайств (запросов) об оказании взаимной правовой помощи составляет: для стран — членов СНГ и государств Балтии — до 2,5 месяца; для стран Европы — от 6 месяцев (Швейцария и Германия) до 10 — 12 месяцев (Великобритания); для США и других государств, расположенных на Американском континенте, — от 12 — 14 до 20 и более месяцев <3>.

———————————

<3> См.: Волеводз А.Г. Международный розыск, арест и конфискация полученных преступным путем денежных средств и имущества (правовые основы и методика) / Науч. ред. проф. А.Б. Соловьев. М.: ООО «Издательство «Юрлитинформ», 2000. С. 227.

Осознавая потенциальную угрозу человеку, обществу и государству, которую несет подобная разбалансированность систем уголовного судопроизводства и которая, как следствие, влечет ее неспособность эффективно отправлять правосудие, а в конечном итоге подрывает доверие к государству как гаранту законных прав и интересов человека, мировое сообщество в лице учрежденных им международных организаций целенаправленно разрабатывает правовое регулирование новых институтов международного сотрудничества в сфере борьбы с преступностью для преодоления отмеченной проблемы.

Анализ международно-правовых документов и практики показывает, что главенствующая роль в формировании общепризнанных стандартов в области совершенствования уголовного правосудия принадлежит Организации Объединенных Наций, которая на протяжении более 40 лет уделяет самое пристальное внимание проблематике повышения эффективности уголовного правосудия.

Прежде всего ООН вырабатывает стратегию совершенствования международного сотрудничества в сфере борьбы с преступностью как одного из факторов, оказывающих существенное влияние на уголовное правосудие. По нашему мнению, одним из основополагающих документов по этим вопросам стала Декларация IV Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, принятая в августе 1970 г. в г. Киото (Япония). Хотя она и не содержит каких-либо конкретных предписаний и норм, применимых к уголовно-процессуальным правоотношениям, ее значение состоит в провозглашении рекомендации о необходимости «предоставить высокий приоритет укреплению международного сотрудничества в области предупреждения преступности» <4>.

———————————

<4> Сборник стандартов и норм Организации Объединенных Наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. ООН, 1992. С. 13.

15 декабря 1980 г. Резолюцией 35/171 Генеральной Ассамблеи ООН одобрена Каракасская декларация, принятая VI Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Каракас, 1980), провозгласившая руководящие принципы уголовного правосудия. Среди них провозглашена необходимость пересмотра традиционных стратегий борьбы с преступностью <5>.

———————————

<5> См.: Документ ООН А/CONF87/14/Rev.1. P. 3 — 4.

29 ноября 1985 г. Резолюцией 40/32 Генеральная Ассамблея ООН одобрила Миланский план действий <6>, утвержденный VII Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. В Резолюции отмечается, что Миланский план действий — полезное и эффективное средство укрепления международного сотрудничества в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. В Плане выдвинут ряд рекомендаций по совершенствованию правового регулирования процесса отправления правосудия, отмечена необходимость совершенствования путей и средств сотрудничества при расследовании уголовных дел, разработки новых механизмов такого сотрудничества.

———————————

<6> См.: Сборник стандартов и норм Организации Объединенных Наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. ООН, 1992. С. 25 — 30.

Идеи, заложенные в Каракасской декларации и Миланском плане действий, по нашему мнению, послужили отправной точкой и положили начало разработке и правовому регулированию ряда новых направлений международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства, одно из которых может быть обозначено как институт совместных расследований (joint investigation).

Предваряя дальнейшее изложение, поясним, что данным термином обозначается деятельность по расследованию преступлений, осуществляемая совместными следственными группами (joint investigation teams), сформированными из представителей компетентных органов различных государств, наделенных полномочиями по выполнению процессуальных действий в рамках расследования конкретных уголовных дел на территориях тех государств, представители которых включены в состав такой группы.

Отечественному уголовно-процессуальному праву и практике уголовного судопроизводства давно известен групповой метод расследования — деятельность следственных бригад, групп следователей, следственных групп, совместных оперативно-следственных групп, при котором осуществляется взаимодействие следователей друг с другом. Возникновение следственных бригад, а точнее закрепление существующей практики в законе, относится к моменту принятия УПК РСФСР 1960 г., в ст. 129 которого говорилось о проведении предварительного следствия по делу несколькими следователями <7>. В ныне действующем УПК РФ общий порядок производства предварительного следствия следственной группой урегулирован нормами ст. 163.

———————————

<7> См.: Организация и планирование деятельности следственных бригад. М.: ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 1990. С. 3.

Следует обратить внимание, что с учетом большого числа органов, следователи которых уполномочены в Российской Федерации проводить предварительное следствие (МВД, ФСБ, прокуратура), группы, формируемые из числа представителей различных правоохранительных органов, порой именуются «совместные группы». Подобное применение прилагательного «совместный» требует определенного терминологического уточнения. В этой связи для обозначения понятий, связанных с правовым регулированием деятельности по расследованию преступлений группами, сформированными из представителей различных государств, нами будут использоваться термины:

— «совместные (международные) расследования», как соответствующий его обозначению на английском языке «joint investigation»;

— «совместные (международные) следственные группы», как соответствующий англоязычному «joint investigation team».

Первым международно-правовым документом, открытым для подписания под эгидой ООН вскоре после завершения VII Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, в котором заложены начала международно-правового регулирования совместных (международных) расследований, стала Конвенция Организации Объединенных Наций о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (Вена, 20.12.1988) <8> (далее — Венская конвенция или Конвенция).

———————————

<8> См.: Сборник международных договоров СССР и Российской Федерации. Вып. XLVII. М., 1994. С. 133 — 157.

Данная Конвенция, участниками которой являются более 170 государств <9>, имеет цель содействовать эффективному решению различных проблем, возникающих при противодействии преступлениям, связанным с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, имеющим международный характер (п. 1 ст. 1).

———————————

<9> СССР ратифицировал Конвенцию Постановлением Верховного Совета СССР от 9 октября 1990 г. N 1711-I (Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР. 1990. N 42. Ст. 842).

Согласно ст. 7 Конвенции государства-участники предоставляют друг другу самую широкую взаимную правовую помощь в расследовании, уголовном преследовании и судебном разбирательстве по делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

В соответствии с п. 1 ст. 9 Конвенции ее стороны тесно сотрудничают друг с другом, действуя сообразно своим национальным правовым и административным системам, в целях повышения эффективности правоохранительных мер для пресечения преступлений, признанных таковыми во исполнение ее п. 1 ст. 3. Для этого, как предусмотрено п. 1(c) ст. 9, на основе двусторонних или многосторонних соглашений или договоренностей они «создают, в соответствующих случаях и если это не нарушает законов страны, совместные группы».

Венская конвенция стала первым обязательным для ее участников универсальным международным договором, определяющим принципиальную возможность, правовую природу, содержание, цели и правовые основы регламентации формирования совместных (международных) следственных групп для расследования преступлений международного характера.

Данное положение Конвенции в силу достаточно общего характера предложенной нормы и новизны для большинства стран длительное время по сути своей оставалось декларативным и в практике международного сотрудничества практически не применялось. Это обусловлено тем, что его практическая реализация требовала детальной проработки как на международно-правовом уровне, так и во внутригосударственном законодательстве. А государства на тот момент не имели сколько-нибудь серьезного минимального опыта в формировании таких совместных групп.

О сложности проблемы свидетельствует по крайней мере то обстоятельство, что в принятых по результатам проходившего в 1990 г. в Гаване VIII Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями Резолюцией ГА ООН 45/107 Рекомендациях относительно международного сотрудничества в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития она даже не была упомянута, хотя в целом документ содержит широкий круг рекомендаций по вопросам международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства <10>. Не получила она отражения и в принятых по итогам Конгресса Типовом договоре о выдаче <11> и Типовом договоре о взаимной помощи в области уголовного правосудия <12>. Не упомянут он и в Руководстве к Типовому договору о взаимной помощи <13>.

———————————

<10> См.: Резолюция 45/107 Генеральной Ассамблеи // Сборник стандартов и норм Организации Объединенных Наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций, 1992. С. 34 — 55.

<11> См.: Типовой договор о выдаче // Резолюции и решения, принятые Генеральной Ассамблеей ООН на сорок пятой сессии. Официальные отчеты. Нью-Йорк, 1991. Т. 1. С. 290.

<12> См.: Типовой договор о взаимной помощи в области уголовного правосудия // Резолюции и решения, принятые Генеральной Ассамблеей ООН на сорок пятой сессии. Официальные отчеты. Нью-Йорк, 1991. Т. 1. С. 291 — 298.

<13> См.: Руководство по Типовому договору о выдаче и Руководство по Типовому договору о взаимной помощи в области уголовного правосудия: Международный обзор уголовной политики N 45 и 46, 1995 г. Нью-Йорк: ООН, 1995. С. 72.

Однако актуальность и необходимость обращения к этой проблематике постоянно подчеркивается на иных форумах, проводимых под эгидой ООН. В частности, в подготовительных документах Всемирной конференции на уровне министров по организованной транснациональной преступности (Неаполь, 21 — 23 ноября 1994 г.) отмечалось, что «правительствам требуется рассмотреть вопросы, связанные с традиционными концепциями суверенитета и индивидуальным порядком принятия решений в сфере проблем, создаваемых новыми видами преступной деятельности. Осознание на уровне политики и принятия решений действительных масштабов и сложности проблемы организованной транснациональной преступности может послужить основой для разработки более совершенных форм международного сотрудничества при использовании имеющихся у научного сообщества знаний и опыта» <14>. С учетом высказанной позиции в п. 26 раздела «Международное сотрудничество на уровне следствия, уголовного преследования и судебного разбирательства» принятой по итогам конференции Неапольской политической декларации и глобального плана действий против организованной транснациональной преступности включена рекомендация государствам «совершенствовать практику применения действующих соглашений с помощью неформальных и оперативных механизмов, например, путем… создания совместных целевых групп» <15>.

———————————

<14> Документ ООН E/CONF.88/5, 19 September 1994, п. 66.

<15> Сборник стандартов и норм Организации Объединенных Наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. ООН, 2007. С. 243.

В принятых на 52-й сессии Комиссии по наркотическим средствам (Вена, 11 — 12 марта 2009 г.) Политической декларации и Плане действий по налаживанию международного сотрудничества в целях выработки комплексной и сбалансированной стратегии борьбы с мировой проблемой наркотиков для активизации сотрудничества, координации и правоохранительной деятельности государствам — членам ООН рекомендовано в числе иного, «по возможности, проводить совместные расследования» <16>.

———————————

<16> Результаты этапа заседаний высокого уровня 52-й сессии Комиссии по наркотическим средствам, посвященного прогрессу в реализации целей и задач, поставленных в Политической декларации, принятой Генеральной Ассамблеей на ее 20-й специальной сессии. Доклад Комиссии по наркотическим средствам // Документ ООН A/64/92-E/2009/98, 11 June 2009. С. 29.

Конвенция Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности, принятая Резолюцией 55/25 Генеральной Ассамблеи ООН от 15 ноября 2000 г. <17>, подняла институт совместных (международных) расследований на новую, более высокую, ступень международно-правового регулирования. Впервые на уровне международных договоров универсального характера в нее включена самостоятельная ст. 19 «Совместные расследования», которая гласит:

———————————

<17> Собрание законодательства РФ. 2004. N 40. Ст. 3882. Ратифицирована Российской Федерацией (см.: Федеральный закон от 26 апреля 2004 г. N 26-ФЗ «О ратификации Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности и дополняющих ее Протокола против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху и Протокола о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми и наказании за нее» // Собрание законодательства РФ. 2004. N 18. Ст. 1684).

«Государства-участники рассматривают возможность заключения двусторонних или многосторонних соглашений или договоренностей, в силу которых в связи с делами, являющимися предметом расследования, уголовного преследования или судебного разбирательства в одном или нескольких государствах, заинтересованные компетентные органы могут создавать органы по проведению совместных расследований. В отсутствие таких соглашений или договоренностей совместные расследования могут проводиться по соглашению в каждом отдельном случае. Соответствующие Государства-участники обеспечивают полное уважение суверенитета Государства-участника, на территории которого должно быть проведено такое расследование».

Следует обратить внимание, что нормы этой статьи побуждают государства, но не предписывают им заключать соглашения или договоренности для проведения совместных расследований, уголовного преследования и судебного разбирательства более чем в одном государстве, когда ряд государств-участников может обладать юрисдикцией в отношении соответствующих преступлений. Во втором предложении этой статьи приводится правовое основание для проведения в каждом конкретном случае совместных расследований, уголовного преследования и судебного разбирательства, даже в отсутствие специального соглашения или договоренности. В условиях, когда внутригосударственное законодательство не содержит соответствующих нормативных предписаний, данная норма может являться правовым основанием для формирования совместных (международных) следственных групп и проведения ими совместных расследований.

Эти положения Конвенции послужили серьезным основанием и побудительным мотивом для формирования во многих странах внутригосударственного правового регулирования совместных расследований, о чем свидетельствуют данные Доклада Секретариата Конференции участников Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности <18>, в котором приводятся следующие сведения:

———————————

<18> См.: Конференция участников Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности // Осуществление Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности: сводная информация, полученная от государств в рамках второго цикла отчетности. Доклад Секретариата // Документ ООН CTOC/COP/2006/2/Rev.1, 1 September 2008.

«37. Большинство представивших ответы [на вопросник Конференции. — Прим. авт.] государств <19> указали, что они заключили договоренности об облегчении совместных расследований по серьезным делам, связанным с транснациональной организованной преступностью, на основе как двусторонних, так и многосторонних соглашений, а в отсутствие таких соглашений — отдельно по каждому делу. Афганистан, Бельгия, Гватемала, Китай (САР Макао), Коморские острова (специальное законодательство о совместных расследованиях по отдельным делам отсутствует), Мадагаскар (соответствующее законодательство принято в конце 2008 года), Мексика, Монако, Перу, Таиланд, Центральноафриканская Республика, Чад и Чили сообщили, что у них нет практического опыта ни в создании органов для проведения совместных расследований, ни в проведении совместных расследований по отдельным делам. Согласно информации Чили гибкие возможности при проведении расследований позволяют осуществлять координацию с другими государствами. В то же время Мексика сообщила, что внутренняя правовая система страны допускает координацию расследований на международном уровне. Согласно сообщению в Перу подразделение по финансовой оперативной информации имеет право вступать в сотрудничество при проведении международных расследований и обмениваться информацией, связанной с отмыванием денежных средств и финансированием терроризма.

———————————

<19> Австралия, Австрия, Алжир, Беларусь, Бенин, Болгария, Бурунди, Зимбабве, Индонезия, Испания, Италия, Казахстан, Камерун, Китай, Латвия, Маврикий, Мьянма, Норвегия, Парагвай, Португалия, Словения, Соединенное Королевство, Соединенные Штаты, Того (ответ на вопрос о совместных расследованиях по отдельным делам дан не был), Тринидад и Тобаго, Тунис, Финляндия, Швеция, Эквадор и Южная Африка.

38. Ряд ответивших государств <20> сообщили, что совместные расследования могут проводиться исключительно на основе соглашений и договоренностей, заключенных с этой целью, и не могут проводиться в отдельных случаях в отсутствие соглашения. Другие государства <21> указали, что, хотя они и не заключали каких-либо соглашений в этой области, их правовая система позволяет им проводить совместные расследования в отдельных случаях.

———————————

<20> Австрия, Габон, Германия, Малайзия, Нидерланды, Российская Федерация, Сербия и Черногория, Словакия, Турция и Чешская Республика (с 3 июня 2006 г. членство Сербии и Черногории в Организации Объединенных Наций продолжает Сербия. Ответы на вопросник об осуществлении Конвенции в рамках второго цикла отчетности были представлены Секретариату до этого события и отражают положение в бывшем государстве Сербии и Черногории).

<21> Грузия, Колумбия, Новая Зеландия, Панама, Уругвай и Эстония.

39. Государства сообщили, что в случае отсутствия официального соглашения проведение совместных расследований по отдельным делам разрешено национальным законодательством по расследованию уголовных дел (Португалия и Швеция) либо по вопросам оказания взаимной правовой помощи (Индонезия, Мьянма и Южная Африка) либо Уголовно-процессуальным кодексом (Тунис). Многие государства отметили, что они рассматривают и удовлетворяют запросы других государств о проведении совместных расследований таким же образом, как и в случае поступления запроса об оказании взаимной правовой помощи.

40. Многие государства сообщили, что проведение совместных расследований и создание совместных следственных групп предусмотрены в соглашениях и договоренностях о двустороннем сотрудничестве правоохранительных органов и о взаимной правовой помощи, которые они заключили с соседними странами. Например, Канада и Соединенные Штаты представили информацию о совместных подразделениях пограничной службы, созданных для последовательной борьбы с трансграничной преступностью в сотрудничестве с местными органами власти и правоохранительными органами».

Дальнейшее развитие международно-правовое регулирование совместных расследований получило в первом универсальном юридически обязательном международном договоре о борьбе с коррупцией, исключительно новаторском и широком по своему содержанию — Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции <22>, принятой Резолюцией ГА ООН 58/4 от 31 октября 2003 г. и открытой для подписания 9 декабря 2003 г. <23> (далее — Конвенция).

———————————

<22> См.: Документ ООН A/RES/58/4.

<23> Ратифицирована Российской Федерацией (см.: Федеральный закон от 8 марта 2006 г. N 40-ФЗ «О ратификации Конвенции ООН против коррупции» // Собрание законодательства РФ. 2006. N 12. Ст. 1231).

Конвенция содержит положения, предусматривающие конкретные меры и механизмы международного сотрудничества по противодействию коррупции, одновременно обеспечивая гибкость в отношении конкретных действий, которые могут потребоваться в зависимости от тех или иных обстоятельств. При этом ст. 49 Конвенции воспроизводит положения ст. 19 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности.

Хотя упомянутые Конвенции предусматривают необходимость заключения соглашений или договоренностей о проведении совместных расследований на постоянной основе или в каждом отдельном случае, в них также содержатся нормы о том, что в отсутствие таких соглашений или договоренностей Государства-участники могут «рассматривать настоящую Конвенцию в качестве основы для взаимного сотрудничества между правоохранительными органами» <24>.

———————————

<24> Пункт 2 ст. 27 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности и п. 2 ст. 48 Конвенции ООН против коррупции.

Формирование в документах ООН правовых основ совместных (международных) расследований, безусловно, требует глубокого и всестороннего изучения проблем, возникающих при реализации этих нормативных предписаний. И такая работа под эгидой ООН проводится.

Так, 2 — 4 сентября 2008 г. в Вене состоялось заседание Экспертной рабочей группы по вопросам совместных расследований, организованное Управлением ООН по наркотикам и преступности. В нем приняли участие представители правоохранительных органов 13 стран, а также Европола и Евроюста <25>.

———————————

<25> См.: Informal Expert Working Group on Joint Investigation: Conclusions and Recommendations. 2 to 4 September 2008, Vienna / Документ ООН CTOC/COP/2008/CRP.5, 2 October 2008.

По результатам состоявшихся обсуждений эксперты признали, что совместные расследования являются одной из передовых форм международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства и могут играть неоценимую роль при расследовании преступлений транснационального характера, связанных с организованной преступной деятельностью, коррупцией, торговлей людьми, легализацией доходов от преступлений, терроризмом и незаконным оборотом наркотиков. Совместные расследования позволяют оптимизировать процесс собирания доказательств на территориях нескольких государств, избежать длительных процедур, связанных с оказанием взаимной правовой помощи в традиционных формах.

Обобщая опыт совместных (международных) расследований и деятельности совместных (международных) следственных групп, эксперты выделили две возможные модели проведения совместных расследований:

— параллельное (координированное) совместное расследование, при котором фактически совместная следственная группа расследует параллельно два уголовных дела, представители каждого государства действуют только на территории своего государства и оперативно обмениваются собранными доказательствами;

— единое (интегрированное) совместное расследование, при котором действует единая совместная следственная группа, в которую включаются представители государства ее текущего расположения (дислокации) и иностранного государства (делегированные члены); последние обеспечивают беспрепятственное собирание доказательств в государстве, направившем их, присутствуют (участвуют) в проведении следственных действий на территории государства дислокации группы; при этом группа может перемещаться между государствами в зависимости от того, где находится основной объем доказательств, и соответственно роли участников группы могут изменяться <26>.

———————————

<26> См.: Там же. С. 7, 10.

Экспертами отмечено, что более прогрессивной является модель интегрированного расследования, однако ее применение имеет ряд существенных препятствий: опасения возможного нарушения государственного суверенитета, языковой барьер, отсутствие доверительных рабочих отношений между компетентными органами различных стран, финансовые трудности, возможное политическое вмешательство в их деятельность <27>.

———————————

<27> См.: Там же. С. 11.

Определение конкретной модели совместного расследования должно осуществляться в рамках соответствующего соглашения, модель которого была разработана экспертами <28>.

———————————

<28> См.: Там же. С. 24 — 27.

По результатам проведенного заседания Управление ООН по наркотикам и преступности рекомендовало активно внедрять совместные расследования (особенно интегрированной модели) в практику деятельности правоохранительных органов государств — членов ООН, а также внесение для этого соответствующих дополнений во внутригосударственное законодательство <29>.

———————————

<29> См.: Там же. С. 21 — 22.

В рамках обсуждений, состоявшихся по п. 7 (Международное сотрудничество по противодействию отмыванию денежных средств на основе соответствующих документов ООН и других документов) и п. 9 (Практические подходы к укреплению международного сотрудничества в решении проблем, связанных с борьбой с преступностью) повестки дня XII Конгресса ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию (Сальвадор, 12 — 19 апреля 2010 г.), было высказано мнение «за укрепление международного сотрудничества на оперативном уровне в результате создания совместных следственных групп» <30>. Это обусловлено тем, что «создание совместных следственных групп может дать огромный синергический эффект. Одно из его проявлений — сведение на нет тех преимуществ, которые извлекаются преступниками из юридической и организационной разобщенности различных национальных систем по сбору оперативной информации и расследованию. Другим позитивным аспектом является преодоление культурных и языковых барьеров, которые препятствуют усилиям принимающей страны, направленным на обеспечение сбора информации, опроса свидетелей и сбора доказательств внутри какой-либо этнической общины, говорящей на иностранном языке. Носители этого языка могут присутствовать при опросе свидетелей, проводимом на их родном языке, и отслеживать перехватываемые иноязычные сообщения. Кроме того, такие группы могут способствовать повышению уровня доверия и обмену оперативной информацией между следственными органами, обеспечивая совместное участие в объединенной структуре. Их члены могут непосредственно обмениваться информацией и немедленно направлять просьбы о совершении следственных действий без необходимости выполнения официальных процедур. При проведении операций могут задействоваться ресурсы всех участвующих органов… При этом, как правило, желательно иметь официальную законодательную основу для любой деятельности, при осуществлении которой должностное лицо будет выполнять правоохранительные функции в каком-либо государстве, не являющемся государством его гражданства» <31>.

———————————

<30> Документ ООН A/CONF.213/L.3/Add.3, 16 April 2010, п. 14.

<31> 12-й Конгресс Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и уголовному правосудию. Практические подходы к укреплению международного сотрудничества в решении проблем, связанных с борьбой с преступностью. Рабочий документ, подготовленный Секретариатом // Документ ООН A/CONF.213/10, 21 January 2010, п. п. 38 — 40.

Резюмируя изложенное, следует отметить, что деятельность ООН по дальнейшему повышению эффективности международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства находится в постоянном развитии. Эволюция особенно заметна при сопоставлении документов о совместных расследованиях, принятых в то время, когда проблема только начала привлекать к себе внимание, и документов последних лет. Так, если на ранних этапах международно-правовые и другие документы ООН главным образом ограничивались лишь констатацией проблемы, то в настоящее время прослеживается тенденция к выработке конкретных мер и механизмов реализации совместных расследований.

Более того, анализ приведенных документов свидетельствует, что ныне в документах ООН содержатся все основные элементы, характеризующие совместные (международные) расследования как новый правовой институт. Так, из их содержания усматриваются его правовая природа (межгосударственное сотрудничество при расследовании преступлений), правовая регламентация (нормами международного и национального права), содержание (совместная деятельность представителей компетентных органов различных государств по собиранию доказательств) и цель (использование совместно собранных доказательств в уголовном судопроизводстве и решение иных его задач).

Изложенное требует имплементации в российское уголовно-процессуальное законодательство норм совместных (международных) расследований, что позволит активно применять эту новую перспективную форму в международном сотрудничестве органов предварительного следствия.