Защита товарных знаков. Рекомендации по пресечению нарушений прав на товарные знаки в наружной рекламе

04-03-19 admin 0 comment

Вацковский Ю.Ф.
Право и экономика, 1998.


Вацковский Юрий Федорович

Магистр сравнительного и международного права (L.L.M.). Специалист по гражданскому праву: проблемы собственности, сделки, товарный знак и др.; международному частному праву.

Родился 18 марта 1964 г. в Харькове. Окончил Одесский госуниверситет, юрфак, в 1986 г.; Southern Methodist University (г. Даллас, США, 1995 — 1996). Работал следователем прокуратуры района; юрисконсультом ИМА-пресс; зам. генерального директора Юридического Дома Юстицинформ; начальником юридической службы Инвестиционной корпорации «МНК». В настоящее время юрисконсульт одной из международных компаний.

Опубликовал более 10 статей по вопросам применения аккредитива, франчайзинга, операций с недвижимостью и т.д.

Как наиболее эффективно использовать имеющийся арсенал правовых средств для воздействия на нарушителей исключительных прав на товарные знаки, чтобы добиться желаемых результатов, затратив при этом минимальное количество усилий и средств? Предлагаемое ниже обобщение опыта может послужить некоторым подспорьем в практической работе по решению этой задачи.

Рассмотрим следующую исходную ситуацию: компания — производитель имеет зарегистрированный в Роспатенте (или в соответствии с международным договором) товарный знак, который неправомерно применяется для рекламирования другой компанией собственного бизнеса (на вывеске магазина, на полиграфической продукции и т.п.).

Письмо к нарушителю

Прежде всего рекомендуется направить компании — нарушителю письмо с указанием:

1) информации о регистрации знака;

2) существо претензий, которые владелец прав имеет к адресату письма;

3) предложения по исправлению существующего нарушения (например, снять изображение со знаком совсем или переделать его в соответствии с зарегистрированным стандартом) с указанием конкретного срока, к которому владелец знака рассчитывает увидеть эти исправления выполненными;

4) предупреждение о том, что если исправления не будут осуществлены к указанному сроку, владелец намерен использовать все имеющиеся в его распоряжении правовые средства защиты прав на товарные знаки.

Письмо нужно направить с уведомлением о вручении (как для отсчета срока, предложенного нарушителю, так и для подтверждения своего намерения действовать решительно).

Нередко оказывается, что до получения письма от владельца знака нарушители не видели в своих действиях ничего противоправного. Более того, некоторые полагают, что, размещая изображение чужого товарного знака на своей вывеске или витрине, они рекламируют товар, и поэтому владелец знака должен быть им благодарен. Они не задумываются над тем, что владелец знака в подобных случаях, как правило, не желает, чтобы у потребителя возникало представление, будто он приобретает товар непосредственно у компании — владельца знака или у ее дочернего предприятия. Особенно это касается ситуаций, когда товарный знак совпадает с фирменным наименованием владельца знака.

В большинстве случаев, получив письмо — предупреждение, нарушитель высказывает готовность соблюдать правила, устанавливаемые владельцем знака для его использования.

Что же делать, если нарушитель проигнорировал письмо?

Приведенные далее рекомендации даны с разбивкой по учреждениям, в которые следует обращаться за защитой своих прав. Начинать необходимо с тех, которые могут обеспечить наиболее быстрый положительный результат. К последующим лучше переходить только в том случае, если предыдущие обращения не принесли успеха.

Местные органы власти, регулирующие вопросы

рекламной деятельности

Для России традиционно наиболее эффективным является обращение с жалобами в местные органы власти. Для Москвы, в частности, рекомендуется направлять письма о нарушениях прав на товарные знаки в управление рекламы Правительства Москвы.

В письме нужно указать, что использование товарного знака без разрешения владельца (либо вопреки его запрещению) нарушает пункт статьи 4 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров». Местные нормативные акты, регулирующие вопросы, связанные с рекламной деятельностью, имеют нормы, дублирующие указанную федеральную (в Москве — п. 5.1 Постановления правительства Москвы N 335 от 16 апреля 1996 года «О правилах размещения средств наружной рекламы и информации в г. Москве»).

Важно сослаться на конкретные положения местного нормативного акта, которые нарушены в результате противоправного использования чужого товарного знака, и изложить просьбу о принуждении нарушителя к совершению определенных действий (снять вывеску, исправить изображение знака и т.п.). Практика доказала, что наложения штрафа управлением рекламы уже может быть достаточно, чтобы нарушитель прекратил дальнейшее нарушение. Если управление рекламы отказывается предпринимать какие-либо меры, мотивируя тем, что вывеска нарушителя располагается на какой-нибудь «спецтерритории», на которую не распространяется власть этого управления (например, ВВЦ, бывш. ВДНХ), рекомендуется обратиться с письмом к администрации объекта, где нарушитель арендует помещения. Последнее может также оказаться вполне эффективным.

Появление в офисе нарушителя чиновника из управления, префектуры и проч., как результат «сигнала» заинтересованного лица, либо беседа с руководством арендодателя, которому незачем дополнительные проблемы, связанные с арендатором, скорее всего подвигнет нарушителя на мысль, что лучше уж выполнить требования владельца знака. В этом случае обращение в местные органы власти будет успешным и дальнейшие шаги не потребуются.

Антимонопольный комитет

Может так сложиться, что нарушитель проигнорирует меры, предпринятые управлением рекламы, либо это управление в каком-либо регионе не настолько эффективно действует, как, например, в Москве. Тогда нужно перейти ко второму этапу — обращению в Государственный комитет Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур или в территориальные антимонопольные органы.

При обращении в ГКАП РФ или его территориальные органы нужно иметь в виду, что согласно пункту 2 статьи 2 Закона Российской Федерации «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» от 22 марта 1991 года указанный Закон распространяется на отношения, связанные с объектами исключительных прав, только в тех случаях, когда соглашения, связанные с их использованием, направлены на ограничение конкуренции.

Основанием для обращения в антимонопольные органы может служить статья 10 упомянутого Закона, посвященная формам недобросовестной конкуренции. Так, неправомерное использование товарных знаков и иных средств индивидуализации, скажем, широко известной сети предприятий быстрого питания будет квалифицироваться как «введение потребителей в заблуждение», сопряженное с «незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица: индивидуализации продукции, выполнения работ, услуг».

Вместе с тем в практике работы с антимонопольными органами в решении проблем, связанных с неправомерным использованием товарных знаков, могут возникать сложности, вызванные неквалифицированным толкованием законодательства чиновниками — неюристами. Так, в некоторых территориальных антимонопольных органах начинает формироваться мнение, что право на любое использование товарных знаков (например, на вывеске или витрине магазина) должно оформляться лицензионным договором. Между тем согласно статье 26 Закона Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» от 23 сентября 1992 года предоставление лицензии на использование товарного знака предусмотрено в случае изготовления товара лицом, получающим лицензию на использование знака, а не тогда, когда другое лицо реализует товар, изготовленный владельцем знака.

Если не удастся изменить точку зрения антимонопольных органов вовремя, до того как она стала их крепкой убежденностью, то юристам какой-нибудь крупной компании с хорошо известными товарными знаками (например, «SONY») придется создавать специальный отдел, который только и будет заниматься заключением лицензионных договоров и их регистрацией в Патентном ведомстве. При этом следует учесть, что в Роспатенте срок регистрации даже известных знаков может растягиваться до 3 лет.

Прокуратура

Следующим шагом может быть обращение в прокуратуру с заявлением о проверке факта незаконного использования товарного знака (ст. 180 УК РФ) и о привлечении к уголовной ответственности виновных лиц. Сразу оговорюсь, что не обязательно ставить перед собой цель «упечь в тюрьму» нарушителя, тем более что правоохранительные органы не испытают энтузиазма при виде заявления владельца знака. На практике может оказаться проблематично предоставить доказательства «неоднократности» или «причинения крупного ущерба». Однако даже при вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела прокуратура (или органы внутренних дел — если материалы будут направлены им) обязаны провести определенную работу, в частности, отобрать письменные объяснения нарушителя. Поэтому положительный результат (снятие вывески и прочее) может произойти даже после первого вызова по повестке в прокуратуру или в милицию.

Арбитражный суд

Если на предыдущем этапе не удалось достигнуть положительного результата, то придется прибегнуть к обращению в арбитражный суд. Данное средство является наименее предпочтительным ввиду необходимости платить госпошлину, а также многочисленных случаев возврата судьями исковых заявлений по формальным мелочам и других видов судебной волокиты.

При составлении искового заявления следует использовать положения «Обзора практики разрешения споров, связанных с защитой прав на товарный знак» (приложение к письму Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 июля 1997 г. N 19).

Проблемы

Единственным случаем, когда упоминавшиеся выше органы в отличие от арбитражного суда не смогут помочь, является ситуация, когда права владельцев товарных знаков нарушаются местными органами власти. Например, в противоречие пункта 2 статьи 5 Федерального закона РФ «О рекламе» от 18 июля 1995 года, устанавливающего, что положение об обязательности использования русского языка в рекламе не распространяется на зарегистрированные товарные знаки, в п. 5.1 уже упоминавшегося Постановления правительства Москвы N 335 от 16 апреля 1996 года «О правилах размещения средств наружной рекламы и информации в г. Москве» содержатся нормы, которые могут толковаться (и толкуются чиновниками префектур и подобных органов) как предписывающие обязательное размещение изображения товарных знаков на русском языке с разрешением дополнительного «выполнения в оригинальном виде». При этом буквы «оригинального вида» должны быть «как минимум в два раза меньше по отношению к основному русскому написанию». Далее: «дополнительные иностранные тексты могут размещаться только в витринах и иметь высоту шрифта не более 10 см. Указанные тексты не могут занимать более 10% площади витрины и должны иметь поясняющий текст на русском языке».

Подобные требования местного законодательства, несомненно, посягают на самое святое для любого серьезного производителя — товарный знак. Так, известные товарные знаки (SONY, COCA — COLA, MERCEDES — BENZ и т.п.) имеют огромную стоимость. Причем именно в том виде, в котором их знают во всем мире. Для неспециалиста будет не очень легко отличить на вкус, например, сигареты «CAMEL» от «Marlboro», однако внешний вид их упаковки прекрасно знают даже некурящие люди. Достаточно на пачке этих сигарет заменить написание названия на исполненное на другом языке, и настойчиво создававшийся образ будет мгновенно утерян.

А вот другой пример. В написании латинскими буквами на английском языке «‘s» в «McDonald’s» означает, что это заведение принадлежит МакДональду. А в «Макдоналдс» буква «с» выглядит нелепо. Кроме того, эта компания рассчитывает в немалой степени на посещение своих заведений иностранными туристами со всего мира. Как они поймут, что «Макдоналдс» — это известный им с детских лет «McDonald’s», а не российский подражатель, пытающийся погреть руки в лучах чужой славы?

Между тем проявляемая в подобных случаях капитуляция известных фирм перед местным законодательством о рекламе не может быть оправдана отсутствием правовых средств защиты товарных знаков.

Право на обращение в арбитражный суд о признании недействительными (полностью или частично) актов органов власти не соответствующих законам и нарушающих права и законные интересы организаций предусмотрено пунктом 2 статьи 22 АПК РФ.

Аргументы для обоснования незаконности процитированных выше положений Постановления N 335 содержатся в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 4 марта 1997 года по делу о проверке конституционности статьи 3 Федерального закона от 18 июля 1995 года «О рекламе». В нем, в частности, говорится о том, что статья 8 Конституции Российской Федерации одной из основ конституционного строя называет гарантируемые в Российской Федерации единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержку конкуренции, свободу экономической деятельности.

В статье 74 Конституции содержится запрет на установление каких-либо препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств. Ограничения на распространение рекламной информации могут быть введены только федеральным законом и только в той мере, в которой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ). Постановление Конституционного Суда Российской Федерации признало за субъектами Федерации право осуществлять регулирование вопросов рекламной деятельности только в том случае, если они не выходят за рамки гражданско — правовых отношений, не относятся к основам единого рынка и связаны с особенностями распространения наружной рекламы, поскольку они затрагивают правомочия пользования, владения и распоряжения муниципальной собственностью (например, правила крепления громоздкого панно на фасаде здания, относящегося к муниципальной собственности).

В заключение следует еще раз подчеркнуть, что в настоящее время российское законодательство содержит достаточно правовых средств для защиты прав владельцев товарных знаков. Для того чтобы эти средства не остались бумажными мечами, необходима активная работа владельцев знаков по закреплению практики, утверждающей торжество правовых принципов.