Уголовное право в годы Великой Отечественной войны: основные тенденции развития

04-03-19 admin 0 comment

Черепанова Е.В.
Журнал российского права, 2010.


22 июня 1941 г. фашистская Германия вероломно, без объявления войны, напала на Советский Союз. В связи с этим потребовался перевод всех особенностей социальной жизни Советского государства на новый лад, ведение как внешней, так и внутренней политики, отвечающей условиям военного времени.

Изменения общественных отношений преследовали главную цель — добиться скорейшей победы над врагом. На достижение этой цели было направлено и советское законодательство, в том числе и уголовное, которое в годы Великой Отечественной войны имело свои особенности.

Так, широкое распространение получило применение уголовного закона по аналогии. Это было вызвано тем обстоятельством, что в годы войны возникла необходимость увеличения составов преступлений, борьба с которыми имела важное значение для решения основной задачи — разгрома врага. А поскольку в основном продолжали действовать довоенные нормы уголовного законодательства, то применялась аналогия закона.

Регулирование вопросов применения уголовного закона по аналогии осуществлялось с помощью постановлений Пленума Верховного Суда СССР, которые имели общеобязательное значение на всей территории страны. Верховный Суд СССР разъяснял нижестоящим судам, как им надлежало применять советское законодательство, тем самым восполняя пробелы в праве, которые появились в условиях военного времени.

К примеру, в условиях Отечественной войны важнейшее значение приобрело бережное и рациональное использование продовольственных ресурсов. В связи с этим Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 24 декабря 1942 г. N 21/М/25/у «О судебной практике по делам о самогоноварении» <1> отметил, что всякое разбазаривание и преступное использование продовольственных ресурсов «требует суровых мер наказания. Одним из видов преступного использования предметов продовольствия является самогоноварение, особенно недопустимое в условиях военного времени». Пленум предложил скупку продовольственного сырья с целью выработки самогона и последующего его сбыта, скупку с этой же целью самогона и сбыт его при указанных условиях рассматривать как спекуляцию и карать по ст. 107 УК РСФСР. В тех случаях, когда по делу не установлены факты предварительной скупки сырья или самогона, но сам сбыт был произведен в значительных размерах и явно преследовал цель наживы, такие действия также должны были квалифицироваться по аналогии со ст. 107 УК РСФСР.

———————————

<1> Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР (1942 г.) / Под ред. И.Т. Голякова. М., 1947. С. 10.

В военное время большое значение получила организация коллективных и индивидуальных огородов на специально отведенных для этих целей землях. Пленум Верховного Суда СССР разъяснил в своем Постановлении от 26 июня 1942 г. N 12/М/4/у «О квалификации повреждения посевов и урожая на землях, отведенных под коллективные и индивидуальные огороды для рабочих и служащих» <2>, что умышленное повреждение посевов и урожая на землях, отведенных под коллективные огороды рабочих и служащих, должно квалифицироваться по ст. 79 УК РСФСР и соответствующим статьям уголовных кодексов других союзных республик, т.е. как умышленное повреждение имущества, принадлежащего государственным или общественным организациям или учреждениям.

———————————

<2> Там же.

Относительно краж с использованием условий военного времени Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 8 января 1942 г. N 1/1/у «О квалификации некоторых видов кражи личного имущества граждан в условиях военного времени» <3> указал, что такого рода кражи должны квалифицироваться как кражи, совершенные во время общественного бедствия, — по п. «г» ст. 162 УК РСФСР и соответствующим статьям уголовных кодексов других союзных республик. Более тяжкие кражи такого рода, а именно совершенные неоднократно, или группой лиц, или рецидивистами, или при иных особо отягчающих обстоятельствах, должны квалифицироваться по аналогии с бандитизмом по ст. 59.3 УК РСФСР и соответствующим статьям уголовных кодексов других союзных республик.

———————————

<3> См.: Социалистическая законность. 1942. N 2. С. 30 — 31.

Среди статей, предназначенных исключительно для военного времени (всего их было восемь в УК РСФСР), наиболее часто по аналогии применялась ст. 59.6 УК РСФСР «Уклонение в условиях военного времени от внесения налогов или от выполнения повинностей». Данная статья применялась по аналогии в случаях, когда имело место такое невыполнение повинностей, которое специально не было предусмотрено особым законодательным актом, постановлением Верховного Суда СССР или разъяснением Наркомюста СССР.

Следующей особенностью уголовного законодательства являлось то, что в годы Отечественной войны на граждан были возложены многочисленные обязанности, вызванные необходимостью дать отпор фашистским агрессорам, и, соответственно, была установлена уголовная ответственность за их невыполнение. Например, в первый же день войны в местностях, объявленных на военном положении <4>, военными властями были изданы правила о противовоздушной обороне, несоблюдение которых являлось нарушением важной государственной обязанности. Постановление СНК СССР от 25 июня 1941 г. <5> обязало население сдать в пятидневный срок радиоприемники органам Наркомата связи.

———————————

<4> См.: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. «О военном положении» // ВВС СССР. 1941. N 29.

<5> Утверждено Постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) от 25 июня 1941 г. N 2513/м «О сдаче населением радиоприемных и передающих устройств» // РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1316. Л. 174. Подлинник. Рукопись.

Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 26 июня 1941 г. N 25/10/у «О квалификации нарушений правил и распоряжений по местной противовоздушной обороне» <6> указал, что за злостное нарушение этих правил следует привлекать по ст. 59.6 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик. По этой же статье должно было караться и уклонение от сдачи радиоприемников <7>.

———————————

<6> Сборник действующих постановлений Пленума и директивных писем Верховного Суда СССР 1924 — 1944 гг. / Под ред. И.Т. Голякова. М., 1946. С. 13.

<7> См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 14 июля 1941 г. N 29/13/у «О квалификации случаев уклонения от сдачи радиоприемников и радиопередающих устройств» // Сборник действующих постановлений Пленума и директивных писем Верховного Суда СССР 1924 — 1944 гг. С. 14.

Постановление СНК СССР от 10 августа 1942 г. «О порядке привлечения граждан к трудовой повинности в военное время» <8> указало, что трудовые повинности граждан вводятся каждый раз по постановлению СНК СССР, а в местностях, объявленных на военном положении, также военными властями в соответствии со ст. 3 Указа Президиума Верховного Совета СССР «О военном положении». Трудовая повинность объявлялась для выполнения оборонных работ и других военных надобностей, для заготовки топлива, для выполнения специальных строительных работ и других важнейших государственных заданий <9>. Постановление указывало, что виновные в отказе или уклонении от трудовой повинности, а также в задержке лиц, работающих на предприятиях и в учреждениях и привлекаемых к трудовой повинности, подлежат уголовной ответственности «по законам военного времени».

———————————

<8> СДЗ СССР. Т. 30. Разд. XII. Книга вторая. С. 151.

<9> См.: Трудовое законодательство военного времени. М., 1943. С. 10 — 13.

Изменения в уголовном законодательстве были связаны и с усилением санкций за наиболее опасные в военной обстановке преступления. Так, по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений» <10> самовольный уход с работы карался тюремным заключением от двух до четырех месяцев тюремного заключения. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1941 г. «Об ответственности рабочих и служащих предприятий военной промышленности за самовольный уход с предприятий» объявил такой уход трудовым дезертирством, караемым тюремным заключением от пяти до восьми лет.

———————————

<10> ВВС СССР. 1940. N 20.

Невыполнение колхозниками обязательного минимума трудодней, признанное в соответствии с Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 13 апреля 1942 г. N 508 «О повышении для колхозников обязательного минимума трудодней» <11> преступлением, до издания этого Постановления рассматривалось как дисциплинарный проступок.

———————————

<11> Социалистическая законность. 1942. N 8. С. 1 — 2.

В условиях военного времени возросло значение ст. 59.3в УК РСФСР и соответствующих статей УК других союзных республик, ставших мощным средством в борьбе с нарушениями трудовой дисциплины на транспорте. Анализ судебной практики по делам о применении указанной статьи показал, что суды в условиях военного времени стали в ряде случаев применять эту статью и тогда, когда в аналогичных случаях, но в условиях мирного времени они находили возможным ограничиться дисциплинарным взысканием (например, для борьбы с прогулами по неуважительной причине) <12>.

———————————

<12> См.: Исаев М.М. Применение ст. 59.3в УК РСФСР в условиях военного времени // Социалистическая законность. 1942. N 1. С. 15 — 20.

Ряд действий впервые были признаны преступными и наказуемыми. Так, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июля 1941 г. было признано преступным распространение в военное время ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения <13>.

———————————

<13> ВВС СССР. 1941. N 32.

Во время Великой Отечественной войны привлек к себе внимание вопрос о возмездии как цели наказания. Довоенное законодательство, в частности нормы, предусматривавшие ответственность за измену Родине <14>, Закон СССР от 16 августа 1938 г. «О судоустройстве СССР, союзных и автономных республик» <15>, применительно к термину «наказание» употребляло слово «карается», но ничего не говорилось о возмездии. Однако неслыханные злодеяния немецких фашистов, чинившиеся над населением Советского государства, вызвали ненависть и желание воздать им должное за все содеянное. Руководство страны в своих выступлениях не раз обращало внимание на то, что гитлеровское правительство и его пособники не уйдут от суровой ответственности и от заслуженного наказания за совершенные ими злодеяния <16>. Еще во время войны советское законодательство установило порядок суда над фашистскими преступниками и их наказания: смертная казнь через повешение и ссылка в каторжные работы на срок от 15 до 20 лет <17>.

———————————

<14> См.: Постановление ЦИК СССР «О дополнении Положения о преступлениях государственных (контрреволюционных и особо для Союза ССР опасных преступлениях против порядка управления) статьями об измене Родине» // Известия ЦИК СССР и ВЦИК. 1934. 9 июня.

<15> ВВС СССР. 1938. N 11.

<16> См., например: Ноты Народного комиссара иностранных дел товарища В.М. Молотова. 1942. С. 79.

<17> См.: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. N 39 «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и для их пособников» // СПС «КонсультантПлюс».

Учитывая необходимость мобилизации армии, ее постоянного пополнения, в годы войны широко стала применяться отсрочка исполнения приговора. Так, согласно п. «в» ст. 7 Положения о воинских преступлениях от 27 июля 1927 г. <18> дезертирство свыше суток каралось в военное время расстрелом. Однако Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 22 апреля 1942 г. N 8/м/1/у «О возможности и порядке применения примечания 2 к ст. 28 УК РСФСР и соответствующих статей УК других союзных республик по делам о дезертирстве в военное время» <19> указал, что в тех случаях, когда суд, исходя из конкретных данных дела, при наличии смягчающих обстоятельств (раскаяние, явка с повинной) признает более целесообразным направить подсудимого на фронт, то он вправе путем применения ст. 51 УК РСФСР и соответствующих статей УК других союзных республик назначить в виде наказания длительный срок тюремного заключения без поражения в правах с отсрочкой исполнения приговора до окончания военных действий и с направлением осужденного в действующую армию.

———————————

<18> СЗ СССР. 1927. N 50. Ст. 505.

<19> Социалистическая законность. 1942. N 9. С. 32.

Война поставила и такой вопрос, как досрочное освобождение от поражения в правах. По действовавшим законам поражение в правах препятствовало призыву в армию. Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 7 января 1943 г. N 1/М/1/у «О порядке досрочного снятия поражения в правах в отношении лиц, отбывших основную меру наказания и подлежащих по своему возрасту призыву или мобилизации» <20> отметил, что в условиях военного времени было бы нецелесообразно лишать возможности выполнить свой воинский долг тех осужденных и пораженных в правах, которые отбыли наказание за преступления, не представляющие исключительной общественной опасности. Поэтому, руководствуясь ст. 8 УК РСФСР и соответствующими статьями УК и УПК других союзных республик, Пленум указал, что суды вправе вынести определение о досрочном снятии поражения в правах с лиц, отбывших наказание и подлежащих по своему возрасту призыву и мобилизации в армию.

———————————

<20> Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР (1943 г.). М., 1948. С. 8.

Применительно к составам преступлений следует отметить, что в годы Великой Отечественной войны наиболее значительные изменения произошли в разделах о контрреволюционных преступлениях, преступлениях против порядка управления, хозяйственных преступлениях и др.

Повышение опасности тягчайших из преступлений — контрреволюционных — было вызвано тем, что их совершение играло на руку врагу. Для борьбы с контрреволюционными преступлениями в условиях военного времени достаточными оказались в основном средства Положения о преступлениях государственных <21>.

———————————

<21> Принято 3-й сессией III созыва ЦИК СССР 25 февраля 1927 г. (СЗ СССР. 1927. N 12. Ст. 123).

В условиях военного времени интересы социалистического хозяйства непосредственно переплетались с интересами обороны СССР. Это означало повышение во время войны опасности хозяйственных преступлений. Равно как и социалистическая собственность, составлявшая вместе с социалистической системой хозяйства экономическую основу СССР, экономика являлась во время войны одной из основ победы над врагом. Это усилило опасность хищения социалистической собственности и потребовало усиления борьбы с такими преступлениями.

«Борьба с хищениями и растратами имеет особенно важное значение в условиях военного времени, когда весь советский народ борется за каждый рубль, за каждый пуд хлеба, за бережливое, аккуратное расходование хлеба, сырья, готовой продукции…» <22>.

———————————

<22> Голяков И.Т. Усилить борьбу с хищениями социалистической собственности // Социалистическая законность. 1942. N 2. С. 2.

Судебная практика военного времени исключительное значение придавала охране от хищений всякого имущества железных дорог, в особенности же имущества, необходимого для правильности и безопасности движения и для охраны перевозимых грузов. Усиленной охраной пользовались хлеб и другие сельскохозяйственные продукты, так как их хищение вело к уменьшению ресурсов государства в условиях войны.

Еще до войны Пленум Верховного Суда СССР обратил внимание на то, что лица, ответственные за сохранение государственного общественного имущества, должны нести повышенную ответственность за хищение ими этого имущества. Это положение с особой последовательностью проводилось в судебной практике военного времени. Выросла ответственность организаторов и попустителей хищения.

Среди преступлений против порядка управления наибольшую опасность во время войны должны были приобрести нарушения правил о военной службе. Однако почти все статьи уголовных кодексов, предусматривавшие эти преступления, имели в виду мирное время. Поэтому на время войны большинство этих статей утратили свое действие. Это относилось прежде всего к ст. 64 УК РСФСР, которая на время войны была заменена новыми правилами учета и передвижения военнообязанных и призывников, принятыми 16 января 1942 г. Часть 1 ст. 70 УК РСФСР, устанавливавшая уголовную ответственность за уклонение от поставки лошадей, повозок и упряжи на укомплектование территориальных частей Красной Армии, а также во время учебных и краткосрочных сборов на время войны, «уступила место» ст. 59.6 УК РСФСР.

Проведенное исследование было бы неполным, если бы мы не затронули вопрос о развитии науки уголовного права в годы войны и ее вкладе в великое дело разгрома фашизма.

С первых дней Отечественной войны перед наукой уголовного права возникла задача по развитию военного уголовного права. До войны эта отрасль науки уголовного права оставалась вне поля зрения советских криминалистов. Во время Отечественной войны ряд советских ученых-криминалистов посвятили свою деятельность военно-уголовному праву <23>. Так, во Всероссийском институте юридических наук (ВИЮН) была организована военная секция. Был издан ряд брошюр по вопросам военного уголовного права, предназначенных для практических работников <24>.

———————————

<23> См.: Шаргородский М. Квалификация воинских преступлений // Социалистическая законность. 1944. N 5-6. С. 17 — 21.

<24> См., например: Чхиквадзе В.М., Савицкий М.Я. Советское военно-уголовное право / Под ред. И.Т. Голякова. М., 1941.

Другое важное направление советской науки уголовного права во время Отечественной войны заключалось в помощи органам гражданской юстиции при разрешении ими вопросов, возникавших в практике в условиях военного времени.

Непосредственная практическая помощь стала оказываться вскоре после начала войны. С июля 1941 г. начал выходить единственный в стране правовой журнал «Социалистическая законность». Главным редактором был старший научный сотрудник ВИЮН А.И. Денисов. В июле 1942 г. вышел сдвоенный номер «Социалистической законности»; в другие месяцы 1942 г. и на протяжении всего 1943 г. этот правовой журнал не выходил <25>.

———————————

<25> См.: Страницы истории. Институт законодательства и сравнительного правоведения. 2-е изд. М., 2005. С. 89 — 92.

В «Социалистической законности» в 1941 и 1942 гг. был опубликован ряд статей, раскрывавших содержание новых, введенных во время войны составов преступлений: распространение во время войны ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения, нарушение правил местной противовоздушной обороны, невыполнение повинностей военного времени и т.д. <26>. Цель оказания помощи практическим работникам преследовали и статьи, посвященные особенностям применения во время войны некоторых уголовно-правовых норм, действовавших как в мирное, так и военное время, в частности ст. 59.3в УК РСФСР, Постановление от 7 августа 1932 г. «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» и др. <27>.

———————————

<26> См., например: Отрадинский А. Обеспечить четкое применение ст. 59.6 УК РСФСР // Социалистическая законность. 1942. N 8. С. 11 — 13.

<27> См.: Исаев М.М. Применение Закона от 7 августа 1932 г. в условиях военного времени (по материалам Верховного Суда СССР) // Социалистическая законность. 1942. N 7. С. 8 — 12; Голяков И. Усилить борьбу с хищениями социалистической собственности // Социалистическая законность. 1942. N 2.

Обобщая вышеизложенное, отметим, что, несмотря на принятие новых уголовно-правовых норм, вызванных военной обстановкой, например распространение ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения, в основном продолжали действовать довоенные нормы, которые были приспособлены к условиям военного времени благодаря руководящим постановлениям Пленума Верховного Суда СССР. Уголовная ответственность стала применяться за действия, ранее наказуемые в административном порядке. Усилилась уголовная ответственность за те составы преступлений, борьба с которыми имела важное значение для скорейшей победы над врагом, например за нарушения трудовой дисциплины. Широко применялась отсрочка исполнения приговоров с отправкой осужденных на фронт. Характерным было использование принципа аналогии закона и возмездия как одной из целей наказания.

Однако суровость уголовного закона в условиях военного времени не являлась самоцелью. Об этом свидетельствует Указ Президиума Верховного Совета СССР от 7 июля 1945 г. «Об амнистии в связи с победой над гитлеровской Германией» <28>. Указ освобождал от наказания осужденных к лишению свободы на срок не свыше трех лет и к более мягким мерам наказания. Освобождались от наказания все осужденные за самовольный уход с предприятий военной промышленности и других предприятий, на которые было распространено действие Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1941 г. Указ не только освобождал от наказания полностью или частично, но и снимал судимость с осужденных к лишению свободы на срок не свыше одного года и к более мягким мерам наказания. В то же время данный Указ не применялся к лицам, осужденным неоднократно за растраты, кражи, грабежи и хулиганство.

———————————

<28> ВВС СССР. 1945. N 39.

Продолжала свое развитие и наука уголовного права. Помимо оказания практической помощи органам юстиции, перед наукой уголовного права стояло и решение фундаментальных задач. В частности, во время войны было положено начало изучению преступности и ее причин, имевшее большое значение как для судебной практики, так и для законодательных органов <29>.

———————————

<29> См.: Герцензон А. Ближайшие задачи изучения преступности // Социалистическая законность. 1944. N 2. С. 18 — 19.

Отдельного внимания заслуживает деятельность советских ученых-юристов по подготовке Нюрнбергского процесса (1945 г.), первого в истории примера международного суда за преступления против мира, военные преступления, преступления против человечности.

Еще до Великой Отечественной войны советские ученые-юристы начали разрабатывать проблемы уголовной ответственности за преступления против человечности. Эта работа была успешно продолжена во время войны <30> и завершилась проектом Устава Международного военного трибунала, который был представлен Советским Союзом на Лондонской конференции 1945 г. Как результат — принятый 8 августа 1945 г. Устав Международного военного трибунала, на основе которого впоследствии был проведен международный судебный процесс в г. Нюрнберге, был основан на принципах, предложенных советской юридической наукой.

———————————

<30> См., например: Трайнин А.Н. Защита мира и уголовный закон. М., 1937; Он же. Уголовная ответственность гитлеровцев. М., 1944; Полянский Н.Н. Международное правосудие и преступники войны. М., 1945.